RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 3. Августин (Никитин)

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 3-4.

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

22 ноября 1878 родился почетный член ИППО великий князь Михаил Александрович

22 ноября 1884 на Совете ИППО были выработаны правила по созданию отделов в городах империи

22 ноября 1906 секретарем ИППО стал А.А. Дмитриевский

Соцсети


Просветительская деятельность России в Палестине

В конце XIX века, а именно - в 80-е годы, возникла сильная конкуренция между частными школами в Палестине[*], принадлежащими Великим  державам, прежде всего Франции  и  России.  При  этом  вначале русские школы  пользовались более высокой репутацией в силу симпатии населения к России и большой численности православной общины. Эти  школы были  широко распространены.

«Православная церковь открывала бесплатные школы в Палестине, Сирии и Ливане. Их учебные программы были скоординированы, административное руководство велось на самом современном уровне. Когда православная община в каком-то селении хотела заиметь у себя русскую школу, ей нужно было только собрать пожертвования и построить подходящее здание. Что же касалось учителей, книг, тетрадей, чернил, ручек, мебели, административных расходов - все это получалось бесплатно»[1] .

Вначале Русская Духовная Миссия в Иерусалиме открывала школы в Святых местах, пользуясь поддержкой религиозных и гуманитарных обществ, а также отдельных благотворителей, которая направлялась русской церковью и поощрялась правительством. «После создания в 1882 году Православного Палестинского общества, деятельность по созданию школ приняла более регулярный характер»[2]. «После основания Общества появились школы, принадлежащие непосредственно ему. Так была открыта школа для мальчиков в селении Аль-Маджайдал, через год еще три в селениях Кафр-Ясир, Ар-Рама и Аш-Шаджара. В 1885 году открылась школа для девочек в Назарете, после чего количество школ стремительно возрастало»[3].

«Русские (московские)[**] школы в Палестине отличались образцовой постановкой преподавания»[4]. Хотя обстановка в них была весьма бедной, они опирались на лучшие принципы русской педагогики, которые превосходили уровень педагогического мастерства в различных миссионерских учреждениях Западной Европы и США, несмотря на их превосходное оборудование»[5].

В отличие от школ других миссий, русские школы уделяли особое внимание преподаванию арабского языка, а также естественных предметов. Программы  разрабатывались  так,  чтобы помочь учащемуся адаптироваться в окружающем его жизни   чтобы у него или родителей не возникало ощущения, будто школа  стремится  оторвать его от родного общества и привязать к другому, которому эта школа принадлежит. «Поэтому особое внимание уделялось изучению арабского языка и арифметики. Арабский язык и арифметика были предметами первой категории значимости; география, история, природоведение - второй, а основы русского языка - третей  категории.  По-иному обстояло дело в других зарубежных школах, где изучению своих языков уделялось гораздо больше внимания, чем изучению арабского языка»[6].

Как известно, «вначале арабский язык много выиграл от сильной конкуренции между европейскими католиками, английскими и американскими протестантами и русскими православными; каждое из этих вероисповеданий стремилось нагляднее показать свое выгодное отличие от Османского государства в его турецком варианте тем, что поощряло изучение и распространение арабского языка. Однако, западноевропейские и американская миссии изменили свою политику после того, как пришли к выводу, что в их интересах ориентировать христиан на отход от идеи «арабизма» и в то же время привязывать отдельные их слои или всю общину целиком к «материнскому»  государству»[7]. В свою очередь русская школа продолжала сохранять внимание к арабскому языку. «Кроме того, по мнению Православного Палестинского общества, учащиеся должны были овладеть арабским языком для того, чтобы читать молитвы на своем языке, иметь способность полноправно участвовать в своей собственной культуре»[8]. Поэтому население с удовлетворением относилось к существованию подобных  школ в селах и  городах, а учащиеся охотно посещали эти русские школы. Всеобщее удовлетворение их деятельностью было еще большим по той причине, что «разработанные для русских школ в Палестине учебные программы принимали во внимание особенности жизни и быта палестинского населения, в том числе природу и климат этих мест, и поэтому учебный год продолжался не более 6-7 месяцев»[9].

Несмотря на значительные успехи в деятельности учебных заведений Православного Палестинского общества, достигнутые за несколько лет их деятельности, перед ними стояли и многие трудности. Так, при создании первых школ педагоги столкнулись с проблемой незнания арабского языка, особенностей жизни местного населения, с противодействием османских властей. Но благодаря настойчивости руководителей, высокой ответственности и самоотдаче русских и арабских учителей все трудности, стоявшие перед учебными заведениями, были преодолены»[10].

Здесь необходимо указать, что вначале  (до создания Палестинского общества) перед подобными школами ставилась задача воспитания арабской молодежи православного вероисповедания в правильном религиозном духе. Поэтому на разных ступенях обучения основу учебной программы составляли Закон  Божий и  русский язык. Затем, однако, программы претерпели изменение в пользу других наук, в том числа было усилено внимание к арабскому языку. Постепенно вводились практические предметы, способствующие привитию учащимся полезных умении и навыков, включая и навыки ручного труда: переплетное дело, столярное дело, сельскохозяйственные знания. Были  введены такие предметы, как «современные методы сельского хозяйства», «выращивание плодовых деревьев», «лесоводство»; изучался и такой предмет, как  «музыка»[11]. Авторы программ предусмотрели  в них время для уроков  физкультуры,   хорового   пения,  прогулок  на  природу,  которые ученики и ученицы совершали вместе с учителями не реже раза в неделю»[12]. Это помогало сближению населения и учеников с русской школой, русскими учителями, к более глубоким связям между ними, чего не наблюдалось в школах других церковных миссии.

Благодаря росту числа таких школ, у учащихся не было проблем с продолжением учебы. Получив начальное образование в небольшом селе, они могли продолжить его в соседних более крупных селениях или городах. Уже само это обстоятельство внушало учащимся чувство гордости за то, что они записаны в русскую школу.

Что касается проблемы учеников, то следует отметить, что «учитель А.И. Якубович (работавший в педагогическом училище г. Назарета) написал много учебников на арабском языке для палестинских школ и издательств, принадлежащих ППО. Он составил также «библиографический указатель» и другие справочники. Благодаря упорной, настойчивой деятельности педагогов школ и училищ, были написаны новые учебники, появились карты, электрические приборы, наглядные пособия и инструменты для преподавания основ гигиены, санитарии и медицины»[13].

С другой стороны следует отметить важность изучения учащимися русского языка, их  большой  интерес  к нему, как языку самобытной и глубокой культуры, на котором написаны величайшие литературные произведения.

«Таким образом осуществлялось преподавание русского языка, и он стал популярным  предметом, окруженным особым отношением. Ученики начали распевать по-русски на Рождество, в праздник Тезоименитства русского Императора. Вывешивали русский флаг, портреты Императора и  Императрицы. У православных арабов возникало чувство падежной защиты. Арабские школьники и школьницы поражали своих учителей способностями к изучению русского языка, в некоторых школах отдельные дни отводились целиком для общения по-русски. Старшие помогали младшим, владение русским языком было предметом гордости. Ученики назаретской школы даже начали распевать русские песни во всеуслышание, разгуливая  по улицам  и  загородным дорогам»[14].

Знание русского языка позволяло учащимся и выпускникам русских школ читать п переводить на арабский язык русскую литературу. В книге «Над арабскими рукописями» И. Ю. Крачковский писал: «Хотя учащиеся не все свободно говорили по-русски, им всем был хорошо известен журнал «Нева», на который они подписывались. У каждого в доме были сочинения Тургенева, Чехова и даже книги из серии «Знание» в зеленой обложке, которые начали выходить в то время. Более того, иногда у них оказывалась запрещенная  в России литература»[15].

В целом школы Православного Палестинского общества производили на посетителя очень хорошее впечатление с первого взгляда. Царящие в них порядок и чистота, уровень преподавания, очень серьезное внимание к детям, забота педагогов об учениках - всем этим отличались школы ППО.

Выпускница русской школы, впоследствии профессор Ленинградского университета К. Оде-Васильева так объясняла некоторые причины успеха русских школ:

«Деятельность и задачи наших русских школ отличаются от деятельности и задач западноевропейских и американских школ тем, что последние ставят своей целью сделать из людей естественных рабов для себя, в то время как наша цель - сделать искренних людей хорошими и чистыми. Другое различие возникает из стремления их обществ превратить арабов-мусульман и христиан, для чего они пели антиисламскую пропаганду. В школах ППО не только не занимались этим, но более того, старались познакомить нас христиан-арабов со славными достижениями нашего народа с момента возникновения ислама, а также с историей нашей литературы».

М. С. Соловьева писала из Назарета: «Здесь все любят русских, тепло и радостно встречают их. Здешний народ чего-то ждет от русских»[16].

В силу всех указанных причин и  факторов количество русских школ в Палестине, Сирии и Ливане быстро возрастало. К 1914 году в Палестине была открыта 101 школа»[17]. Открытие такого большого количества школ за  короткий промежуток времени  поставило перед Обществом  серьезную проблему, связанную с укомплектованием этих школ учителями, в том числе русского языка. Для ее решения в конце XX   века было создано два   училища  по  подготовке  квалифицированных учителей  различных  предметов. Одно из них - мужское в г. Назарет, второе - женское в местечке Бейт-Джала, недалеко от Вифлеема.

Мужское педучилище в г. Назарет

В   1886   году   Православное   Палестинское   общество   построило в Назарете большое здание мужского педучилища, где в течение 4-х лет должны были  готовиться учителя paзличных  предметов для последующей работы в русских школах в Палестине, Сирии и Ливане. Училище было названо в честь одного из основателей Палестинского общества В.Н. Хитрово»[18]. Задача укрепления тесных связей учащихся с окружающим арабским миром соблюдалась в самых мельчайших деталях и не только в программах обучения, но и в формальных вопросах. Так, «в училище была введена единая официальная форма одежды, которая представляла собой национальный палестинский костюм: длинная рубашка, поверх нес серый пиджак, па голове феска - головной убор, распространенный на этой территории, в том числе в Сирии и Ливане. Все это придавало училищу арабский колорит и обусловило симпатии к нему населения, в отличие от других училищ и школ, где учащихся заставляли одеваться на европейский манер и возбуждали тем самым неприязненное отношение населения, особенно патриотов»[19].

Русское педучилище в Назарете процветало, особенно когда ППО удалось укомплектовать его лучшими преподавателями, среди них Искандер Джебраил Кезма, один из лучших педагогов-наставников. Джебраил Фоте из Бейрута преподавал арабский язык, он - глубокий знаток языка, автор сочинения о теории арабской метрики Аль-Халиля ибн Ахмеда под названием «Ясное изложение наук о размерах и рифмах». Рассчитанная на 6 лет программа по арабскому языку начиналась с изучения трактата «Альфийя» («Тысячница») Ибн-Малика в комментированном изложении Ибн Акыля и заканчивалась историей арабской литературы, разработанной одним из русских востоковедов»[20].

В первые годы деятельности мужского педучилища в Назарете состоялся первый выпуск (около 24 человек). В учебном плане было 13 предметов, а именно: религия, арабский язык, русский язык, греческий язык, история, география, арифметика, тригонометрия, арабская каллиграфия, рисование, пение, ремесло, физическая культура. После того, как в училище состоялся первый выпуск в 1890 году, оно получило всеобщее признание. Лучшие выпускники получили рекомендации для продолжения образования в Киевской духовной академии. Подобная традиция сохранялась в течение всего периода деятельности училища.

В  Сообщениях ППО от 1893 года о первой группе выпускников говорилось: 

«Теперь мы пожинаем первые плоды трудов палестинских и сирийских учащихся. Один   из  тех,   кто  продолжил образование в Киевской духовной академии, Г.А. Халеби, стал преподавателем училища ППО. Г. Абу Дервиш, закончивший назаретское педучилище, был принят учителем одной из организованных Обществом сельских школ»[21].

Следует также указать, что учащиеся педучилища работали в принадлежащих ППО клиниках в г. Назарете и изучали там фельдшерское дело.

«Назначение выпускника педучилища преподавателем сельской школы делалось при условии, что он работал в  клиниках Общества, оказывал помощь жителям, которые нередко умирали от незнания элементарной гигиены. Учителя Общества обязаны были нести дежурство и обеспечивать необходимыми лекарствами в случае вспышки какой-либо болезни; они помогали врачам осматривать больных»[22].

Русское училище получило широкую известность во всем регионе, в него был большой приток учащихся. В один год было принято 210 человек, большинство – с проживанием в общежитие»[23].

«Можно привести имена выпускников русских в Палестине, которые впоследствии вели педагогическую деятельность и имели определенное влияние на литературный и педагогический процесс. Среди них Искандер аль-Хури, Халиль Бейдас, Сулейман Каббаин, Фадиль ан-Нимр, Насер Иса, Ниама ас-Саббаг»[24], а также Насер Рамадан, Шафик Нассар, Кульсум Оде, Фаузи Халиль»[25].

Русские училища в Палестине давали возможность получить образование и арабам из других стран (которые тоже сыграли свою роль в развитии литературного и идейного движения). К числу известных деятелей такого рода можно отнести Насиба Ариду, Михаила Искандера, Михаила Нуайме[26], Абдель Хаддада[27].

Женское педучилише в Бейт-Джале


Бет-Джала. Здание учебных заведений Императорского Православного Палестинского Общества в 1892 г.
Фото: Русские учреждения в Святой Земле и почившие деятели ИППО 1882-1907

Педучилище в Бейт-Джале является одним их русских учебных заведений. Первоначально оно было основано в Иерусалиме в 1858 году из средств одной русской благотворительницы, затем его взяла под свое покровительство Великая княгиня Мария Федоровна (оно явилось первой русской школой для девочек в Палестине – прим. автора).

Греческий православный патриарх выступал против существования этого училища, поэтому его попечителям пришлось перевести его в Бейт-Джала, где до 1869 года оно располагалось в арендованном здании, а затем переехало в специально построенное для него здание.

Когда в 1882 году Палестину посетили руководящие деятели Православного Палестинского Общества, они сочли целесообразным взять училище под свое управление. Это было сделано в 1886 году. Здание расширили и в 1890 году превратили в интернат, включивший в себя жилые помещения для педагогов и учениц, церковь, лазарет с койками. В  1890 году в училище, кроме директора, было всего 5 воспитанниц, но уже к  1895 году их стало 31 человек. С самого начала училище занималось подготовкой учительниц для женских школ, которые Палестинское общество открывало  в  Палестине   (а  впоследствии не только в Палестине).

В 1898 году в училище Бейт-Джала преподавало 17 из 82 выпускников училища, работавших в учебных заведениях Общества.

Срок обучения в этом педучилище составлял 8 лет. Девочки поступали в него в возрасте 10-12 лет, изучали арабский и русский языки, арифметику, древнегреческий язык, геометрию, историю, географию[28].

Следует отметить, что хотя «число учащихся в мужском педучилище г. Назарете и женском в Бейт-Джале было невелико, они наиболее глубоко впитали изучаемую ими русскую культуру. При этом русские старались, чтобы учащиеся не отрывались сильно от своей среды, давая им образование по комплексной арабо-русской программе. Некоторые воспитанники очень хорошо овладели русским языком и могли наслаждаться чтением величайших произведений русской литературы, так что это становилось основой их собственной культуры, особенно тех, кто продолжил образование в самой России»[29]. «Стало обычным посылать лучших воспитанников этих двух училищ в Россию для получения высшего образования»[30].

Таким образом, мы видим, что руководимые Палестинским обществом педагогические училища в Назарете и Бейт-Джале сумели одновременно осуществлять две величайшие задачи:

- укрепление связи учащихся с их арабским окружением, наследием арабской культуры с тем, чтобы они могли оказывать влияние на жизнь своего общества, играть определенную роль в его развитии, определении господствующих политических, идейных, культурных тенденций.

- укрепление связи с Россией, проникновение в русскую жизнь через язык и культуру, подготовка к восприятию нового образа жизни, исполнению определенных должностей и т.д.

Оба педучилища вносили вклад в развитие национального самосознания учащихся. Они было не просто жителями Назарета, Бейт-Джалы, но приезжая из разных районов Палестины, Сирии и Ливана, быстро знакомились и проникались общими чувствами относительно своих национальных и общеарабских проблем, которые были наиболее актуальными для того времени, наполненного переменами и ожиданием нового. Это было тем более важно, что учащимся предстояло после окончания педучилища учителями русских школ. А, как известно, в то время учитель пользовался большим авторитетом, его слово воспринималось и уважалось обществом.

Таким образом, мы видим, что русские школы содействовали углублению чувства взаимной симпатии и дружбы между палестинским и русским народами. Они продолжали играть огромную роль в жизни палестинского общества вплоть до 1914 года, когда все они были закрыты по решению османских властей в связи с началом  Первой Мировой войны.

Число учащихся в школах Императорского Православного Палестинского общества было очень велико. «В них обучалось около 10 тыс. человек»[31]. Эти учебные заведения помогли многим стать высокообразованными и высококультурными людьми. В этой связи мы сочли целесообразным принести здесь краткие биографии некоторых из них, оставивших заметный след в идейной и литературной жизни Палестины.

Халиль Бейдас

Халиль-Ибрагим Бейдас - литератор, новеллист, переводчик, оратор. Родился в Назарете в 1875 году, получил начальное образование в русской православной школе, затем был рекомендован для учебы в русском педучилище. По окончании его стал директором русской начальной школы в г. Хомсе, а затем русской школы в Бискинте (Ливан), а оттуда был переведен в Хайфу. Здесь он начал издавать в 1908 году журнал «Ли-Нафанс» («Ценности»), переименованный в 1909 году в «Ан-Нафаис аль-Асрийя» «Современные ценности»). С 1911 года этот журнал уже издавался в Иерусалиме и являлся уникальным для арабского мира литературно-философским и историческим  журналом. Халиль Бейдас взял на себя все большие и малые дела журнала, сам редактировал большинство  статей. Журнал этот - богатый и ценный источник для  всех  исследователей литературной жизни того времени. Он выходил регулярно 1 раз в месяц вплоть до начала I мировой воины. Издание его временно прекратилось и было возобновлено после оккупации Палестины британскими войсками. Свое литературное творчество Бейдас начал как переводчик с русского. В 1898 году он опубликовал переводы трех повестей А. С. Пушкина, затем некоторых произведений Л. Н. Толстого. В первой четверти XX века он осуществил целый ряд переводов русских, а также немецких и итальянских авторов, переведенных на русский язык. Халиль Бейдас был первым, кто перевел на арабский язык прозу Пушкина. Он был в числе лучших знатоков русской литературы, много сделал для ознакомления с ней арабского читателя, хорошо изучил творчество Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого, написал «Историю Древней Руси», ряд книг по педагогике. Его считают пионером арабской прозы в Палестине[32].

Кульсум-Оде

Поспе окончания русской школы в Назарете стала в ней учительницей. Вышла замуж за русского врача и получила имя Кульсум Оде-Васильева. В 1914 году (после закрытия русских школ по решению Османских властей) выехала с мужем в Россию, где стала преподавательницей Ленинградского университета. Она преподавала также арабский язык и литературу в Московском Государственном университете и получила мировую известность как ученый-арабист, Кульсум-Оде - одна из самых ярких представительниц Палестины в СССР. Она  подготовила большое число советских  востоковедов, которые посвятили себя изучению различных аспектов арабской истории и культуры и продолжают по сей день  заниматься исследованиями различных сторон арабской действительности[33].

Бендали аль-Джози (или Джаузи, в России известен под именем Пантелеймона Крестовича Жузе. Прим. IPPO.Ru )

Бендали Салиба аль-Джози родился в 1871 году в Иерусалиме. Там же закончил русскую школу и в 1891 году выехал в Россию для учебы в семинарии. Но через три года он переменил свои намерения и занялся в Москве арабистикой, исламоведением и семитскими языками.

Свою деятельность он продолжил в Казани, где преподавал арабский язык. В 1899 году получил степень магистра за представленную диссертацию о муатазилитах. В качестве доцента преподавал мусульманский шариат на юридическом факультете Казанского университета (1911-1917 гг.), после перешел на историко-филологический факультет для  чтения лекции по истории народов Ближнего Востока.

В 1920 году стал заведовать кафедрой арабской филологии и кафедрой истории  мусульманского Востока в Бакинском госуниверситете. В 1930-1933 гг. был заведующим   арабским сектором  Академии наук Азербайджана.

Бендали аль-Джози владел многими древними и современными языками. Он написал труды на арабском и русском языках, переводил на эти языки книги, статьи и исследования, среди которых в первую очередь следует назвать «Из истории идейных течений в исламе»; первая часть этого труда вышла в Иерусалиме в 1928 году и получила широкую известность.

Бендали аль-Джози скончался в Баку в 1942 году, оставив после себя 15 книг - сочинений на арабском и русском языках[34].

Искандер ал-Хури

Искандер Жрейс аль-Бейтджали (фамилия происходит от названия места - Бейт-Джала) сын священника (аль-хури) по имени Жрейс и поэтому был известен как Искандер аль-Хури. Поэт и литератор, он родился  в местечке Бейт-Джала в 1890 году, получил религиозное воспитание, учил псалмы и молитвы в право, ступил  в мужское педучилище-интернат в г. Назарете, где проучился несколько лет. Отец послал его на  учебу в католический патриарший колледж в Бейруте, где он изучал арабский язык  и литературу у Абдаллы аль-Бустани. С юных лет Искандер аль-Хури писал стихи, публиковался в Бейрутских газетах «Аль-Махабба» и «Аль-Манар». По окончанию колледжа поехал в Каир, где познакомился с египетскими литераторами и начал публиковаться в местной печати.

Возвратился в Палестину в 1908 году после османского переворота (младотурков), был избран в состав делегации православных арабов, которую община решила направить в Константинополь с требованием обеспечения арабских прав. После возвращения был назначен преподавателем арабского и французского языков в школах «Аль-Мутран» и «Аль-Фарир», работал также в педучилище в Бейт-Джале до его закрытия. В период британской оккупации был назначен секретарем канцелярии юрисконсульта в Иерусалиме, затем заведующей канцелярией аппеляционного суда, мировым судьей. В 1945 году ушел на пенсию и занялся адвокатской практикой и много времени посвящал литературному творчеству.

После арабо-израильской войны 1948 года жил в Бейт-Джале, был назначен там юрисконсультом отделения Международного Красного Креста в Вифлееме и аль-Халиле, а затем инспектором женских школ для палестинских беженцев. Он стал известен как автор рубрики «О чем говорят люди» в иерусалимской газете «Ад-Дифа», а также рубрик «Отовсюду обо всем», и «Дневник священной борьбы» в Иерусалимской газете «Аль-Джихад».

До самой смерти Искандер аль-Хури продолжал высоко держать знамя своего народа. Он оставил после себя много сочинений, из которых в библиографиях упоминается 19 названий. Среди них «Вторая мировая война. Описание важнейших сражений и событий в стихах и прозе», «Национальные чаяния арабов. 1939-1945», переводы русских исторических романов[35].

Ниама ас-Саббаг

Поэт и педагог. Родился в Назарете, учился в начальной протестантской школе, затем поступим в школу ИППО, в 1904 году закончил русское педучилище. В том же году был назначен директором начальной школы, в которой когда-то учился, а через пять лет директором начальной русской школы в местечке Косба ливанского района аль-Кура. После этого он перешел в русскую школу г. Амьюн (Ливан), где также был директором, а в 1918 году вернулся в Назарет, где был назначен директором православной школы. Через два он - директор школы в местечке Шафа Амр, после чего работал в Иерусалиме и Вифлееме, затем снова возвратился в Назарет. В 1941 году вышел на пенсию.    

После войны 1948 года уехал в Ливан. Там работал директором арабского отделения средней школы Бшемзин, затем преподавал в колледже в г. Триполи двенадцать лет, затем уехал в Бейрут и посвятил себя поэтическому творчеству.    

Он публиковал свои стихи в эмигрантских газетах и журналах, том числе и выходящем в Аргентине журнале «Кордова»,  нью-йоркском журнале «Искусства». Некоторые его произведения публиковались в каирской газете «Ан-Нафаис» и других арабских изданиях.

Стихи Н. ас-Саббага отличаются изяществом, стремлением к поиску новых выразительных средств[36].

Илия Закка

Уроженец г. Хайфа. Закончил русскую семинарию в Назарете. В 1908 году основал в Иерусалиме газету «Ан-Нафир» («Горн»). В 1913 году издательство газеты было переведено в Хайфу, где она продолжала выходить до 1945 года. После смерти И.Закки издание продолжали его сыновья Сухейл, Заки и Тауфик. Они сделали его политическим, научным и литературным журналом.

В 1909 год Закка открыл в Хайфе типографию «Ан-Нафир», в марте 1921 года начал издавать журнал «Хайфа», а с октября 1924 года «Вестник Хайфы». Илия Закка скончался в 1926 году[37].

Насер Иса

Насер Джирджис Иса родился в 1887 году в деревне Ар-Рама. Закончил с отличием начальную русскую школу в своем селе, затем продолжил образование в педучилище в Назарете, которое окончил в 1906 году. Учительствовал в учебных заведениях ИППО, замечательно арабский язык и литературу. После окончания училища и до 1917 года работал в разных школах в Ливане, после чего вернулся в Палестину и преподавал в государственных школах до 1948 года. После поражения арабов в войне уехал в Ливан и поселился в местечке Джезин. С 1948 по 1958 годы преподавал арабскую литературу в средних школах Ирака, а в 1958 году вернулся в Ливан, жил в селении Косба.  Умер в 1965 году.

Насер Иса писал стихи, поэмы патриотического содержания, полемические стихи, обращенные к ряду поэтов его времени. Они были опубликованы в его рукописном сборнике «Свернутые страницы». Рассказывают, что ему пришлось сжечь все написанные им в Косбе поэмы, так как в них резко осуждался турецкий гнет и прославлялось арабская нация. Авор боялся стать жертвой насилия со стороны властей, утверждавших, что он поддерживает постоянную связь с русскими[38].

Амин Джарджура

Амин Селим Джарджура родился в 1896 году в Назарете. Учился в русских школах и закончил там образование в 1906 году. Работал учителем русской школы в Назарете до 1914 года.

С 1922 по 1926 год преподавал в школе «Ар-Рашидийя» в Иерусалиме. Занимался адвокатской практикой, затем стал мэром города Назарета. Автор многих стихов, не сведенных в едином сборнике. Издал книгу под названием «Ас-Сабиль» («Путь»). Умер в 1975 году[39].

__________________________
Примечания, литература

[*]. Иностранные школы появились в Палестине примерно с середины XIX века – американские, немецкие, английские, французские, итальянские и русские. Побудительным мотивом для основания школ было внимание соответствующих государств к Святой Земле. Османское государство предоставляло каждой немусульманской общине определенные льготы в вопросах веры и образования, в том числе и право на учреждение школ. Это были миссионерские школы, руководимые так называемыми «духовными миссиями», находившиеся под защитой соответствующих государств.

[**]. Московитская: в Палестине и в целом в регионе Сирии было принято называть «московитским» все русское. Старейшие представители палестинцев и по сей день употребляют это слово в своих рассказах и воспоминаниях: «московитская война» (т.е. Балканская), «страна московитов» (Россия), «московитские» школы, кварталы,  монастыри, больницы в Палестине. Это слово очевидно восходит к арабскому варианту произнесения слова «москва» - «моску». Вместо этого простые жители, в большинстве своем крестьяне, произносили «москоба», и таким образом прилагательное «москобий» (московский) стало обозначать все, имеющее отношение к русским, в том числе; московская литература, московитская война, политика. Царь московитов, московитская школа и проч.

До сих пор некоторые жилые кварталы, районы и больницы в ряде городов Палестины носят название «московитских». Это слово даже вошло в книги по современной истории Палестины.

[1]. Нуайме, Михаил. Указ. соч. стр. 74

[2]. Палестинская энциклопедия, т. 1, изд. 1-й, 1984 г., с. 445

[3]. Махаммид Амр. Указ. соч. стр. 73

[4]. Палестинская энциклопедия. Указ. Соч., с 31

[5]. Махаммид Амр. Указ. соч. стр. 31

[6]. Нуайме, Михаил. Указ. соч. стр. 75

[7]. Бадран Набиль Айюб, «Образование и обновление в палестинском обществе. Часть 1; период мандата». Центр палестинских исследований ООП, серия исследования по Палестине – 63, Бейрут, 1969 г., с.61-62

[8]. Хоббуд Дейрик. Указ. Соч., стр. 103-106

[9]. Махаммид Амр. Указ. соч. стр. 33

[10]. Там же           

[11]. Хоббуд Дейрик. Указ. Соч., стр. 103-106

[12]. Нуайме, Михаил. Указ. соч. стр. 75

[13]. Махаммид Амр. Указ. соч. стр. 33-34

[14]. Хоббуд Дейрик. Указ. Соч.

[15]. Крачковский И.Ю. Над арабскими рукописями. М., 1912, с. 118. Цит. По: Махамид  Амр указ. Соч., с. 35

[16]. Там же стр. 34

[17]. Беляков В. Указ. Соч., с 223

[18]. Махаммид Амр. Указ. соч. стр. 32

[19]. Нуайме, Михаил. Указ. соч. стр. 121

[20]. Там же стр. 123

[21]. Махаммид Амр. Указ. соч. стр. 33

[22]. Там же стр. 22

[23]. Палестинская энциклопедия. Т.1, с. 168

[24]. Там же

[25]. Махаммид Амр. Указ. соч. стр. 35

[26]. Палестинская энциклопедия. Т.1, с. 168

[27]. Палестинская энциклопедия. Т.4, с. 435

[28]. Палестинская энциклопедия. Т.1, с. 435

[29]. Хоббуд Дейрик. Указ. Соч. с. 112

[30]. Палестинская энциклопедия. Т.1, с. 168

[31]. Российское Палестинское Общество. Указ. Соч.

[32]. Сведения взяты из следующих источников:
-Палестинская энциклопедия. Т.2, с. 367
-Аль-Аудат, Якуб. Видные мыслители и литераторы в Палестине. Амман, 1967
-Хамаде, Хусейн Амр. История Назарета и окружающей области. Указа. Соч. с. 58
-Аль-Аккад, Ахмед Халиль. Арабская пресса в Палестине (1876-1948). Изд. 2-е. Амман, 1967, с.125
-Арабская пресса в Палестине. 1876-1948. Организация палестинских исследований и Союз палестинских писателей и журналистов. Бейрут, 1976, с.16, 238.

[33]. Хамаде, Хусейн Амр. Каз. Соч., с. 58-59

[34]. См. следующие источники:
-Аль-Аудат, Якуб. Указ. Соч.
-Палестинская энциклопедия. Т.1, с 125-426
-Аль Джози, Насри, Бендали Салиба аль-Джози; очерк, ж-л «Аль-Катиб аль-Филастыний» («Палестинский писатель»). № 4, Бейрут, авг. 1978 г.
* -Труды Бендали аль-Джози (на арабском и русском языках)
Русский язык для арабов
Мутазилиты: из истории ислама
Драгоценный дар для мужа, познающего русский язык
Мухамед мекканский и Мухамед Мединский
Материнство у арабов (перевод)
История Иерусалимской церкви
Джебель Любнан (Горный Ливан)
Исследования по Корану
Мусульмане России и их будущее
«Книга покорения стран» Аль-Балазри (перевод)
«История» Аль-Якуба
Из истории идейных течений
Англо-египетские отношения
Женщина Гассана (перевод)
Биография Аль-Фараби и краткое изложение его философской системы.

[35]. Хамаде, Мухаммед Амр. Палестинские персоналии. Часть 1. Дамаск: Дар-Кутайба, 1985, с. 322-326

[36]. См. следующие источники: Палестинская энциклопедия. Т. 4., с 476, Аль-Аудат, Якуб, указ. соч.

[37]. Хамаде, Мухаммед Амр. Указа. Соч., с. 393

[38]. Палестинская энциклопедия. Т. 4, с. 435

[39]. Хамаде, Мухаммед Амр. Указ. соч., с. 370

Джихад Салех (Палестина)

© Православный Палестинский сборник 31-й (94-й) выпуск 1992 г. Издание ИППО по материалам симпозиума "Россия и Палестина: культурно-религиозные связи и контакты в прошлом, настоящем и будущем". Москва 23-27 января 1990 г.
Оцифровка и подготовка к публикации: П.В. Платонов, председатель Иерусалимского отделения ИППО 24 июля 2012 г.

Тэги: школьное дело, Жузе П.К., Назарет, Бейт-Джала, Халиль Бейдас, Оде-Васильева К.В., Ниама ас-Саббаг, Илия Закка, Насер Иса, выпускники школ ИППО

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню