RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

29 мая 1453 день взятия турками Константинополя - столицы Византии

30 мая 1912 полностью одобрен проект храма ИППО в Бари

31 мая 0339 состоялось освящение первого храма на месте Рождества Христова в Вифлееме, построенного в 330-х годах по указанию императора Константина Великого

Соцсети


Земля обетованная начала века

Книга "В земле обетованной (Палестина)" вышла в свет в 1900 г. Ее автор - один  из  самых  талантливых  публицистов Влас Дорошевич.

Литературная биография Власа Михайловича Дорошевича началась, возможно, в конце 70-х годов XIX века, когда он, тогда еще паренек лет 14-15-ти вошел в лавку молодого московского издателя Ивана Сытина и предложил свою рукопись. О начале этого сотрудничества Сытин не раз вспоминал: "Меня Дорошевич как малограмотного не раз надувал, и так сказать, обучал. Принесет что-нибудь из Пушкина, за свое выдаст, я и издам..."

Судьба сведет их лет через 20 в крупнейшей газете дореволюционной России - "Русском слове", издателем которой стал миллионер Сытин, а фактическим редактором - король фельетона - Дорошевич. К  этому времени Дорошевич становится профессиональным журналистом. Начинает он в таких изданиях, как "Будильник", "Московский листок", затем становится сотрудником одесских газет, работает в петербургской газете "Россия".

Теперь его знает вся страна. Читатели того времени, раскрыв газету, искали там не сведений и событий, в Дорошевича. Писал он много, отзываясь на  все  события дня. В.М. Дорошевич создал свой особый стиль, применил короткую строку - текст фельетона он превращает в цепь элементарно построенных фраз, они придавали повествованию внутреннюю динамику и усиливали его выразительность. Ему безуспешно пытались подражать. Но чтобы добиться того же эффекта, нужно было еще обладать его остроумием, умом, силой языка, колючего и жалящего, как хорошо заостренная стрела. Его легкие, изящные, всегда неожиданные остроты, часто убивающие наповал, подчас облетали всю прессу и надолго становились ходячими словечками. Его фельетонами зачитывались в самых разных кругах.

Вот, например, что пишет Дорошевич о возможности прессы влиять на общественную жизнь: "Других средств наша медицина пока не знает. Единственное! Как только, знаете, какой-нибудь нарывчик общественный - сейчас припарочка из газетной бумажки. Оно мягчит. Размягчит и успокоит. Так вот вам средство: теплые припарочки из газетной бумаги. А затем будьте здоровы, счастливы".

В 1897 г. на средства "Одесского листка" Дорошевич предпринял поездку на Сахалин, и написал очерки каторги, вышедшие в 1903 г. под

15

заглавием "Сахалин". Это, по словам Венгерова, потрясающая картина сахалинских порядков и нечеловеческого зверства как тех, кого ссылают, так и тех, кто бесконтрольно распоряжается жизнью и смертью каторжников. Эта книга, конечно же,  требует  отдельного рассказа.

Большое значение имели дознания Дорошевича. Его очерки, посвященные делам Тальмы, братьев Скитских, Золотовой помогли оправданию несправедливо  обвиненных  людей. В.М. Дорошевич считал, что для писателя и журналиста не может быть маленьких тем, незначительных проблем там, где за ними стоит человеческая жизнь.

В 1900 г. в свет выходит его книга "В земле обетованной (Палестина)" Мы видим святую землю глазами журналиста, путешествуем вместе с ним - начиная от благоухающих рощ Яффы, в Рамле, едем дальше - в Аримафею. Это не простое путешествие. Перед нами - живая иллюстрация.  Это Палестина в лицах и сценах, написанных ярко, сильно, и поэтому производящих сильное  впечатление. Дорошевич мастерски умеет выхватывать из жизни отдельные типы, картинки, сцены, и превращает их в небольшие, почти крошечные по размерам, но часто значительные по содержанию миниатюрные комедии, драмы, трагедии.

Вот одна из них. Монастырь св. Никодима. В 1799 г. здесь побывал Наполеон. Сохранилась келья Наполеона. В этой исторической комнате Дорошевич встречает монаха, ученого, занятого историей Палестины. Красивый, средних лет монах. Умные серые глаза с печальным взглядом. Молодое еще, бледное, с тонкими и изящными чертами лицо и серебряные нити в волосах и бороде. Он встретил нас улыбкой, немножко грустной, как взгляд его прекрасных, добрых глаз, и приветливым жестом. Он разбит параличом, у него отнялись обе ноги, и он не двигается с кресла...

Он священник, жил в Париже, там у него осталось много друзей, которые пишут ему письма, просят его совета.

"...И я смотрел на эти письма, быть может, исповеди, полные греха, скорби и муки...Эти салоны, героини Бурже и Прево, разбитые нервы, тело, жаждущее греха, и измученная его грехами душа. Это общество, такое больное, с такой сложной психологией, и эти письма из Аримафеи, эти письма отшельника,  такие  простые,  кроткие  и ясные..."

Вместе с Дорошевичем мы побываем в доме Тайной Вечери, Гефсиманском саду, пройдем по крестному пути Христа, зайдем в Храм Гроба Господня, подойдем к стене Плача.

"...Все эти люди, говорящие на разных наречиях, сошлись здесь во имя одного горя - перед этой стеной, немой для нас, так много говорящей им на языке, понятном каждому из них. И они все здесь говорят на одном, общечеловеческом языке - на языке  слез".

А каким же увидел Дорошевич Иерусалим? - Это груды несметных богатств среди гор, лохмотьев, развалин и грязи...

Это призрак, у которого на плечах золотая, вышитая драгоценными камнями мантия, - такая роскошная на плечах, волочащаяся по земле в виде жалких, грязных лохмотьев...

16

Это потомки, которые живут нищими там, где жили царями их отцы...

Это город нищий, ведущий свое призрачное, день за днем, существование насчет милостыни всего мира.

Вместе с журналистом мы заходим в один из кварталов Иерусалима, квартал детей и стариков. Здесь живут старики, приехавшие умирать в Иерусалим. "Есть старое народное предание, - пишет Дорошевич, - что  кости  каждого еврея, где бы он ни умер, в конце концов, будут в Палестине... Эти старики приезжают сюда умирать... Они ютятся здесь, оплакивая прошлое величие у старой, желтой, печальной стены, дремлют на солнце родимой земли и терпеливо ждут медленно приближающейся смерти, спокойной и тихой..."

Долина Геннона, над которой поселилась царица - смерть... Она владычествует здесь, над селением, где брошены задыхаться и умирать отверженные, наводящие ужас. Это прокаженные, жизнь которых полна драматизма. Вот одна из историй. Прокаженный с лицом, похожим на кусок разлагающегося мяса идет рядом с молоденькой девушкой, лет 14-ти, красивой сириянкой. В ее черных больших глазах было написано столько страдания, а на бледном лице столько ужаса... Это прокаженный вел к себе домой, в свой ночлежный дом, свою невесту, девочку-сириянку, которая шла за него замуж, чтобы не умереть с голода.

Паломники и туристы, могила Рахили, пустыня Иудейская, Иордан, Мертвое море, Элеонская гора... Нелегко оторваться от необычного, занимательного, местами неожиданного рассказа одного из лучших русских журналистов. Почти  на  каждой странице - фотографии тех мест, о которых пишет Дорошевич. В ХХ веке книга ни разу не переиздавалась.

Кононова Татьяна Леонидовна, зав. сектором редких книг Курской областной научной библиотеки им. Н.Н. Асеева

Кононова, Т.Л. Читая прошлого страницы: из фонда редких книг /Т.Л. Кононова; КОНБ им. Н.Н. Асеева, сектор редких книг. - Курск, 2005. - 46 с. С.15-17
В сборник вошли статьи, опубликованные в 1999-2004 гг. в местной периодической печати: о книгах редкого фонда библиотеки, русских издателях, знаменитых русских людях. Данная статья была опубликована: Мы - куряне. - 2001. - 14 февраля. - С. 13.

onb.kursk.ruscrutiny-domain/cps.pdf

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню