RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 2. Августин (Никитин)

Таврический отдел Императорского Православного Палестинского Общества (1900-1917 гг.): по материалам «Таврических епархиальных ведомостей». Р.А. Близняков, М.А. Агатова

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 1. Августин (Никитин)

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Анонсы и объявления

Принимаются статьи для Иерусалимского вестника

21 сентября

Лекция «Искусство Византии V–VIII вв.», Санкт-Петербург

21 сентября

Презентация проекта для школьников «Русь-Византия. Общие страницы истории», Москва

25 сентября

Презентация книги Ю.Матвеевой «Декоративные ткани в мозаиках Равенны: семантика и культурно-смысловой контекст», Москва

26 сентября

Открытие выставки «Восточные христиане: две тысячи лет истории», Париж

28 сентября

Лекция «Искусство Византии IX–XV вв.», Санкт-Петербург

29 сентября

Открытие выставки «Православие в Святой Земле: Альфа и Омега», Санкт-Петербург

1 октября

Открытие выставки «Загадочный сюжет одной картины Андрея Иванова», Москва

8 октября

Лекция «Византия и Русь», Москва

14 ноября

Конференция «Актуальные вопросы изучения христианского наследия Востока», Москва

16-17 ноября

V научные чтения «Россия. Грузия. Христианский Восток», Москва

Россия на карте Востока

Летопись

24 сентября 1884 Д.Д. Смышляев предложил создавать отделения ИППО в губерниях

24 сентября 1895 был открыт Донской отдел ИППО в Новочеркасске

24 сентября 1902 вел.кн. Сергей Александрович с вел.кнг. Елизаветой Федоровной прибыли на богомолье в Троице-Сергиеву лавру

Соцсети


Этюды к картине «Явление Христа народу»

В самом замысле знаменитой картины Александра Андреевича Иванова «Явление Христа народу» значительное место занимает пейзаж. Пустынная долина Иордана с ее холмами и рощами, с цепью синеющих гор и травой, выжженной палящим солнцем, становится у Иванова не только фоном совершающегося торжественного события — образ природы не в меньшей степени, чем образы людей, является выразителем глубокого идейного содержания произведения. Именно в пейзаже Иванову удалось добиться реалистической убедительности всех деталей и необычайной живости общего впечатления.

Гениальный художник добился этого результата лишь в итоге долгих и упорных творческих исканий. Среди подготовительных работ к «Явлению Христа народу» пейзажные этюды составляют едва ли не наибольшую часть. Иванов обратился к изучению природы с пытливостью ученого и со страстным увлечением подлинного живописца. Пейзажи Иванова образуют особый самостоятельный цикл, поражающий разнообразием и сложностью поставленных в нем живописных задач и по своему художественному значению далеко выходящий за пределы учебных или подготовительных штудий. В пейзажных работах ярко проявились и высокое живописное мастерство Иванова, и его напряженно ищущая новаторская мысль.


Аполлон, Кипарис и Гиацинт, занимающиеся музыкой и пением.
А. А. Иванов. 1831–34 гг. Холст, масло. 100х139.
Государственная Третьяковская галерея, Москва

В русской академической живописи еще в XVIII веке сложилась традиция «героического» пейзажа, разработанная отчасти в специально «ландшафтных», отчасти в исторических картинах. Природа принимала здесь условный, идеализированный облик, очень далекий от натуры. Сам Иванов отдал дань этой традиции в юношеской картине «Аполлон, Кипарис и Гиацинт». Но, приступая к работе над «Явлением Христа народу», он решительно порвал с академическим пониманием природы. Он отказался от традиционного истолкования исторической темы, и героический пафос уступает отныне место поискам глубокой и подлинной человечности. В этой связи меняется и роль пейзажа: образ природы, по мысли Иванова, должен стать таким же естественным и правдивым, как те чувства, которые художник стремится выразить в своем произведении.

В 1830-х годах, когда Иванов начинал работу над «Явлением Христа народу», реалистическая трактовка пейзажа уже не была нововведением в русской живописи. У Иванова были предшественники — в первую очередь, замечательный русский мастер Сильвестр Щедрин, сумевший преодолеть условную декоративность академических ландшафтов и добившийся точного и правдивого воспроизведения материальной предметности мира. Вслед за Щедриным обратился к внимательному и детальному изучению природы и Иванов. Его первые пейзажные этюды носят явственно выраженный аналитический характер. Художник, подобно естествоиспытателю, исследует структуру почвы, анатомию дерева, форму листвы, стараясь не упустить ни одной подробности, ни в чем не отступить от строжайшей правды.

Но эти натуралистические штудий были для Иванова, в сущности, лишь первой ступенью изучения. Овладев умением детально и точно изображать предметы, он не счел свою задачу исполненной и не стал «украшать» и видоизменять свои впечатления, как это зачастую делал Щедрин. Иванов пошел неизмеримо дальше, чем его предшественник. Он продолжал настойчиво изучать такие явления природы, которых до него не касался ни один живописец, и самый процесс постижения натуры привел его к плодотворным художественным открытиям.

Особенно успешны были его наблюдения над цветом. Работа на открытом воздухе, в условиях солнечного освещения, необычайно обогатила палитру Иванова и обострила его зрительные восприятия. Колорит его этюдов строится на интенсивных, напряженно горящих тонах, пронизанных многоцветными, внимательно и тонко наблюденными рефлексами. Отныне главным объектом изучения становится не предмет, а пространство, наполненное воздухом и окрашенное в сияющие цвета. С поразительной остротой художнического зрения Иванов не только передает в каждом этюде своеобразную цветовую гамму, свойственную данному пейзажу, но и показывает ее как бы сквозь зыбкую прозрачную ткань воздушной атмосферы с ее характерными голубоватыми оттенками. Пространство в его этюдах становится бесконечным, небо — бездонным.

Изменяется вся система изобразительных приемов Иванова. Суховатая точность в воспроизведении деталей уступает место широкому живописному обобщению, жесткие контуры предметов исчезают, линейная перспектива сменяется воздушной, пространство строится на тщательно прослеженных и тонко разработанных соотношениях оттенков цвета.

Характерной особенностью пейзажных этюдов Иванова является их ясная, стройная и гармоничная композиция. При этом в ней нет ничего нарочитого, ничего напоминающего академическую условность. Отбрасывая случайные и несущественные подробности пейзажа, добиваясь четкости и лаконизма изобразительных средств, Иванов раскрывает в самой натуре свойственные ей ритмы — в композиции его этюдов выражена живая, естественная гармония природы.


Аппиева дорога (Via Appia) при закате солнца.
А. А. Иванов. 1845 г. Холст, масло. 44х61.
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Одним из лучших и наиболее характерных образцов пейзажной живописи Иванова является большой, тщательно разработанный этюд «Аппиева дорога при закате солнца». Художник изобразил здесь бесконечную пустынную равнину Кампаньи; среди выжженной солнцем красновато-бурой травы вьется едва заметная дорога, ведущая в Рим. Редкие холмы, купы деревьев и развалины древних строений разбросаны кое-где по этому бескрайнему пространству. Силуэты городских зданий еле видны на далеком горизонте, где синеют отдаленные горы.

Образцовое по своей классической точности описание пейзажа Кампаньи сделал один из старших современников Иванова: «Нет ничего прекраснее, чем линии этого горизонта, чем постепенное возвышение планов и замыкающие все тонкие, бегущие очертания гор... Особая дымка, окутывающая дали, смягчает все формы и отнимает у них то, что могло бы показаться слишком резким и слишком угловатым. Здесь никогда не бывает темных и тяжелых теней. Ни в скалах, ни в листве деревьев здесь нет таких темных масс, в которых не таилось бы нежного света. Удивительно гармонический тон соединяет землю, воды, небо; все поверхности, благодаря такой связи оттенков, переходят одна в другую, и нельзя определить, где кончается один цвет и где начинается другой».

Иванов с поразительной зоркостью уловил характер римского пейзажа и средствами своей живописи сумел передать его суровое величие и своеобразную красоту. Но правдивое воссоздание облика природы не исчерпывало задач Иванова; он стремился быть не только верным натуре, но и по-новому выразительным. В основе его этюда лежит глубокий идейный замысел, которому подчинена вся сложная, последовательно разработанная система художественных приемов. При помощи реалистического обобщения натуры Иванов создал здесь то, к чему стремились целые поколения академических мастеров; «Аппиева дорога» стала подлинно историческим пейзажем, полным возвышенной поэзии и вместе с тем живого, трепетного и глубокого лирического чувства.

Замечательные полотна. Л., 1966. С.131 

Тэги: Иванов А.А., живопись

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню