RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 февраля 1896 открыт Уфимский отдел ИППО

20 февраля 1899 началась четырехмесячная инспекция школ ИППО Н.М.Аничковым

22 февраля 1828 родился Д.Д. Смышляев, первый уполномоченный ИППО в Иерусалиме, почетный член ИППО

Соцсети


Русский храм по благословению старца Паисия


За последние 25 лет тысячи наших соотечественников переехали в Грецию. Некоторые из них сразу же переступили порог раскольнической старостильной Церкви. Между тем на территории республики есть место, где служат по старому стилю на канонической основе. Это — храм Панагия Сумела в афинском пригороде Мениди, строящийся специально для выходцев из бывшего СССР. Об истории храма и современном состоянии Элладской Церкви мы беседуем с протоиереем Григорием Пигаловым.

Юлианский календарь в Греции: осторожно!

— Отец Григорий, почему в стране, где существует каноническая Элладская Православная Церковь, наши соотечественники оказываются у старостильников?

— В своем стремлении сохранить старый стиль, принятый в России, не имея должного церковного образования, они попадают к старостильникам, которых сами греки называют «схизматиками», то есть раскольниками. Старостильники существуют в Греции с 1924 года. И на сегодняшний день это более десяти толков, не состоящих в общении между собой. Ни Русская Православная Церковь, ни Элладская Православная Церковь никакой связи со Старостильной Греческой Церковью не имеют.

— Отличается ли по внешним признакам Старостильная Церковь от канонической?

— Нет. Ее священнослужители либо в запрете, либо рукоположены запрещенными архиереями. Они не имеют благодати священства и, совершая богослужение, на самом деле не совершают его. А прихожане попадают в религиозную аферу. В каждой области Греции есть старостильные приходы и монастыри. Многие из них не против возвращения под омофор Элладской Православной Церкви, но держит частная собственность, в которую перешли церкви и монастыри старостильников. И эту частную собственность им жалко терять.

— Элладская Церковь просвещает свою паству относительно Старостильной Церкви?

— Да, особенно в последнее время, потому что эмигранты, приехавшие из бывшего Советского Союза, пополнили их храмы. В каждой митрополии священники объясняют своим прихожанам, какие храмы в епархии неканонические. Посещать их и причащаться у неканонических священников не благословляется.

— Как ваш приход помогает соотечественникам, попавшим к старостильникам?

— Многих мы приняли из старостильных приходов. В этом заключается наша миссия. Когда пять лет назад открылся храм Панагиа Сумела, в первое воскресенье собралось множество людей. Я помолился в алтаре, вышел и обратился к ним: «Люди добрые! Открылся храм. Всех ждем! Кто хочет — приходите. Но есть одно «но». Если я сейчас промолчу, то у меня больше не будет возможности вам сказать об этом. Если я скажу, то уверен, что половину из присутствующих в храме потеряю. Многие из вас посещают приходы Старостильной Церкви: ваши дети, крещенные там, не являются крещеными. Мы хотим вам помочь и ввести вас и ваших детей в лоно канонической Церкви».

— Ваши слова имели действие?

— Да. За пять лет мы присоединили к Церкви через миропомазание сотни человек. Люди идут к нам и приводят родных и друзей.

У старца Паисия

— Когда вы сами приехали в Грецию, перед вами стоял вопрос стиля?

— Мы приехали в Грецию из Сухуми после военных событий 1992 года, моя жена — гречанка. И когда мы увидели, что страна новостильная, встал вопрос: как служить, по-старому или по-новому? Поехали на Афон к старцу Паисию. (Сейчас о нем издано немало книг.) Старец Паисий спросил нас, откуда мы, зачем приехали в Грецию. Я рассказал. Он посоветовал: «Батюшка, мы на территории Афона служим по старому стилю, но я окормляю монастырь недалеко от Салоник, и там служат по новому стилю. Ты должен всегда находиться в лоне официальной Элладской Церкви, в лоне вселенского православия, в единстве». И добавил: «Проси храм и возможность служить в нем по старому стилю для выходцев из России». Я говорю: «Как храм просить: у меня документов нет, денег нет, языка не знаю?» А он отвечает: «Батюшка, всё будет: и документы, и деньги, и храм построишь Богородице».

— Вы поверили в тот момент старцу Паисию?

— Нет, уходил в сомнении. Я не знал тогда, кто такой старец Паисий, хотя мне много говорили о нем. А я про себя думал: «Дом построить невозможно, какой там храм!» Если вспомнить, как мы жили первое время в Греции… В Абхазии я был клириком Грузинской Православной Церкви, секретарем Абхазской епархии. А приехал в Грецию, пришлось пойти работать на завод плотником. Было много соблазнов. Но однажды пригласили меня служить: «Батюшка, у нас есть приход, но платить вам нечем». Уже наученный опытом, спрашиваю: «Каноническая Церковь?» «Да!» Я согласился и стал служить. Был один прихожанин, пять человек певчих. Сейчас у нас несколько сотен прихожан и двадцать певчих. И храм, по слову старца Паисия, строится.

Панагиа Сумела и ее прихожане

— Отец Григорий, вы сказали, что попали в Грецию из Абхазии.

— В прошлом я житель Абхазии. Я родился в 1960 году. Мои родители простые рабочие, верующие люди. С семи лет прислуживал в алтаре и всегда мечтал стать священнослужителем.

— В Абхазии не было таких преследований, как в России?

— В России было, конечно, сложнее, чем в Абхазии. Но и нас, молодых иподиаконов, вылавливали на пасхальных службах комсомольские работники и доносили в школу.

Митрополитом Сухумо-Абхазским был тогда нынешний Католикос-Патриарх всея Грузии Илия. И я благодарю Бога за то, что 11 лет прислуживал ему иподиаконом и жезлоносцем. Это человек высокой культуры и духовности. Я стараюсь сохранять унаследованные от него традиции служения.


— Службы в Мениди отличаются благолепием и необычными шествиями, в которых принимает участие большое количество молодежи.

— В Греции приходское богослужение совершается во многом подобно архиерейскому, выход с рипидами, со свечами, с кадилом. И много ребят. На Успение Божией Матери плащаницу Богоматери сопровождают около 30 девочек, а несут ее мальчики. У меня нет диакона, но есть алтарники. Особенно праздничные эти шествия на Пасху: из алтаря выходят ребятишки, а батюшки всё нет и нет, потом батюшка вышел, а за ним идут ребятишки. Как выразился один священник: «Вам можно позавидовать, отец Григорий! Не один архиерей не имеет столько иподиаконов, сколько у вас алтарников!»

— Кто из детей попадает в алтарь?

— Я приглашаю всех: «Если есть желание, приходите». И они приходят. Если определять по каким-то критериям «тебе можно, а тебе нельзя», мы потеряем многих. Я не провидец, не могу знать душу каждого ребенка.

— Каковы правила поведения для детей в алтаре?

— Строгость по отношению к богослужению. И когда они приходят в алтарь, мы научаем их, как подойти к престолу, получить благословение, надеть на себя стихарь, после богослужения снять его, аккуратно сложить. Еще одно условие — регулярность посещения служб.

— Маленькие дети не балуются?

— Есть детишки, которые проявляют естественную шаловливость. Но для них у нас существует свое лекарство: на солее положить до десяти поклонов на глазах у прихожан. Это помогает. Я за то, чтобы дети были в храме. Пусть не все они станут священниками, но, Бог даст, вырастут нравственными, образованными людьми на пользу нашему обществу.

— Кто решил посвятить храм Богородице Панагиа Сумела?

— Когда мы приехали в Грецию, у меня был очень хороший помощник отец Тимофей Саккас, тогда настоятель церкви Святой Троицы в Афинах и игумен Свято-Духова монастыря (Параклиту). Он мне сказал, что для каждого понтийского грека (а среди наших прихожан их большинство) икона Панагиа Сумела — великая святыня. Мы написали прошение в Синод и получили благословение.

— В России икона Панагиа Сумела известна мало. Расскажите о ней.

— Эта икона из древнего монастыря, который находился на территории современной Турции неподалеку от Трапезунда, на горе Мела, Черная гора. Когда понтийцы говорили «пойдем на гору Мела», по-гречески это звучало «паме сто Мела», получалось «Сумела». Это образ Матери Божией «Скоропослушница».

— Что стало с иконой после Малоазийской катастрофы?

— В 1923 году, по Лозаннскому мирному договору, малоазийские греки покинули свои земли и переехали в Грецию. Вместе с собой они вывезли и святыню. Сейчас подлинная икона пребывает в Северной Греции, где воссоздан монастырь и освящен в честь иконы Панагиа Сумела. А нам благословили сделать список с этого образа.

После первого богослужения в храме подошла ко мне одна женщина: «Батюшка, Богоматерь исполнила мое прошение, можно я Ей крестик принесу?» Я благословил. С тех пор каждый месяц кто кольцо, кто браслет, кто сережку пожертвует. Одна женщина принесла даже золотые зубы, единственную ценность, которая была у нее, в благодарность Божией Матери. Значит, чудеса совершаются!

— Кто ваши прихожане?

— Наш приход такой же многонациональный, как и бывший Советский Союз. Кроме понтийских греков есть среди нас болгары, румыны, сербы. Мне хотелось, чтобы каждый чувствовал себя в храме, как в своем родном доме в Молдавии, в Грузии, в России… Ведь каждому дорога земля, на которой он родился и вырос. Как-то меня попросили: «Батюшка, можно мы на грузинском языке «Отче наш» почитаем?» Я говорю: «Не только читайте, но и пойте, если умеете!» Сейчас «Отче наш» читается у нас по-славянски, по-гречески, по-грузински и по-молдавски за каждой Литургией. Многонациональность прихода меня радует. Дом Божий — он для всех.

Никифорова А.Ю., кандидат филологических наук

24 июня 2011 г.

Церковный вестник

Тэги: святыни Греции

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню