RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

15 ноября 1821 из паломничества по Палестине и Афону в Москву вернулся Кир Бронников

15 ноября 1893 скончался Д.Д. Смышляев, член-учредитель, почетный член, уполномоченный ИППО в Перми и в Иерусалиме. В этот же день был выдан султанский фирман на строительство подворья ИППО в Назарете

15 ноября 1899 В.Н. Хитрово выступил на Совете ИППО о положении Русских подворий в Иерусалиме, сообщив, что "без тесноты" они могут вместить 3126 паломников

Соцсети


Организация паломничества в Палестину в России и реформы Александра II

Рассматривается история организации русского паломничества в Палестину во второй половине XIX — начале XX века. Показана деятельность государственных органов и Палестинского общества по организации странствований на Святую землю. 

Ключевые слова: Россия, Александр II, паломничество, Палестинское общество 

The article considers the history of organizing of Russian pilgrimage to Palestine in the second half of the 19th century and in the early 20th century. The efforts of the government and Palestinian society to organize the pilgrimage to the Holy Land are shown. 

Keywords: Russia, Alexander II, pilgrimage, Palestinian society

История паломничества в нашей стране насчитывает многие сотни лет. Оно появляется сразу же после принятия христианства на Руси в X веке. В первую очередь, паломничество само по себе было традиционной формой искупления грехов. Оно приравнивалось к духовному и физическому подвигу. Паломниками в Древней Руси назывались странники, принесшие из Палестины пальмовые ветви, — паломы. Во все времена было принято помогать этим людям, кормить их «ради Христа», т. е. бесплатно, потому что они шли поклониться Гробу Господню, выполняли важную христианскую миссию.

По своей духовной сути паломничества были путешествиями не только в пространстве, но и во времени. Видя реальные стены, храмы, пещеры, источники, евангельские и ветхозаветные святыни, паломники ощущали себя современниками событий, происходивших много веков назад. В Древней Руси паломничество находилось под контролем церкви.

Со времени царствования Петра I тема особой ответственности государства перед своими подданными неизменно выступала одним из важных факторов политической и военно-политической деятельности императорской России ХУШ-ХК вв.

Мирный договор в Карловицах 1699 г. после одержанной над турками победы впервые открыл России (в лице Петра I) возможность встать на защиту христиан — подданных Турции. В договоре были особо оговорены права русских паломников в Иерусалиме. В 1700 г. было достигнуто еще одно соглашение: об их свободном доступе в Святую землю. Это был безусловный успех русской дипломатии.

В это время достаточно большой размах приобретает паломническое движение. При этом произошли определенные социальные изменения: среди странников, отправляющихся за рубеж, стали встречаться даже представители «подлых» сословий, в частности, казаки, посадские люди и даже крестьяне.

Но на протяжении ХУ!П — XIX вв. Россия неоднократно воевала с Турцией. Естественно, что в это время ни о каком массовом паломничестве речь идти не могла, это было очень опасно, хотя оно никогда полностью не пресекалось.

Подлинным водоразделом в истории паломничества в Палестину стала середина XIX в., время Крымской войны 1853 — 1856 гг., сама причина которой было во многом связана с традиционным для России стремлением защиты прав православного населения Османской империи. Особое внимание этому вопросу уделял император Александр II, находившийся на российском престоле с 1855 по 1881 гг.

После окончания войны, вопреки ее тяжелым и унизительным для России результатам, русской дипломатии удалось осуществить прорыв именно на иерусалимском направлении — используя древнюю, давно, казалось, забытую, но легко поддающуюся активизации идею массового русского православного паломничества. Подобная деятельность государства очень хорошо вписывалась в теорию «официальной народности», представленную триадой «православие, самодержавие, народность». Таким образом, поддерживалось не только стремление малоимущих паломников из России прикоснуться к христианским святыням, но и некая духовная форма единения власти и народа.

В первый свой приезд в Палестину (1830 г.) граф А.Н.Муравьев встретил в Иерусалиме всего лишь около двух десятков российских паломников, застрявших в связи с войной. К середине XIX столетия их бывало в Святой Земле от 200 до 400 человек в год. К концу века ситуация кардинально изменилась: через учреждения Императорского Православного Палестинского Общества проходило в год более 10 тысяч человек [1]. Среди них были люди практически всех сословий и разного материального достатка.

Одной из основных задач, стоявших перед Императорским Православным Палестинским обществом, была организация массового паломничества православных христиан из России к святым местам и обустройство их быта в Святой земле. Мечта каждого верующего человека должна была воплотиться в жизнь.

Восьмым параграфом своего устава это общество ставило перед собой следующую цель: «Оказывать пособие православным паломникам при посещении ими святых мест Востока, устройством для них странноприимных домов, больниц, особых паломнических караванов, удешевлением путевых расходов и т. п.»

Из инстинктивного, неуправляемого народно-религиозного движения паломничество становится инструментом умелой — и не только церковной, но и государственной политики. В Париже еще не был подписан мирный договор 1856 г., тяжелый и унизительный для нашей страны, а о русском проникновении на Восток уже заговорили в различных местах паломничества, находившихся в Османской империи. Можно говорить о том, что организация народного паломничества стала одним из элементов практического осуществления реформ императора Александра II. Конечно, это было не так заметно, как, например, отмена крепостного права или судебная реформа 1864 года. Но для значительного количества людей это стало еще одним подтверждением того, что взаимоотношения между властью и обществом меняются в лучшую сторону. По своей сути все эти мероприятия, которые проводились накануне глобального изменения всей жизни России — буржуазных реформ Александра II, стали их духовной и моральной подготовкой.

Первым шагом для организации массового народного паломничества стало создание в 1856 г. Русского общества пароходства и торговли с руководством в Петербурге и главной портовой базой на юге страны — в Одессе. Учредителями этого Общества были флигель-адъютант Н.А.Аркас и владелец пароходов на Волге Н.А.Новосельский.

Для поощрения и поддержки Общества правительство обязалось производить ему в течение двадцати лет специальную помильную плату. Она была весьма значительной — около 1,5 млн. руб. в год. Так же предполагалось выдавать 64 тыс. руб. в год на ремонт судов и приобрести 6 670 акций компании на сумму 2 млн. руб. (половина суммы была внесена немедленно) [2].

Быстрота, с какой состоялось учреждение этого Общества, внимание, с которым к нему отнеслись в высших эшелонах власти, щедрое финансирование, предоставленное казной, — все свидетельствовало об особом значении, которое придавало ему правительство и лично сам император Александр II.

Уже к концу 1857 г. в распоряжении Общества было 17 пароходов. Еще 10 находилось в процессе строительства — на верфях. Следует указать для сравнения, что в канун Крымской войны вся паровая флотилия Одесского порта состояла всего из 12 судов. Первые капитаны судов, офицеры РОПИТ — все они были набраны из русского военного флота [3].

В целях централизации управления строительством и эксплуатацией паломнических подворий Палестины 23 марта 1859 г. в Петербурге был создан Палестинский Комитет во главе с братом царя, великим князем Константином Николаевичем. Александр II приказал отпустить на его цели из Государственного казначейства 500 тыс. руб. Был открыт также ежегодный церковный сбор (так называемый «Вербный» или «Палестинский») [4].

В целом за пять лет существования Палестинского Комитета в его кассу поступило в качестве пожертвований около 300 тыс. рублей — в среднем по 59 тыс. руб. в год, что, нельзя не признать для эпохи освобождения крестьян от крепостной зависимости весьма заметным результатом.

Начавшийся процесс организации паломнического движения требовал дальнейшего значительного расширения материальной базы в Палестине. Это встречало определенное противодействие со стороны Турции.

Иерусалимские подворья приняли первых паломников из России уже в 1864 г. Главная цель, которую преследовали в Петербурге, создавая Палестинский Комитет, была достигнута: Русская Палестина стала реальным духовно-политическим фактором в жизни христианского Востока. Однако ее материальное обеспечение не было блестящим. Палестинские подворья становились слишком тесными для растущего потока русских паломников.

Пособие русским православным паломникам и забота о них в Палестине на первых порах существования Общества всецело возлагались на Палестинскую Комиссию, располагавшую значительными денежными средствами и заведовавшую нашими странноприимными домами в Иерусалиме.

Путешествие в Палестину было делом весьма затруднительным для русских паломников. Во-первых, это было зарубежной поездкой, во-вторых, это требовало немало денежных средств. Прежде всего человек, решивший отправиться в столь дальнее путешествие, должен был получить паспорт для заграничного путешествия. После этого начинались приготовления к самому путешествию, окружающие просили молиться за них, поставить свечку и принести хоть песчинку из Святой земли. Паломнику собирали деньги и все необходимое для путешествия. Нередко паломник брал с собой дар, который покупали всей округой.

Когда все приготовления были окончены, паломник отправлялся в путь. Часто по пути в Святую землю паломники стремились посетить известные русские святыни. Дорога проходила через Москву, Орел, Киев, потом те, кто собирались путешествовать по морю, направлялись в Одессу.

В этих условиях Палестинское Общество входило в контакт с управлениями железных дорог и Министерством путей сообщения и ходатайствовало о возможных уступках на билетах сначала III класса, а затем даже и на билетах I и II классов. Для паломников были предоставлены значительной скидки в 50% и 30% [5].

Подобные уступки были сделаны Московско-Курской, Юго-Западными, Козлово-Воронежско-Ростовской и Курско-Киевской железными дорогами. В последующее время таким же образом удалось войти в соглашение и с другими русскими железными дорогами и установить так называемые «паломнические книжки», а продажу их в пунктах наибольшего движения паломников: в Воронеже, Москве, Киеве и Одессе — поручить уполномоченным или агентам Общества.

Дальнейшая забота о паломниках заключалась в устройстве для них приюта в Одессе. Там им приходилось подолгу проживать с целью получения заграничного паспорта. Из Одессы же начиналась поездка на пароходе, идущем в Яффу [6].

С открытием Русского общества пароходства и торговли и удешевлением проезда в Палестину число паломников значительно возросло. Одновременно с этим необходимо было расширять сеть православных приютов в Иерусалиме. Их помещения очень часто были переполненными. Людям, проделавшим тяжелейший путь, часто приходилось отказывать в размещении на ночлег.

Высадка приехавших из России на берег в Яффе сопровождалась со стороны местных лодочников-арабов регулярным вымогательством и наглыми издевательствами над простотой и робостью наших паломников. Абсолютное большинство из этих людей впервые оказались за пределами России. Для них Палестина виделась как Святая земля, цель всей их жизни. Реалии повседневности оказались не просто суровой практикой. Помимо того, что паломники преодолевали огромнейшие расстояния, на турецкой границе им предстояло столкнуться с новыми трудностями. Беспрестанное визирование паспортов, вымогательство под разными предлогами денег приводили многих в отчаяние. Случалось, что местные власти, не получив взятки, оскорбляли и даже заключали в тюрьму русских паломников. Но самой страшной была угроза отправить пилигрима обратно в Россию, не пустив его в Палестину.

Чтобы избавить русских паломников от этих незаконных поборов, через агента Русского общества пароходства и торговли в Яффе было достигнуто соглашение с местными властями. Согласно ему турецкие лодочники с каждого паломника взимали определенную фиксированную плату по 25 копеек с человека, а фургонщики, перевозившие в прежнее время до открытия железной дороги багаж и богомольцев, брали за дорогу до Иерусалима не более 1 руб. 75 коп. После этого Общество приняло решение о возможности включения указанных выплат в стоимость паломнических книжек, при соответствующем увеличении их цен [7].

Что касается сооружения подворья и служб при нем, то было решено с 11 июня 1886 г. приступить к возведению предполагаемых построек, начав прежде всего с хозяйственной части, а затем и для помещения благородных и простых паломников, насколько позволят средства, ассигнованные Обществом.

Всех паломников в Яффе теперь встречал российский консул, по приказу которого из-за сильного волнения на море была налажена безопасная переправа пассажиров с корабля, который не мог подойти к пирсу, на лодки, а оттуда уже к берегу. Всех прибывших тут же перевозили в Греческий монастырь, где размещали «по номерам» и кормили.

На следующий день паломникам помогали перенести вещи, выделяли животных: «верблюдов, лошадей, ослов», на которых предстояло проделать путь до Иерусалима. В Иерусалиме прибывшие размещались в гостинице Патриаршего монастыря.

Паломнический маршрут был детально разработан. Ежедневно пилигримы получали специальные «повестки» с указанием, куда они пойдут на следующий день, чем будут заниматься.

Прибывшие из России богомольцы широко пользовались лечебными заведениями общества. В Иерусалиме, Назарете, Вифлееме, Бейт-Джале появились амбулатории с бесплатной выдачей лекарств. Число прошедших здесь амбулаторное лечение доходило до 60 000 человек в год. В Иерусалиме функционировал русский госпиталь (основанный в 1862-1863 гг.) на 40 коек с бесплатным лечением и содержанием [8].

Не были упущены Обществом из внимания даже и такие потребности быта паломников, как конфискация приобретенных ими в Палестине предметов (например, икон, картин, рисунков и т. п.) одесской таможенной администрацией. Общество ходатайствовало перед министром финансов «о смягчении досмотра» багажа российских подданных при их возвращении на родину.

Развитие русского пароходства в Средиземноморье привело к резкому увеличению числа русских паломников. Ежегодно к святым местам стекалось 10-12 тысяч богомольцев, причем более половины из них были женщинами. Социальный состав паломников был чрезвычайно широк (можно сказать, что здесь присутствовали представители почти всех социальных слоев из разных концов России). Среди богомольцев встречались дворяне, духовные лица, купцы, мещане, крестьяне, отставные солдаты.

Благодаря заботам ИППО, паломники получили возможность безопасно и с незначительными расходами совершать хождения по всем святым местам Палестины. За посещение наиболее отдаленных мест с богомольцев взималась символическая плата, которая шла проводнику. Она была тем меньше, чем больше было паломников в паломнической группе. Например, за путешествие на Иордан богомолец должен был заплатить не более 20 копеек. В случае, если собранных с паломников денег не хватало, то недостающие средства общество выплачивало из своей казны.

Именно среди простых людей встречались столь трогательные типы паломников, о которых писал секретарь Палестинского общества Л.Л.Дмитриевский, рассказывавший, например, о женщине, которой колоколом раздавило ноги, а она лишь крестилась, повторяя: «Слава Тебе, Господи, что Ты дозволил мне страдать на том же месте, где страдал и Ты за нас, грешников» [9].

В начале XX века, в условиях определенной либерализации русского общества, богоискательства в среде русской интеллигенции, паломничество начинает приобретать черты религиозного туризма.

Эта категория путешественников в значительной степени интересуется «внешним» содержанием познавательной поездки, а не ее духовной сущностью. Религиозный туризм в дореволюционной России не приобрел массового характера, так как абсолютное большинство населения все-таки позиционировало себя как верующих православных людей.

Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война остановила бурный поток паломников из России.

Стамбул вновь стал военным противником Петербурга. После 1917 г. паломничество и религиозный туризм в нашей стране практически находились под запретом со стороны государства. 

_______________
Примечания

1. Дмитриевский А.А. Императорское православное палестинское общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882 — 1907. М., 2008. С. 373.
2. Там же. С.374.
3. Там же. С.375.
4. Митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим (Нечаев) Культурное наследие Руси как объект паломничества. М., 2003. С.78.
5. Путешествия в Святую землю. М., 1994. С.83.
6. Там же. С.96.
7. Столетие Российского Палестинского общества // Палестинский сборник, М.-Л., 1986. С.48.
8. Там же. С.50.
9. Путешествия в Святую землю. С.98.

Bibliography (Transliterated) 

1. Dmitrievskij A.A. Imperatorskoe pravoslavnoe palestinskoe obshhestvo i ego dejatel'nost' za istekshuju chetvert' veka 1882 — 1907. M., 2008. S. 373.
2. Tam zhe. S.374.
3. Tam zhe. S.375.
4. Mitropolit Volokolamskij i Jur'evskij Pitirim (Nechaev) Kul'turnoe nasledie Rusi kak ob#ekt palomnichestva. M., 2003. S.78.
5. Puteshestvija v Svjatuju zemlju. M., 1994. S.83.
6. Tam zhe. S.96.
7. Stoletie Rossijskogo Palestinskogo obshhestva // Palestinskij sbornik, M.-L., 1986. S.48.
8. Tam zhe. S.50.
9. Puteshestvija v Svjatuju zemlju. S.98.

С.В. Кулик
Санкт-Петербургский государственный университет, kulik54@mail.ru

Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. Выпуск № 72 / 2013  УДК 86.372

Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/organizatsiya-palomnichestva-v-palestinu-v-rossii-i-reformy-aleksandra-ii#ixzz3xVz4CyK8

Тэги: РОПиТ, Александр II, Святая Земля, ИППО, ИППО как русская миссия, традиции паломничества

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню