RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Патриарх Александрийский в гостях у Кронштадтского Батюшки. Геннадий Беловолов, прот.

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 3. Августин (Никитин)

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 3-4

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2

Интервью

«Там, где Богородица – игуменья». Архангельский художник о путешествии длиной в три года

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

18 января 1885 Совет ИППО был извещен, что Иерусалимский Патриарх принял под свое покровительство храм, построенный ИППО в Мжделе

19 января 1846 генконсул в Египте А.М. Фок ходатайствует перед Синодом о продлении загранпаспорта русскому монаху Самуилу для реставрации мозаик в монастыре св. Екатерины на Синае

20 января 1874 родился С.С. Кричинский, архитектор Барградского храма ИППО в Петербурге

Соцсети


Библейская археология: революционные открытия или разные мнения?

Как-то я наткнулся на заголовок «Израильские ученые: Описанные в Библии события не происходили». В тексте новости речь шла о неких ученых, которые совершили «революционные открытия» и считают, что археология полностью противоречит повествованиям Ветхого Завета.

Среди ученых, занятых исследованием Библии, существует и, очевидно, продолжит существовать очень широкий спектр мнений, поэтому журналисты могут написать, что «ученые считают, что Исхода не было» или что «ученые считают, что Исход был» – то и другое, формально говоря, будет верно, поскольку мы можем найти ученых, которые придерживаются и тех, и других взглядов.

Каким образом одинаково добросовестные, подготовленные и признанные ученые могут приходить к настолько разным выводам?

Дело в том, что история, археология и библеистика, как, впрочем, и другие гуманитарные дисциплины, не относятся к числу точных наук. Реконструкция прошлого – особенно, ветхозаветного прошлого – это анализ имеющихся источников, которые в отношении мира Ветхого Завета носят неизбежно фрагментарный характер. Это как если бы мы нашли несколько фрагментов паззла – большой картины, которая складывается из фигурных кусочков. Мы могли бы с некоторой уверенностью говорить, что на картине присутствовала вода (река? озеро? море?), трава (альпийский луг? лужайка перед домом?) и стена (дома? замка? церкви?), но вот дальше нам пришлось бы строить предположения, в которые более или менее хорошо вписывались бы найденные фрагменты.

Общая картина, которую мы составим, будет зависеть от ряда факторов. Прежде всего, от принятого нами подхода. В отношении Библии есть «минималисты», то есть те, кто считает, что все содержание Ветхого Завета следует считать неисторическим, кроме тех случаев, которые подтверждаются внебиблейскими источниками, и есть «максималисты», которые полагают, что, напротив, историческим следует считать всё, что не находит прямого опровержения в других источниках.

Да и к этим другим источникам может быть немало вопросов – допустим, мы нашли стеллу, на которой некий древний правитель прославляет свои победы. Что здесь правда, а что – монументальная пропаганда? Мы можем строить догадки с большей или меньшей степенью правдоподобия. А очень часто ученым приходится иметь дело с фрагментами древних надписей, и их расшифровка – это решение уравнения со многими неизвестными. Какие именно буквы стояли там, где теперь в папирусе дыра? Кто именно имеется в виду?

Интерпретация археологических данных тоже нелегкое дело: как объясняется в вводной лекции к одному из курсов по археологии, бывает очень трудно понять, для чего были предназначены древние артефакты и какое мировоззрение за ними стояло.

Например, археологи, которые, ничего не зная о католичестве, раскопали бы (спустя многие тысячелетия) католические церкви Западной Европы, пришли бы к выводу, что католичество было культом богини-матери – из-за статуй Богородицы с Младенцем почти в каждом храме. В Америке они могли бы обнаружить религиозный культ, главным символом которого была бы большая буква «М». В самом деле, откуда же им знать, что «Макдональдсы» – это рестораны быстрого питания, а не места поклонения. Можно не сомневаться, что явилось бы и немало научных работ, раскрывающих вероучение этого культа. В России археологов бы озадачили бы однотипные статуи лысоватого мужчины с бородкой, явно служившие центром каких-то общественных обрядов, а также барельефы, включающие того же мужчину с бородкой и еще двух – с бородами побольше. У них не было бы недостатка в гипотезах относительно того, кому поклонялись жители данной местности.

Увы, раскапывая то, что осталось от древних цивилизаций Ближнего Востока, ученые тоже встречают немалые затруднения.

Поэтому иногда мы сталкиваемся с решительными заявлениями, что археология полностью подтверждает библейское повествование, иногда – с не менее решительными, что она его полностью опровергает. Те и другие могут быть вполне искренни – только интерпретировать одни и те же данные по-разному.

При этом надо обратить внимание на то, что вопрос об историчности Ветхого Завета для жителей Ближнего Востока – израильтян и арабов – представляет далеко не только чисто академический или религиозный интерес. Научные исследования развиваются на фоне острого арабо-израильского конфликта, в котором стороны имеют несовместимые представления о том, кому должны принадлежать земли, на которых находится нынешнее государство Израиль. С точки зрения арабских лидеров, Израиль утвердился на землях, обманом и насилием отторгнутых у арабов; с точки зрения многих религиозных израильтян – эти земли даны Израилю Богом, Творцом неба и земли.

В европейских академических кругах преобладает, с одной стороны, атеизм, с другой – сочувствие скорее палестинцам. Часть израильской интеллигенции (как и нашей) склонна выступать против политики своей страны. Те и другие хотели бы подорвать авторитет Ветхого Завета, который используется их политическими противниками. Консервативные протестанты (большей частью американские), напротив, склонны защищать историчность Ветхого Завета и симпатизировать Израилю.

Поэтому нам следует помнить о том, что ученые – и освещающие их деятельность журналисты – пишут отнюдь не в политическом и идеологическом вакууме. У них есть свои убеждения, которые они хотели бы защитить, и своя референтная группа, на которую они оглядываются.

Надо помнить и о склонности журналистов к хлестким заголовкам – и о том, что любое сообщение будет подаваться как страшный взрыв, разрушающий основы, в то время как речь идет максимум об очередном ходе полемики, которая длится десятилетиями без каких-либо решающих результатов.

Еще одна вещь, которую стоит отметить: богодухновенность текста и его историчность – не одно и то же. Притча Господа о милосердном самарянине, возможно, реально произошедшая история, и человек, попавшийся разбойникам, священник, левит – реальные лица. Но возможно, и нет – и это ничего не меняет в богословском содержании притчи.

Но это предмет отдельного долгого разговора. Пока остановимся на том, что мнения ученых расходятся, и очень сильно.

Сергей Худиев

Православие.Fm

27 октября 2016 г.

Тэги: археология, библейская археология

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню