RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

27 мая 1885 количество почетных членов ИППО увеличено в Уставе до 200 человек

27 мая 1887 Д.Смышляев просит разрешения построить 2-й этаж в Сергиевском подворье в Иерусалиме для библиотеки и музея

27 мая 1893 скончался почетный член ИППО Никандр, архиепископ Тульский и Белевский

Соцсети


Я увидел Восток, увенчанный крестом

Генерал МВД в отставке Владимир Чулошников отправился по специальному заданию газеты «Местное время» на Ближний Восток. В третьем репортаже военкора – история о православных в Сирии.

Несколько минут полковник молча разглядывал нас. В тот момент, когда Че Гевара (так про себя я называл майора погранслужбы) начал разливать по кружкам горячий кофе, начальник погранпункта привстал в своём кресле и, улыбнувшись, сказал: «Welcome to Syria!»

По ту сторону сирийско-ливанской границы нас ждал среднего возраста человек с очень уставшими глазами. Готовясь к командировке на Ближний Восток, мы вышли на известного в Сирии и Ливане хирурга. Доктор Сулейман для нас почти земляк – в середине 80-х годов прошлого века он учился в Пермском мединституте (ныне вуз носит название Пермский государственный медицинский университет), в Перми нашёл свою жену. Сын сирийского врача пошёл по стопам отца – сейчас он оканчивает нашу медакадемию. Именно Сулейман стал нашим главным проводником на Ближнем Востоке. Доктор отправил за нами в Бейрут своего друга – таксиста Али и замолвил за нас пару слов в сирийском погранпункте.

«Очень устал. Сегодня провёл восемь сложных операций. Завтра будет больше», – отвечает на наш вопрос «Как поживаете?» доктор Сулейман. Его госпиталь в пригородах Тартуса, к сожалению, не стоит без работы – раненых бойцов и командиров сирийской армии везут каждый день.

В приграничной сирийской провинции, которая так же, как и город, называется Тартус, сейчас спокойно, но несколько лет назад даже на пограничном пункте террористы взрывали автобусы. Фактически сейчас сирийская армия контролирует только сам город и пригороды. Чуть дальше на востоке хозяйничают различные группировки, которых Сулейман называет «бандиты». Однако здесь намного безопасней, чем в ливанском Триполи.

Белогвардейская дочь

Днём позже нас ждала удивительная встреча. На берегу Средиземного моря в двухэтажном доме, пропахшем свечным воском, ладаном и восточным кофе, нас встретила 86-летняя Ирина Александровна.

«Я родилась в Алеппо в конце 20-х годов. Мой отец, белогвардейский офицер Алексей Лер, вместе с женой покинул Россию осенью 1920 года во время эвакуации армии барона Врангеля из Новороссийска, прихватив лишь некоторые вещи и, конечно, гитару. Когда я была маленькой, папа часто играл на гитаре, а мама пела русские романсы», – начала свой рассказ хозяйка. Она улыбается, она счастлива – ведь в кои-то веки можно говорить по-русски…

Сейчас на родине Ирины Александровны не утихают бои. В окрестностях Алеппо сошлись в смертельной мясорубке сирийская армия, различные террористические группировки, боевики ИГИЛ и силы курдов. Сам город только наполовину контролируется войсками Башара Асада. Дочь белогвардейского офицера говорит об этом вскользь, кажется, она до сих пор живёт в середине прошлого века, когда ещё были живы её родители.

«Жизнь в эмиграции без денег и связей была очень непростой, – с трепетом вспоминает женщина детские годы. – Но всё же мои родители сумели сохранить в семье русскую культуру и воспитать нас с сестрой настоящими христианками».


В доме Ирины Александровны очень много икон. Каждое воскресенье она ездит в православную церковь на воскресную службу. «На прошлой неделе поехать не смогла – позвонили друзья и сказали, что на дорогах небезопасно». Эти слова произносятся спокойно – война давно вошла в привычку.

На прощание я дарю ей написанную в Перми икону Рождества Христова, которую жена уложила мне в сумку перед отъездом на Ближний Восток.

«Я счастлива, что дожила до того времени, когда церковь в России снова возрождается. Нет ничего прекраснее, восхитительнее православной церкви. Это такая необыкновенная красота, такое великолепие. Эти песни, иконы, свечи», – в глазах Ирины Александровны стоят слезы.

«Русские на Востоке находят утешение в Христе»

В Сирии и Ливане православных не так уж и мало. Игумен Арсений, поставленный двумя патриархами, Московским и всея Руси и Великой Антиохии и всего Востока представителем в русских приходах, говорит о десятках тысяч верующих.


«Выходцы из бывшего Союза, ранее закоренелые атеисты, приезжая на Ближний Восток, обращаются к вере. В Христе они ищут защиту и утешение. До войны приходы росли – русские родители воспитывали детей в православии. С началом боевых действий прихожан стало гораздо меньше – в центральном для русских православных храме Сирии великомученика Игнатия Богоносца в Дамаске на воскресные службы ходят не больше пяти человек. Люди боятся выходить из домов. Война…», – игумен Арсений хмурит брови.

Всё началось ещё в 2011 году, когда таксисты в столице Сирии, услышав от пассажиров русскую речь, вытаскивали их из машины и избивали. «Сейчас могут и убить», – тихо добавляет игумен.

***



Христиане Ближнего Востока начинают готовиться к празднику Рождества: католики и некоторые православные церкви отмечают его 25 декабря. Я вхожу в сирийский православный храм, который начинают украшать к празднованию. Один из прихожан, узнав, что я русский, ведёт меня к иконе Георгия Победоносца и просит помолиться за русских и сирийских воинов. Знакомый образ всадника, поражающего дракона, снабжён надписями на восточном. Я ставлю свечу и тихо выхожу из храма, певчий хор начинает выводить первые слова православной молитвы на арамейском языке. Языке, на котором проповедовал Иисус Христос.

Владимир Чулошников

Местное время


22 декабря 2015 г.

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню