RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 2. Августин (Никитин)

Таврический отдел Императорского Православного Палестинского Общества (1900-1917 гг.): по материалам «Таврических епархиальных ведомостей». Р.А. Близняков, М.А. Агатова

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

24 октября 1918 Совет Коммун предложил Академии наук принять Палестинское общество в свое ведение

25 октября 1950 написали заявление о вступлении в РПО член-корр. А.И. Якубовский и д.и.н. Н.В. Пигулевская, редактор 24-х Палестинских сборников

26 октября 1950 академик В.В. Струве и член-корр. П.В. Ернштедт написали заявление о вступлении в РПО

Соцсети


Паломничество на Восток священномученика Варсонофия,
епископа Кирилловского, с группой Московской духовной академии
в 1900 году


Cвященномученик Варсонофий (Лебедев),
епископ Кирилловский, викарий Новгородской епархии

7 и 8 января 1917 г. хиротонисан во епископа Кирилловского, второго викария Новгородской епархии. Хиротонию совершали 7 архиереев во главе с архиепископом Новгородским Арсением (Стадницким). 15 сентября 1918 г. в дни “красного террора” руками череповецких карателей епископ Варсонофий был расстрелян в предместьях г. Кириллова на горе Золотухе. Вместе с ним казнили игумению Ферапонтова монастыря Серафиму (Сулимову) и четверо мирян: дворянина Михаила Трубникова, гласного городской Думы Николая Бурлакова и крестьян Анатолия Барашкова и Филиппа Марышева, находившихся в тюрьме в числе заложников. Юбилейным Архиерейским Собором РПЦ, проходившим в Москве 13–16 августа 2000 г., все причислены к лику святых новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания. Память 15 сентября. 
—————————

Православное Палестинское общество — Паломничество на Восток — В Константинополе — Святая Гора Афон — Торжества на Афоне — По Средиземному морю — Путь в Иерусалим — Первый день во Святом Граде — Поездка в Вифлеем — Храм Воскресения Господня — У Мертвого моря и на Иордане — Поездка в Хеврон — У стены плача. В духовной семинарии — Дорога в Назарет — В Назарете — На горе Фавор — Путь в Яффу — Возвращение в Одессу.

Православное Палестинское общество

В 1898 году отец Варсонофий вступил в Православное Палестинское общество. Оно было создано в 1882 году и занималось помощью православным, находящимся на арабском Востоке, в тех местах, которые были связаны с земной жизнью Спасителя. Государь император Александр III взял общество под свое покровительство, разрешив именовать Императорским.

Общество оказывало помощь жителям Палестины, организовывало школы для детей, больницы. Кроме того, оно создавалось и для содействия паломникам, отправлявшимся из России поклониться православным святыням. Большинство их были людьми бедными. Имея твердую решимость побывать на Святой Земле, они претерпевали множество лишений и обид от арабов и иных греков-торговцев. Родной брат Государя Великий князь Сергей Александрович, посетив Палестину, принял горячее участие в организации паломнической службы. Он стал председателем Палестинского общества, и был им вплоть до своей гибели от руки революционера в 1906 году.

По всей России собирались пожертвования. Огромные суммы на покупку земли и строительство на ней храмов и монастырей жертвовала Царская Семья и члены Императорского Дома. В Палестине строились православные миссии, монастырские подворья, странноприимные дома. Кроме практической пользы, Палестинское общество имело еще научный интерес: проводились серьезные исследования, изучались и описывались святые места Востока, распространялись достоверные сведения о них, печатались путеводители и доступные народу книги и брошюры.

Палестинское общество не было похоже на западные туристические компании, которые были рассчитаны на зажиточных туристов. Русские паломники ехали не обозревать достопримечательности, а поклониться и помолиться на священной земле. Подчас они были и бедны, и необразованны, но общество именно для того и оказывало помощь нищей братии богомольцев, чтобы они достигли своей заветной цели. Для этого устраивались дешевые столовые, ночлег и простые удобства. Пожертвования шли на помощь недостаточным путешественникам. За счет общества обеспечивались проводники и охрана в пустыни, провоз багажа, а также лечение тех, кто заболел в походе.

В Новгородской епархии, как и по всей России, отделение Императорского Палестинского общества было открыто в 1893 году. Иеромонах Варсонофий тотчас включился в проведение чтений о Святой Земле с показом “туманных картинок” подобие диапозитивов в затемненном помещении. Чтения эти сопровождались выступлениями церковных хоров, раздачей бесплатных брошюр и листков с видами святых мест Палестины. Рассказы из Священной истории иллюстрировались изображениями святынь, дорогих сердцу каждого православного.

Выступая перед слушателями, отец Варсонофий рассказывал о том, что читал по книгам, что изучал в семинарии, что пережил с каждой строкой Святого Евангелия. Но сам он не бывал в этих местах. Горячим его желанием было самому пережить все то, что он так увлеченно излагал слушателям, помолиться на той земле, где ступали Господь с Пречистой Богородицей и апостолами.

Мечта его вскоре исполнилась, когда архимандрит Арсений (Стадницкий), который на короткое время был настоятелем новгородского Антониева монастыря, стал епископом Волоколамским и ректором Московской духовной Академии. Владыка Арсений задумал совершить со слушателями Академии и некоторыми ее профессорами путешествие в Святую Землю и взял с собой новгородского миссионера Варсонофия, которого хорошо знал, как горячего проповедника.

Паломничество на Восток

Еще, будучи студентом Киевской духовной Академии, епископ Арсений дважды совершил паломничество на Святую Гору Афонскую. И даже издал отдельной книгой свой путевой дневник. Но тогда будущему Владыке не удалось посетить Палестину. Теперь, в 1900 году, возглавляя Московскую духовную Академию, он счел возможным не только сам отправиться в эту страну, но и дать такую возможность профессорам и студентам. Желающих участвовать в этой поездке поначалу оказалось очень много, но когда приблизилось летнее время, число их поубавилось. Кто-то был стеснен в средствах, иные предпочли на каникулах поехать к родным. Путешествие предполагалось долгим и нелегким.

Взяв отпуск и получив благословение новгородского архиепископа, иеромонах Варсонофий отправился в путь. Необычность этого паломничества состояла в том, что группа была “академической” и что ее возглавляло высокое духовное лицо епископ Арсений. За всю историю существования Святой Земли немногие из русских архиереев ее посещали.

Еще зимой участники начали готовиться к поездке: изучали географические карты, читали путеводители, обсуждали возможные остановки, продумывали маршрут. Главной целью путешествия была Палестина, и не только Иудея, но и Галилея. Кроме Владыки Арсения, преподававшего в Академии Библейскую историю, поехали профессора Н. Ф. Каптерев и В. Н. Мышцын, к ним присоединился помощник инспектора академии иеромонах Анастасий (Грибановский). Пригласили и студентов разных курсов, в их числе студента-араба, уроженца Бейрута. Кроме отца Варсонофия, были два иеромонаха из Троице-Сергиевой лавры Гедеон и Смарагд, архидиакон Димитриан, доктор медицины В. К. Недзвецкий и один академический служитель Михаил Селезнев, уже бывавший в Палестине. Профессора вносили ученый интерес в поездку, а студенческая молодежь оживляла ее своей любознательностью и вниманием. То, что в группу входило духовенство, давало возможность повсюду на Востоке совершать чисто русское богослужение своими силами. На это было получено разрешение от патриарха Иерусалимского.

Отъезд назначили на 4 июня. К этому дню все участники прибыли в Одессу. Там предстояло пересесть на судно “Николай II”. Это был один из лучших пароходов Общества Пароходства и торговли, которое занималось перевозками пассажиров по Черному морю. Заграничные паспорта были приготовлены заранее.

На красивой одесской набережной собрались провожающие. Академическую группу до пристани сопровождали иноки подворья афонского Пантелеимонова монастыря. Подворья русских афонских монастырей в Одессе строились тоже для облегчения паломнических трудов. Но вот, наконец, капитан отдал приказ отчаливать. Заработала машина, зазвенели якорные цепи, отданы причалы, и пароход, лениво разворачиваясь, стал медленно отделяться от берега. Впереди дальнее плавание по Черному морю.

В Константинополе

Через два дня “Николай II”, пройдя Босфор, бросил якорь у берегов Константинополя. Среди турецких каиков к пароходу подплыли две лодки с монахами русских подворий, оповещенные о приезде академической группы, и перевезли всех на берег. Константинополь один из древнейших городов Европы, столица христианской Византии. Свое название город получил от имени императора Константина Великого. Славяне его величали Царьградом, а турки Стамбулом. Константинополь был завоеван и разрушен в XIV веке, но в нем и поныне сохранились некоторые христианские святыни.

Посещение Константинополя паломники начали с величественного Софийского собора, возведенного в VI веке императором Юстинианом. Храм был поистине непревзойденным по красоте и размерам, и хотя он уцелел, но был разграблен и превращен мусульманами в мечеть. Христиане всегда стремились сюда, потому что именно в этом храме побывали те десять мудрых мужей-русичей, которых послал Киевский князь Владимир и по совету которых князь объявил свою волю о выборе веры.

Согласно летописным известиям, эти мужи вошли в храм Святой Софии во время богослужения, и все происходившее в нем произвело на них столь сильное впечатление, что они сказали князю по возвращении: «не знаем, где мы были, на небе или на земле». После этого князь Владимир принял православную веру и крестил Святую Русь. За полторы тысячи лет существования храма под его сводами совершалось множество великих событий. В нем происходили коронования императоров и церковные соборы, здесь молилась наша русская княгиня Ольга. Несомненно, он имел решающее влияние на судьбы христианства на Руси.

Студентам Московской Академии было важно побывать и во Влахернской церкви, с которой началось празднование Покрова Божией Матери. К тому же академический храм в Лавре тоже был посвящен празднику Покрова Пресвятой Богородицы. Когда-то во Влахернской церкви славянин Андрей, Христа ради юродивый, показал своему ученику Епифанию чудо. Блаженный Андрей увидел Матерь Божию, стоящую в храме на воздухе и осеняющую всех молящихся своим покровом. С тех пор Покров Божией Матери стал большим праздником. Особенно торжественно его отмечали в русских храмах. Влахернская церковь оказала влияние и на судьбы русских князей. Когда киевские князья Аскольд и Дир стояли под стенами Царьграда, чтобы его разрушить, то по молитвам греков, опустивших в море икону Божией Матери, внезапно началась буря, разметавшая русские корабли. Увидев это чудо, Аскольд и Дир приняли христианство и были крещены.

Паломники побывали также в храме “Живоносного источника”. Сказание передает, что греческий император Лев Великий, будучи еще простым воином, гулял по роще, когда увидел слепого нищего, который просил у него пить. Не зная, чем утолить жажду слепца, Лев услышал небесный голос, который указал ему на источник. Вода оказалась чудодейственной. Нищий, напившись воды, прозрел. В воспоминание об этом чуде Лев, став императором, соорудил храм, назвав его “Живоносным источником”. Обозрение достопримечательностей города омрачалось впечатлениями от современного Стамбула. Невообразимый шум, создаваемый криками торговцев, грязь и множество собак неприятно дополнялись ночными концертами в кофейнях и питейных заведениях. Особенно тяжело в этом смысле приходилось русским монахам на подворьях, поскольку они были расположены в центре Стамбула.

Паломники нанесли визит Константинопольскому Патриарху, которого именуют Вселенским. Руководитель группы епископ Арсений преподнес Патриарху большую икону чеканной работы с образом преподобного Сергия Радонежского. Патриарх благоговейно приложился к иконе и, облобызавшись с Преосвященным Арсением, благословил каждого русского гостя и расспросил о путешествии. После беседы он предложил осмотреть зал заседаний и патриарший храм, где путешественники помолились вместе с греками.

Красивейшим пригородом Константинополя являются Принцевы острова среди голубых вод Мраморного моря. На одном из них острове Х?лки жил на покое Иерусалимский Патриарх Никодим. Там же находилась единственная высшая богословская школа, куда направились путешественники на пароходе. Школа готовила иерархов для всего православного греческого Востока. Дисциплина в ней была строгой, день начинался и заканчивался церковной службой, за ворота воспитанникам выходить не позволялось. Воспитанники должны были ходить в подрясниках и носить длинные волосы. Экзамены проходили в присутствии Патриарха, членов Синода и многих почетных лиц. В отличие от русских духовных школ обучение длилось 7 или 8 лет. По уставу дипломы об окончании курса выдавались лишь тем, кто имел священническое или монашеское звание. Некоторые из выпускников продолжали потом учебу в России в Московской Духовной Академии.

Большим утешением было посещение русской больницы и русской школы при ней. В русской больнице на излечении находились не только русские, в ней лечили и других больных: турок, армян, греков, евреев, болгар, черногорцев, сербов. При лечебнице была своя церковь во имя святителя Николая Чудотворца. Хор составляли монахи и школьники. После краткого молебна епископ Арсений сказал слово, припомнив, что 16 лет тому назад и он попал в эту больницу на излечение от лихорадки, которой заболел во время своего путешествия по Востоку. Учениками школы были преимущественно греки, несколько сербов, болгар и русских детей. Епископа Арсения попросили проэкзаменовать учеников по Закону Божию, русскому языку и арифметике. После испытаний Владыка одарил всех учеников иконками и крестиками, которые дети с радостью тут же надели на себя.

Всего четыре дня путешественники пробыли в Константинополе и 10-го июня уже отплывали на Афон. Отслужив напутственный молебен, они направились к пристани, где стоял пароход “Нахимов”. Провожать их вышли монахи подворий и сестры милосердия из русской больницы. Пароход отходил от берега, открывая панораму древнего Константинополя. Был канун воскресного дня. Вечернюю службу служили прямо на пароходе. Все пассажиры во главе с капитаном собрались на палубе. Турки-мусульмане с большим интересом следили за всем происходившим, и это производило на них особенное впечатление. Преосвященному Арсению сослужали профессора, пели академисты, к которым примкнули русские паломники. Несмотря на простоту обстановки, богослужение было торжественным и красивым.

Святая Гора Афон

Утром следующего дня пароход “Нахимов” остановился перед проливом Дарданеллы и стоял до тех пор, пока турецкая стража не привезла пропуск на проезд. Если бы корабль прошел, не дожидаясь, в него с берега стали бы стрелять. Об этом недвусмысленно напоминали направленные на пролив дула пушек. Но вот, наконец, пароход, обойдя Архипелаг, подошел к Афону.

По правилу, установленному на Афоне, никто из женщин не может ступить на эту землю, только монахи или паломники-мужчины. Женщины должны оставаться на судне. Так было и на сей раз. Пароход остановился напротив пристани Дафны, не подходя близко, потому что берега скалисты и небезопасны для судов. С берега тотчас подали лодки и паровой катер для Владыки. Паломницы остались на борту парохода. Оттуда они любовались дивной природой Афона и молились, взирая на православные храмы множества разноязыких монастырей.

Встреча русского Архиерея была необычайно торжественна. Весь монастырский берег заполнили монахи и богомольцы. Когда катер подходил к берегу, с колокольни русского Пантелеимонова монастыря раздался радостный звон, навстречу вышел наместник с крестом. Он приветствовал епископа краткой речью, в которой отметил, что для русской обители, находящейся под турецким владычеством, приезд “своего Архиерея” великое торжество, так как только третий русский архиерей ступает на землю Афонскую.

Под пение монахов процессия двинулась в церковь великомученика Пантелеимона, чье имя носит и сам монастырь. Приложившись к иконам и святыням, Владыка обратился к насельникам с приветствием и словом поучения. Он отметил, как дорог Афон всем православным, потому что является рассадником подвижничества. Здесь монахи принимают на себя труд великих подвигов, непрестанной денно-нощной молитвы к Богу: пустынники и отшельники, молчальники и затворники, столпники все они учат мир своим примером и живой верой.

Святая Гора Афонская место особенное, это второй удел Божией Матери. По церковному преданию, когда апостолы кинули жребий, кому какая страна достанется для евангельской проповеди, Божия Матерь тоже захотела послужить делу благовестия. Ей досталась в удел Иверия Грузия. Но прежде Богородица по зову Лазаря, воскрешенного Иисусом Христом, отправилась на остров Кипр. Друг Христов Лазарь усердно желал видеть Матерь Божию и прислал за Нею корабль. Но на море подул сильный ветер, направив судно в другую сторону, и прибил его к пристани Горы Афонской.

С этого времени на Афоне, где жили язычники, поклоняясь идолам, начало возвещаться слово Божие, и народ, уверовав, крестился. Богородица благословила это место и обещала быть ему заступницей перед Богом. Она сказала, что не оскудеет эта земля, но будет в изобилии давать плоды. Прошли века, на Афоне появились монастыри. Грамотами греческих императоров Святая Гора стала местом, где до сего дня живут только монахи. После завоевания Константинополя земля Афона стала принадлежать Турции, однако уклад ее обитателей остался прежним. Это страна православных монастырей: греческих, русских, болгарских, румынских, сербских, грузинских. И хотя у каждого монастыря есть свой игумен или настоятель обители, Матерь Божию считают Игуменией всей Горы Афонской.

Природа Афона необычайно живописна и красочна. Сады полны лимонных, апельсиновых, оливковых и других плодовых деревьев, цветут олеандры и множество необычных растений. Здесь несколько русских обителей. Главный монастырь Пантелеимонов, или Руссик, как его называют святогорцы. Неизвестно точно, когда на Афоне появились первые русские иноки, но в XII веке они уже просили разрешения основать свой монастырь. Русские монахи живут и в других монастырях, например, в сербском, болгарском, греческом.

Приезд на Афон академической группы был вызван желанием Владыки Арсения участвовать в освящении нового храма в русском Андреевском скиту и закладкой новой церкви в Ильинском скиту. До этих событий оставалось время, и паломники решили побывать на вершине Горы. В числе тех, кто совершал восхождение, был иеромонах Варсонофий. Начали шествие бодро, но с каждым шагом становилось тяжелее дышать. Все круче и каменистее становилась дорога. До захода солнца путники дошли до кельи святого Георгия и там переночевали. В 4 часа утра, до жары, на мулах они отправились дальше, почти по отвесной горе. Мулы осторожно двигались вперед, пробуя копытами камни прежде, чем ступить, иногда они шли по самому краю пропасти, прижимаясь боком к скале.

К 8 часам утра паломники достигли вершины. Она представляла собой заостренную мраморную скалу с маленькой выровненной площадкой, половину которой занимала небольшая церковь Преображения Господня. С большим воодушевлением монахи вместе с отцом Варсонофием совершили в “заоблачном” храме богослужение. После службы некоторое время все любовались открывающейся панорамой. Внизу плыли облака, вдали за Афоном виднелась снежная вершина Олимпа, а с другой стороны бесконечная даль голубого моря, сливающегося с таким же лазурным небом. У края площадки разверзалась бездонная пропасть.

Напившись воды из источника, находившегося рядом с церковью, путешественники начали спуск. Он оказался не менее трудным, чем подъем. Ноги скользили по камням, которые с грохотом летели вниз. Снова прибегли к помощи мулов. Шли несколько часов, пока не достигли самого большого и древнего греческого монастыря Лавры святого Афанасия, где и заночевали. Утром путники отправились в болгарский монастырь Зограф, там их ожидал Епископ Арсений. “Зограф” в переводе на русский язык означает “живописец”. Название это связано с происхождением одной из чудотворных икон великомученика Георгия, которая, по преданию, написалась сама собой.

Из Зографа русские гости направились во второй по величине и значению монастырь Святой Горы Ватопед, основателем которого считают Константина Великого. Осмотрев храм и приложившись к святыням, они посетили богатейшую монастырскую библиотеку, где с большим вниманием рассматривали древние рукописи. Отцу Варсонофию интересно было сравнить древности Афона с новгородскими древностями. Отдохнув, паломники простились с радушными хозяевами-греками и на лодке отправились к монастырю Пантократор, а оттуда двинулись на мулах в русский Ильинский скит.

Торжества на Афоне

Приближался день, назначенный для освящения вновь построенного храма в русском Андреевском скиту. Накануне этого события Владыкой Арсением в присутствии русского посла из Константинополя было совершено освящение закладки церкви в Ильинском скиту. Сослужал епископу отец Варсонофий. Затем все проследовали в Андреевский скит на богослужение, которое длилось, по афонскому обычаю, всю ночь с 9 часов вечера до 5 часов утра.

Новая церковь посвящалась апостолу Андрею Первозванному, которому в удел для проповеди досталась русская земля. Апостол прошел от Херсонеса до Киевских гор и будущего Новгорода, и там, где он побывал, появлялись первые христиане. Храм по величине, красоте и богатству, получился одним из лучших среди храмов Святой Горы. Он был отделан местным белым и серым мрамором. Церковь венчалась восемью позолоченными куполами. Высокая колокольня имела кроме колоколов часы с курантами.

Торжество освящения началось в 7 часов утра, когда раздался благовест для крестного хода. Впереди шли хоругвеносцы, за ними в белых блестящих облачениях шествовали священнослужители, числом до 120 человек. Ряды их замыкали два архипастыря епископ Арсений и находившийся на покое Константинопольский патриарх Иоаким III. На торжествах присутствовали члены посольства и 10 представителей Священного Протата верховного правления всех афонских монастырей.

Обхождение вокруг нового храма совершалось трижды, с остановками у западных дверей, где народ осеняли святыми мощами, и где читалось Евангелие. Мощи в ковчеге на своих главах поочередно несли Патриарх, епископ Арсений и настоятель скита архимандрит Иосиф. После освящения храма собор священников, возглавляемый архиереями, совершил Божественную литургию. После богослужения гостеприимная братия потчевала гостей обильной праздничной трапезой.

Приближался час прощания с Афоном. Ожидался пароход “Лазарев”, с которого у пролива Дарданеллы предстояло пересесть на “Цесаревича”, чтобы отправиться в Палестину. Перед отплытием адмирал А. А. Бирилёв пригласил Владыку Арсения со спутниками осмотреть свое судно. Адмирал прибыл на Афон по случаю праздника в Андреевском скиту на эскадренном броненосце “Александр II” в сопровождении нескольких военных судов. Освящение нового храма и величественная процессия монахов произвели столь сильное впечатление на адмирала, что ему не хотелось расставаться с праздничным и молитвенным настроением.

От броненосца отошел катер и забрал с берега Владыку со всей группой. Когда гости поднялись на палубу огромного судна, адмирал скомандовал “на молитву” и над броненосцем взвился молитвенный флаг. Пока матросы собирались, гости осмотрели гигант-броненосец. После молебна в пароходной церкви, где академисты пели вместе с матросами, катер повез гостей к пароходу, готовящемуся к отплытию. А на броненосце тем временем слышались звуки военного марша “Коль славен”. Затем раздалось 13 выстрелов, которыми адмирал по морскому уставу чествовал Преосвященного Арсения как “3-го флагмана русской армии”. Им вторили залпы других кораблей. Афон заволокло облаком порохового дыма от салютов. Внушительное и необычное было зрелище для страны монастырей!

По Средиземному морю

Утром следующего дня, попрощавшись с любезным капитаном “Лазарева”, путешественники на шлюпках переправились на пароход “Цесаревич”, идущий в Яффу. Плыли 5 дней. Проходя мимо берегов Греции, вспоминали события интереснейшей истории Эллады, ее поэтических и мифологических героев. По пути пароход останавливался у некоторых островов для разгрузки. Когда-то богатые и шумные торговые греческие города стали малочисленными и похожими друг на друга. Пароход шел, лавируя между островами Архипелага.

За островом Родос открылось безбрежное водное пространство. Паломников на судне было мало, так как сезон для них (от Рождества до Пасхи) уже кончился. Больше всего было арабов, турок и греков. Кто-то из них ехал по торговым делам, кто-то в Мекку поклониться священному камню, который почитается всеми мусульманами. К русским турки относились просто и добродушно. Когда начался молебен, они с благожелательным интересом смотрели на происходящее.

21 июня показался Сирийский берег и окаймляющие его Ливанские горы. Остановились у города Триполи. Остановка парохода длилась 6 часов. За это время паломники высадились на берег и посетили Трипольского митрополита Григория, который был настолько прост в общении и непритязателен в быту, что очень удивил русских гостей. Его дачей оказался небольшой каменный домик без сада с крошечной гостиной, куда гости с трудом поместились. Притом, само здание митрополит пожертвовал для школы, а сам жил у своего знакомого. А поскольку начались каникулы, то он вернулся на время в свой домик.

Владыка Григорий вызвался сопровождать русскую группу, которая посетила два православных арабских храма и русскую школу, открытую Палестинским обществом для арабских детей. Толпа детей тотчас окружила гостей, дети наперебой показывали, как они умеют говорить по-русски. Кто-то запевал “Спаси, Господи, люди Твоя” и “Боже, Царя храни”. С митрополитом дети вели себя очень свободно. Вообще обращала на себя внимание какая-то особенная простота отношений православных арабов между собой и ко всем без различия.

Прощание с Владыкой Григорием было очень трогательным. Он был счастлив встретиться с русским архиереем и много говорил о том, как в среде мусульманского Востока им важна поддержка России. Со своей стороны, русские путешественники видели, сколь большое дело поднимало Палестинское общество, поддерживая православных в Сирии.

В 11 часов вечера пароход снялся с якоря и направился к Бейруту. В Бейруте, в отличие от Стамбула, женщины ходили с непокрытыми лицами. Это объяснялось тем, что большинство арабов в городе христиане. Здесь путешественники также побывали в школах Палестинского общества и также порадовались результатам деятельности общества. Паломникам показали место, где когда-то великомученик Георгий Победоносец явился царской дочери, выведенной на съедение змею. Однако там, где совершилось это чудесное избавление царской дочери, мусульмане впоследствии построили мечеть.

Путь в Иерусалим

В Яффу гавань Святой Земли путешественники прибыли 23 июня. Академическая группа с корабля отправилась в русский странноприимный дом, расположенный за городом под сенью чудного сада. В этом приюте они побывали в церкви святого Петра, а потом прошли по саду к пещере, в которой, по преданию, апостол Петр воскресил вдову Тавифу. В тот же день они отправились на железнодорожный вокзал, чтобы следовать в Иерусалим. Путешественники ехали в сопровождении проводника Палестинского общества, опытного и по-своему знаменитого Марко Джудича (Судя по найденной на Сергиевском подворье в Иерусалиме трудовой книжке, правильное написание фамилии Джурич. Прим.Ros-Vos.net). По происхождению он был черногорцем, знал шесть языков и бывал полезен паломникам всех национальностей и во всех обстоятельствах: был и гидом, и стражем, и другом. По дороге он рассказывал паломникам о достопримечательностях проезжаемых мест.

Тропические сады и рощи, окружавшие Яффу, сменились зелеными долинами, а затем, когда поезд вошел в пределы Иудейских гор, пейзаж принял однообразный и суровый вид каменистой пустыни. Состав огибал непроходимые горы Иудейской пустыни, где селения встречались крайне редко. Видимо, из-за безлюдности в горах нередко встречались разбойники, нападавшие на паломников. Поезд шел медленно, с трудом поднимаясь в гору. На каждой станции он останавливался, запасаясь торфом и водой. Солнце скрылось за горами, когда за 4 версты до Иерусалима поезд неожиданно остановился. Сначала этому не придали значения и терпеливо ждали, когда он двинется. Но когда стало известно, что произошла неисправность в паровозе, а запасной остался в Яффе, решили дальше пойти пешком, как и надлежало входить в Святой город.

Двигались по шпалам. Шествие открывал Владыка Арсений, за ним шли остальные его спутники, следом вереницей тянулись паломники с котомками за плечами. По городу быстро разнеслись преувеличенные слухи о несчастье на железной дороге, и навстречу Преосвященному поспешили русские люди, жившие в Иерусалиме. Тут же на путях Владыку приветствовали депутации от Патриарха Иерусалимского и от консульства, предложившие свои экипажи для дальнейшего следования в город.

При въезде в город произошла встреча с самим Патриархом Дамианом, который приветствовал русского Архиерея с благополучным прибытием во Святой град, благословил всех и распорядился, чтобы несмотря на поздний час, гостям был открыт для поклонения доступ ко Гробу Господню. По иерусалимскому обычаю, группу сопровождали кав?сы турецкая охрана. Они шли, торжественно постукивая по каменной мостовой своими тяжелыми булавами. Наконец, паломники оказались под темными сводами величественного храма Воскресения Христова, где находится священная пещера Гроба Господня.

Нельзя передать словами тот священный трепет и благоговение, которые испытывают христиане, лобызая святыни этого храма. Минуты эти остаются незабываемыми до конца жизни!

Первый день во Святом Граде

Первый день в Иерусалиме начался с посещения патриаршей резиденции, которая располагалась в греческом монастыре святого Георгия, находившегося неподалеку от Воскресенского храма. Патриарх Дамиан встретил русскую делегацию очень приветливо, всех благословил, со всеми облобызался и усадил подле себя. Он хорошо говорил по-русски, бывал в России в 1896 году на торжествах по поводу коронации Государя Николая II на престол. Патриарх подробно расспросил о путешествии до Иерусалима и обещал свое содействие в дальнейшем паломничестве, благословил служить русскому духовенству во всех греческих храмах по пути и даже совершить у Гроба Господня “исключительно русское” богослужение.

Посетив русские раскопки, произведенные по почину Председателя Палестинского общества Великого Князя Сергея Александровича, путешественники заторопились “домой” в Русские постройки, чтобы укрыться от нестерпимого зноя, столь непривычного для жителей севера. Шли они Крестным путем, которым шел Спаситель к месту своей казни. Но теперь эта дорога представляла собой цепь узких, грязных и шумных улиц и переулков Иерусалима. Крики погонщиков верблюдов, ругань арабов, выкрикивание продавцов, рев ослов все сливалось в один нестройный гул.

Русские постройки находились на возвышенности, за стенами старого города неподалеку от Яффских ворот. Большая русская колония была обнесена массивной стеной. Среди множества зданий возвышался пятиглавый Троицкий собор, построенный в византийском стиле. Часть территории принадлежала русской миссии, часть Палестинскому обществу. На подворье находились две гостиницы для богомольцев для мужчин и женщин. Просторные корпуса содержались очень чисто. Для состоятельных паломников были устроены различные приспособления в виде русских бань, сушилен, общего зала и библиотеки. Там же была большая больница с жилыми помещениями для врачей, сестер милосердия и служащих.

В четыре часа дня, когда тропическая жара спала, путешественники отправились на Елеонскую гору. У подъезда подворья стояли шесть троек, запряженных в громадные экипажи. На козлах сидели черные, загоревшие от южного солнца, арабы. Рядом с ними уселись кавасы Палестинского общества в своих красивых костюмах. Марко Джудич, отвечавший за поездку, дал знак. Захлопали бичи, и вся кавалькада тронулась в путь, привлекая всеобщее внимание.

Елеонская или Масличная гора связана со многими событиями жизни Иисуса Христа. Здесь было Преображение Господне, здесь Он провел последнюю ночь перед предательством Иуды, с нее же вознесся на небо. У подножия горы находится Иосафатова долина, которую пересекал когда-то Кедронский поток. Долина с древнейших времен служила кладбищем и была испещрена каменными памятниками. Внимание путешественников привлекли надписи на гробницах и огромная груда камней возле могилы непокорного сына царя Давида Авессал?ма, мятежно занявшего престол отца. Авессалом еще при своей жизни воздвиг себе памятник в царской долине. И каждый еврей, проходящий мимо, должен бросать камень в общую груду, произнося проклятия сыну, восставшему против отца.

От Елеонской горы паломники направились в Гефсиманийский сад. Первой святыней Гефсимании является погребальный вертеп Божией Матери, над которым еще царицей Еленой был воздвигнут великолепный Успенский храм. Мусульманами он не был разрушен, потому что и они благоговеют перед матерью “великого пророка” Иисуса и даже совершают в нем свои моления. По обе стороны лестницы находятся усыпальницы святого Иосифа–Обручника и праведных Иоакима и Анны родителей Пресвятой Девы.

Помолившись в храме, паломники приложились к мраморной плите, покрывающей ложе Богоматери, и вошли в палисадник, ограждающий исторические маслины Гефсиманского сада. В огромных дуплах двух сохранившихся с древности деревьев могли бы поместиться несколько человек. Католики считают принадлежащее им место Гефсиманской рощи тем самым местом, где Спаситель молился со своими учениками перед крестными страданиями. Большую часть сада вырубили когда-то римские легионеры при осаде Иерусалима, солдаты во время зимней стужи жгли деревья на кострах, у которых грелись.

От Гефсиманского сада путешественники поднялись по отлогому склону горы к русскому храму, построенному в 1888 году на средства Великих князей Сергея и Павла Александровичей дядей Государя Николая II. Эта церковь едва ли не лучшая на всем православном Востоке была освящена во имя Марии Магдалины, небесной покровительницы их усопшей матери Императрицы Марии Александровны. Храм поражает красотой и изяществом, иконостас выложен мрамором в дорогой бронзовой оправе, его части связаны легкими византийскими мраморными колоннами и такими же карнизами.

Далее по горе путь лежал через место, где, по преданию, Христос учил учеников молитве Господней. Здесь находился католический монастырь, в котором по мраморной стене на 33 языках мира была написана молитва “Отче наш”. Был уже почти вечер, когда паломники направились к русскому храму Вознесения, приютившемуся на гребне Галилейского холма. Место, с которого вознесся Спаситель на небо, занято магометанской мечетью дервишей. Когда-то здесь был великолепный храм, сооруженный Константином Великим, но от него не осталось следов. Христианское богослужение совершается здесь два раза в год в ограде мусульманской мечети под открытым небом: в праздник Вознесения и Лазареву субботу.

Самым высоким зданием во всей Палестине является пятиярусная колокольня русского храма Вознесения на Елеоне. Иностранцы называют ее “русской свечой”. Когда путешественники приехали туда, шло вечернее богослужение. Обширный храм был совершенно пуст. Кроме седого священника и пономаря, никого не было. Прибывшие паломники во главе с Владыкой Арсением составили хор. В конце службы пришли еще богомольцы. После всенощной молодежь решила взобраться на колокольню по винтовой лестнице в 219 ступеней. Подъем по узкой лестнице с каждым пролетом делался все труднее. На последнем ярусе бушевал пронзительный ветер, сбивавший с ног. Но то, что они увидели с колокольни, превзошло все ожидания. Открылся восхитительный вид на вечный город Иерусалим. С высоты он казался нагромождением каменных зданий.

Однако над городом Христа не было видно ни одного креста. Последние лучи заходящего солнца догорали на полумесяце громадной мечети Омара. И только за городской стеной на русских постройках высился Троицкий собор с православным крестом. Вдали сверкали синие воды Мертвого моря, за ними виднелись Моавитские горы. Чудным видом на Иерусалим, как известно, не раз любовался и сам Спаситель. Было совсем темно, когда застоявшиеся лошади быстро помчали путешественников в русский приют. Сестры, прислуживавшие на подворье, заждались с ужином. Переполненные впечатлениями, паломники легли спать. Из города доносилось нарушающее тишину глухое постукивание ночного сторожа. Так, наверное, было и сто, и тысячу лет назад. Первый палестинский день кончился.


Поездка в Вифлеем

Следующий день 25 июня был воскресным. По этому случаю Преосвященный Арсений совершил Божественную литургию в русском Троицком соборе при миссии. Большой Троицкий собор быстро наполнился богомольцами. Собрались не только все русские, живущие в Иерусалиме, но и многие арабы-христиане, желавшие посмотреть на торжественное служение русского архиерея. Бравые кавасы в живописных костюмах, постукивавшие булавами, свидетельствовали собой о присутствии местных властей.

После службы академическая группа отправилась на гору Мориа осматривать знаменитую мусульманскую мечеть Омара, названную именем великого халифа Омара, завоевателя Иерусалима. В прежнее время на этой горе стоял грандиозный Храм Соломона, который строили в продолжение семи лет 180 тысяч рабочих. Сюда много раз приходил Спаситель во время праздников. Площадь двора Храма Соломонова составляла шестую часть города Иерусалима, на праздник Пасхи здесь собиралось до 2 миллионов человек. На горе Мориа сохранились также подземные сооружения, известные под названием “подземелья трех тысяч колонн”. Это циклопическое сооружение именовали конюшнями Соломона.

Путешественников поразила красота внутреннего убранства турецкой мечети. Везде золото, мрамор, порфир, мозаика, роскошь и изящество. Но, словно для контраста, всю середину мечети занимала громадная скала. По преданию, на этой скале праотец Авраам собирался приносить в жертву Богу своего сына Исаака. А по мусульманскому преданию, с этого камня Магомет вознесся на небо. По глубокому убеждению магометан, священная скала висит в воздухе и заграждает вход в ад.

После обеда на русском подворье проводник Марко прошел по номерам, объявив, что скоро будут готовы лошади для поездки в Вифлеем, который находится в 8 верстах от Иерусалима. В пятом часу длинная кавалькада экипажей двинулась на юг. По дороге несколько раз останавливались, посещая достопримечательности библейских времен. Наконец, впереди показался священный город Вифлеем, утопающий в зелени маслин, смоковниц, гранат и виноградников.

Над священной пещерой Рождества Христова святой царицей Еленой был построен храм богато украшенная подземная церковь. В ней сохранились древние мозаики, изображающие родословие Иисуса Христа, но паломников влекли сюда не художественные памятники. Они спешили к тому вертепу, из которого две тысячи лет назад воссиял Свет, возродивший мир и возвестивший людям радость об их спасении. К этому вертепу точно так же когда-то спешили простые вифлеемские пастухи и знатные мудрецы Востока волхвы. Теперь он мало напоминал ту убогую пещеру, где нашла приют Божия Матерь во время переписи. Само место рождения Богомладенца было обозначено звездой, с надписью по-латыни: “Здесь родился Иисус Христос от Девы Марии”. Место было освещено 15-ю массивными лампадами, принадлежавшими Церквам различных исповеданий православным, католикам, армянам.

Из Вифлеема путешественники отправились в местечко Бэт-Джалу, где приютилась женская учительская семинария Палестинского Общества. Здесь преобладало православное население, и в его среду нахлынули католические и протестантские проповедники. Пропаганда католичества среди евреев не имела успеха, а среди турок была запрещена законами. Поэтому, располагая крупными суммами денег, католики стали оказывать на бедное православное население сильное влияние, захватив все просветительные и благотворительные заведения. В 1865 году русские открыли Бэт-Джальскую школу, а через 25 лет учительскую семинарию, которая готовила для арабских школ православных учительниц-арабок.

Несмотря на поздний час, начальница семинарии Е. М. Тараканова радостно встретила Преосвященного Арсения с его спутниками, а после угощения предложила осмотреть свое заведение. Семинария представляла собой закрытое учебное учреждение, где на полном обеспечении Палестинского Общества содержалось и обучалось в течение шести лет 35 девушек будущих учительниц. В школе при семинарии училось около 300 детей. Ученицам преподавали Закон Божий, арабский и русский языки, историю всеобщую и русскую, географию, арифметику, пение и рукоделие. Кроме того, их учили оказывать первую медицинскую помощь. При школе находилась бесплатная больница для приходящих больных, в которой оказывали помощь страждущим до 10 тысяч в год. Чистота и порядок во всех помещениях заметно выделяли это учебное заведение. Воспитанницы легко говорили по-русски, с увлечением показывая свои познания о России.

Храм Воскресения Господня

Утро следующего дня было посвящено посещению храма Воскресения Господня, являющегося собственностью турок-мусульман. У них находятся ключи от храма, который они запирают вечером и отпирают рано утром. Постоянно при нем дежурят турецкие часовые. С разрешения властей храмом владеют христиане разных вероисповеданий. Здесь находятся величайшие христианские святыни: Гроб Господень и Голгофа место казни Иисуса Христа. Много раз, подобно городу Иерусалиму, церковь разрушалась и страдала от разграблений, но снова восстанавливалась. Это место когда-то называли “долиной мертвых”, оно находилось за стенами города. Сюда приходили ученики Христа, чтобы поклониться тем священным местам, где их Учитель был распят, погребен и воскрес.

Храм состоит из трех больших частей и до сорока меньших. В центре находится часовня Гроба Господня, или Кув?клия, как ее называют греки. Перед входными дверями на расстоянии лежит “камень помазания”, где помазали благовониями тело Христа, снятого с Креста. Кувуклия покрывает пещеру, в которую положили тело Спасителя при Его погребении, и где женам-мироносицам явился Ангел, чтобы возвестить о Воскресении Распятого.

Голгофа в переводе с еврейского “лобное место”. На нем были установлены три креста, и среди разбойников распяли Иисуса Христа. Сохранился камень с отверстием, в котором был водружен Крест Господень. Много веков подряд на Голгофе православными ежедневно совершается вечернее богослужение. В храме Воскресения высится большой золоченый иконостас дар России. Множество драгоценных лампад и другой дорогой утвари было пожертвовано Царствующим Домом Романовых.

Храм Гроба Господня со всех сторон обстроен монастырями и разными домами так, что наружный фасад его совершенно закрыт. Путешественники посетили одну из пристроек Авраамиев монастырь, где поселились монахи Свято-Гробского Братства. Братство составляют греки, которые считают себя стражами Гроба Господня.

Во второй половине дня академическая группа отправилась, в Иорданскую пустыню. Путь к Иордану, по описанию древних паломников, представлялся невероятно трудным и небезопасным. К нему вела извилистая узкая тропа, усеянная камнями, доступная только пешеходам и вьючным животным. Впереди кавалькады экипажей на прекрасном арабском коне молодцевато гарцевал шейх, присутствие которого гарантировало безопасность. Первой остановкой была Вифания, местожительство друзей Господа Марфы, Марии и брата их Лазаря, воскрешенного Христом из мертвых. Паломники вышли из экипажей у пещеры погребения Лазаря и спустились со свечами по 25-ти скользким и полуразрушенным ступеням к ложу, где был погребен Лазарь. Поклонившись месту, где Господь сотворил чудо, они отправились дальше.

Из Вифании выехали в великую Иудейскую пустыню, которая в IV – VII веках была приютом для иноков, заселивших Святую Землю. Здесь находилось много монастырей, прославившихся подвигами своих основателей. От некоторых из них сохранились только развалины. Паломники сделали остановку возле монастыря святого Георгия Хозевита, устроенного на том месте, где, по преданию, скрывался пророк Илия от злочестивой царицы Иезавели. Обитель ютится, подобно гнезду ласточки, в ущелье скалы.

В Иерихон, древний библейский город, превратившийся в небольшое селение, путешественники приехали поздно вечером. Остановились на ночлег в русском приюте и, немного отдохнув, отправились к Мертвому морю.

У Мертвого моря и на Иордане

Для путешествия выбрали ночной час, потому что палящее палестинское солнце было для северян нестерпимой мукой. Рассвет наступил быстро, и Мертвое море предстало во всей своей необычной красоте. Когда-то здесь процветали города Содом и Гоморра, но за нечестивые дела и разврат жителей их постиг гнев Божий. На города пролилась огненная сера и испепелила чудную долину. В Мертвом море почти не водится никакое живое существо, и рыба, попавшая из реки Иордан в море, тотчас погибает. Греки называют море Асфальтовым из-за обилия в его водах плавающей горной смолы, а арабы называют его морем Лота. По библейскому преданию, из всех жителей долины спаслась только семья праведного Лота.

Окунувшись в неживые воды моря, студенты поспешили к живительным струям Иордана. Как известно из Евангелия, Спаситель крестился в водах Иордана. Издревле дважды в год сюда стекались караваны русских богомольцев, чтобы омыться в струях священной реки. Неподалеку от переправы находится монастырь во имя Иоанна Предтечи, Крестителя Господня, исполнившего пророчества о крещении Сына Божия.

На берегу Иордана Епископ Арсений и сопровождающее его духовенство совершили водосвятный молебен. Служение было торжественным и умилительным. С берега в синюю даль неслись стройные звуки церковного песнопения. Наполнив сосуды Иорданской водой, паломники и сами с воодушевлением погрузились в священные воды.

Поездка в Хеврон

28 июня группа отправилась в Хеврон к Мамврийскому дубу. Согласно библейскому преданию, под сенью его ветвей праотцу Аврааму явился Бог в виде трех странников и предсказал ему рождение сына Исаака. От шоссейной дороги, ведущей к городу Хеврону, отворачивала узкая тропинка в рощу Мамре. Это место принадлежало русским, его опоясывало зеленое кольцо виноградников. Дуб библейский великан, смотрелся патриархом лесов, не столько высотой, сколько толщиной ствола. Дуб разветвлялся на три ствола, каждый из которых был в несколько обхватов.

Здесь Преосвященный Арсений намеревался с духовенством совершить богослужение. Из странноприимного дома они взяли иконы, поставили их на принесенный стол. Началось необыкновенное по своей простоте и необычайной обстановке вечернее богослужение. Все присутствовавшие составили хор, стройное и воодушевленное пение которого далеко разносилось по окрестностям среди немой тишины ночи. Куполом храма было расстилавшееся над головами темно-синее небо, полом земля, освященная некогда присутствием Святой Троицы, лампадами мерцающие звезды.

Утром под тем же дубом совершили Божественную литургию. Прислуживали и пели студенты и профессора. Набрав на память веток и желудей, паломники вернулись в странноприимный дом, где их угостили “Авраамовыми лепешками” и “Авраамовым квасом” из местных виноградников. После трапезы студенты отправились осматривать владения и “русский” виноградник, посаженный по склонам горы. На нижнем склоне, вблизи дуба, за плетнем, находился колодец со студеной водой, который называли “живым источником Авраама”.

У стены плача. В духовной семинарии

30 июня была пятница день плача евреев у древней стены Иерусалима. Студенты решили воспользоваться случаем увидеть это необычное и единственное в своем роде явление. Стена плача находится возле мечети Омара, где сохранились камни древнего Храма Соломона. Каждый день у стены можно встретить молящихся евреев, стоящих лицом к стене с открытой книгой в руках. А по пятницам их собирается несколько сотен. У этой стены евреи совершают свой обряд плача по погибшему величию Израиля.

Наступившую ночь русские паломники провели в храме Гроба Господня за богослужением. Когда все собрались, турецкая стража заперла двери на замок. Храм погрузился в полумрак. По заведенному издревле порядку, православное богослужение началось всенощным бдением на Голгофе, а продолжилось ровно в полночь Божественной литургией на Гробе Господнем. Составилось два хора: русский и греческий. Величие обстановки, торжественность богослужения, воодушевленное пение студентов вместе с русскими богомольцами производили потрясающее впечатление на присутствовавших.

На следующий день русская группа посетила единственную в Палестине греческую духовную семинарию, где должен был состояться акт по случаю окончания выпускных экзаменов. Семинария находилась в Крестном монастыре, названным так потому, что основан он был, по преданию, на том месте, где росло дерево, из которого был сделан крест Спасителя. Вручая диплом, греческий архиепископ говорил каждому выпускнику следующее:

– Богословская школа выдает тебе это свидетельство, как награду за твое трудолюбие и доброе поведение во время учения; ты же постарайся показать себя достойным служителем Церкви и верно сохраняй то, что здесь воспринял и чему научился.

Каждый из получавших диплом произносил присягу, которую потом подписывал:

– Так как священная для меня богословская школа удостоила меня избрать в разряд учителей православного христианского богословия, то я перед всеми обучавшими меня преподавателями и перед лицом Бога исповедую публично всю жизнь хранить веру чистую и неповрежденную так, как я был научен, и верно служить Церкви.

Чтение этой присяги производило сильное впечатление на всех, многие читали ее сквозь слезы, понимая ответственность за даваемые обеты и трудность предстоящего служения.

Дорога в Назарет

После десятидневного пребывания в Иерусалиме русские паломники отбыли в город Назарет. Несколько человек отделились от группы: кто-то занемог, кто-то пожелал отправиться в Египет страну фараонов осматривать пирамиды. Оставшиеся тоже разделились: пятеро решили ехать экипажем более удобным способом, но менее интересной дорогой через город Кайфу. А Епископ Арсений, иеромонах Варсонофий и трое студентов отправились Наблусской дорогой, верхом на ослах. Отслужив напутственный молебен, паломники оставили гостеприимное русское подворье, чтобы отправиться в Назарет — благословенный городок, где Спаситель провел свое детство и юность, приготовляясь к великому служению человеческому роду. Прощай, Святой Град Иерусалим! Путники тронулись.

Впереди на арабском скакуне ехал турецкий жандарм с ружьем за плечами, готовый в любую минуту отражать нападения кочующих бедуинов. За ним изящно гарцевал на своей белой лошади черногорец Марко Джудич. Далее, восседая на ослике, двигался Преосвященный Арсений, сменивший клобук на дорожную шляпу с широкими полями. За ним следовал профессор В. Н. Мышцын, державший в руках карту Палестины и сосредоточенно рассматривавший ее, следом ехали новгородский миссионер Варсонофий и три студента. Заключали кавалькаду буфетчик и араб-погонщик ослов.

Солнце немилосердно палило, трудно было двигаться по пустынной каменистой местности, где не было видно ни одного островка зелени. Дорога, по которой совершалось паломничество, называлась “царской”. Потому ли, что она начиналась от царских гробниц, или потому, что по ней направлялись цари-завоеватели, сказать трудно. Проезжая маленькие горные деревушки или развалины бывших селений, путешественники вспоминали библейские события, связанные с каждым из них. К вечеру добрались до местечка Бетин, в его предместьях и заночевали в палатках. Стоянка напоминала привал кочующих арабов. Подкрепившись взятой с собой едой, паломники вышли из палаток полюбоваться чарующей южной ночью, полной поэзии и красоты. Но усталость быстро сморила их, и все улеглись на приготовленные ложа.

Еще затемно кавас Марко поднял всех на ноги, чтобы до жары проделать, по возможности, большую часть пути. Было холодно, стоял густой туман. От этого дорога по скользким от сырости камням была небезопасной. Через час встало солнце, и рассеялся туман. Открылась прекрасная картина: окруженные холмами светло-зеленые рощи в долинах. Зелень при ярком свете восходящего солнца как бы загоралась красным пламенем, озаряя долину грандиозным заревом. Нельзя было не залюбоваться этим необычным зрелищем! Наконец, въехали в “ущелье разбойников”, где в одной из пещер, по преданию, скрывался от преследователей царь Давид. Из скалы небольшой струйкой стекал источник, чистой водой которого путешественники утолили жажду и напоили уставших животных. Не более получаса отдыхали они в прохладе зелени, когда был дан сигнал двигаться дальше.

Следующую остановку через четыре часа пути сделали под навесом строения, представлявшего нечто вроде постоялого двора. Разостлав циновки, взятые у хозяина, прилегли отдохнуть. Здесь, в Люббанской долине кончалась Иудея и начиналась Самария. Поднявшись на горный гребень, паломники увидели живописную панораму Самарийских гор. К вечеру они достигли знаменитого места, называемого колодцем Иакова, у которого Спаситель беседовал с Самарянкой о “воде живой”, то есть об истинной вере. Над колодцем была сооружена каменная часовня. Когда-то над нею возвышалась церковь, построенная царицей Еленой, потом ее разрушили иноверцы.

Путешественники и здесь разместились в своих палатках неподалеку от колодца. Неожиданно сюда прибыли два турецких офицера, присланные пашой ближайшего города Наблус. Паш? был извещен по телеграфу из Иерусалима о прибытии Преосвященного со спутниками и послал офицеров приветствовать почетного гостя. Офицеры поклонились, заверив странников в полной безопасности и обещая, что их будет охранять турецкая стража, поставленная у ворот ограды. Пришел приветствовать Епископа и еврейский раввин из Наблуса, одетый в полосатый халат и темную кофту поверх его.

Рано утром в сопровождении греческого игумена и турецкой стражи группа направилась в город Наблус древний Сихем. Перед путешественниками расстилался большой восточный город с белыми домами и высокими минаретами мечетей. Каким красивым он виделся издали, таким неопрятным оказался вблизи. По восточному обычаю, нечистоты выбрасывались тут же на дорогу, около них копошились тощие собаки.

Проехав несколько селений, путешественники поднялись по крутому склону к бедной арабской деревушке, которая оказалась некогда знаменитой Самарией. Этот главный город древнего Израильского царства достиг высокой славы во время Ирода Великого, который переименовал его в Севастию. Здесь паломники увидели развалины дворцов и христианской церкви, построенной царицей Еленой над гробницами пророков Авдия и Елисея. Над этим местом магометане позже поставили мечеть. А от дворца Ирода остались только огромные мраморные колонны. Преодолев холмистую местность, путешественники спустились на большую равнину. Здесь, у селения Джанин, Спаситель исцелил десять прокаженных. Неподалеку путников уже ожидали раскинутые палатки, в которых они расположились на свой последний ночлег.

В Назарете

На следующий день, 6 июля паломники прибыли в Назарет колыбель христианства. Радостной была встреча с той частью академической группы, которая приехала накануне в экипаже. Обе половины путешественников оживленно делились впечатлениями. Умывшись и приведя себя в некоторый порядок после столь трудной дороги, все направились в русскую школу, где их встретили арабки-ученицы во главе с русской учительницей. С балкона школы открывался вид на город Назарет с белыми зданиями, окруженными зелеными садами. Рядом со школой находился дом, принадлежавший грекам, в нем жил митрополит Назаретский Фотий, избранный патриархом Александрийским. Встреча с ним русской группы состоялась в храме Благовещения.

С благоговением паломники входили в церковь. Сознание того, что сюда неоднократно приходила Богоматерь со Своим Сыном, наполняло души умилением. Главная святыня храма пещера, отделанная мрамором и старинными изразцами. Престол освящен в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Под престолом находится глубокий колодец, ключевая вода его всегда чиста и приятна на вкус. Это единственный источник в городе. Сюда, как и две тысячи лет назад, приходят все женщины Назарета, неся кувшины на голове. По греческому преданию, именно у этого колодца Пречистая Дева услышала благую весть от Архангела. Главные посетители храма русские паломники, приносящие сюда из России дары в виде утвари и денег. Поэтому церковные облачения и иконы, лампады и подсвечники были изделием русских мастеров.

По приглашению митрополита путешественники из храма проследовали в его покои, после чего отправились осматривать город. В отличие от других восточных поселений, Назарет производил впечатление чистого города. Не совсем обычно выглядели его жители: почти все мужчины носили на головах красные фески, а тело покрывали полосатым халатом, из-под которого подчас виднелась европейская одежда. На ноги они надевали короткие сафьяновые сапоги или туфли без задников. Костюм женщин, кроме рубахи, состоял из разноцветной туники с развевающимися полами и небольшой шапочки, к которой прикреплялся длинный плат. Покрывала на лицах носили только мусульманки, христианки ходили с открытыми лицами.

Наутро русская группа отправилась осматривать достопримечательности города Назарета. Сначала посетили Латинский монастырь, принадлежавший католикам. По их преданию, именно на этом месте Пречистая Дева получила благую весть. Благолепие, красота и даже роскошь отличали католическую церковь. В большие праздники цветами осыпали не только верхнюю площадку перед главным престолом, но и весь каменный пол в церкви. Престол был украшен величественной статуей Богоматери, в богатом одеянии и с дорогой короной на голове, усыпанной драгоценными камнями. Статуя производила на католиков особо сильное впечатление.

Однако не богатство собора привлекло внимание русских паломников, а подземная пещера, где в небольшом храме под престолом мраморной звездой было обозначено место стояния Богородицы во время дивного благовестия. Мусульмане поклоняются этой святыне так же усердно, как и христиане.

Преосвященный Арсений, как и повсюду, заинтересовался состоянием русских школ в Назарете. Его встретили учителя-арабы и инспектор училищ воспитанник Московской Духовной Академии. Мальчики и девочки содержались в школах отдельно, а учителей готовил Назаретский пансион. Владыка Арсений остался доволен как состоянием обучения, так и содержанием учеников в чистых просторных помещениях.

На горе Фавор

После обеда паломники отправились на гору Фавор верхом на лошадях. Епископ Арсений восседал на прекрасной арабской лошади, на которой ездил всегда митрополит Фотий. Нескольким студентам пришлось ехать на осликах. Гора Фавор имеет вид огромного усеченного конуса. Недаром Господь избрал ее местом своего Преображения, так она прекрасна. Даже мусульмане чтут ее, называя “горой света”. В отличие от лежащих близ нее гор, она вся покрыта растительностью. По рассказам, весной Фавор представляет собой ковер разнообразных цветов, благоухание от которых распространяется повсюду. Поверхность испещрена гротами. В некоторых из них спасались отшельники, в иных погребали умерших, третьи были подземными укреплениями во время частых войн в Палестине.

Тропинка, по которой поднимались путешественники, шла зигзагами. На вершине священного холма находилась маленькая греческая церковь с низенькой колокольней. Неожиданно прискакал на взмыленной лошади митрополит Фотий, спешивший сам встретить гостей в своем монастыре. Он отслужил краткий молебен для русских гостей и сказал прекрасную речь по-гречески. После этого он проводил их к месту, откуда во всей красе обозревались соседние горы, долины и селения, связанные с библейской историей. Смотря на окружающую местность, студенты мысленно как бы перечитывали страницы священной Библии, где говорилось о событиях, совершавшихся в окидываемых их взорами окрестностях Фавора.

Вечер паломники провели в греческом монастыре, куда митрополит Фотий пригласил русских гостей, чтобы разделить с ними трапезу. При этом он рассказывал о жизни восточного духовенства, которое, не исключая и высшего, часто терпело материальную нужду. По этой причине архиереи иногда совершали требы, такие, как, например, крещение или венчание, что в России совершают только священники.

8 июля рано утром паломники спустились с горы Фавор к священному для христиан Генисаретскому озеру, по берегам которого не один раз проходил Спаситель. На месте груды развалин и покосившихся домиков с плоскими крышами красовалась когда-то древняя Тивериада столица Галилеи, город, построенный Иродом Антипой и сиявший блеском славы во времена Спасителя.

Путешественники решили выкупаться в Тивериадском, или Генисаретском озере. Освежившись в священных водах, они наняли лодку, чтобы ехать к теплым источникам. Гребцами были два мускулистых араба, которые быстро отчалили от берега. На юге от Тивериады находятся горячие ручьи, вытекающие из базальтовой скалы. Желая измерить температуру в одном из ручьев, студенты окунули в него руки, но тотчас отдернули так горяча была вода. Тогда они положили в источник привезенное по этому случаю сырое яйцо, и через четверть часа вынули его вареным. Принимать горячие ванны большинство не решилось, предпочтя им вторичное купание в озере.

Возвращались по выжженной пустыне. Путь пролегал через селение, которое когда-то было городом Каной Галилейской, прославленной первым чудом Господа, где Иисус Христос на брачном пиру претворил воду в вино. Несмотря на поздний час, экипажи встречала толпа любопытных, извещенных митрополитом Фотием о прибытии Преосвященного Арсения. Колокольным звоном православные арабы приветствовали русского архиерея. В церкви был отслужен молебен, на котором епископ Арсений прочитал по-славянски Евангелие о чуде в Кане Галилейской. Русским гостям показали два громадных каменных сосуда, которые, по преданию, и были теми сосудами, в которых чудесно была претворена вода в вино.

Путь в Яффу

10 июля академическая группа выехала в трех экипажах из Назарета в Яффу. Живая и цветущая природа Галилеи производила более отрадное впечатление, чем пустынное однообразие Иудеи. Показался Кармил одна из святых гор, часто упоминаемых в Библии. У подножия Кармила, который стеной спускается к Средиземному морю, примостился маленький городишко Кайфа. Проехав его и очутившись в пригороде, путешественники как бы попали из Азии в Европу, въехав в немецкую колонию. Здесь все разительно отличалось от восточной картины. Прекрасно распланированные улицы с белыми домиками европейской архитектуры, чистота широких улиц, магазины, школы и немецкий говор все производило полное впечатление того, что это не Палестина, а какая-нибудь Бавария. И только минареты вдали и тропический климат рассеивали эту иллюзию.

На скалах Кармила, как орлиное гнездо, прилепился Кармелитский монастырь. Его насельники итальянские монахи. Главная церковь освящена во имя пророка Божия Илии. Паломники спустились в пещеру, находившуюся под алтарем, где, по преданию, скрывался Пророк. Весь Кармил испещрен пещерами, где со временем стали поселяться отшельники.

В Яффе после долгого и трудного путешествия паломников ожидал четырехдневный отдых на загородной даче Русской духовной миссии. Здесь их окружило истинно русское радушие и гостеприимство. Отъезд в Россию назначили на 16 июля, воскресный день. После литургии была устроена прощальная трапеза. На пристани академическую группу уже ждал старый знакомец пароход “Нахимов”, на котором до этого был совершен переход от Константинополя до Афона. «Прощай, страна священных воспоминаний, думал каждый, отплывая от Яффы. Придется ли еще раз увидеть тебя? Святой град Иерусалим, Вифлеем, Назарет, Иордан, все это близкое, живое и родное для сердца русского».

Путешественники долго стояли на палубе, не отрывая глаз от удалявшегося Палестинского побережья. Сколько чувств и впечатлений пережили они, сколько наблюдений и раздумий испытал каждый участник этого удивительного паломничества по Святой Земле. Казалось, что не полтора месяца прошло с того дня, как они покинули берега Родины, а несколько лет, так богата событиями была эта необычная поездка. На всю жизнь она сдружила ее участников и озарила светом счастливых воспоминаний их многотрудные судьбы. Наступал XX век с его скорбями и подвигами.

Возвращение в Одессу

Обратный путь к родным берегам был уже знаком. Город Бейрут миновали без остановки, в Триполи вновь встретились с радушным митрополитом Григорием, который заинтересованно расспрашивал Преосвященного Арсения о восточных впечатлениях. Плавание по Средиземному морю, Архипелагу и Мраморному морю до самого Константинополя совершено было без приключений. Несмотря на однообразие водного пути, скуки никто не испытывал, проводя время в чтении, беседах и воспоминаниях о путешествии. Значительное оживление вносили русские учительницы Палестинского общества, которые ехали в Россию на каникулы. Из бесед с ними студенты вынесли много поучительного, проникаясь глубоким уважением к самоотверженным труженицам, несущим свет просвещения на далекой чужбине.

23 июля “Нахимов” стал на якоре у Константинополя. Пароход должен был отплывать через два дня, и академическая группа отправилась на знакомое подворье, чтобы отслужить благодарственный молебен о счастливом путешествии и благополучном возвращении. Храм был переполнен братьями-славянами и греками. Тотчас по входе Епископа Арсения началась Литургия.

Накануне отплытия парохода на палубу явился первый драгоман (переводчик) турецкого посольства П. В. Максимов и вручил Преосвященному Арсению пожалованный ему турецким султаном орден “в знак покровительства Его Величества православным”. Паломники прощались со столицей древней Византии Константинополем, переименованным в турецкий Стамбул.

27 июля рано утром “Нахимов” тихо причалил к родному одесскому берегу. Радостное возвращение оттеняла легкая грусть из-за разлуки с дорогой сердцу православного человека Святой Землей. В Одессу прибыли как раз в праздник великомученика Пантелеимона и отправились на подворье афонского Пантелеимонова монастыря. Здесь еще не так давно паломники предваряли свою поездку молитвой, молитвой теперь и заключали.

Елена Романовна Стрельникова

Отрывок из кн.: Е. Р. Стрельникова. Житие новомучеников Кирилловских. М., 2004. Часть 2–3.

Ферапонтово

Тэги: паломничество, подвижники ИППО, святыни и святые места в Турции, Афон, Святая Земля, митр. Арсений (Стадницкий)

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню