RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 августа 1914 прот. Василий Кулаков из Бари сообщает в ИППО, что война нарушила весь ход жизни на подворье

21 августа 1847 назначен членом Русской Духовной Миссии в Иерусалиме свт. Феофан Затворник

23 августа 1885 Священный Синод известил ИППО о разрешении производить "тарелочный сбор" в храмах в пользу Общества

Соцсети


Русская Православная Церковь за границей и судьбы Русской Палестины: 1921-1948 гг.

Просите мира Иерусалиму
(Пс. 121: 6)

Введение

На протяжении всей христианской истории России Святая Земля неизменно влекла к себе сердца верующих. На священной родине Господа Иисуса Христа русский народ через десятки тысяч своих паломников постигал понимание величайшей Голгофской жертвы и на своем опыте усваивал Христову любовь и милосердие, которые стали основой святорусского миропонимания.

Отсюда также тяготение русских людей к Святой Земле, часто мечта всей жизни многих поколений — побывать в ней, повидать своими глазами колыбель человеческого спасения, поклониться местам, освященным стопами Божественного Страдальца, подышать воздухом того края земного шара, где Бог воочию являл себя людям [1].

Вот какими виделись русские паломники ливанскому писателю Михаилу Нуайме, который в конце 19-го столетия был слушателем назаретской семинарии, основанной для арабов Православным Палестинским обществом (ППО): «Мы видели, как толпы их шли пешком в Назарет - сотни и тысячи, юноши и старики, бородатые и безбородые, мужчины и женщины; в основном это были крестьяне. Нам было интересно разглядывать их странные костюмы и ветхую одежду. У каждого на плече или за спиной висел жестяной чайник, в руках длинные палки, на которые они опирались при ходьбе. Интересно было слушать, как они рассказывали о своих впечатлениях [...]. Мне нравилась в этих паломниках крайняя наивность, отражавшаяся на их лицах, и богобоязненность, сквозившая во всех их движениях. Они были большими детьми. Тому, кто смотрит на них, трудно поверить, что страна, которая породила их, породила гениев, имена которых повторяют во всем мире. Но, может быть, она не породила бы этих гениев, если бы не породила этого народа.

Не знаю почему, продолжает писатель, - мое сердце сжималось всякий раз, когда я воображал себе этих паломников в их далекой стране, как они работают, терпят лишения, отказывая себе в еде, питье, одежде, чтобы годами копить деньги для посещения Святой Земли. Какое волшебство поднимало миллионы людей в различных городах - особенно бедняков, заставляло их покидать свою родину и подвергать себя различным тяготам путешествия, и все это не ради земной наживы, а для приобретения богатства небесного?» [2]

Благочестивые русские православные христиане веками совершали паломничества в Святую Землю и действительно весьма часто подвергали себя всевозможным опасностям. Помимо непривычного ландшафта, русские «поклонники», как в старину называли себя русские паломники, терпели от фанатичного мусульманского населения оскорбления, а турецкие власти взимали с них и других иностранцев налоги. Им приходилось ночевать в сырых и грязных сараях, исповедоваться у священнослужителей, не знающих русского языка. До середины 19-го века не было в Палестине места, где бы возносилась постоянная молитва на русском языке, где бы присутствовал русский дух и где бы богомольцы почувствовали себя на далекой чужбине, как дома.

По настоятельной просьбе Российской Православной Церкви царское правительство открыло консульство для оказания помощи паломникам в портовом городе Яффе в 1820-м году, но по политическим соображениям избегало каких-либо действий, которые могли быть истолкованы как территориальные притязания на Ближнем Востоке.

В 1841-м году, опять-таки по настоянию Русской Православной Церкви, российскому послу в Константинополе было поручено вступить в переговоры с турками относительно возможности обеспечить передвижение паломников и предоставления Русской Православной Церкви права построить гостиницы для паломников. Объем церковной работы в Палестине продолжал расти, и поэтому в 1847-м году с согласия императора Николая Первого и постановлением Святейшего Синода была учреждена Русская Духовная Миссия в Иерусалиме [3] (РДМ).

На пожертвования верующих в России Миссия в течение последующих десяти лет приобретала земельные участки; имеющие библейское значение, строила храмы, монастыри, школы, странноприимные дома, а также покупала сельскохозяйственные участки.

РДМ, как и организованное впоследствии (ППО), финансировались главным образом кружечными сборами в церквах; особенно доходным был тарелочный сбор, производимый раз в год в праздник Входа Господня в Иерусалим, т. е. в Вербное воскресенье. Начиная с 1866 года, отмечает А. А. Дмитриевский, «вербный сбор» сделался почти главным ресурсом деятельности ППО [4]. (На протяжении всей ее истории РПЦЗ свято хранит традицию «вербных сборов» на Святую Землю). Следует отметить, что и некоторые члены Царской Семьи в частном порядке, жертвовали на работу ППО.

На протяжение более чем 150 лет существования Миссии в ней трудились такие выдающиеся светильники Русской Церкви, как еп. Порфирий (Успенский), выдающийся византинист и востоковед, историк и археолог, книголюб и бессребреник; его помощник иеромонах Феофан (Говоров), в будущем великий богослов, причисленный к лику святых, как епископ Вышенский Затворник; доктор богословия епископ Кирилл (Наумов); энергичный архим. Леонид (Кавелин), питомец Оптиной пустыни, известный церковный историк и археограф, автор множества ученых публикаций.

Особняком в этой славной плеяде стоит архим. Антонин Капустин. Нельзя не согласиться с проф. Николаем Лисовым, написавшим, «Имя архим. Антонина Капустина (1817-1894) входит в бесспорный золотой фонд русской истории XIX века. Именно ему, подвижнику-одиночке, не оцененному современниками и лишь теперь во всем своем скромном величии предстоящему перед потомками, мы обязаны в первую очередь тем уникальным историческим наследием, которое называется Русской Палестиной и является главным итогом полуторавековой работы России в Святой Земле» [5].

Свою весьма плодотворную деятельность о. Антонин вынужден был осуществлять в обстановке постоянных интриг и козней представителей российского МИДа в Палестине, а также со стороны греческого духовенства в Иерусалиме.

Достижения архимандрита Антонина произвели такое впечатление на Великого Князя Сергея Александровича во время посещения им Святой Земли, что по возвращении в Россию в 1881 году Великий Князь содействовал основанию ППО [6]. Великий Князь стал первым председателем Общества. После его убийства в 1905 г. на посту председателя его сменила его вдова Великая Княгиня Елизавета Феодоровна [7].

Целью ППО было оказать содействие миссионерской работе РДМ в Иерусалиме среди арабов и собирать средства на приобретение земли и памятников культурного и религиозного значения. В 1889 году ППО взяло на себя заботу о паломниках из России и администрацию учебных заведений, основанных РДМ [8].

ППО явилось творением по существу одного человека Василия Николаевича Хитрово, человека исключительной энергии, энтузиаста дела, за которое он брался, всей душой полюбившего Святую Землю [9].

Здесь названы имена лишь нескольких выдающихся деятелей русской церковной миссии в Иерусалиме. Сколько еще было скромных, но беззаветно преданных своему святому делу тружеников, подвизавшихся на земной родине Господа не только в священном сане и монашеском чине, но и простых русских верующих людей!

Благодаря усилиям вышеупомянутых подвижников до октябрьского переворота Российская Православная Церковь владела большой собственностью в Святой Земле. К началу Первой мировой войны Духовная Миссия насчитывала 37 участков, 8 церквей и часовен, 2 женских монастыря, 5 больниц, 7 гостиниц для паломников. Так как одной из главных задач Миссии наряду с приемом русских паломников было школьное образование православных арабов, она содержала также около 100 школ (включая женскую гимназию в Бейт Джале и мужскую в Назарете) [10].

Период перелома и испытаний

Первая мировая война весьма отрицательно отразилась на жизни Миссии. Турция примкнула к войне, выступив на стороне Германии против России. В декабре 1914 года турецкие власти в Палестине распорядились всему русскому мужскому населению покинуть Святую Землю и выехать в Александрию. Начальник Миссии архимандрит Леонид (Сенцов), весь состав Миссии и старшие сестры обителей были высланы из Палестины. Храмы были закрыты, а помещения Миссии, монастыри и паломнические приюты были заняты турецкими войсками. Оставшиеся в Святом Граде, но изгнанные из своих обителей, монашествующие, паломники и члены Миссии терпели немало лишений.

В феврале 1917 года в России разразилась революция. Одновременно с этим, Русская Православная Церковь начала подготовку к Поместному Собору, который и открылся в Москве 28 августа, в день Успения Божией Матери. Представлять РДМ на Соборе прибыл из Александрии архимандрит Леонид, оставив исполнять должность начальника Миссии иеромонаха Мелетия.

Осенью 1918 года в Москве архимандрит Леонид скончался.

В 1919 году в Иерусалим из Египта возвратились члены Миссии и монашествующие. Из-за революции и гражданской войны связь с Россией полностью прекратилась, а из-за отсутствия дальнейшего российского финансирования Миссии заботу о ней взяли на себя временное русское церковное управление и отдельные эмигранты.

К тому времени произошли большие изменения на политической карте Ближнего Востока. Германия, а вместе с ней и Турция, потерпели поражение в войне; принадлежавшие Оттоманской Порте области были от нее отторгнуты, и некоторые из них были переданы державам-победительницам как мандатные территории [11]. Палестину получила Англия и, согласно 13-й статье Мандатного Декрета, покровительство над всеми святыми местами было передано Англии [12].

В 1920 году в Константинополе образовалось Высшее Церковное управление во главе с митрополитом Киевским и Галицким Антонием (Храповицким), и Русская Духовная Миссия ему подчинилась.

На втором заседании Высшего Церковного Управления в Константинополе 29 ноября 1920 года возник вопрос о необходимости принятия срочных мер для упорядочения дел РДМ в Иерусалиме. Ввиду кончины в 1918 году начальника Миссии архимандрита Леонида (Сенцова), Миссия осталась без главы и была обременена множеством долгов. Долги накопились вследствие покупки перед Первой мировой войной недвижимого имущества, которое приобреталось в надежде на приток богомольцев и пожертвований из России. Член Миссии Апостолиди Констанда из Иерусалима сообщил Высшему Церковному Управлению, что дела Миссии находятся в катастрофическом положении [13].

Высшее Церковное Управление назначило временно исполняющим обязанности Начальника Миссии ее члена иеромонаха Мелетия и попросило Патриарха Иерусалимского о возведении его в сан игумена. Отцу Мелетию были даны руководящие указания об упорядочении дел. Однако вскоре, на основании письменных донесений игумена Мелетия, испанского консула, который представлял русские интересы в Иерусалиме, и других лиц, выяснилось, что положение крайне тяжелое и требуется принятие срочных мер для спасения Миссии.

Для выяснения создавшегося положения Миссии в том же 1920 году митрополит Антоний (Храповицкий) послал в Иерусалим архиепископа Белгородского Аполинария [14].

Посланник митр. Антония был тепло встречен членами РДМ и ее временным начальником архим. Мелетием и сестрами двух женских обителей, Елеонской и Горненской. Несколько наладив внутреннюю жизнь этих двух монашеских общин, архиеп. Аполинарий, однако, не смог добиться улучшений в отношении земельных владений Миссии в Святой Земле и, спустя два года после своей командировки, покинул Палестину и вскоре стал епископом Зарубежной Церкви в США [15].

13 апреля 1921 года Высшее Церковное Управление постановило: «Ввиду особо важного значения для дела Православия на Востоке Иерусалимской Миссии, высокой материальной ценности ее имущества, сложности настоящей политической и церковной обстановки в Палестине и необходимости авторитетного разрешения всех не терпящих отлагательства вопросов, связанных с ликвидацией дел, оставшихся невыясненными и неоконченными, вследствие неожиданной кончины прежнего Начальника Миссии архимандрита Леонида, и, принимая во внимание донесение нынешнего Заведующего Миссией о том, что он сам не в силах разрешить множество возникающих вопросов, а промедление в таковом разрешении может причинить ущерб русским церковным интересам, - Высшее Церковное Управление уполномачивает Высокопреосвященнейшего архиепископа Анастасия [16] отправиться в Палестину, принять там от имени Высшего Церковного Управления все необходимые меры для упорядочения церковных, гражданских, имущественных и всяких других дел Миссии, могущих возникнуть на месте и во всех вопросах церковных, канонических, юридических и всяких иных действиях в качестве полномочного Представителя Высшего Церковного Управления» [17].

Архиепископу Анастасию не только удалось достичь соглашения с английскими властями о сохранении имущества Миссии, сдав миссийские здания в арендное пользование для нужд английских учреждений, но и способствовать умиротворению смуты в Иерусалимской Церкви, возглавляемой патриархом Дамианом, личным другом митрополита Антония и почитателем России. В ту пору греческие архиереи в Святой Земле восстали против своего предстоятеля [18]. Патриарх Дамиан, воспользовавшись приездом в Палестину архиеп. Анастасия, с его участием, рукоположил ряд новых архиереев, после чего и взбунтовавшиеся иерархи вернулись под власть своего патриарха, и в Иерусалимской Церкви был восстановлен мир [19]. Между прочим, одним из хиротонисанных при участии архиеп. Анастасия архиереев был будущий патриарх Иерусалимский Тимофей, который до конца дней своих сохранил благодарную память о митр. Анастасии [20].

В 1921-м году сформулировалась Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ), юридическим основанием бытия которой послужил указ Святейшего Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви от 20 ноября 1920 [21]. РПЦЗ объединила в себе те части Русской Православной Церкви, которые, в силу военной и политической ситуации, оказались в то время за пределами досягаемости советской власти.

Представители РДМ в Иерусалиме и ППО признали РПЦЗ правопреемницей Русской Церкви за пределами России, а Собор ее епископов - высшим церковным авторитетом.

Британская администрация в Палестине признала законный статус заграничной Церкви, а Палестинское Общество - самостоятельной общественной организацией.

Митрополит Антоний (Храповицкий) [22], основатель и первый Предстоятель РПЦЗ, с большой любовью относился к Православному Востоку и придавал особое значение тесному единению с ним. В течение всей жизни в эмиграции митр. Антоний поддерживал дружеское письменное общение с Восточными Патриархами и даже оказывал на некоторых из них существенное влияние. Как отмечает архиеп. Никон (Рклицкий), «...Владыка Антоний своими посланиями предостерегал Восточные Церкви от признания созданной большевиками 'Живой Церкви' и главным образом под его влиянием некоторые Восточные Церкви не приняли нового стиля и других антиканонических реформ, которые были предложены Константинопольской Патриархией...» [23].

17 апреля 1924 года, митр. Антоний сам предпринял поездку в Святую Землю, предварительно проведя на Афоне страстную седмицу и Пасху [24]. 23 июня он прибыл в Иерусалим. Свои впечатления о пребывании в Палестине митр. Антоний описал в ряде писем. Приведу краткие выдержки из двух, в которых описывается состояние Духовной Миссии в Иерусалиме, так как они дают довольно красочную картину состояния Миссии того периода. «...Почти все огромные и многочисленные корпуса подворья равно и помещения его бывшего начальника, заняты английскими правительственными учреждениями, а квартирная плата за них составляет единственную доходную статью русской миссии, состоящей ныне из 10-12 лиц в священном сане и монашеском чине. Вся паства нашей миссии состоит из двух женских монастырей... и еще 300 старых женщин, задержанных в Палестине войной 1914 года, а затем революцией. Эти старушки, а равно и монахини обеих обителей, содержатся более на средства нашей миссии, чем на собственные труды, хотя и трудятся очень усердно, но трудятся на камне среди чужих людей, иноверцев, боящихся переплатить лишнюю копейку в пользу бедной поденщицы или продавщице своих ручных изделий» [25].

Из другого письма: «Богослужение в часовне Св. Гроба начинается в полночь православной утреней и непосредственно следующей за ней литургией; затем служатся литургия армянская, католическая и т. д. Но еще за пять часов до утрени, т. е. в семь часов вечера, ротонда, посреди которой стоит часовня, наполняется русскими женщинами, остающимися здесь до конца литургии, т.е. до трех часов полуночи. Они то, после целодневных трудов, всю ночь посвящают молитве: беспрерывно поют и читают каноны и акафисты, а затем утреню и литургию. Эти женщины поклонницы живут в великом подвиге и в великой нужде; это своего рода обитель неусыпающих» [26].

Своим архипастырским визитом в Святую Земле митр. Антоний внес духовно ободряющую струю в души 400 членов Миссии насельников монастырей.

Ознакомившись с настроением представителей английского мандатного правительства в Палестине и возможностями материального улучшения положения Миссии, митр. Антоний возвратился в Сербию и вскоре во второй раз направил архиеп. Анастасия в Святую Землю, чтобы укрепить положение РДМ в Иерусалиме.

Много такта и дипломатического искусства требовалось от руководителей Миссии и Палестинского общества, чтобы сохранить русское богатство в Палестине. В очерке «Русские в Палестине» писатель Антонин Петрович Ладинский отдает должное умению управления русскими владениями в Иерусалиме священнослужителей РПЦЗ, и, прежде всего, митрополита Анастасия: «...отношение английских властей к русским духовным организациям в высшей степени благожелательное. Не малую роль в этом отношении сыграли такт, моральный авторитет и выдержка руководителей русской миссии...

...Митрополит (Анастасий - В.П.) в совершенстве владеет английским языком, много читает, следит за литературой и с заезжим писателем пожелал говорить на литературные темы. На столе у него лежит последняя книга Мортона о Св. Земле. Среди представителей английских властей авторитет его стоит на большой высоте. На всех официальных приемах, когда верховный комиссар принимает представителей различных культов, митрополит на полноправном основании представляет русскую религиозную общину» [27].

В 1925-м году была закончена постройка величественного трехпрестольного храма Свв. Праотцев у Мамврийского Дуба в Хевроне. Постройка была начата в 1906-м году, но была прервана из-за Первой мировой войны. Патриарх Иерусалимский Дамиан долго откладывал освящение этого храма, надеясь на скорое возрождение России и на то, что на торжество в Хеврон прибудет русский император. Все же архиепископу Анастасию удалось в 1925 году убедить Предстоятеля Иерусалимской Церкви совершить освящение храма [28].

Вот отрывок из воспоминаний об этом времени архиепископа Антония (Синькевича), который 17 лет служил Начальником Миссии, работая бок о бок с митр. Анастасием:

«...В 1926 г. английское правительство установило закон об управлении русскими имуществами в Палестине, суть которого сводилась к тому, что, ввиду неясности имущественных прав Миссии, на которую неоднократно посягало советское правительство, англичане, в лице иерусалимского губернатора, взяли на себя управление денежными и имущественными делами Миссии. Понимая, что в будущем им придется дать отчет в этом управлении, они действовали таким образом, чтобы не возбуждать против себя неудовольствия, и почти ничего не делали без согласия Миссии. Такая опека имела ряд плюсов и некоторые минусы. Положительная сторона заключалась в том, что англичане приложили все усилия, чтобы вывести Миссию из ее критического материального состояния. [...] Англичане уже обсуждали вопрос продажи некоторых имуществ Миссии, кроме лишь записанных на имя русского правительства, как было указано Верховному Комиссару Палестины из министерства колоний. Однако, ввиду своего желания поступить в делах управления имуществами Миссии с согласия последней, они посчитались с решительными и энергичными действиями архиепископа Анастасия, который стучался во все двери, используя свои обширные связи в Европе и считал необходимым сохранить все имущества; последние были таким образом спасены и сохранены полностью до 1948 г» [29].

В 1934 г. британским мандатским правительством РДМ был передан в собственность участок земли величиной в 10 тысяч квадратных метров на правом берегу Иордана вблизи места крещения Господа [30]. Из этого следует, что, несмотря на ограниченные материальные возможности, РДМ РПЦЗ не только сохранила дореволюционное достояние Русской Церкви в Святой Земле, но умножила его.

В 1935 г. архиепископ Анастасий приступил к исполнению обязанностей Председателя Архиерейского Синода РПЦЗ и был возведен Архиерейским Собором в сан митрополита. В 1936 г., по кончине митр. Антония, он был избран Предстоятелем РПЦЗ, с сохранением им и впредь должности наблюдающего за делами Духовной Миссии в Иерусалиме. Владыка Анастасий, пока это было возможно, приезжал ненадолго, в Палестину.

Руководители Миссии не могли не знать, что большевики попытаются наложить руку на русское ближневосточное наследие. 18 мая 1923 года нарком внешней торговли и полномочный представитель РСФСР в Лондоне Л. Б. Красин послал министру иностранных дел Великобритании маркизу Керзону ноту, в которой говорится: «Российское правительство заявляет, что все земли, гостиницы, больницы, школы и другие здания, как и вообще все другое движимое или недвижимое имущество Палестинского общества в Иерусалиме, Назарете, Кайфе, Бейруте и в других местах Палестины и Сирии, или вообще где бы оно ни находилось, составляет собственность Российского Государства. Российское правительство одновременно подтверждает свои аналогичные права на имущество бывшей Русской духовной миссии, которое находилось в ведении бывшего Святейшего Синода и которое, в силу этого и согласно декрету от 23 января 1918 г. об отделении Церкви от Государства, перешло в собственность Российского Государства. Наконец, Российское правительство констатирует то же самое в отношении движимого и недвижимого имущества бывшего Министерства иностранных дел в Палестине и Сирии (здания консульств и т. д.)» [31].

К счастью, нота Л.Б. Красина, как и последующие (в 1925 г.) переговоры полпреда Раковского в Лондоне, не возымели действия. В противном случае почти все богатства в русской Палестине были бы навсегда потеряны для Русской Православной Церкви [32].

Бывший Начальник Миссии в Иерусалиме Архиепископ Антоний в своих воспоминаниях отмечает, что одна из положительных сторон сотрудничества Миссии с английским мандатным правительством в Палестине заключалась в его защите от притязаний СССР [33].

При митр. Анастасии в Елеонской обители была завершена и освящена, начатая еще во время войны 1914 г., трапезная церковь во имя св. Филарета Милостивого и произведен генеральный ремонт часовни во имя св. Иоанна Предтечи, сооруженной на месте Обретения Его Главы, и, несколько позже, большого храма Вознесения Господня, который сильно пострадал от землетрясения в 1927 г.

В 1920-х и начале 1930-х гг. другой женский монастырь РПЦЗ - Гефсиманский и Вифанский монастырь Воскресения Христова представлял собою единую большую общину, основание которой было бы невозможно без участия двух англичанок — матушки Марии (Барбара-Стелла Робинсон) и сестры Марфы (Алиса Спротт). Обе они обратились в Православие и приняли монашеский постриг в 1933 г. во время посещения Палестины по пути в Индию. В 1934 г. они получили благословение на основание в Вифании общины во имя Воскресения Христова. Через год Митрополит Анастасий, тогдашний Первоиерарх нашей Церкви, назначил матушку Марию настоятельницей.

Желая следовать своему призванию и помогать бедным, новая настоятельница стала строить в Вифании школу и интернат для арабских девочек. Школа поддерживала высокие стандарты образования. И поныне она остается единственной православной школой для девочек в Св. Земле [34].

В 1938 г. матушка Мария передала управление школой сестре Марфе, а сама основала общежитие в Гефсиманском саду, владении РДМ с 1881 г., на котором в 1886 г. была построена в московском стиле церковь святой равноапостольной Марии Магдалины [35]. В храме покоятся честные мощи святых Новопреподобномучениц Великой Княгини Елисаветы и инокини Варвары. Великая Княгиня практически до конца своей земной жизни оказывала покровительство храму и возникшей вокруг него церковной общине. После ее мученической кончины в Алапаевске в 1918 г. и занятия этого городка частями Белой Армии, мощи Великой Княгини Елизаветы Феодоровны и ее келейницы инокини Варвары были вывезены в Китай, а затем в Палестину, где в 1921 г. и упокоились в соответствии с волей Великой Княгини [36].

В 1924 году начальником Миссии был архимандрит Иероним (Чернов) [37]. Прослужив в этом качестве всего лишь год, он затем перешел в состав священнослужителей РДМ. В 1935 г. он был приглашен архиепископом Виталием (Максименко) в США, где стал епископом Детройтской епархии РПЦЗ. Его сменил Архимандрит Киприан (Керн), который пробыл в Иерусалиме до 1931 года, откуда ушел в юрисдикцию митрополита Евлогия, посвятив себя богословским наукам в Свято-Сергиевском Богословском Институте в Париже. В бытность начальником Миссии в Иерусалиме о. Киприан тщательно изучил наследие архим. Антонина Капустина и впоследствии написал монографию, посвященную знаменитому предшественнику [38].

Определением Архиерейского Синода от 2 февраля 1933 года следующим Начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме стал архимандрит Антоний (Синькевич).

Насельница Елеонского монастыря монахиня Таисия [39] пишет, что новый Начальник безукоризненно вел дела Миссии, в том числе финансовые, а в годы войны добился от английских мандатных властей материального улучшения Миссии и ее обителей [40].

Среди прочего, архимандрит Антоний, совместно с игумениями монастырей, участвовал в создании особого комитета медицинской помощи. Комитет возглавлялся представителями Англиканской и Шотландской церквей, и состоял из начальника Миссии, настоятельниц монастырей, представительницы мандатного правительства, взявшей под свою опеку моральную и материальную стороны жизни малоимущего населения Палестины [41].

В начале Второй мировой войны состав монастырей Миссии пополнился проживавшими в Иерусалиме русскими паломницами, оставшимися в Иерусалиме с начала войны 1914 г.

Мать Таисия пишет, что в годы Второй мировой войны отношения английских властей и Иерусалимского Патриарха к Русской Духовной Миссии оставались доброжелательными.

Однако мирная полоса в жизни Миссии РПЦЗ в Иерусалиме вскоре сменилась периодом новых трудностей и разочарований.

Коллизии с Московской Патриархией

Международная деятельность Московской Патриархии существенно активизировалась с сентября 1943-го года, сразу же после приема председателем СНК трех митрополитов Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского), и Николая (Ярушевича).

На заседаниях 20-28 октября 1943 года «Синод (Московской Патриархии - В.П.) определил необходимым провести надлежащее выяснение об имуществе и зданиях, ранее принадлежавших б. Русской Православной Духовной Миссии в Палестине, после чего возбудить ходатайство о возвращении их» [42].

К этому времени у представителей Московской Патриархии завязалась активная переписка с Восточными патриархами, которые, как пишет М. В. Шкаровский, «теснимые другими религиозными течениями, ожидали получить от сильной и богатой Русской Церкви разнообразную помощь» [43].

Еще до окончания войны, 5 марта 1945 г. посол СССР в Лондоне вручил ноту британскому правительству с напоминанием о значительной недвижимости Российской Империи в Палестине, и требованием, дать указание британскому Комиссару Палестины «о передаче в возможно короткий срок всего имущества, равно как и доходов, полученных от его эксплуатации, в ведение советской дипломатической миссии в Египте» [44].

17 сентября 1945 г. Великобритании была вручена еще одна нота советского правительства [45]. Англичане затягивали вопрос о русском церковном имуществе в Святой Земле до самого окончания Мандата в Палестине.

С целью укрепить свои новые международные связи, в мае-июне 1945 г., патриарх Алексий (Симанский), понимая, что глобалистские устремления Сталина найдут прямое отражение в восточной политике советского тирана, отправился с официальным визитом к Иерусалимскому и другим восточным патриархам. В Святом Граде патриарх попытался убедить монастыри и общины, находившиеся в юрисдикции РПЦЗ, перейти под омофор Московской Патриархии. «Журнал Московской Патриархии» публиковал тогда оптимистические репортажи в духе советской пропаганды того времени о всенародном ликовании и всеобщем желании воссоединиться с МП, но в действительности дело обстояло иначе.

Глава Духовной Миссии архим. Антоний занял твердую позицию, хотя чины, приехавшие с патриархом Алексием, сразу предложили ему митрополичью шапку в случае перехода в МП. По согласованию с предстоятелем Иерусалимской Церкви патриарху Алексию было позволено посетить Елеонский и Гефсиманский монастыри.

Примечательны, в этой связи, воспоминания матери Таисии: «За несколько дней до его (патриарха Алексия) приезда в Палестину архимандрит (о. Антоний Синькевич - В.П.) был предупрежден иерусалимским губернатором об этом событии: дано понять, что ворота обители должны быть открыты для посещения Патриархом, но предоставлена полная свобода в характере приема.

[...] Его посещение было назначено в 4:30 ч. веч., время нашего вечернего богослужения.

Незадолго до его приезда у ворот обители появился наряд моторизованной вооруженной английской полиции, которая возвестила о прибытии гостей. Служба уже началась. Все сестры были в храме. Я вышла в притвор, чтобы лучше видеть всех сестер; оглянулась назад, и увидела вдали нашей длинной аллеи, ведущей от врат обители, странное шествие: два белых клобука (Патриарха и митрополита Николая Крутицкого), окруженных духовенством греческим, сирийским и своим, и целой толпой, в черных рубашках, чекистов; по обе стороны их шли по два английских полицейских с ручными пулеметами, готовыми на прицел.

[...] С приближением шествия к храму, я прошла внутрь его. Патриарх и все его окружение дошли до середины церкви и остановились; ни одна сестра не двинулась.

В момент его входа в храм, певчие пели псалом: Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых... Царские врата оставались закрытыми. Греческий Архиепископ Афинагор прошел в алтарь и раскрыл царские врата. Патриарх прошел через южные [двери] и все духовенство за ним.

[...] Архидиакон, сопровождавший Патриарха, проходя с ним к выходу, обратился к сестрам, стоявшим по обе стороны храма, с опущенными вниз глазами, со словами: Матушки, что вы не подходите взять благословение у Святейшего? Все сестры продолжали стоять и молились» [46].

Такой же прием ожидал патриарха в обители Святой Марии Магдалины в Гефсиманском саду.

Патриарх был раздосадован таким поворотом событий, но вместе с тем, как человек благородного происхождения, не смог не восхититься твердостью и послушанием сестер. Матушка Таисия вспоминает: «кто-то из стоявших рядом с патриархом расслышал его реплику: «Ну и дисциплина у архимандрита Антония!» [47]

С возвращением Патриарха Алексия в Москву борьба за Духовную Миссию усилилась. 10 августа 1945 г. Патриарх написал обращение «К архипастырям и клиру так называемой карловацкой ориентации» [48], призывая их принести покаяние и принять его омофор. 10 мая 1946 года Архиерейский собор РПЦЗ в Мюнхене принял заявление по поводу обращения Патриарха: «Мы не находим для себя нравственно возможным пойти навстречу этим призывам до тех пор, пока высшая церковная власть в России находится в противоестественном союзе с безбожной властью, и пока вся Русская Церковь лишена присущей ей по ее Божественной природе истинной свободы» [49].

В начале 1946 года председатель Совета по делам Русской Православной Церкви при СМ СССР Г.Г. Карпов предложил Сталину «усилить влияние на восточные патриархаты, которые хотя и малочисленны, но считаются авторитетными в православном мире, с целью использования их в будущем на своей стороне при решении ряда важных церковных вопросов» [50].

В 1946 году поездку на Ближний Восток предпринял митрополит Григорий (Чуков). По этому поводу Карпов писал: «Митрополит Григорий вручил им в качестве безвозмездной помощи от Русской православной церкви крупные суммы в валюте... [51]».

Вскоре Иерусалимская Патриархия прекратила литургическое общение с РДМ РПЦЗ [52].

Началось некоторое брожение умов в Горненском монастыре [53]. По словам матери Таисии, - «цель Московской Патриархии была отчасти достигнута: произошло разделение в доселе мирно и тихо жившей женской обители.

[...] Начинается ежемесячная выдача значительных денежных субсидий в здании Греческой Патриархии, в одном из ее монастырей, одним из ее архимандритов, известным своим коммунистическим направлением.

Тайно от начальства, пишет далее м. Таисия, сестры приглашаются к нему. Требовалось много усилий, частых бесед с сестрами и большого духовного авторитета от схиигуменьи Антонии (насельницы Горненского монастыря -В.П.), чтобы разъяснить сестрам всю пагубность приятия этих сребреников. Она прямо их называла Иудиными сребрениками. И все сестры, за малым исключением, устояли от этого соблазна» [54].

В 1948 г. началась Арабо-Израильская война [55]. В момент ухода англичан из Св. Града [56], отдельные его пункты, занятые прежде английской армией, были захвачены частью арабами, частью евреями. РДМ, которая вместе с домами ППО составляла большую группу так называемых «Русских Построек» в центре нового города на границе между арабской и еврейской частью, находилась под охраной английских войск, и словам очевидцев событий того времени, никто не знал, в чьи руки она попадет после 15 мая (день провозглашения независимости Израиля). Лишь в момент ухода англичан, на день ранее назначенного срока, обитатели Миссии увидели израильских боевиков, невозбранно занимавших покинутые англичанами правительственные учреждения в русских домах, в то время как с арабской стороны английские часовые никого не впускали. Небольшой монашеский состав Миссии (9 человек) заранее решил оставаться, чтобы не оставить на произвол судьбы двух храмов и самой Миссии.

Вооруженные силы Израиля заняли покинутые здания. С арабской стороны началась стрельба из орудий. Снаряды всех видов - зажигательные и разрывные - попадали в Миссию и вокруг нее. Бомбардировка продолжалась 28 дней без перерыва, стоившая Миссии жизни одного монаха; другой был ранен в своей келлии. Ежедневные богослужения совершались своим чередом, несмотря на то, что всякий выход из келлии в коридоры и храм был сопряжен с большим риском, ввиду падавших с грохотом снарядов. Еврейское военное управление объявило всех монахов в Миссии под домашним арестом, без права переписки и сношений с внешним миром, без разрешения на это военного губернатора. Через два месяца, однако, было получено разрешение на перевод состава Миссии в старый город вместе с группой арабских военнопленных. В Миссии были оставлены добровольцы иеродиакон Мефодий и монах Никифор с ключами от храмов и помещений для охраны имущества.

Архимандрит Антоний (Синькевич), тогдашний Начальник Миссии, в отчетах митрополиту Анастасию писал о тяжелом положении в Миссии в период войны. Из-за цензуры о. Антоний вынужден был писать отчеты по-английски:

«Утром 1/14 мая. Становилось ясно, что англичане уходят из Иерусалима, и наша Миссия будет захвачена израильтянами. В 8 утра английские часовые еще стояли возле нашего здания, но соседние здания — почта и тюрьма — уже находились в руках израильской армии, и оттуда слышались шум и громкие крики. [...]

Мы ожидали смерти и смотрели, с какой стороны ворвутся новые хозяева. Почти сразу израильские солдаты ворвались на второй этаж, и мы слышали их шаги. Но в самой Миссии никто не появлялся целых два часа, и в это время мы чувствовали себя осужденными на смерть.

В 11:30, когда мы с пересохшими ртами стояли в коридоре Миссии, ворвались вооруженные солдаты, выломав дверь из соседнего помещения. Солдаты были нервно возбуждены и ожидали встретить сопротивление. Увидев монахов, они спросили, кто мы. Командующий офицер обратился ко мне по-английски: «Не бойтесь, мы пришли защитить Вас. Где здесь угловая комната?» Немедленно они расположились с автоматами, ручными гранатами и другим оружием в Вашей угловой комнате, в зале и в моем кабинете с телефоном. Постепенно они занимали все больше комнат в этой части Миссии, превращая ее в часть своего штаба. В течение первых нескольких дней, поскольку мы оказались на передовой, обстрелу подвергался каждый, кто выходил наружу или оказывался возле окон. [...]

Наше существование в Миссии было более чем угнетенным, поскольку мы чувствовали себя полуворишками в собственном доме! Все происходило по команде израильтян, которые внешне обращались с нами в основном (но не всегда) с натянутой вежливостью. Мы не столько боялись артобстрела, сколько возможной мести, хотя обстрел был очень сильным.

В течение 28 дней Миссия подвергалась ежедневному артиллерийскому обстрелу ежечасно, днем и ночью, Наше здание получило от 100 до 200 прямых попаданий, и бесчисленное количество снарядов упало вокруг здания. О. Феофилакт был убит в своей келье в Миссии снарядом [...]. Мы похоронили его во время бомбежек без гроба, в небольшом садике возле малой церкви. О. Николай был ранен в руку осколком при входе в подвал, который он считал безопасной зоной. Снаряды не могли пробить толстые стены, но они иногда попадали через окна и двери. Практически ни одна комната не осталась без повреждений. [...]

К счастью, у обеих церквей Миссии пострадали только крыши, а внутри все оставалось почти неповрежденным.

[...] 6 мая, в день Иова Многострадального, в Миссии был проведен обыск. Для нас это было тяжелым испытанием.

Вооруженные до зубов люди приказали нам выйти из здания на 3 часа, предварительно обыскав меня. От нас потребовали все ключи, под угрозой, что иначе двери будут просто взломаны. Я попросил подтверждение, и мне показали поспешно написанную бумагу, где говорилось, что «любое сопротивление будет сурово наказываться». Однако вскоре стал ясно, что это представители сил безопасности Хагана, а не обычные бандиты. [...].

Через три часа меня пригласили одного. В кабинете было собрано множество наших папок, писем, договоров аренды и многие другие документы, касающиеся нашей недвижимости. Израильские солдаты очень нервничали, они сказали мне, что у них нет времени, поэтому они вынуждены забрать все это на 10 дней. Я попросил у них расписку. Они торопились, поэтому невозможно было составить полный список. Тогда я попросил их хотя бы пересчитать документы, и получил расписку на 78 договоров и других ценных бумаг. Среди бумаг я заметил свою переписку, касающуюся советской кампании против нашей Миссии. Также я увидел новую книгу о. Михаила (Польского - В.П.) «Каноническое положение Высшей Церковной Власти в СССР и за рубежом».

Производившие обыск уехали, а я старался не сломаться окончательно от этого тяжелого удара, хотя я чувствовал себя совсем раздавленным. Это были документы, которые я собирал в течение 15 лет. Мне приходилось ездить по всей Палестине и разыскивать их по старым турецким архивам, прежде чем удалось найти регистрацию наших земель. Часть документов удалось получить после долгих судов; многие были получены согласно Земельному соглашению во время британского правления. В результате основная часть нашей собственности была зарегистрирована должным образом. Теперь казалось, что все эти усилия предприняты зря. [...] Потеря этих документов означала потерю собственности. [...]

30Прошло десять дней, но документов не возвращали. Я мало надеялся на это и боялся, что их передадут новому советскому консулу Ерасову, который, по сообщениям газет, скоро должен был приехать. Через две недели я отправил письмо в Силы безопасности Хагана. Ссылаясь на выданную мне расписку, я указывал, что земельные документы не могут представлять угрозу общественной безопасности; они принадлежат нам и представляют для Миссии большую ценность. Ответа не было. После этого я трижды ходил к военному коменданту и просил его вернуть нам документы, но это тоже было бесполезно.

[... ]Далеко не всем удавалось получить разрешение на выезд с помощью Красного креста. Просто чудом наш запрос приняли. [...] С Божией помощью удалось починить разбитые израильтянами двери собора, спрятать ценные церковные вещи и сделать в Миссии все необходимые распоряжения. Но самым замечательным был возврат наших документов! Их принес тот же самый израильский солдат, который забирал их. Он извинился, что держал их полтора месяца вместо обещанных десяти дней. [...] Я оставил о. Мефодию значительный запас еды, некоторую сумму денег и удостоверение о том, что он является ответственным за здания и церкви. [...] За несколько минут до нашего отъезда по моей просьбе человек, отвечавший за осмотр багажа, неожиданно разрешил мне взять документы, касающиеся нашей собственности. Он осмотрел их и не позволил вывезти только несколько прилагавшихся к ним планов, которые остались в Миссии» [57].

Почти одновременно израильтяне захватили селение Горнее (6 км. от Иерусалима), - место рождения св. Иоанна Предтечи и встречи Божией Матери св. прав. Елисаветой. Вместе с Горним к евреям отошел и женский горненский монастырь Русской Миссии, часть состава которого в количестве 30 сестер перед этим бежали [58].

В результате Арабо-Израильской войны 1948 года Иерусалим и Палестина были разделены между только что созданными государствами - Израилем и королевством Иордании. Имущество РДМ и ППО оказалось по обе стороны демаркационной линии, рассекшей Иерусалим на две части. Большинство Святых Мест и ценных археологических месторасположений, рассеянных по всему Старому Городу, пришлось на территорию Иордании. Здания и доходные участки на окраине города оказались на израильской стороне, в так называемом Новом Городе.

В первые несколько лет после Второй мировой войны разносторонние усилия Архиерейского Синода, направленные на упорядочение церковной жизни в епархиях Европы, Северной и Южной Америки, Австралии и Китая, лишили его возможности настаивать на защите имущественных прав на территории Израиля.

15 мая 1948 г., Израиль объявил себя независимым государством и в числе первых, кто признал новое правительство, был СССР. Первый руководитель Израиля Бен-Гурион был признателен Советскому Союзу за решающую поддержку в ООН и за чешское оружие, доставленное к берегам Израиля в самый трудный период войны за независимость. Израиль объявил все русское имущество «выморочным» (брошенным) и все имущество РДМ и ППО, находившееся на территории Израиля, было, по распоряжению социалистического правительства, передано СССР.

20 мая - спустя 5 дней после основания Израиля - был назначен «уполномоченный по делам русского имущества на территории Израиля» И.Л. Рабинович, который, по его словам, с самого начала «делал все возможное для передачи его Советскому Союзу» [59]. В письме заместителя министра иностранных дел СССР В.А. Зорина на имя председателя Совета по делам Русской Православной Церкви при СМ СССР Карпова от 10 сентября 1948 г. указывалось: «Учитывая сложившуюся в Иерусалиме обстановку, посланник т. Ершов внес следующее предложение: 1. Назначить и в ближайшее время прислать начальника Русской духовной миссии от Московской Патриархии, а также представителя Русского палестинского общества, выдав им соответствующие правовые полномочия и доверенности для принятия и управления имуществом. [...] 2. В целях сохранения оставшихся архивов Духовной миссии и Палестинского общества от возможного уничтожения или расхищения передать все документы на хранение в Англо-Палестинский банк или вывезти их под охраной еврейских властей в Тель-Авив на хранение в нашей миссии. МИД СССР с предложением т. Ершова согласен. Прошу вас принять необходимые меры... » [60].

Вскоре после этого в Израиле открылось советское посольство. Вслед за ним советское правительство разрешило послать в Иерусалим Духовную Миссию Московской Патриархии [61] и предъявило права собственности на русское имущество.

После установления дипломатических отношений с СССР правительство вновь основанного государства Израиль передало советским представителям все имущество, которое находилось в его пределах и которое было приобретено частными лицами, Миссией и ППО не только до, но и после большевистского переворота 1917 г.

Свидетели событий того времени рассказывают, что передача имущества, находившегося на территории Израиля, была проведена поспешно и порою жестоко. Многие монахи и монахини были просто выдворены из страны. Передача же Свято-Троицкого собора в Иерусалиме была осуществлена на основании записки от 1 декабря 1948 г., составленной по-русски, за печатью военного губернатора Иерусалима, в которой сказано: «Господину иеродиакону Мефодию: Настоящим предлагаем Вам передать ключи и все другие вещи Русской Духовной Мисии, представителям православной Церкви, прибывшим из Москвы, каковыми являются архимандрит Леонид и священник о. Владимир» [62].

Эта записка была доставлена отцу Мефодию названными представителями МП в сопровождении группы крепких молодых мужчин в штатском из советского посольства и нескольких наблюдателей от израильского правительства. Отец Мефодий наотрез отказался сдавать ключи вверенного ему храма. Тогда молодые люди в штатском окружили священнослужителя и стали его избивать. Израильские наблюдатели в избиении не участвовали, но и не защищали его. Сила взяла свое: избитого до потери сознания, о. Мефодия бросили в канаву, ключи от храма сорвали с его пояса, и «передача имущества» состоялась. Следует отметить, что значительная часть имущества, переданного израильскими властями якобы во владение Русской Православной Церкви в 1948 году, была затем продана израильскому государству советскими властями в 1964 г. [63].

То, что составляло потерю для РДМ РПЦЗ, явилось значительным приобретением для компартии СССР. Когда Израиль отторг от Русской Зарубежной Церкви имущество в занятой им части Иерусалима, он передал его не Российскому Палестинскому обществу (так называлось ППО в СССР с 1918 по 1992 гг. - В.П.), а правительству СССР, которое в свою очередь передало часть церковного имущества МП, а большую часть продало Израилю.

РДМ МП использовалась не только для церковных нужд, но и в пропагандистских целях. Автор этого сообщения мог в этом убедиться, когда в 1980-х годах посетил русский участок в Яффе. В одном из помещений я обнаружил груду разбросанных на полу коммунистических брошюр 40-50-х годов и портреты советских вождей [64].

* * *

В последние годы Российская Церковь приобрела свободу, о которой долгие годы все мы усердно молились. К сожалению, до сих пор Московской Патриархии и Зарубежной Церкви не удалось преодолеть приведшие к разделяющим нас разногласия, хотя в последнее время наблюдается потепление в отношениях. Надеюсь, что наша конференция послужит на пользу церковного мира. Дай Господь, чтобы этот процесс продолжался, дабы богатейшее наследие России в Святой Земле стало достоянием, доступным всей полноте Русской Церкви и чтобы многочисленные верующие из России, и чада РПЦЗ, могли бы вместе поклоняться святым местам в Палестине, и главное, вместе приобщаться Свв. Христовых Тайн во всех храмах Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

____________
Примечания:

1 Бесценное свидетельство подвига русских паломников содержится в книге английского писателя Стивена Грэма, вышедшей в Лондоне в 1916 году под названием With the Russian Pilgrims to Jerusalem («С русскими паломниками в Иерусалим»). Грэм присоединился к одному из русских паломнических караванов и, растворившись в среде паломников, совершил с ними путь от Константинополя до Палестины, посетив вместе с ними святые места и затем проводив их обратно до Одессы. «Путешествие русских крестьян в Иерусалим, пишет Грэм, - наиболее замечательное явление в современной русской жизни. Его история есть великий национальный эпос. ...Что бы ни случилось со мной во время моего дальнейшего странствования по миру, я ни мало не сомневаюсь в том, что даже когда я буду стар и сед, я буду оглядываться на него, как на нечто наиболее удивительное, что я встречал на своем пути, как на совершенно исключительное шествие, в каком я когда-либо принимал участие. …Это было желание сердца, гений искания, который научил меня искать Иерусалим через Россию.

2 Михаил Нуайме. Мои семьдесят лет. (Пер. с арабского С.М. Бациевой), Москва, 1980 г. с. 117-118.

3 Члены Миссии прибыли в Иерусалим 17 февраля 1848 г. В ее состав входили архимандрит Порфирий (Успенский), будущий епископ и затворник Феофан и два студента, окончивших Петербургскую Духовную семинарию.

4 К.Н. Юзбашян. Исторический сборник. № 6, 2000 г. С-Пб. С. 11.

5 Я. Лисовой, Русское духовное присутствие в Святой Земле в XIX - XX в. на сайте РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Ru с. 8.

6 Общество получило высочайшее утверждение в мае 1882 г. Через несколько лет в титуле появилось еще одно обозначение: Императорское. С 1918 г. оно стало называться Российским Палестинским обществом и входило в состав Академии наук. В 1992 г. историческое название было восстановлено, и оно вновь стало значится как Императорское НПО. За предлами России ППО никогда не прекращало своей деятельности.

7 В марте 1917г. она сложила с себя полномочия «в связи с произошедшими политическими изменениями». Олег Пересылки», Православное палестинское общество вновь становится императорским, Независимая газета, 4 февраля 1993 г.

8 § 1 устава ППО гласил: «Православное Палестинское общество учреждается с исключительно ученою и благотворительною целями, для достижения которых ему предоставляется:
а) собирать, разрабатывать и распространять в России сведения о святых местах Востока;
б) оказывать пособие православным паломникам этих мест;
в) учреждать школы, больницы и странноприимные дома, а также оказывать материальное пособие местным жителям, церквам, монастырям и духовенству».
К.Н. Юзбашян. Палестинское общество: страницы истории. Исторический сборник. № б, 2000 г. С-Пб. С. 10.

9 «Мысль о создании общества возникла у В. Н. Хитрово в 1876 г., когда он в качестве паломника впервые посетил Палестину. Побудительными причинами были глубокая личная вера и по-своему понятые государственные интересы России на Ближнем Востоке. Проект В. Н. Хитрово об учреждении частного общества (Духовная миссия, Палестинский комитет, Палестинская комиссия были учреждениями официальными) казался окружавшим лишенным реальности. [...] До самой смерти в 1903 г. он был секретарем общества и вел свое детище по им же самим разработанной программе. В. Н. Хитрово опубликовал множество статей и заметок по палестиноведению и по вопросам, связанным с деятельностью общества». К.Н. Юзбашян. Палестинское общество: старницы истории. Исторический сборник. № 6, 2000 г. С-Пб. С. 9, 11.

10 GeorgSeide, Monasteries and Convents of the Russian Orthodox Church Abroad: An Historical Review, Munich, 1990, pp. 69-70. Среди наиболее видных владений Миссии назовем следующие:
Монастырь на Елеонской Горе с храмом Вознесения, буквально в нескольких шагах от места Вознесения Господа;
Монастырь на вершине горы в Айн-Кареме (который по древнейшим преданиям отождествляется с Горним градом Иудовым, где родился Иоанн Предтеча);
Храм, апельсиновая роща и фруктовые сады в Яффе - на месте дома и гробницы прав. Тавифы (Деян. 9: 36-41);
Часовня и скит в Уади Фаран у Мертвого моря,
Монастырь св. Марии Магдалины в Гефсиманском саду,
Фруктовые сады близ Иерихона,
Участок у берега реки Иордан,
Монастырь и церкви в Хевроне, у Дуба Мамврийского (Быт. 18: 1-2);
Каменный порог Судных Врат в Иерусалиме, через которые Господь взошел на Голгофу. Это место известно теперь под названием «Русские раскопки» или «Александровское подворье».

11 Мандат - это составная часть системы, созданной Лигой Наций, согласно которой народы, «которые еще не способны существовать самостоятельно», должны находиться под управлением «передовых государств». Со временем такое государство-мандаторий, к которым относились, в основном, державы Антанты, передаст свои полномочия местному населению. В истории Палестины мандат охватывает период 1920 -1948гг., причем с 1922 г. из этой подмандатной территории было исключено Заиорданье (Трансиордания). Давид Мендельсон, Британский мандат, Иерусалим, 1997, с. 1.

12 Walter Zander, Israel and the Holy Places of Christendom, New York 1971, p. 62-63.

13 Архиеп.Никон Рклицкий, Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Т. 5. Нью-Йорк. 1959. Стр 17-18.

14 Архиепископ Аполинарий (в миру Андрей Васильевич Кошевой) родился в Полтавской губернии, окончил Полтавскую Духовную Семинарию,миссионерские курсы и Киевскую Духовную Академию. В 1917 г. был хиротонисан во Епископа Рыльского, викария Курской Епархии, а в 1919 г. был поставлен во главе новой самостоятельной Белгородской Епархии. В 1924 г., по просьбе митрополита Платона Архиерейским Синодом РПЦЗ был назначен викарием Северо-Американской Епархии с титулом Виннипегским (Канада). Большим испытанием для еп. Аполинария было отпадение митр. Платона от РПЦЗ и учиненный им в 1926 г. раскол. 31 марта 1927 г. он Архиерейским Собором был назначен временно управляющим Северо-Американской и Канадской Епархией. Скончался 19 июня 1933 г. в возрасте 59 лет. 6 апреля 1965 г. состоялось перенесение останков архип. Аполинария, с городского кладбища в Нью-Йорке в склеп за алтарем Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле, шт. Нью-Йорк. Православная Русь № 22 1974, с. 10-11.

15 В 1924 году, по просьбе митр. Платона (Рождественского) Архиерейский Синод РПЗЦ назначил архиеп. Аполинария викарием Северо-Американской Епархии. Святой Елеон. The Mount of Olives Convent. 1886-1986. Иерусалим, 1986. С. 54.

16 Блаженнейший митрополит Анастасий — второй Первоиерарх РПЦЗ, в миру Александр Алексеевич Грибановский, родился 6 августа 1873 г., в селе Братках, Борисоглебского уезда Тамбовской губернии, где его дед по матери, а потом отец, были священниками.
По окончании Тамбовского Духовного Училища и Семинарии, он был послан в Московскую Духовную Академию, ректором которой был в то время архим. Антоний (Храповицкий), впоследствии — митр. Киевский и Галицкий, и затем в изгнании — Председатель Архиерейского Синода РПЦЗ.
По окончании курса Духовной Академии, в апреле 1898 г., Грибановский был пострижен в монашество с именем Анастасия, вскоре посвящен во иеродиакона и во иеромонаха. В августе того же года он был приглашен на должность помощника инспектора Московской Духовной Академии.
В 1900 году иером. Анастасий был назначен инспектором Вифанской Духовной Семинарии, близ Троице-Сергиевой Лавры, а в июле 1901 года возведен в сан архимандрита.
После пяти лет службы в Московской семинарии архимандрит Анастасий был хиротонисан во епископа Серпуховского, викария Московской епархии.
В мае 1914г. был назначен на кафедру епископа Холмского и Люблинского. В конце 1915 г. он был перемещен на Кишинёвскую кафедру, а в 1916г. был возведён в сан архиепископа.
В августе 1917 г. он выехал из Бессарабии в Москву на созванный тогда Всероссийский Поместный Собор. Архиепископ Анастасий оказался в числе кандидатов в патриархи, получив 77 голосов из общего числа 309. В 1918 г., после реорганизации Высшего Церковного Управления архиепископ Анастасий был избран членом Священного Синода и одновременно Высшего Церковного Совета. В октябре 1918 г., выехал из Москвы в Одессу в надежде восстановить прерванные отношения с Бессарабией.
В связи с угрожающим положением на юге России архиепископ Анастасий в 1919г. должен был выехать из Одессы в Константинополь. Возвратившись на короткое время в Россию, он вошел в сношение с Высшим Церковным Управлением, возглавляемым митр. Антонием, исполнял некоторые его поручения и в 1920 г. снова выехал через Одессу в Константинополь, где ему было поручено управление православными русскими общинами Константинопольского округа. Здесь он возглавил Русский Комитет и развил там среди русских беженцев, число которых насчитывалось до 175 000, многостороннюю пастырскую деятельность.
В ноябре 1921 г. принял участие в состоявшемся в Сремских Карловцах Первом Всезаграничном Церковном Соборе.
В 1935 г. возведён в сан митрополита и оставлен на постоянное пребывание в Сремских Карловцах в качестве помощника находившегося в болезненном состоянии митрополита Антония.
Когда 28 июля 1936 г. митр. Антоний скончался и митр. Анастасий единодушно был избран на пост председателя Архиерейского Синода и Собора РПЦЗ.
В августе 1938 г., под его председательством, был созван Второй Всезарубежный Церковный Собор из епископов, клира и мирян.
Вскоре после оккупации Югославии германскими войсками чины гестапо произвели в покоях митр. Анастасия обыск, а затем изъяли делопроизводство Архиерейского Синода. Несколько позже они сделали попытку использовать в своих целях авторитет архипастыря — предложили обратиться к русскому народу с призывом — оказать содействие немцам в их походе против большевиков. Митрополит отклонил это предложение, считая, что цели немецкой политики в отношении России сомнительны.
В сентябре 1944 г., когда советские войска уже приближались к Белграду, главная масса русских обитателей его устремилась в Вену. Туда же эвакуировался вместе со всем составом Архиерейского Синода и его канцелярией и митр. Анастасий.
Из Вены митрополит со всем Синодом переехал сначала в Карлсбад, а затем, уже по окончании войны, летом 1945 г. — в Мюнхен, который на время сделался крупным центром русской церковной и общественной жизни.
В США митр. Анастасий переехал 23 ноября 1950 г. На Архиерейском Соборе 27 мая 1964 г. новым Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви был избран Брисбенский епископ Филарет (Вознесенский), а митрополит Анастасий ушел на покой.
Митр. Анастасий скончался 22 мая 1965 г. Похоронен в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, в штате Нью-Йорк.

17 Архиеп,Никон (Рклицкий), «Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого». Т. 5. Нью-Йорк. 1959. Стр 17-18.

18 В начале XX века, православные арабы начали кампанию за участие арабов в управлении дел Патриархии, каковое управление находилось целиком в руках греков. В декабре 1908 г. вопрос настолько заострился, что чуть не привел к открытому возмущению. Патриарх Дамиан, со своей стороны, склонен был удовлетворить законные права, но не мог этого сделать, встречая оппозицию в среде своего Синода и Патриархов Константинополя и Александрии. В связи с внутренними брожениями, по окончании 1-й Мировой войны, Патриарх оказался один, без епископов: некоторые из них отказались ему подчиниться». Прот. Александр Трубников. Ближний Восток - Колыбель Православия, Мадрид, 1964. 155-156. 

19 Архиеп.Никон (Рклицкий), «Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого». Т. 5. Нью-Йорк. 1959. Стр18.

20 Н. Тальберг. «Святая Русь на Святой Земле», «Православная Русь» № 14, 1958, с. 6

21 «...В случае если Высшее Церковное Управление во главе со Святейшим Патриархом почему-либо прекратит свою церковно-административную деятельность, епархиальный архиерей немеделенно входит в сношения с архиереями соседних епархий на предмет организации Высшей Церковной Власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях...». Акты Святейшего Птариарха Тихона, Москва, 1994, стр.169.

22 Родился 17 марта 1863 г. Сын помещика Новгородской губернии. Окончил Петербургскую Духовную Академию и в том же году постригся в монашество (1885). Ректор Московской Духовной Академии (1890-1894). Ректор Казанской Духовной Академии (1894-1900). Хиротонисан во епископа 7 сентября 1897 г. Епископ Уфимский (1900-1902), Волынский (1902-1914), архиепископ Харьковский (1914-1917). Митрополит Киевский и Галицкий (1917). Один из трех кандидатов на избрание в Патриархи на Соборе 1917-1918 г. Покинул Россию в 1920 г. Возглавлял Русскую Зарубежную Церковь (Синодальную) (1921-1936). Скончался 28 июля (10 августа) 1936 г. в Белграде. Десятитомная биография митрополита Антония составлена архиеписком Никоном (Рклицким) (Нью-Йорк, 1956-1963).

23 Архиеп. Никон (Рклщкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Т. 10. Нью-Йорк. 1963. С. 35.

24 Примечательно, что, недовольная выступлениями митр. Антония против так называемых церковных «реформ», Константинопольская Патриархия не хотела допустить путешествия владыки Антония на Восток. 8 мая 1924 года владыка Антоний получил на Афоне от Константинопольского патриарха письмо, в котором было указано, что без согласия и разрешения Констанинопольского патриарха владыка Антоний не может оставить Афон. Владыка Антоний ответил патриарху письмом, в котором сообщил об обстоятельствах, при которых он прибыл на Афон, и просил его разрешения выехать в Палестину. Конечно, такая просьба со стороны владыки Антония, была только актом вежловости, Константинопольский патриарх не мог ни разрешить, ни воспретить путешествий владыки Антония, и он, не получив никакого ответа от патриарха, выехал из Афона, известив патриарха о своем отъезде ввиду того, что срок его виза истекает 14/27 июля. Архиепископ Никон (Рклщкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого». Т. VII. Нью-Йорк. 1961. С.41.

25 Архиепископ Никон (Рклицкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Нью-Йорк. Т. VII, 1961 г. стр. 44.

26 Там же, стр. 47.

27 Путешествия в Святую Землю, Москва, 1994, с. 234-237.

28 В письме митр. Антонию архиеп. Анастасий писал: «Событие, которого Вы ожидали с таким же волнением, как и мы, по милости Божией, совершилось. Церковь в Хевроне освящена Святейшим Дамианом, Патриархом Иерусалимским, в назначенный день, т. е. 18/31 мая - в воскресенье св. Отец. [...] Фанатические прежде хевронцы были даже в церкви во время богослужения, живо интересуясь ходом последнего. Немногие тамошние христиане, удаленные до сих пор на 40 верст от храма, говорили, что, наконец, и они почувствовали себя подлинно христианами. Русская наша паства ликовала кажется, так же, как Давид при перенесении ковчега завета. Большое удовлетворение испытывал и Блаженнейший Патриарх от сознания сделанного им столь важного дела не только для Русской Церкви, но и для Православной вообще. [...] Признаюсь я редко так живо ощущал благодать освящения дома Божия; прежде казавшийся несколько холодным, храм сразу одухотворился и благоухал святыней». Архиепископ Никон (Рклщкий). Жизеописание блженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого, Нью-Йорк, Т. VII, 1961 г. С. 46-47.
В 1997 г. участок в Хевроне, с собором Св. Троицы, был чинами службы безопасности Палестинской автономии отнят у РПЦЗ и передан МП.

29 Цит. По статье Н. Тальберга «Святая Русь на Святой Земле», «Православная Русь» № 13,1958, с. 14.

30 А.В. Псарев, «Владение Русской Зарубежной Церковью дореволюционным церковным имуществом: исторический и моральный аспект», Православная Русь, № 18 2000, стр. 9-10.

31 Н. Лисовой, Русское духовное присутствие в Святой Земле в XIX - XX в. на сайте РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Ru с. 11 -12.

32 «...В 1935 г. НКИД CCQP направил полпреду СССР в Италии Б.Е. Штейну «доверенность» Палестинского общества и протокол его заседания с правом отказаться от церкви, странноприимного дома и другого имущества в г. Бари, что и было сделано в июле 1937 г. В 1964 году советское правительство продало российские земельные владения, среди которых часть принадлежала ИППО, Израилю за 4 млн. долларов». Олег Пересылкин. Православное палестинское общество вновь становится императорским. Независимая газета, 4 февраля 1993.

33 Н. Тальберг, «Святая Русь на Святой Земле», «Православная Русь» № 13, 1958, с. 14.

34 Georg Seide. Monasteries & Convents of the Russian Orthodox Church Abroad.^ An Historical Review. Munich, 1990. pp. 77-78.
Описание Вифанской школы этого периода см. в журнале «Святая Земля», выпуск за январь 1940 г. стр. 11-16.

35 Семикупольный храм с колокольней, был воздвигнут в память матери Государя Императора Александра III Царицы Марии Александровны.

36 Погребение тел новомучениц совершил Патриарх Дамиан в сослужении многочисленного духовенства. Их гробы были помещены в усыпальнице под нижними сводами храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. В 1982 г. останки двух новомучениц были перенесены в верхний храм.

37 В миру Иван Иванович Чернов, сын надворного советника Владимирской Губернии, родился в 1878 г. По окончании Владимирской Духовной Семинарии в 1899 г. был учителем церковно-приходской школы. С 1902 г. был священником в селе Обращиха Владимирской Епархии. В 1909 г. поступил в Московскую Духовную Академию, которую окончил в 1913 г. магистрантом и оставлен профессорским стипендиатом на кафедре библейской истории. В 1914 г. был преподавателем Курской Духовной Семинарии и в 1915 г. — ее инспектором. В 1919г., будучи Наместником Курского Знаменского монастыря, возведен в сан архимандрита. В 1920 г., во время эвакуации, прибыл в Сербию, где два года был на приходе и один год преподавателем монашеской школы в сербском монастыре Раковице. В 1923 г. назначен Русской духовной властью Начальником Русской Духовной Мисии в Иерусалиме. В 1924 г. подал в отставку и с того времени оставался членом Миссии. Сведения из журнала «Святая Земля», Иерусалим, № 4 1935, с. 93.

38 Очерк архим. Киприана (Керна) вышел в свет в Белграде в 1934 году и переиздан в Москве в 1997-м.

39 Монахиня Таисия (Карцева Татьяна Георгиевна, в схиме Антония) (1901 -1997 (по другим данным, 1994). Эмигрировала во Францию. Подвизалась в Покровской женской обители во Франции. Переехала в Святую Землю и подвизалась там в Елеонском монастыре. Иконописица.
Творения: Русские святые: 1000 лет русской святости. - Бюси-ан-От: Покровский монастырь, 1977 (составитель) (2-е издание - Джорданвилль, 1983; 3-е издание - СПб.: Азбука, 2000. 816 с.). Русское православное женское монашество XVII-XX вв.: К 1000-летию Православия на Руси. Джорданвилль, 1985. 279 с. (составитель).

40 «Сестры, прежде, при нормальном положении страны, получавшие ежемесячно на свое содержание по 50 пиастров (полтора доллара), стали получать по 85 пиастров, и одно время даже по 1 анг. Фунту и 35 пиастров (что составляло три с половиной доллара). Созданное же в то время английским правительством Продовольственное Учреждение Food Control давало возможность приобретать по незначительным ценам насущные продукты (муку, сахар, рис, картофель, молоко и жиры). Сестры не голодали». Н. Тальберг, «Святая Русь на Святой Земле», Православная Русь № 15, Джорданвилль, 1958 г. с. 7.

41 Там же, с. 7.

42 М.В. Шкаровский, Русская Правосланая Церковь при Сталине и Хрущеве, Москва, 1999 г, стр. 287.

43 Там же, стр. 288, и далее пишет: «На январском 1945 г. Поместном Соборе (Русской Церкви - В.П.) присутствовали главы и представители 8 автокефальных Православных Церквей, не только заявившие о своей признательности правительству СССР, но и фактически давшие согласие на совместную борьбу с Ватиканом, который представлялся советскому руководству основным противником в новой религиозной международной политике. В ответ гостям Собора было подарено 80 музейных предметов драгоценной утвари. Щедрая материальная поддержка Восточных Патриархов,как инструмент воздействия на них, активно применялась и в дальнейшем.

44 Н. Лисовой. Русское духовное присутствие в Святой Земле в XIX - XX в. на сайте РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Ru с. 12.

45 Там же.

46 Н. Тальберг, Святая Русь на Святой Земле, Православная Русь, 1958, № 16, с. 8.

47 Там же, с. 8. М. Таисия приводит в своих воспоминаниях и такие подробности: «Последняя попытка была сделана Патриархом при отъезде его, когда молодой сирийский митрополит Илья (Карам) явился к архим. Антонию с собственноручным письмом Патриарха Алексия, адресованным митрополиту (Анастасию - В.П.), но по существу обращенным к Начальнику Р. Д. Миссии.
В нем стоял вопрос о передаче Миссии Начальником ее советской Патриархии, сулившей за это архим. Антонию сан митрополита».

48 Журнал Московской Патриархии 1945, № 9, стр. 9-12

49 Церковная жизнь № 3-4, Мюнхен, 1947. С. 5-6.

50 О.Ю. Васильева, Кремль против Ватикана, с. 39.

51 О.Ю. Васильева. Русская Православная Церковь в политике советского государства в 1943-1948 гг., Москва, 2001, с. 205.

52 Мать Таисия: «Впервые об этом узнает архим. Антоний в канун праздника Успения Божией Матери, когда он, по обычаю, пришел в греческий Гефсиманский храм, к Гробнице Царицы Небесной, чтобы сослужить греческому духовенству в чине погребения Божией Матери.
Беря благословение у предстоящего архиерея на облачение, он услышал слова: Вам с нами служить нельзя...
Вскоре происходит и другое печальное событие: попытка захвата Горненского женского монастыря при содействии греческого архиепископа Афинагора Севастийского, в присутствии правительственного чиновника, администратора Русской Духовной Миссии, араба-католика и незначительной группы сестер обители, уже подпавших под влияние московской пропаганды». Н. Тальберг. Святая Русь на Святой Земле. Православная Русь, №16, Джорданвилль. 1958. С 9.

53 Бывший тогда Начальник РДМ РПЦЗ архим. Антоний (Синькевич) в своих воспоминаниях пишет: «...пятую колонну организовала некая Ксения Горячковская, прибывшая в Иерусалим из Женевы задолго до войны и принятая по ее прошению в состав сестер (Горненского монастыря - В.П.). Впоследствии она оказалась открытой советской агенткой. Ей удалось привлечь на свою сторону несколько сестер худшего настроения, из общего числа около 150, а также и духовника иером. Исайю, что было особенно странно, т.к. последний потерпел много гонений в СССР, сидел там в заточении и бежал в Эстонию, откуда добрался до Иерусалима. Эта группа сестер, тайно от начальства Миссии, вместе с иером. Исайей, ездили на аэродром в город Лидду... встречать патриарха, который запоздал и в тот день не прилетел. Корреспонденты же напечатали об этом в газетах и указали имена встречавших». Я Тапъберг. Святая Русь на Святой Земле, Православная Русь, № 17, Джорданвилль, с. 17.

54 Там же, с. 9-10.

55 Война возникла по следующему поводу. Управлявшая Св. Землей с 1919 г. Великобритания постановила передать Палестинский вопрос на рассмотрение ООН. 30 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН постановила разделить Палестину на два государства - еврейское и арабское, а город Иерусалим с окружающими селениями и Св. Местами, включая Вифлеем, (а также находящийся на севере, в Галилее, Назарет) объявить международным городом под контролем ООН. На 30.000 арабского населения в Иерусалиме имелось свыше 100.000 евреев. Арабы жили преимущественно в старом городе, окруженном стенами, евреи - в новой или западной части Иерусалима. Английская администрация, согласно этому постановлению, должна была покинуть Св. Землю не позднее июля 1948 г., передав управление территорией временной комиссии ООН, которая в свою очередь должна была передать власть двум новым государствам. Евреи приняли постановление ООН; арабы заявили, что будут сопротивляться разделу всеми им доступными средствами. В стране началась полномасштабная война. Англичане заявили также, что не находят возможным допустить представителей ООН для передачи власти ранее 1 мая 1948 г., т. е. за две недели до своего ухода, который был назначен на 15 мая, «чтобы не случилось двойственности власти». К 1 мая царил хаос, учреждения не функционировали, война между арабами и евреями происходила невозбранно в присутствии англичан, комиссия ООН не явилась, т. к. ее функции в такой обстановке были бы неосуществимы, и Св. Земля 15 мая была покинута английским правительством, горевшая в пожаре войны.
К 15 мая пять окружающих Палестину арабских государств по взаимному соглашению выступили против евреев. Часть Иерусалима, бывшая в руках арабских добровольцев, главным образом в старом городе, была занята заиорданскими войсками. Здесь, так же как и в других местах Св. Земли, начались бои, продолжавшиеся 28 дней до заключения первого перемирия, достигнутого ООН. Православная Русь № 106 1949г. с. 11.
56 Причины ухода Великобритании из Палестины вызывают оживленную дискуссию среди историков. Некоторые из них полагают, что причиной была диверсионная деятельность некоторых (или всех вместе) еврейских организаций. Указывается, что в особенности подорвали решимость англичан оставаться в Палестине две операции, проведенные ЭЦЕЛем: взрыв в отеле "Царь Давид" в Иерусалиме (июль 1946г.) и казнь двух британских сержантов (июль 1947г.). Другие историки считают, что англичане оставили Палестину в результате действий Хаганы по доставке в страну нелегальных иммигрантов, что наносило значительный ущерб престижу британского правительства.
Третья группа историков видит уход Великобритании из Палестины как часть курса на свертывание империи, исходя из тяжелой послевоенной экономической ситуации. В период!945-48гг. Великобритания оставила значительную часть своих колониальных владений, включая даже "жемчужину британской короны" Индию. Экономические трудности обусловили и зависимость Великобритании от США, с чем связано влияние США и в палестинском вопросе. В этой обстановке сыграла свою роль также поддержка сионистского движения американским еврейством — Трумэн, ставший презиндентом США после смерти Рузвельта, хотел заручиться еврейскими голосами на выборах в Конгресс и на президентских выборах. Давид Мендельсон, Британский мандат, Иерусалим, 1997 г., с. 9-10.

57 Копия письма архим. Антония (Синькевича) от 14/27 июля 1948 г. хранится в архиве редакции периодического издания «Православная Русь» в Джорданвилле, США.

58 Настоятельница монастыря, игуменья Елизавета с сестрами арабками, не желая подчиниться Московскому Патриарахту, перебралась в Иорданию, потом во Францию и, наконец, в Лондон, где основала Богородице-Благовещенский монастырь. Игуменья Елизавета скончалась в 2002 г.

59 Н. Лисовой, Русское духовное присутствие в Святой Земле в XIX — XX в. на сайте РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Ru с. 12.

60 Там же, с. 13.

61 14 октября 1948 г. Сталин подписал распоряжение Совета Министров СССР «дать согласие Московской Патриархии на выезд из СССР в Государство Израиль для постоянной работы архимандрита Леонида (Лобачева Ильи Христофоровича) в качестве Начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме и Елховского Владимира Евгеньевича в качестве священника миссии». Н. Лисовой. Русское духовное присутствие в Свяой Земле в XIS - XX в. на сайте РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. Ru с. 12.

62 Из письма архим. Антония (Синькевича) от 25 июля/7 августа 1948 г. Архив периодического издания «Православная Русь» в Джорданвилле, США.

63 «Сделка была бы полностью забыта, если бы не исследования, проведенные в 1990 г. американским историком Стефаном Баталденом. Тщательно исследовав все записи, хранящиеся в государственных архивах Лондона, он выявил 36 объектов недвижимости, которые находились во владении Императорского палестинского общества и Русской духовной миссии в Иерусалиме. Половина из них была продана Хрущевым за смехотворную даже по тем временам сумму в 4,5 миллиона долларов. При этом Государство Израиль выплатило Москве наличными лишь 1,5 миллиона, а остальные обязалась компенсировать поставками апельсинов.
За давностью лет не представляется возможным разыскать накладные этого груза, однако, по утверждению экспертов, почти половину цитрусов пришлось просто выбросить. Апельсины гнили, ибо шли долго, а потом на земле древней Палестины началась война (1967 г. - В.П.), и недопоставки были списаны на боевые действия.
Как бы то ни было, сделка Никиты с молодым еврейским государством вошла в историю, как 'апельсиновая'». Известия, № 229, 29 ноября 1994 г.

64 «В начале 1960 г. РДМ (МП) подарила компартии Израиля участок земли в центре г. Назарета, напротив источника, куда в юные годы ходила за водой Пресвятая Дева Мария. Израильские коммунисты, видимо по примеру своих товарищей в СССР, предполагали на этом участке устроить вначале кинотеатр, а затем автомобильную стоянку (израильская газета «Маарив» 14 мая 1969 г.). Почему-то теперь в патетических выступлениях против Зарубежной Церкви никто не вспоминает об этом участке, приобретенном на деньги граждан российской империи, которые вряд ли согласились бы с таким решением». А. В. Псарев. Владение Русской Зарубежной Церковью дореволюционным церковным имуществом: исторический и моральный аспект. Православная Русь, № 18, Джорданвилль. 2000 г. с. 11.

Виктор Потапов, протоиерей РПЦЗ, настоятель Иоанно-Предтеченского собора в Вашингтоне
Доклад на II церковно-исторической конференции в г. Москве в 2002 г.

Седмица.Ru

Тэги: Русская Палестина после 1917 года, Русская Палестина, недвижимости ИППО, РДМ

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню