RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

15 декабря 1909 А. А. Дмитриевский отправился на Ближний Восток для ревизии учреждений ИППО

15 декабря 1915 митрополит Владимир освятил Николо-Барградский храм ИППО в Петербурге

16 декабря 1918 в протоколе Совета Палестинское общество обозначается как «Российское» (а не «Русское», с января 1918 г.)

Соцсети


Архимандрит Порфирий (Успенский)

Архимандрит Порфирий (в миру Константин Александрович Успенский; 1804-1885), будущий епископ Чигиринский, викарий Киевской митрополии, русский востоковед, византолог и археолог, возглавлял первый состав Русской духовной миссии в Иерусалиме с 31 июля 1847 года по 8 мая 1854 года.

Родился о.Порфирий в 1804 году в Костроме в семье причётника, обучался в Костромской духовной семинарии. В 1829 году закончил Санкт-Петербургскую духовную академию и в том же году пострижен в монашество с именем Порфирий. В 1834 году стал архимандритом. В 1838 году был назначен ректором Херсонской семинарии, а в 1840 году — настоятелем посольской церкви в Вене.

Архимандрит Порфирий был инициатором и организатором Русской Духовной Миссии в Иерусалиме в 1847 году, был назначен ее первым начальником. Из Иерусалима с научными целями путешествовал на Афон и Синай (монастырь Святой Екатерины). В 1845 году в Синайском монастыре он видел Синайский кодекс вместе с листами, которых Тишендорф не видел в 1844 году.

Покидая Иерусалим 8 мая 1854 года по причине начавшейся русско-турецкой войны 1853-1856 гг., вывез с Востока в Россию свою обширнейшую коллекцию древних книг и рукописей, в том числе так называемое Евангелие Успенского, Порфирианский кодекс, а также коллекцию древних икон, которую пожертвовал киевскому церковно-археологическому музею (в настоящее время иконы находятся в собрании Киевского музея западного и восточного искусства им. Б. и В. Ханенко).

После окончания войны архимандрит Порфирий возвращен в Иерусалим не был. Вот как пишет об этом архимандрит Никодим (Ротов) в своей книге "История Русской духовной миссии в Иерусалиме": 

"Всего естественнее было бы снова послать начальником Миссии архимандрита Порфирия. Ведь он был знаток и Палестины, и всего Востока. За свое пребывание там он освоился с местными обычаями и нравами населения. К тому же, да это, пожалуй, могло быть и главным залогом его успеха, он пользовался некоторыми симпатиями Святогробского и даже неправославного духовенства и иерусалимских жителей. Его приезд сразу же мог дать положительные результаты для упрочнения положения официальной нашей Миссии. Да и он сам горел желанием послужить интересам Православия в Святой Земле. Казалось, иного выбора не могло быть. К тому же архимандрит Порфирий проживал в Петербурге и определенной должности не имел. Но на деле получилось не так. Произвол обер-прокурора Синода графа Толстого все повернул иначе. Подходя к важному вопросу о Иерусалимской Миссии ни с церковной, ни с государственной, а с какой-то своей личной ханжеской точки зрения. Толстой решил, что архимандрит Порфирий недостоин такого высокого назначения. Очень интересна и причина такого отношения к человеку, столь потрудившемуся уже в Палестине. Граф Толстой был лично предубежден против о. Порфирия. Это предубеждение основывалось, во-первых, на том, что еще много лет назад во время службы о.Порфирия в Одессе он пользовался некоторым благоволением начальника края графа Воронцова, а Толстой, сменивший на этом посту Воронцова, был очень не расположен ко всему "воронцовскому". Другая причина обер-прокурорской немилости заключалась в "вольнодумстве" о.Порфирия, в котором его подозревали и ранее в Синоде. Одним из проявлений этого "вольнодумства" у о.Порфирия при жизни на Востоке было то, что он вкушал мясную пишу. 

По поводу такого, с позволения сказать, обвинения о.Порфирий с горечью замечает в дневнике: 

"Меня судит Толстой, и за что же? За то, что вкушал скоромную пищу там, где нет ни рыбы, ни грибов, ни ягод, и где святые апостолы учили, что пища не поставляет нас пред Господом.

Ни слабость моего здоровья, ни дарования и познания мои ни труды и заслуги мои, ни ходатайство о мне нескольких сановников изумленных фарисейством Толстого, ничто не уважается. Вкушение нескольких капель скоромной похлебки там, где более нечем питаться признано величайшим преступлением. И кто судья мой? Кто порицает меня и тех иерархов, с которыми я разделял трапезу в Святом Граде? Мирской человек, который не понимает различия между заповедью и обычаем, который суд свой ставит выше рассуждения многих, но который, к несчастью, имеет власть распинать. Боже! Прости ему, ибо не знает, что творит" [Книга бытия моего, т. 7, стр. 46].

Несмотря на то, что первенствующий член Синода Петербургский митрополит Григорий поддерживал кандидатуру о.Порфирия, он в Иерусалим назначен не был".

В 1858-61 гг. Порфирий (Успенский) совершил свое третье путешествие на Восток по указу Святейшего Синода с научными целями, после чего больше не покидал Россию. В 1865 году рукоположен во епископа Чигиринского, викария Киевской епархии. В 1868 году перевел на русский язык Ерминию Дионисия Фурноаграфиота. В 1878 году назначен членом Синодальной конторы в Москве с пребыванием в Новоспасском монастыре. В 1878 году ушёл на покой, болел.

21 мая 1882 года, в день торжественного открытия Императорского Православного Палестинского Общества, был избран почетным членом Общества.

Скончался в Москве 19 апреля (1 мая) 1885 года и был погребён в Новоспасском монастыре.

Тэги: РДМ, Порфирий (Успенский), почетные члены ИППО

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню