RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

23 июня 1914 Совет ИППО утвердил пакет программ и инструкций для учительских семинарий

27 июня 1925 после проверки Антирелигиозная комиссия возобновила регистрацию Палестинского Общества

29 июня 1695 синайский архим. Кирилл получил в Москве охранную грамоту на дары для монастыря - 20 икон и Евангелие в серебре

Соцсети


Стихи русских поэтов на сюжет Великого понедельника и вторника

В Великий понедельник Страстной седмицы вспоминают евангельское повествование о проклятии Иисусом бесплодной смоковницы, символизирующей душу, не приносящую духовных плодов — истинного покаяния, веры, молитвы и добрых дел.

В Великий вторник верующие вспоминают, как Христос учил в Иерусалимском храме, обличал фарисеев и книжников, и народ почитал Его за пророка, а первосвященники и старейшины хотели напасть на Него, но не решались. В этот день также воспоминают притчи, произнесенные Им в храме: о дани кесарю, о воскресении мертвых, о Страшном суде, о десяти девах и талантах.

Чудо

Он шел из Вифании в Ерусалим,
Заранее грустью предчувствий томим.
Колючий кустарник на круче был выжжен,
Над хижиной ближней не двигался дым,
Был воздух горяч и камыш неподвижен,
И Мертвого моря покой недвижим.
И в горечи, спорившей с горечью моря,
Он шел с небольшою толпой облаков
По пыльной дороге на чье-то подворье,
Шел в город на сборище учеников.
И так углубился он в мысли свои,
Что поле в унынье запахло полынью.
Все стихло. Один он стоял посредине,
А местность лежала пластом в забытьи.
Все перемешалось: теплынь и пустыня,
И ящерицы, и ключи, и ручьи.
Смоковница высилась невдалеке,
Совсем без плодов, только ветки да листья.
И он ей сказал: «Для какой ты корысти?
Какая мне радость в твоем столбняке?
Я жажду и алчу, а ты — пустоцвет,
И встреча с тобой безотрадней гранита.
О, как ты обидна и недаровита!
Останься такой до скончания лет».
По дереву дрожь осужденья прошла,
Как молнии искра по громоотводу.
Смоковницу испепелило до тла.
Найдись в это время минута свободы
У листьев, ветвей, и корней, и ствола,
Успели б вмешаться законы природы.
Но чудо есть чудо, и чудо есть Бог.
Когда мы в смятеньи, тогда средь разброда
Оно настигает мгновенно, врасплох.

Борис Пастернак
«Доктор Живаго»


***
И пришёл Он во храм – там учил фарисей
О субботе, о язвах порока,
Разогнул Он Завет и пред сонмом людей
Провещал изреченье пророка:

«Дух Господень на Мне; Он помазал Меня
И послал с благовестьем к народу –
Дать прозренье слепым, слабым – веры огня
И рабов отпустить на свободу!»

И закрыл Он Завет, и внимали Ему.
И сказал Он: пред вами, евреи,
День пророка настал, совершиться сему!
И дивились Ему фарисеи.

Крестовский Всеволод Владимирович (1839-1895),
русский поэт, прозаик


Ловители

Пришли ловить Его словами,
И говорили: «Должно ль нам
Все слыть рабочими волами,
Все быть слугами господам?..

Не к Богу ль неба только длани
С молитвой должно возносить,
Не Божьи ль мы? — Зачем же дани
Земному кесарю платить?!.

Учитель! Словом златоструйным,
Ведя нас к Божиим путям,
Скажи, должны ль мы, с духом буйным,
Идти наперекор властям?

Или молчать и покоряться,
Терпеть, работать и платить!..
Скажи: все так ли оставаться,
Все так ли будут люди жить?»…

Премудрый понял ухищренье,
И взял одну из их монет,
«Вы видите изображенье!»…
Сказал вопросникам в ответ.

«Земное все так в век из века:
Ваш кесарь отлил лик в металл,
А Бог — ваш Бог — у человека
Свой лик на сердце начертал!..

Все просто!.. Места нет роптанью;
Отдайте всякому свое:
Динарий — кесарю будь данью,
А сердце Богови твоё!»

Федор Николаевич Глинка (1786-1880)


Притча о десяти девах

Се женихъ градеть въ полунощи,
и блаженъ рабъ, егоже обращеть
бдаша: не достоишь же паки, егоже
обращеть оунывающа.
Тропарь

Они засветили лампады свои;
Навстречу они Жениху поднялися толпою
На радостный праздник любви.
Их пять было мудрых и пять неразумных.
Уж тьмою
Бесчисленных звезд небеса заблистали, -
Но медлил Жених. Долго девы прождали;
Уж сон безмятежный спустился на них,
И дремой смежились усталые очи.
Внезапно в немой тишине полуночи
Послышался клик: "Се Жених
«Грядет! Исходите на встречу!» И девы восстали,
Спеша полуночный исполнить обряд.
Елеем пять мудрых лампады свои напитали,
И так неразумные им говорят:
"Мы не взяли, сестры, елея с собою,
"Светильников пламень угас,
"И ныне мы к вам приступаем с мольбою,
«Елея мы просим у вас».
Им мудрые молвят в ответ: "Хоть помочь мы и рады,
«Но только ни вам недостанет, ни нам на лампады;
„Купить у торгующих вы бы могли“.
И вот к продающим спешат неразумные девы…
Тогда раздалися веселья напевы:
Жених приближался. С Ним вместе вошли
Пять мудрых на свадебный пир со своими
Лампадами. И затворилися двери за ними.
И прочие девы к закрытым дверям
Вернулись. Стеная и плача, они восклицали:
„Отверзи, о, Господи, Господи, нам!“
И слышат в ответ в неутешной печали
Они Жениха укоризненный глас:
„Аминь, говорю вам, не ведаю вас!“

К.Р.
Константин Романов, великий князь
Красное Село
11 июля 1884
Из цикла „Библейские песни“


Притча о девах

Звёзды трепещут … что – ж медлит
жених? …
Бьются сердечки у них.
Меркнут светильники. Клонит их сон.
Где же замедлился Он? …
Вот и склонились усталой главой.
Девы на локоть на свой.

***
Грёзы нависли …. Вдруг голос гремит:
— „Девы! Подходит жених!“
Встали мгновенно – и сон их пропал,
Радостью дух их взыграл
— „Сёстры, подходит! Подходит! –
скорей
Встанем, подбавим елей!“
Меркнут светильники. Масла подлили –
Путь Жениху осветили.
В белых одеждах стоят они, ждут, -
Вот Он – при дверях их, тут!»
— «Дайте елею!» – вскричали одни:
— «Наши угасли огни»,
— «Мало. Не хватит елею всем нам».
— « Что ж! … пойдём к торгашам!»

***
Поздно! Лишь только сокрылась тех
тень,
Двинулась брачная сень …
Мягко звучат её позвонки …
Светят кругом огоньки …
Девы встречают … приветлив и тих
Скромно ступает жених.
Светят светильники … Взоры горят –
Брачным приветом дарят …
Встретили … Шумно захлопнулась
дверь.
Счастье настало теперь! …

***
Вот и отшедшие девы пришли,
Дверь запертую нашли.
Плачут, стучатся, и в горе вопят:
— Скоро – ли нам отворят? …
Тихо на улице … ползает дрожь …
— «Что – ж не отворят нам, что – ж?»
Слышится девам за дверию глас:
— «Девы, не знаю я вас …»
Тихо … Молчанье. … За дверью лишь
шум.
Горьких наполнен он дум! …

1909 г.
Николай Васильевич Реморов (1875–1919),
священник с 1904 г.
Печатался в Тамбовских епархиальных ведомостях


На Страстной неделе

Жених в полуночи грядет!
Но где же раб Его блаженный,
Кого Он бдящего найдет,
И кто с лампадою возженной
На брачный пир войдет за Ним?
В ком света тьма не поглотила?

О, да исправится, как дым
Благоуханного кадила,
Моя молитва пред Тобой!
Я с безутешною тоской
В слезах взираю издалека
И своего не смею ока
Возвесть к чертогу Твоему.
Где одеяние возьму?

О, Боже, просвети одежду
Души истерзанной моей,
Дай на спасенье мне надежду
Во дни святых Твоих Страстей!
Услышь, Господь, мои моленья
И тайной вечери Твоей,
И всечестного омовенья
Прими причастника меня!

Врагам не выдам тайны я,
Воспомянуть не дам Иуду
Тебе в лобзании моем,
Но за разбойником я буду
Перед Святым Твоим крестом
Взывать коленопреклоненный:
О, помяни, Творец вселенной,
Меня во царствии Твоем!

К.Р.
Константин Романов, великий князь

Тэги: Евангелие в литературе, страсти Христовы

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню