RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 2. Августин (Никитин)

Таврический отдел Императорского Православного Палестинского Общества (1900-1917 гг.): по материалам «Таврических епархиальных ведомостей». Р.А. Близняков, М.А. Агатова

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

24 октября 1918 Совет Коммун предложил Академии наук принять Палестинское общество в свое ведение

25 октября 1950 написали заявление о вступлении в РПО член-корр. А.И. Якубовский и д.и.н. Н.В. Пигулевская, редактор 24-х Палестинских сборников

26 октября 1950 академик В.В. Струве и член-корр. П.В. Ернштедт написали заявление о вступлении в РПО

Соцсети


Романовский Иерусалим

Большое значение в истории русских августейших паломничеств имели личные религиозные убеждения. Когда император Александр II, создавая в 1859 году Палестинский комитет, или по полному титулу «Комитет для принятия мер по устройству в Палестине русских богоугодных заведений для православных поклонников», сказал: «Это для меня вопрос сердца», он выразил общее отношение Романовых к Святой Земле.

В 1619 году основатель династии Романовых царь Михаил Фёдорович пригласил в Москву Патриарха Иерусалимского Феофана. Его сын Алексей Михайлович продолжил традицию личного общения с восточными патриархами. Пётр Великий в 1691–1699 годах вёл переписку с Патриархом Досифеем об освобождении Иерусалима и провозгласил в Константинопольском трактате 1700 года защиту русских паломников одной из главных задач российской дипломатии на Востоке. Анна Иоанновна в 1735 году ввела «Палестинские штаты», с целью упорядочить регулярную финансовую поддержку православных патриархатов и отдельных обителей. Император Александр I в 1818 году создал Иерусалимское подворье в Москве, а его брат Николай Павлович в 1847 году учредил Русскую духовную миссию в Иерусалиме.

С.36


Великий князь Константин Николаевич

Первым в Святую землю приехал сын Николая I великий князь Константин Николаевич. Его визит в Иерусалим оценивается сегодня историками как реванш за неблагоприятные для России условия Парижского мирного договора после неудачной для нас Крымской войны. Двадцать четвёртого апреля 1859 года великий князь с супругой Александрой Иосифовной и первенцем Николаем на паровом фрегате «Палкан» отплыли из Афин к берегам Палестины. Двадцать восьмого апреля гости высадились на берег в Яффе и через два дня были торжественно встречены Патриархом Иерусалимским Кириллом II «при громадном стечении народа» в храме Гроба Господня (Воскресения Христова). Этот визит подробно, день за днём, описывается в «Санкт-Петербургских ведомостях» № 180 за 1859 год. От Яффы их сопровождали 600 моряков русской эскадры, а при въезде в Иерусалим эскорт составляли уже 2000 всадников.

За десять дней пребывания высокие гости осмотрели в Иерусалиме храм Воскресения Христова, Крестный путь, базилику Святой Анны, место Рождества Богородицы, Иосафатову долину, Гефсиманию с гробницей Богородицы, Гефсиманский сад, место Вознесения на Елеоне, посетили англиканскую и армянскую церкви, горницу Тайной Вечери на Сионе, башню Давида, Силоамский источник, монастырь Святого Саввы Освящённого, Вифлеем, Вифанию и Крестный монастырь, мечеть Омара. Для великокняжеской четы неоднократно совершались богослужения.

Одной из важнейших целей приезда в Иерусалим было решение вопросов, связанных с приобретением Россией участков земли для возведения собственного комплекса зданий, который объединил бы консульство, Духовную миссию с храмом, паломнические подворья и больницу. «Во исполнение высочайшей воли великий князь входил лично во все подробности вопроса о покупке участка земли для постройки наших богоугодных заведений» (4, с. 108–109). Он осмотрел и одобрил первые российские земельные приобретения в Иерусалиме: участок недалеко от стен Старого города, где, по преданию, во время осады Иерусалима в 1099 году стояли шатры Готфрида Бульонского, и участок близ храма Воскресения в Старом городе. На первом участке планировали возвести так называемые Русские постройки – самая крупная недвижимость России в Палестине, на втором ныне расположено Александровское подворье с храмом Александра Невского.


Иерусалим. Троицкий собор.
Фотография 1860-х годов

В апреле 1860 года в дневниках великого князя Константина Николаевича появились записи о Русских постройках и будущем Троицком соборе в Иерусалиме. К проектированию и строительству храма были привлечены несколько архитекторов, а руководителем проекта стал Михаил Иванович Эппингер. К 1864 году строительство было завершено. И первое, что бросалось в глаза паломникам и путешественникам, подъезжавшим к городу, были Русские постройки, увенчанные величественным храмом, отразившим не только соединение традиционных образцов русского и византийского церковного зодчества, но и вкус высокого заказчика.

В октябре 1872 года в ходе поездки по Ближнему Востоку Святую землю посетил великий князь Николай Николаевич Старший, который в сопровождении кавалерийской свиты проскакал верхом сотни километров от Бейрута до Дамаска и от Дамаска через Галилею, Фавор, Назарет, долину Иордана до Иерихона, а затем до Иерусалима и Яффы. Великого князя сопровождали герцог Евгений Максимилианович Лейхтенбергский и принцы Александр и Константин Петровичи Ольденбургские.

С.37

В Иерусалиме великий князь провёл пять дней, с 26 по 30 октября. За годы, прошедшие после приезда его старшего брата, за городскими стенами, у яффской дороги возник целый русский город, о котором слагались легенды.


Троицкий собор.
Современный вид

Двадцать восьмого октября 1872 года великий князь присутствовал при освящении Троицкого собора, строительство которого было закончено ещё в 1864 году, но отделка внутреннего убранства оттягивалась из-за недостатка средств. В Иерусалиме каждый год «ждали, что к празднику Троицы последует освящение собора русского» (1, с. 128). Думали об этом и в Петербурге. Председатель Палестинского комитета великий князь Константин Николаевич считал, что «несовместимо с достоинством России и несогласно с волею Государя Императора оставлять недоконченным храм, построенный русским правительством на пожертвования всего православного русского народа» (4, с. 146–147).

Так постепенно складывался Русский Иерусалим. Его архитектурные особенности до сих пор во многом определяют исторический облик Святого города и позволяют говорить: это Иерусалим романовский не только по эпохе и архитектурным стилям, но и по топонимии. Имена лучших представителей династии и сегодня звучат в ряду замечательных памятников отечественной культуры и искусства.


Домовая церковь Русской Духовной Миссии в Иерусалиме — храм во имя царицы-мученицы Александры

Первая русская церковь в Святой Земле, домовый храм Русской духовной миссии в Иерусалиме, была освящена 28 июня 1864 года во имя царицы-мученицы Александры – в память императрицы Александры Фёдоровны, супруги Николая I. В стенных росписях и сегодня прослеживается чёткая романовская схема: в нише северной стены – большая копия иконы Дионисия «Распятие», а по бокам – образы Александра Невского и Марии Магдалины, небесных покровителей Александра II и его супруги Марии Александровны, работы любимца царской семьи художника-академиста А. И. Неффа. Под западной аркой – икона Сергия Радонежского и праведной Елизаветы, небесных покровителей великого князя Сергия Александровича и его супруги, княгини-мученицы Елизаветы Фёдоровны.


Гефисмания. Постройка храма во имя святой Марии Магдалины – в память императрицы Марии Александровны на склоне горы Елеон.
1887 г.

Двадцать первого мая 1881 года начальник Русской духовной миссии архимандрит Антонин (Капустин) показывал святыни Елеона великим князьям Сергию и Павлу Александровичу и их двоюродному брату, великому князю Константину Константиновичу, прибывшим в Палестину с поминальным паломничеством по почившей императрице Марии Александровне. В качестве наиболее удачного места для церкви Марии Магдалины – в память об императрице – он указал верхнюю часть Гефсиманского сада на склоне Елеона. Закладка храма состоялась 21 января 1885 года. В закладной надписи было сказано: «Сей священный храм во имя святой равноапостольной Марии Магдалины заложен по воле благочестивейшего Государя Императора Александра Александровича и Августейших Его братьев великих князей Владимира, Алексея, Сергия и Павла Александровичей в память в Бозе почившей родительницы их бла-

С.38

гочестивейшей Государыни Императрицы Марии Александровны» (8, с. 412).


Храм во имя святой Марии Магдалины.
1888 год

Храм был построен за три года, в его создании участвовала вся царская семья. Большую часть денег на строительство – 135 000 рублей – пожертвовал Александр III, по 15 000 выделил каждый из четырёх его братьев, ещё 5000 – их сестра Мария Александровна, герцогиня Эдинбургская. Представители придворной аристократии участвовали в украшении и обустройстве храма (5, с. 436–438), освящение состоялось в праздник Покрова, 1 октября 1888 года. Для участия в торжествах великий князь Сергий Александрович предпринял своё второе паломничество в Святую землю – на этот раз с супругой великой княгиней Елизаветой Фёдоровной и братом Павлом Александровичем.


Храм во имя святой Марии Магдалины.
Современный вид

Московские маковки и кокошники делают храм не только одним из узнаваемых памятников Русской Палестины, но и архитектурной «визитной карточкой» современного Иерусалима. Главным украшением является белый мраморный иконостас, иконы для которого были написаны известным историческим живописцем В. П. Верещагиным, а большие панно в верхней части стен (это не фрески, а огромные прикреплённые к стене холсты), отражающие основные эпизоды жизни Марии Магдалины, принадлежат художнику Сергею Иванову. Сегодня по бокам от иконостаса находятся мраморные раки с мощами великой княгини Елизаветы Фёдоровны и инокини Варвары, принявших мученическую смерть 18 июля 1918 года.

Память о Марии Александровне хранит в своём названии и Мариинское подворье. Императрица неоднократно изъявляла желание поклониться святыням Палестины. Несмотря на то что поездка так и не состоялась, Мария Александровна оставалась покровительницей и благодетельницей русских учреждений в Палестине. Сохранившиеся памятники её заботы и благочестия – Русская больница в Иерусалиме, построенная начальником Русской духовной миссии епископом Кириллом (Наумовым) на предоставленные

С.39

ею деньги, и Русская школа для арабских девочек в Бет-Джале (2, с. 121–134).

Имя её сына, великого князя Сергия Александровича, носит Сергиевское подворье, построенное Императорским Православным Палестинским обществом, которое он возглавлял в 1882–1905 годах, и освящённое 20 октября 1889 года, а имя его супруги Елизаветы Фёдоровны, председателя ИППО в 1905–1917 годах, – Елизаветинское подворье.


Дом великого князя

Построенный в память о великом князе Константине Николаевиче дом на Гефсиманском участке, близ храма Марии Магдалины, и сегодня называется «Домом великого князя». Первоначально планировалось посвятить дом памяти великой княгини Александры Георгиевны, жены великого князя Павла Александровича, но после смерти великого князя Константина Николаевича дом решено было посвятить и его памяти, тем более что Александра Георгиевна приходилась ему внучкой.


Церковь во имя святого Александра Невского над Порогом Судных Врат

Церковь во имя святого Александра Невского над Порогом Судных Врат на Александровском подворье была освящена 22 мая 1896 года в память почившего императора Александра III – создателя Императорского Православного Палестинского общества. Николаевское подворье, освящённое 6 декабря 1905 года, носит имя последнего российского самодержца.


Великий князь Александр Михайлович

В январе 1889 года Иерусалим посетил великий князь Александр Михайлович, ни словом, впрочем, не обмолвившийся в своих «Воспоминаниях» (3) об этой поездке. Между тем «никем неожиданная» щедрость Александра Михайловича произвела большое впечатление: «Патриарху готовит бахшиш в 2000 франков. Бетджальским нашим (в русскую школу. – Р. Б.) подарил 200 франков. Столько же дано в Омаровой мечети. Прелестно. Теперь, конечно, оделяет монастыри Иорданские…» (6, л. 102 об.). Русской духовной миссии было передано «четыре свёртка (очевидно, 4000 франков. – Р. Б.) от имени великого князя» (6, л. 103). «Великое умиление и спешное изготовление скудных приношений в ответ на свёртки, – отмечает архимандрит Антонин в дневнике. – На заявление моей всесердечной признательности щедрому даятелю мне только отвечено было, чтобы не разглашать о случае. Совершенно по-евангельски» (6, л. 103 об.). Много лет спустя дочь и зять великого князя отправились по его стопам в Палестину.


Наследник цесаревич Николай Александрович

В октябре 1890 года в Святой Земле ждали наследника цесаревича Николая Александровича. Была подготовлена к освящению церковь в Русском доме на Александровском подворье, приезд наследника должен был существенно укрепить русские позиции на Ближнем Востоке. Но по рекомендации Министерства иностранных дел посещение Иерусалима было отменено в связи с обострением церковно-политической ситуации в Османской империи. Разочарование наследника было сильным: «Его Императорское Высочество глубоко сожалеет о том, что в этот раз Ему не удалось выполнить душевное своё желание лично посетить Святой град и места столь дорогие всему христианскому миру и нашему Царскому Дому в особенности. Государь Наследник утешается мыслью, что Ему удастся в будущем посетить Иерусалим и поклониться Гробу Господню», – писал архимандриту Антонину князь В. Барятинский (7, л. 1).

Императору Николаю II не суждено было совершить палом-

С.40

ничество в Святую землю. Почти на четверть века великокняжеские паломничества прекратились. Лишь в предгрозовой обстановке кануна Первой мировой войны Палестина встречала особ императорского дома. С некоторой долей условности к ним можно отнести паломничество племянницы Николая II княжны императорской крови Ирины Александровны вместе с её мужем князем Феликсом Юсуповым в 1914 году.

Памятники, связанные с домом Романовых, существуют и вне Иерусалима. Неподалеку от Назарета, в Муджедиле, в 1885 году была построена первая церковь Палестинского общества в Святой Земле – храм во имя преподобного Сергия Радонежского. В том же году на средства Общества возведена церковь Георгия Победоносца в Кане Галилейской. На северных и южных дверях иконостаса были изображены преподобный Сергий и святая праведная Елизавета. После убийства Сергия Александровича Назаретскому подворью Палестинского общества присвоено наименование «В память великого князя Сергия Александровича», а Хайфское подворье Русской духовной миссии так и называлось Романовское. Наконец, освящение храма Ильи Пророка на горе Кармил в Хайфе в 1913 году было приурочено к торжествам 300-летия дома Романовых.

Любое из августейших паломничеств в Святую землю было связано с задачами внешней политики, каждое влекло за собой длинный шлейф политических, экономических и гуманитарных последствий – то, что академик Ф. И. Успенский назвал когда-то «конкуренцией народов на Ближнем Востоке». Визит в Иерусалим принца Уэльского Эдуарда привёл к созданию в 1865 году Британского фонда исследований Палестины. Приезд прусского кронпринца, будущего императора Фридриха III, – к учреждению в 1872 году Немецкого палестинского общества. Паломничество кайзера Вильгельма в 1898 году – к германско-турецкому сближению и последующему вовлечению Османской империи в Тройственный союз.

Романовский Иерусалим не возник бы, не будь в истории русских великокняжеских паломничеств. Не все они были одинаково значимы с точки зрения внешней политики и дипломатии, истории Церкви и русско-палестинских связей, но каждое было уникально и составляло часть той работы, из которой складывалось русское присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке.

Литература и источники:

1. Антонин (Капустин), архимандрит. Из Иерусалима. Статьи, очерки, корреспонденции. М., 2010.

2. Бутова Р. Б. Школа Е. Ф. Бодровой. К 150-летию русского учебного дела в Святой Земле // Русская Палестина. Россия в Святой Земле / Мат-лы Междунар. науч. конф. СПб., 2010.

3. Великий князь Александр Михайлович. Воспоминания. Париж, 1933. (Репринт: М., 1991).

4. Дмитриевский А. А. Императорское Православное Палестинское общество и его деятельность за истекшую четверть века. 1882–1907. М. – СПб., 2008. С. 108–109.

5. Лисовой Н. Н. Гефсиманский во имя Марии Магдалины монастырь // ПЭ. Т. XI.

6. ОР РНБ. Ф. 253 (А. А. Дмитриевский). Оп. 1. Д. 174. Л. 102 об. – 103 об.

7. Письмо генерал-майора князя В. Барятинского, состоящего при наследнике цесаревиче великом князе Николае Александровиче, к архимандриту Антонину. Красное море, 30 ноября 1890 г. // Архив РДМ. П. 69. Д. 1442. 1 л.8. Россия в Святой Земле. Документы и материалы / Сост., подг. текста, вступ. ст. и ком. Н. Н. Лисового. Т. I. М., 2000.

С.41

Бутова Р.Б., кандидат исторических наук

Публикация из журнала «Русская история» № 3 (17), 2011 г., стр. 36–41.

Русская история

Тэги: Русская Палестина, августейшие паломничества, вел.кн. Константин Николаевич, святыни Иерусалима

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню