RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

29 апреля 1857 родился великий князь Сергей Александрович, первый председатель ИППО с 1882 г. по 1905 г. В 1889 г. в этот день в Иерусалиме на башне Сергиевского подворья впервые был поднят флаг ИППО

29 апреля 1903 в Иерусалиме состоялась закладка Николаевского подворья ИППО

29 апреля 1908 автор фундаментального труда «Описание Иерусалимской библиотеки» А. И. Пападопуло-Керамевс стал действительным членом ИППО

Соцсети


Русское православное паломничество
в культурологическом освещении

При рассмотрении вопросов, связанных с изучением русской культуры, следует сделать несколько предварительных замечаний, касающихся нашего понимания культуры. В настоящее время в науке существует более 500 определений культуры, но нет пока ни одного исчерпывающего. Будем «рассматривать культуру как некий феномен, который формируется в каждом человеке и влияет в той или иной степени на весь мир в целом»[1]. Перед культурологией поставлена задача - дать ответы на животрепещущие вопросы человеческого бытия. Это совсем не означает, что в очередной раз научное знание пытается подменить собою религиозные представления. Культурология обращена к миру личности, типу ее духовности, исповедуемым нравственным ценностям, которые в целом определяют существование народов и цивилизаций. Как бы ни была культура социальна, ее мотивы и механизмы формируются как личностные установки. Культурология призвана обобщить достижения наук о человеке, увидеть мир и человека в зеркале культуры.

Наиболее важным фактором в оценке той или иной культуры является ее верования, поэтому для культурологии естественным становится обращение к религиозным ценностям культуры. Наиболее плодотворно рассматривать культуру как отношения Бога и человека. В православной русской культуре воплотился особый взгляд на человека как на личность, наделенную свободой, разумом, чувством ответственности, способностью к любви и творчеству. Важная роль отведена в ней паломнической традиции, которая стала выразительнейшей формой русской духовной жизни, нашла отражение практически во всех сферах русской культуры и получила самобытное воплощение в русской литературе. К. Леонтьев писал: «Со времени зарождения Руси непрерывным рядом тянутся русские люди на Святую Землю. Царьград, Афон, Иерусалим и Синай — вот те заветные цели, куда целое тысячелетие стремится и идет православный русский народ»[2].

Паломническая традиция получила всестороннее осмысление в многочисленных фольклорных и литературных памятниках, которые служат уникальным исследовательским материалом практически для всех гуманитарных наук. Паломническая литература могла бы составить великий национальный эпос России, если бы такового у нее не было[3]. Записки паломников около тысячи лет являются излюбленным чтением русских людей[4]. Время требует восстановления целостной картины русской духовности, и такая работа в современной науке ведется[5]. Она невозможна без культурологического подхода, поскольку духовные начала жизни проявляются в различных культурных сферах, наполняя их глубоким смыслом. Интегрирующий характер культурологического исследования в данном случае позволяет объединить фольклор, духовную и художественную литературу, исторические и этнографические источники в качестве многосоставного объекта компаративного исследования. Обращение к творчеству определенного автора-паломника дает возможность выявить духовные и литературные аспекты паломничества на примере отдельных носителей православной веры и культуры, запечатлевающий религиозный опыт для потомков.

Стремление к целостному осмыслению паломнической традиции и ее воплощению в литературе отечественная наука проявила уже в XIX в. Тогда для многих исследователей паломническая традиция являлась примером живой веры и неотъемлемой частью национальной культуры, поэтому она изучалась, прежде всего, в пределах своей культуры. Исследователей больше интересовали социально-этнографические аспекты традиции, а также своеобразие древнерусского жанра «хожения», хотя православное русское паломничество частично рассматривалось как форма культурного взаимодействия. В конце XIX - первой половине XX в. паломничество привлекло внимание русской религиозной философии, открывшей в нем воплощение национального духа и характера[6]. Н.С.Трубецкой вынужден был посмотреть на данную традицию «со стороны», так как представлял русскую культуру в иноязычной аудитории - читал лекции в Венском университете. Для этого при изучении древнерусской паломнической литературы он одним из первых использовал культурологический подход, увязав литературный процесс со своеобразием средневекового религиозно-культурного сознания и типом национальной ментальности[7].

При анализе паломнической литературы следует учитывать, что эти памятники наполнены, с одной стороны, особым духовным содержанием и предназначены для нравственно-познавательного или, как раньше говорили, «душеполезного» чтения, с другой стороны, - они представляют непреходящую историко-культурную и эстетическую ценность. Как явление культуры паломничество может открыться во всей полноте лишь при понимании, что поступки странников и их описания увязаны с православными ценностями и идеалами.

1. Следует отметить, что православное христианство сыграло решающую роль в формировании русской нации. Митрополит Иларион едва ли не первый употребляет словосочетание «русский народ», а не обычное для того времени - «Русская земля»[8]: «Вера благодатная по всей земле распространилась и до нашего народа русского дошла. И озеро закона высохло, и евангельский источник наводнился, и, всю землю покрыв, простерся до нас. [...] И уже не идолослужителями зовемся, но христианами, уже не лишенными надежды, но уповающими на жизнь вечную»[9]. Разрозненные восточнославянские племена под влиянием заимствованной у Византии веры сложились в русский народ, создавший со временем мощную православную национальную культуру. Перед нами образец обогащения одного культурного мира с помощью другого. В этом процессе паломничество становится средством заимствования культурных форм. Посещение святой равноапостольной великой княгиней Ольгой Царьграда с паломнической целью привело сначала к ее крещению, а затем к крещению ее внука, святого равноапостольного великого князя Владимира Святославича, и потом подвластного ему русского народа.

В дальнейшем, благодаря паломничеству, произошло обретение русским народом его святынь. Существование в этноконфессиональном сознании народа представления о святынях и святых землях позволяет обозначать актуальные и эсхатологические перспективы национальной жизни.

2. Паломническая традиция тесно связана с межкультурной коммуникацией. Актуальность исследований, затрагивающих диалоги и конфликты культур, как всегда, очень высока. При культурном обмене неизбежно возникает дихотомия «свой - чужой», которая позволяет этносу с помощью сравнения найти ключ к самопознанию и оценить то, что представляют собою иные культурные миры. Оценки «чужого», даваемые русскими паломниками на протяжении десяти веков, менялись, можно проследить их трансформацию[10].

3. В памятниках паломнической традиции находит отражение понятийная картина мира, имеющая свою специфику и обусловленная разными факторами: географией, климатом, природными условиями, историей, социальным устройством, религиозными верованиями, национальными традициями, образом жизни и т.п.[11] Все паломнические произведения в той или иной мере воплощают образы нескольких культурных миров в их взаимодействии, в исторической проекции и в современном для автора состоянии, что позволяет рассматривать данные литературные памятники как уникальные источники по истории мировой культуры и различных национальных культур.

4. Русское православное паломничество - яркое воплощение особенностей национального характера, проявляющегося в культурно-исторических стереотипах, то есть в устойчиво фиксированных представлениях о себе и о других народах, населяющих те земли, которые посещают русские паломники: Палестину, Синай, Грецию, Афон, Египет, Турцию и др. Они помогают приготовиться к встрече с другой культурой, ослабляют культурный шок от ее первоначального восприятия. Стереотипы сознания русских паломников имеют ярко выраженный этноконфессиональный характер.

5. Иностранцы, писавшие о России и русских, свидетельствуют, что национальное своеобразие русского народа в XIX - XX вв. проявилось именно в паломничестве. Вот как описывает свою встречу с русскими богомольцами французский аббат Рабуассон: «Вид этих бедняков приводит меня в смущение. Он служит наглядным осуждением изнеженности и равнодушия наших деликатных христиан, неспособных ничего вытерпеть за веру в Распятого... Эти бедные Русские, в такой одежде и с такой ношей, совершают пешком сотни миль, ночуя, где попало на принесенных ими постелях и питаясь небольшим количеством хлеба, воды и испорченного сала»[12]. Прибывшие на Святую землю русские паломники до середины XIX в. практически были предоставлены сами себе. Тем не менее, трудности воспринимались русскими богомольцами со смирением и покорностью, иногда даже с радостью, потому что давали возможность реализовать их стремление потрудиться, пострадать во имя Господа. К проблемам выявления особенностей национального характера в современной науке добавляются проблемы, связанные с ментальностью[13].

6. Паломники, выходя за границы привычного им «своего» национального культурного мира, оказываются на «перекрестке культур», тем более, что их путь проходит через земли, сосредотачивающих в себе сложное этноконфессиональное переплетение различных культурных миров, а целью их путешествия является Святая Земля, которую таковой для себя считают не только православные христиане. Особенность поведения русских людей в таких сложных обстоятельствах определяется ценностным содержанием данной традиции. Духовный подвиг, воплощенный в паломничестве, накладывает на богомольцев особую ответственность.

В связи с этим следует обратить внимание на довольно редкий для данной традиции жанр - сборник проповедей архимандрита Иоанна Верюжского «Девять бесед с русскими богомольцами на Святой Земле» (конец XIX - начало XX вв.)»[14]. Этот труд не утратил своего значения и может служить настольной книгой современного паломника, не всегда знающего, что такое богомолье, каковы правила поведения в паломническом путешествии. Приведем небольшую цитату: «Мы здесь уже одним многолюдством своим обращаем на себя взоры и внимание всех, и православных греков, и разных иноверцев, и евреев, и магометан, всегда нам враждебных. Поэтому-то я и прошу вас, братия и сестры, будьте осторожны, блюдите, како опасно ходите, не роняйте, не бесчестите имени Русского, берегитесь навлечь на себя порицание и тем унизить в глазах других самую веру нашу Православную...»[15].

Таким образом, в русской концепции мира паломничество представлено богатым рядом идей и реалий. Паломничество на Святую Землю выводит повествование в широкое и конфликтное поле взаимодействия разнородных религиозных и этнокультурных традиций. В паломничестве необыкновенно ясно просматривается национальное самосознание и богатый духовный опыт русского народа. Сквозь призму путешествия к святым местам выявляются духовные основы отечественной культуры, соединяющие Россию с христианским миром Востока и Запада. Сегодня русские люди возрождают паломническую традицию. Многочисленные материалы о культуре паломничества можно найти на страницах журнала «Православный паломник», уникального в своем роде издания.

______________
Примечания:

[1]. Платонова Э. Е. Конспект лекций по культурологии. М. 2003. С.8.

[2]. Леонтьев К.Н. Восток, Россия и славянство. СПб. 1881. Т. 1. С.74.

[3]. Грехем Ст. С русскими паломниками в Иерусалим//Русское возрождение. № 43. 1988 (Ш). Первое издание: Graham St. With Russian Pilgrims to Jerusalem. Macmillan and Co. London, 1913.

[4]. В картотеке академика Н.К.Никольского, посвященной древнерусскому рукописному наследию и хранящейся в Библиотеке РАН, значится 750 карточек «хожений/хождений».

[5]. См. труды М.М. Громыко, М.А. Маслина, И.А. Есаулова, В.И. Фатющенко, В.В. Воропаева, Е.И. Волковой, В.А. Котельникова, Е.Б. Новиковой, Б.Васильева, В.С. Непомнящего, Т.А. Касаткиной и др.

[6]. Напр., работы К.Н. Леонтьева, Н.О. Лосского, И.А. Ильина.

[7]. Трубецкой Н.К. Лекции по древнерусской литературе/История. Культура. Язык. М. 1995. С. 544-616. По определению С.Г.Тер-Минасовой, менталитет — это «мыслительная и духовная настроенность, как отдельного человека, так и общества в целом». См.: Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М. 2000. С. 196.

[8]. Иоанна (Снычев), митр. Русская симфония: Очерки русской историософии. СПб. 1998. С. 35.

[9]. Слово о законе и благодати митрополита Киевского Илариона//Библиотека литературы Древней Руси. СПб. 1997. T.I. С. 39.

[10]. Там же. С. 42, 49.

[11]. С.Г. Тер-Минасова предлагает понимать под культурной картиной мира «образ мира, преломленный в сознании человека, то есть мировоззрение человека, создавшееся в результате его физического опыта и духовной деятельности». См.: указ.соч. С. 41, 47.

[12]. Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества. СПб. 1891. Т.П. С. 56-57.

[13]. По определению С.Г. Тер-Минасовой, менталитет — это «мыслительная и духовная настроенность как отдельного человека, так и общества в целом». См.: Тер-Минасова С.Г. Указ. соч. С. 196.

[14]. Иоанн Верюжский, архимандрит. Девять бесед с русскими богомольцами на Святой Земле. М. 1997. Печ. По 3-му изд. Императорского Православного Палестинского Общества, 1910.

[15]. Там же. С. 15.

Моклецова И.В., кандидат культурологии, доцент

Первая общецерковная конференция «Православное паломничество: традиции и современность». Москва, 27 октября 2004 г.
Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню