RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

23 мая 1173 в паломничестве в Святой Земле скончалась прп. Ефросинья Полоцкая, княгиня из рода Рюриковичей

23 мая 1882 В.Н.Хитрово в письме к архим.Леониду сообщает, что Иерусалимская Патриархия уклонилась от поздравлений по случаю открытия ИППО

23 мая 1903 православные жители Назарета выразили Совету ИППО соболезнования по поводу кончины В.Н. Хитрово

Соцсети


К истории Императорского Православного Палестинского Общества
(1882-1997)

52

Нынешний 1997 год мы по праву считаем годом тройного юбилея: 850-летия Москвы, 150-летия Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и 115-летия Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО). Историки и богословы Русской Православной Церкви как никто другой понимали и понимают, что Святая Земля всегда представляла собой в православной системе координат важнейший на планете центр русского духовного и культурно-политического присутствия.

Русская Палестина — удивительное явление отечественной и мировой духовности и культуры, созданное трудами наших предков, подвижников Русской Церкви и Православного Палестинского Общества, остается и сегодня наиболее надежным, полуторастолетним историческим опытом, апробированным инструментом церковного свидетельства и духовного влияния России на Ближнем Востоке.

Наш общий долг — сохранить и укрепить этот важнейший островок отечественной духовности и культуры в мире, способный служить лучшей «визитной карточкой» новой России в мировом сообществе.

Впервые мысль о создании Общества (светского, даже частного) для ведения материальной стороны паломнического дела и для более основательного и системного развития научно-археологических исследований, обременительных для церковных властей и вполне чуждых для дипломатов, возникает в переписке архимандрита Антонина (Капустина) в конце 1860-х годов. Палестинский Комитет, во главе которого стоял брат Александра II великий князь Константин Николаевич, с возведением комплекса «Русских построек» исчерпал свои задачи и был (в 1864 году) преобразован в Палестинскую Комиссию при Азиатском департаменте МИДа — с иным статусом и гораздо меньшими возможностями.

В 1869 году архимандрит Антонин (Капустин) в одной из своих корреспонденции из Иерусалима писал: «Из отчетов немецкого „Общества Святого Гроба“, устроившегося в прирейнских провинциях Пруссии, видно, что взносы его в 1868 году простирались до 15,5 тысяч таллеров. Это в одной, малейшей части католического мира! С такими пособиями можно, конечно, идти вперед всякой пропаганде. Когда сравнишь эти тысячи с тем нулем, которым располагает наша Палестинская Миссия, и ее убогих деятелей с иезуитами и „сестрами“ (имеется в виду „Монастырь сестер Сиона“, основанный католиком, еврейским выкрестом, женатым на племяннице Ротшильда, Ратисбоном в Иерусалиме в 1865 году. — В. С), то волей-неволей пожелаешь, чтобы что-нибудь было, чего нет… И в самом деле, не могло бы разве и у нас, в великой и христолюбивой России, составиться „Общество Святого Гроба“, например, или иначе как, чтобы спасти еще остающуюся горсть православных жителей первохристианской земли (то есть Палестины. — В. С.) от раскрытой пасти волка?»[1]

53

Вскоре он нашел для воплощения своего замысла выдающегося соратника и единомышленника в лице В. Н. Хитрово.

Василию Николаевичу Хитрово (+1903), человеку деятельному и нестандартному, Императорское Православное Палестинское Общество более всего обязано в своей истории. Совершив в 1871 году первое паломничество по святым местам, — впоследствии он еще шесть раз, уже с исследовательскими и деловыми, организационными целями посетит Палестину,— он навсегда сделался беззаветным ревнителем русских православных интересов у Гроба Господня, активнейшим поборником укрепления позиций Православия на Востоке [2].

Мысль о «Православном Палестинском Обществе» зреет в течение семидесятых годов (прошлого столетия. — Ред.) в его переписке с архимандритом Антонином, оказавшем огромное нравственное и богословское влияние на формирование его научных и церковно-политических воззрений в палестинском вопросе. Но пробудить внимание к этой проблеме в русском общественном сознании было в те годы не так просто. Официальным инстанциям в Петербурге казалось, что и так в Иерусалиме ведется слишком активная работа, общество проявляло редкостный религиозный индифферентизм и нигилизм, Палестинская Комиссия (в лице прежде всего Б. П. Мансурова) возлагала преимущественные надежды на коммерческую оборотистость РОПИТа (Русского общества пароходства и торговли), русские паломники, в массе своей охотно жертвовавшие всей жизнью сбереженные средства на древние, принадлежавшие грекам святыни (храм Гроба Господня, Вифлеем, Гефсимания), не считали нужным уделять что-либо нашим русским храмам и подворьям.

Одним словом, В. Н. Хитрово в своем палестинском энтузиазме был в Петербурге не менее одинок, чем архимандрит Антонин в Иерусалиме.

Успеху его стараний на рубеже 80—90-х годов способствовало множество обстоятельств как объективного, так и субъективного характера. Здесь прежде всего следует назвать подъем православно-патриотического сознания в русском обществе, связанный с освободительной русско-турецкой войной 1877–1878 годов, когда русские войска едва не дошли до Константинополя. Восточный вопрос и русское дело на Востоке приобрели совершенно новый, победоносно-наступательный ракурс.

Среди субъективных, но не менее важных факторов следует отметить назначение обер-прокурором Святейшего Синода в 1880 году государственно и православно мыслящего К. П. Победоносцева и паломничество 21—31 мая 1881 года в Святую Землю братьев вступившего на престол императора Александра III — великих князей Сергия и Павла Александровичей.

Последний факт имел принципиальное династическое значение. В свое время император Александр II сказал первому председателю Палестинского Комитета, статс-секретарю Оболенскому: «Это для меня вопрос сердца». Этому сердечному отношению к Святой Земле и русскому присутствию в ней император оставался верен всю жизнь и завещал его своим преемникам — Александру III и Николаю II [3]. Важное значение придавала заботе о русских православных паломниках и императрица Мария Александровна, память о которой достойно увековечена ее сыновьями в Церкви Марии Магдалины в Гефсимании (1885-1888).

Устав Православного Палестинского Общества был высочайше утвержден 8 мая 1882 года, а 21 мая во дворце великого князя Николая Николаевича Старшего, в присутствии членов императорской фамилии, русского и греческого духовенства, ученых и дипломатов, после молебна в домовой церкви состоялось его торжественное открытие. День был выбран не случайно. В этот день Православная Церковь

54

празднует память святых равноапостольных Константина и Елены. Императрица Елена, мать Константина, много сделала для христианского возрождения Иерусалима и Палестины. Ей принадлежит честь первых археологических раскопок в Иерусалиме, обретение Голгофы и Креста Господня. На Руси с «Оленина дня» (21 мая) традиционно начинался летний строительный сезон.

К этой же дате было приурочено, как отмечалось выше, первое паломничество Сергия Александровича с братом и племянником, великим князем Константином Константиновичем (впоследствии известным поэтом, печатавшимся под инициалами «К. Р.»), в Святую Землю в 1881 году. Именно великий князь Сергий и стал в 1882 году, с подачи В. Н. Хитрово, учредителем и первым председателем Православного Палестинского Общества (звания Императорского оно было удостоено чуть позже, в 1889 году).

Помянем и других деятелей, стоявших у колыбели Общества: первым вице-председателем был избран Т. И. Филиппов, его помощником — В. Н. Хитрово (он и впоследствии до самой смерти оставался душой и главным «двигателем» И?ПО). Первые три члена Совета: великий русский историк-византист академик В. Г. Васильевский; библеист, профессор Санкт-Петербургской Духовной академии И. Е. Троицкий, и Б. П. Мансуров — главный деятель вышеупомянутой Палестинской Комиссии, объединенной в 1889 году с ИППО [4]. Имена основателей и активных сотрудников Общества золотыми мемориальными буквами начертаны на черных мраморных досках в храме святого Александра Невского у Судных Врат, раскопанных архимандритом Антонином на средства ИППО подлинных городских ворот первого века Христовой эры, через которые Спасителя вели на Голгофу.

Общество призвано было, согласно Уставу, осуществлять три основные функции:

— организацию и обустройство русских паломников в Палестине (их проходило к 1912 году через учреждения Общества до 30 тысяч человек). Эту функцию Общество делило с Русской Духовной Миссией, которая по-прежнему осуществляла духовное руководство православными паломниками, прибывавшими из России;

— помощь и поддержку Православию на Ближнем Востоке путем благотворительной и просветительной работы среди местного арабского населения. Общество содержало к 1912 году свыше 100 школ, училищ, учительских семинарий в Палестине, Сирии, Ливане. В подходе к этой задаче Общество также выступало наследником и продолжателем религиозно-просветительных начинаний РДМ: вспомним о первых училищах и типографиях, основанных в Иерусалиме еще архимандритом Порфирием; вспомним и Бет-Джальскую школу для девочек, основанную архимандритом Антонином в 1860 году и переданную им 20 лет спустя в ведение ИППО (в 1888 году школа была преобразована в женскую учительскую семинарию)[5];

— научно-исследовательскую и издательскую работу по изучению исторических судеб и современного положения Палестины и всего ближневосточного региона, библейской филологии и археологии, организации научных экспедиций и раскопок, пропаганде знаний о Святой Земле в российском обществе. В канун Октябрьского революции в целях расширения объема научных изысканий и придания им целенаправленного системного характера планировалось создание в Иерусалиме по окончании Первой мировой войны Русского археологического института — подобного тому, который успешно функционировал в начале века в Константинополе [6].

Не пытаясь охватить в нашем докладе всех аспектов истории ИППО, ограничимся несколькими важнейшими штрихами.

55

Общество продолжало пользоваться августейшим вниманием и поддержкой императорской фамилии. Во главе его стояли преемственно упомянутый выше великий князь Сергий Александрович (с момента основания Общества до 1905 года), а после его гибели — вдова покойного, великая княгиня Елизавета Федоровна, ныне причтенная к лику святых Русской Православной Церкви. Через подворья и гостиницы ИППО ежегодно проходило до 10—12 тысяч русских православных паломников [7].

Просветительная работа ИППО доныне памятна среди арабской интеллигенции не только Палестины, но и Сирии, и Ливана. Пять народных школ было устроено в Бейруте при содействии влиятельной русской благотворительницы и педагога М. А. Черкасовой. В 1895 году Патриарх Антиохийский Спиридон обратился в ИППО с просьбой принять в свое ведение женскую школу в Дамаске и несколько мужских училищ, а затем постепенно Общество распространило свою просветительную деятельность практически по всей Сирии. Общее число учившихся в школах ИППО арабских детей простиралось до 11 тысяч человек. Не останавливаюсь подробнее на количественных и качественных показателях русской просветительной работы, — ее исследованию и итогам были посвящены многие доклады организованной нами научной конференции 1990 года [8].

В религиозно-просветительной и собственно педагогической своей деятельности Общество, как и Русская Духовная Миссия, свято следовало заветам зачинателей славянского православного миссионерства — равноапостольных Кирилла и Мефодия. Кирилло-Мефодиевская традиция предполагает предельно уважительное отношение к традиции и культуре народа, среди которого православные проповедники совершают свой религиозно-просветительный подвиг, бережное использование его языка и духовного наследия.

Так, и в Сирии, и в Палестине — в отличие от французских или английских школ, в которых преподавание велось (и ныне ведется) исключительно на европейских языках, — в школах и учительских семинариях ИППО преподавание осуществлялось на арабском. Разумеется, в них учили также русскому языку и литературе. Как пишет британский исследователь Дерек Хопвуд, «то, что школа была русской и в ней преподавался русский язык, создавало ей определенную репутацию и атмосферу. Знание русского языка было предметом гордости» [9]. Но при этом приобщение к русской классике с ее признанными, воспитанными на Евангелии, на Пушкине и Достоевском «всечеловечности» и «всеотзывчивости», не сужало, а расширяло ментальность и духовный кругозор учащихся, облегчало им выход в пространство мировой культуры.

Первая мировая война, а затем 1917 год радикально изменили ситуацию. Связи России с Палестиной надолго были прерваны. В марте 1917 года Общество перестало называться «императорским», в апреле великая княгиня Елизавета Федоровна сложила с себя полномочия Председателя, чтобы через год окончить трагически свои дни в Алапаевской шахте. Храмы, школы, больницы и подворья в Святой Земле были оставлены на произвол судьбы. В советских условиях Общество было встроено в систему Академии наук и деятельность его в последующие десятилетия вынужденно сводилась только к научной работе. Тем не менее — и это важно подчеркнуть — государственные интересы, которые всегда стояли за деятельностью Общества, способствовали тому, что даже в самые «антиимператорские» и «антиправославные» времена никто не посягнул на существование ИППО. Общество продолжало функционировать даже в годы Гражданской войны. Оно было временно закрыто в мае 1923 года — и открыто вновь в 1925 году — в связи с неудавшейся попыткой Наркомата иностранных

56

дел СССР воспрепятствовать передаче земельных владений и имуществ Общества в Палестине под «опеку» английской администрации, под предлогом «упразднения Общества и перехода всего его имущества в собственность государства» (нота Г. В. Чичерина министру иностранных дел Великобритании от 18 мая 1923 года) [10].

Возобновление активной работы Общества в начале 1950-х годов было связано с изменением ситуации на Ближнем Востоке и, прежде всего, с созданием государства Израиль в 1948 году. Тогда был принят новый устав Общества, восстановлен выпуск «Палестинского Сборника» — одного из авторитетнейших востоковедческих изданий.

И все же, разумеется, Российское Палестинское Общество при АН СССР — так в эти годы называлось И?ПО — представляло собой, хотя и насыщенную научными силами, но сравнительно мало известную корпорацию, скорее хранительницу славных востоковедческих традиций, чем центр живого дела.

На рубеже восьмидесятых-девяностых годов, когда председателем Общества стал ректор Дипломатической Академии, доктор исторических наук О. Г. Пересыпкин, ныне Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Ливане, Общество сумело добиться восстановления основных направлений своей уставной деятельности. В январе 1990 года мы организовали большой международный научный симпозиум «Россия и Палестина: культурно-религиозные связи и контакты в прошлом, настоящем и будущем». В симпозиуме приняло участие около 50 специалистов, в том числе ученые из арабских стран, Израиля, Англии, США, ФРГ и Канады.

Осенью того же года мы впервые смогли осуществить паломническую поездку группы членов Общества в Святую Землю — для участия в «Иерусалимском форуме: представители трех религий за мир на Ближнем Востоке».

25 мая 1992 года Президиум Верховного Совета Российской Федерации принял постановление восстановить историческое имя и статус Императорского Православного Палестинского Общества и рекомендовал правительству принять необходимые меры по практическому восстановлению и возвращению ИППО его имущества и прав. Дело здесь было не в том, чтобы обрести громкий «императорский» титул. Главное — правопреемство, возможность продолжения той работы, которую вели во имя Русской Церкви и Отечества наши дореволюционные предшественники. Мы сумели в том же году издать и восстановленный в своем православном имени «Православный Палестинский Сборник» — 94-й с начала издания (первый вышел в 1881 году и содержал книгу В. Н. Хитрово «Православие в Святой Земле»), 31-й со времени возобновления в советское время (в 1954 году) и первый — с восстановленным названием «православный».

В соответствии с принятым в 1992 году новым уставом ИППО, максимально приближенном к первоначальному, 1882 года, был восстановлен институт почетного членства. Комитет почетных членов ИППО возглавляет Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Представители православной иерархии входят как в число почетных членов, так и в состав действующего Совета Общества.

По благословению Святейшего Патриарха Алексия ИППО организовало целый ряд паломнических поездок в Святую Землю, в которых принимали участие иерархи и клирики различных епархий. В январе 1994 года в нашем паломничестве участвовала большая группа преподавателей и студентов Московской Духовной академии (МДА) во главе с тогдашним ее ректором епископом Филаретом; в декабре того же года — группа клириков и мирян Санкт-Петербургской епархии во главе с ныне покойным митрополитом Иоанном; в феврале 1995 года — вновь преподаватели и студенты МДА.

57

В октябре 1994 года в Москве, в Свято-Даниловом монастыре, состоялась международная научная конференция «Святая Земля в русской духовной традиции», посвященная столетию со дня кончины выдающегося деятеля Русской Православной Церкви, начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме в 1865–1894 годах, архимандрита Антонина (Капустина). Организатором конференции выступило тогда ИППО — совместно с Русской Православной Церковью, Российской академией наук, Государственным Историческим музеем, Государственным Эрмитажем и Государственной Публичной Исторической библиотекой России.

В юбилейный год, помимо данной конференции, организованной, по благословению Святейшего Патриарха Алексия II, вновь, как и в прежние годы, совместно с Отделом внешних церковных сношений и ИППО, мы планируем также провести международные научные конференции, посвященные 150-летию Русской Духовной Миссии и 115-летию ИППО в Ливане, в Православном Университете Баламанд, и в Палестине — в Назарете [11].

В заключение хотел бы привести замечательные слова, сказанные в 1896 году в годичном собрании Смоленского отдела ИППО одним из авторитетных иерархов Русской Церкви, активным сотрудником ИППО архиепископом Никанором (Каменским).

«Дело, совершаемое русскими людьми чрез Палестинское Общество, беспримерно в тысячелетней истории России,— писал маститый богослов. — Прежде русские люди вносили Свет Христов в среду своих инородцев финского и отчасти монгольского племени — к людям, погруженным в первобытный мрак. В Палестине же русские люди являются деятелями на древней христианской почве и действуют совместно с культурными силами Европы. Миссионерам Запада не изгладить того зла, которое совершили крестоносцы, уничтожая Православие, а не сливаясь с ним, ибо сила не в разрушениях, а в правде. Правда же — в Православии, носителем которого и является ИППО, как Русь Святая, объединяющая в своей безграничной широте любви и современных обладателей Палестины, и достояние Православия в Палестине во все века.

По всему этому каждый православно-русский человек должен вседушевно примкнуть к Императорскому Православному Палестинскому Обществу, как святому, высочайшему и родному делу. Не отдавать ему должного внимания — это значит До преступности быть равнодушным к самому святому на земле, к своим народным стремлениям, к своему великому просветительному призванию в мире.

Русские люди идут в многострадальную Святую Землю не с оружием в руках, а с горячим и искренним стремлением послужить на пользу Святой Земле и своими трудами полагают ничем не сокрушимые ограждения вокруг драгоценнейших остатков святой старины вообще и Православия в особенности. И эти русские люди, несмотря на скромность своего почина, совершают мировое дело, на которое с вниманием, а иногда и с изумлением взирает весь мир. В Святой Земле совершается, можно сказать, первый гигантский шаг великого русского народа на всемирно-историческом просветительном поприще, вполне достойный великой православной России» [12].

Сегодня Русская Духовная Миссия и Императорское Православное Палестинское Общество, вернувшее себе в последние годы историческое имя и традиционный статус, делают под омофором Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II все возможное, чтобы восстановить духовную и материальную основу русского православного присутствия в Святой Земле.

58


Икона святой праведной Елисаветы,
подарок великой княгине Елизавете Федоровне
от Императорского Православного Палестинского Общества

________________
Примечания

[1]. Архимандрит Антонин. (Капустин) Из Иерусалима//Херсонские епархиальные ведомости, № 19,1 октября 1869. С. 651.
[2]. Памяти В. Н. Хитрово. СПб., 1903.
[3]. Дмитриевский А. А. Императорское Православное Палестинское Общество за 25 лет. СПб., 1907. С. 5.
[4]. Лисовой Н. Н. Ключ к Вифлеему. Из истории Императорского Православного Палестинского Общества // Православный Палестинский Сборник (ППС). 31(94) (1992). С. 3–6.
[5]. Дмитриевский А. А. Бет-Джальская женская семинария и посещения ее Блаженнейшим Патриархом Иерусалимским Дамианом // СИППО, 1911, № 1. С. 65–73.
[6]. Ряжский П. И. Вопросы, связанные с восстановлением деятельности Императорского Православного Палестинского Общества в Святой Земле по окончании войны с Турцией. [Пг., 1915]. С грифом: Доверительно. С. 40.
[7]. Пересыпкин О. Г. Палестина, близкая нам // ППС 31(94) (1992). С. 148–154.
[8]. Хопвуд Д. Русская просветительская деятельность в Палестине до 1914 г. // Там же. С. 11–17.
[9]. Там же.
[10]. Грушевой А. Г. Императорское Палестинское Общество (по петербургским архивам) // Архивы русских византинистов в Санкт-Петербурге. СПб., 1995. С. 134.
[11]. Обе конференции были своевременно и успешно проведены: в Баламанде — в октябре, в Назарете — в конце ноября 1997 года. В них приняли участие ученые-историки, члены ИППО из Москвы и Петербурга; представители ливанской и, соответственно, израильской научной общественности; а также члены Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и представительства Русской Православной Церкви при Антиохийском Патриархате.
[12]. Православное Палестинское Общество на служении Церкви и русскому народу. По поводу XXXV-летия деятельности Общества в Святой Земле (1882-1917). Пг., 1917. С. 36–37.

Савушкин В.А., действительный член Императорского Православного Палестинского Общества

Богословские труды. Юбилейный сборник. К 150-летию Русской духовной миссии в Иерусалиме. № 35, 1999 г. С. 52–58.

Богословские труды № 35, 1999 г.

Тэги: открытие ИППО, РПО, востоковедение, Постановление ВС РФ 25 мая 1992, паломничество, школьное дело

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню