RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 августа 1914 прот. Василий Кулаков из Бари сообщает в ИППО, что война нарушила весь ход жизни на подворье

21 августа 1847 назначен членом Русской Духовной Миссии в Иерусалиме свт. Феофан Затворник

23 августа 1885 Священный Синод известил ИППО о разрешении производить "тарелочный сбор" в храмах в пользу Общества

Соцсети


Авиабезопасность Израиля:
мы не хотим знать о вас все, мы хотим, чтобы вы долетели

У путешественников опытных, как и у путешественников неопытных, часто складывается особое отношение к израильским службам авиабезопасности. Нельзя сказать, чтобы отношение сильно лестное: ведь какие-то настойчивые люди задают многочисленные, нахальные и утомительные вопросы. Ну действительно: зачем кому-то знать, что я буду делать в Праге, для чего я приехал в Израиль и когда именно я упаковал свои чемоданы?

Даже легенды ходят о свирепых чудо-юдищах, лезущих сразу и в душу, и в чемоданы. А о том, что именно в аэропорту Бен-Гурион делают с людьми в кабинках для личного досмотра, говорят только шепотом и непременно озираясь по сторонам.

Надо сказать, у сотрудников служб безопасности тоже есть что рассказать о пассажирах.

Например, как-то на посадку пошла группа итальянцев, руководитель которой был одет Санта-Клаусом, а его подопечные туристы – эльфами (хорошо хоть, не оленями). Случился отряд православных с лампадой, которая должна была гореть вечно, в том числе и в салоне эконом-класса их чартерного рейса в Грецию (нет, огонь был не олимпийский, хотя ассоциация понятна). Яркие впечатления доставила группа из 400 нигерийских паломников в красивой разноцветной одежде, которые пели мелодичные гимны и танцевали свои пластичные танцы до самого паспортного контроля. Не забыт и одинокий, но решительный японец, вырвавшийся из кабинки для личного досмотра голым и промчавшийся по терминалу с диким самурайским кличем.

Помимо этого слегка эксцентричного колорита, встречаются и случаи "иерусалимского синдрома" – особого психоза, охватывающего некоторых верующих при посещении столицы. Несмотря на то, что многим из страждущих своевременно оказывается квалифицированная медицинская помощь, некоторые все же умудряются избежать ласковых объятий санитаров и как-то добираются до аэропорта. Поэтому отдельные сотрудники могут похвастаться личным знакомством с царем Давидом, пророком Илией, а также несколькими Иисусами, один из которых даже умудрился принести в аэропорт большой деревянный крест.

Безопасность на всех израильских авиалиниях и во всех израильских аэропортах – механизм многоуровневый и чрезвычайно сложный. Можно без преувеличения сказать, что проверка пассажира начинается задолго до того, как он прибывает в аэропорт. Даже если злоумышленник сумел пройти сквозь предполетный опрос и личный досмотр (за последние тридцать лет известен лишь один подобный случай), на борту самолета его встретят и обезвредят вооруженные агенты.

Результаты говорят сами за себя: первый и последний угон самолета "Эль-Аль" произошел 46 лет назад, в 1968 году. С тех пор система успешно предотвратила многочисленные попытки навредить пассажирам рейсов израильских авиакомпаний – цели номер один для большинства террористов на планете.

Ицхак Йефет, ведущий специалист в области авиабезопасности, стоял у истоков этой системы (тогда существовала только государственная международная авиакомпания "Эль-Аль"). По его словам, агенты службы безопасности – это ветераны боевых частей, как правило, студенты или недавно окончившие вуз. Требования к сотрудникам высоки, они проходят длительную и интенсивную подготовку.

"Мы тесно сотрудничаем с разведслужбами, наша цель – сделать так, чтобы мы стали неприятным сюрпризом для террориста, а не наоборот. Но даже лучшая в мире разведка не может проникнуть во все террористические группы. Поэтому, хотя подавляющее большинство пассажиров – пассажиры bona fide, мы вынуждены интервьюировать каждого из них. Главный наш враг – это рутина. Мы постоянно проверяем бдительность наших сотрудников, например, посылая специально подготовленных "подозрительных" пассажиров. Несмотря на высокую стоимость подготовки каждого агента, сотрудник, пропустивший такого пассажира, не может продолжать работу в службе безопасности. Для наших сотрудников каждый рейс – это их первый рейс, и каждый пассажир – это первый пассажир”.

Основные компоненты этой системы складывались несколько лет.

Решение не допустить повторения угона 1968 года (12 заложников провели тогда в плену 39 дней) было принято правительством буквально сразу по следам этого инцидента.

Уже в 1969 году вооруженный охранник, Мордехай Рахамим, уничтожил одного из четверых террористов, атаковавших самолет в аэропорту Цюриха. Беспристрастный швейцарский суд посадил Мордехая за решетку, обвинив в предумышленном убийстве – он выйдет на свободу лишь через несколько месяцев и в результате дипломатического скандала.

В 1970 году, в ходе инцидента "Доусон филд", также известного как Hijack Sunday, самолет компании "Эль-Аль" должны были попытаться угнать четверо террористов. Служба безопасности успешно отсеяла двоих из них, не допустив к посадке, а вооруженный агент на борту самолета обезвредил двоих других, одного из них уничтожив. Тогда, кстати, были успешно угнаны четыре самолета других авиакомпаний – но не "Эль-Аль".

Кстати, террористы тогда почему-то позабыли, что антисионизм – это вовсе не антисемитизм, и удерживали в заложниках евреев-граждан других стран. По-видимому, считали их потенциальными сионистами.

В 1972 году, спустя всего несколько дней после бойни на мюнхенской Олимпиаде, на борту рейса Рим – Тель-Авив после набора высоты барометрический детонатор подорвал небольшую бомбу. Благодаря пассивным мерам безопасности, повреждения были некритичны и самолет успешно вернулся в аэропорт.

Основная – и ключевая – разница между израильской системой безопасности и мерами, принятыми в других странах, заключается в том, что пока американцы и европейцы ищут оружие, у нас фокусируются на человеке. Поэтому в США пассажиров заставляют снимать обувь, ограничивают объем жидкости в ручной клади, просвечивают их до скандальной наготы (к сожалению, устройство показывает не безупречный рельеф мускулатуры, а жир, его скрывающий), а в Израиле пассажирам задают вопросы.

Суть подобного интервью в том, чтобы выстроить цепочку вопросов, которая найдет в легенде брешь или углубится в подробности, не продуманные злоумышленниками до конца. Повторяясь и переспрашивая, сотрудник внимательно следит за реакцией пассажира. Если у сотрудника возникают подозрения, пассажира ждет более тщательный досмотр.

Ицхак Йефет приводит два случая, когда один лишь этот метод позволил предотвратить большую беду.

"В 1982 году некий немец-уголовник, выйдя из тюрьмы, познакомился с какими-то очень добрыми людьми. Они кормили его в дорогих ресторанах, всячески ублажали и везде за него платили, а затем пригласили поехать с ними за компанию в Швейцарию. Там ему предложили по-быстрому заработать: немцу предстояло провезти партию наркотиков в Израиль. Ему заплатили на месте 5 тыс. долларов, сообщили адрес в Тель-Авиве, приметы связного и пароль. Передав наркотики, он получит еще пять тысяч долларов – итого десять тысяч за неделю. Немец, недолго думая, согласился и взял подготовленный для него чемодан.

Просвечивание багажа ничего не показало, и паспорт был в порядке. На вопрос сотрудника о цели визита контрабандист сообщил адрес в Израиле и реквизиты фирмы, с которой он едет проводить деловые переговоры. Но тут сотрудник спросил его, почему, живя в Германии, он купил билет на самолет в Швейцарии. Этого вопроса пассажир не ожидал, стал мяться и нервничать, чем вызвал дополнительные подозрения. При досмотре чемодана была обнаружена взрывчатка".

Наиболее вопиющий случай произошел в Лондоне в 1986 году.

30-летняя горничная Энн Мэри Мёрфи познакомилась с Незаром Хиндауи, импозантным палестинским юношей. Через некоторое время Энн забеременела, и возлюбленные на пятом месяце решили всё же пожениться. Незар убедил Энн, что жениться следует в Израиле, там-де она получит благословение от его семьи. Он помог ей собрать чемодан и отвез ее в аэропорт Хитроу.

"Ей начали осторожно задавать вопросы – все-таки живот у нее был уже довольно заметен, – вспоминает Йефет. – Бывали ли вы в Израиле раньше? Нет. На какой срок вы туда летите? Две недели. Где будете жить? "Хилтон", Тель-Авив. А вы забронировали номер? Нет, мне сказали, что там всегда есть свободные номера. А кто вам сказал? Эмм..."

Когда в чемодане обнаружили полтора килограмма взрывчатки, заботливо подложенной храбрым борцом за независимость беременной от него невесте, Энн упала в обморок. А когда пришла в себя, очень подробно рассказала властям все, что знала о Хиндауи. Как выяснилось, операцию планировала и попыталась осуществить сирийская разведка, и по следам этого инцидента Великобритания разорвала дипломатические отношения с Сирией.

Сравнения трех случаев первой половины двухтысячных годов показывают эффективность системы безопасности и в наши дни.

О событиях 2001 года в США написано достаточно, можно только добавить, что террористы действовали крайне неосторожно и, будь в США похожая система безопасности, вызвали бы подозрение по целому ряду признаков (таких, как билеты в один конец без багажа).

В 2004 году в России две женщины чуть было не опоздали на рейс – что само по себе могло бы послужить основанием для дополнительной проверки сотрудниками. Но система авиабезопасности в России не сработала – женщин без проблем провели через контроль и посадили на самолеты. В том двойном теракте погибло 89 человек.

В 2002 году гражданин Израиля Тауфик Фикра сумел пронести на борт самолета небольшой перочинный ножик, скрыв его в поясе. Когда самолет уже взлетел, Тауфик выхватил ножик и побежал по проходу в сторону кабины и навстречу нокауту – буквально через несколько секунд его заметил и обезвредил скрытый агент.

Система, принятая в аэропорту Бен-Гурион, а также на всех рейсах израильских авиалиний за рубежом, – не всегда приятная, но необходимая мера безопасности, не раз доказавшая свою эффективность в ситуации, когда террористы не гнушаются никакими методами для достижения своих целей. Задача сотрудника, ведущего утомительный опрос – пропустить добросовестных пассажиров и отсеять подозрительных, а не разузнать цвет яблок, которые вы ели вчера за ужином. Переспрашивать, уточнять, выяснять неожиданные подробности – все это способы обнаружить террориста или пассажира, которого используют "вслепую".

Лучшая линия поведения – это здравый смысл и спокойные, простые и ясные ответы на задаваемые вопросы.

Здравый смысл и спокойствие тут на первом месте, и вот, например, почему: как-то в аэропорт приехал ирландец, принявший в Израиле ислам. Он выскочил из такси, закричал "Аллах Акбар" и рванулся в здание терминала, но, разумеется, не добежал. Уже в больнице, когда он вновь смог пусть и невнятно, но разговаривать, ирландец объяснил, что очень боялся опоздать и торопился на посадку, поэтому, выйдя из такси, громко восславил Аллаха за то, что, кажется, успевает на рейс – и побежал поскорее проходить регистрацию.

Поэтому нервничать в аэропорту не нужно. Раз уж вы понимаете, что и зачем делает служба безопасности, лучше просто прямо и честно отвечать на их вопросы.

В конце концов, вы заинтересованы в благополучном исходе перелета несколько больше агентов, остающихся на земле.

Илья Дубинский

9tv.co.il

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню