RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 2. Августин (Никитин)

Таврический отдел Императорского Православного Палестинского Общества (1900-1917 гг.): по материалам «Таврических епархиальных ведомостей». Р.А. Близняков, М.А. Агатова

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 1. Августин (Никитин)

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Анонсы и объявления

Принимаются статьи для Иерусалимского вестника

21 сентября

Лекция «Искусство Византии V–VIII вв.», Санкт-Петербург

21 сентября

Презентация проекта для школьников «Русь-Византия. Общие страницы истории», Москва

25 сентября

Презентация книги Ю.Матвеевой «Декоративные ткани в мозаиках Равенны: семантика и культурно-смысловой контекст», Москва

26 сентября

Открытие выставки «Восточные христиане: две тысячи лет истории», Париж

28 сентября

Лекция «Искусство Византии IX–XV вв.», Санкт-Петербург

29 сентября

Открытие выставки «Православие в Святой Земле: Альфа и Омега», Санкт-Петербург

1 октября

Открытие выставки «Загадочный сюжет одной картины Андрея Иванова», Москва

8 октября

Лекция «Византия и Русь», Москва

14 ноября

Конференция «Актуальные вопросы изучения христианского наследия Востока», Москва

16-17 ноября

V научные чтения «Россия. Грузия. Христианский Восток», Москва

Россия на карте Востока

Летопись

20 сентября 1857 началось пятидневное паломничество архим.Антонина (Капустина) в Святую Землю

21 сентября 1860 родился почетный член ИППО вел. кн. Павел Александрович

21 сентября 1890 умерла член-учредитель и почетный член ИППО графиня О.Е. Путятина

Соцсети


Некто Лазарь из Вифании


Храмовая икона св. Лазаря

Библейская энциклопедия объясняет, что имя Лазарь (по-еврейски Елизар) означает «Божья помощь». В Евангелии рассказывается о двух Лазарях. Один - нищий. «О нем рассказывает Господь в высоконазидательной притче о богатом и Лазаре, в которой изображена загробная участь праведных и грешных... Другой - брат Марфы и Марии, которого Господь воскресил уже на четвертый день после его смерти». Одиннадцатая глава Евангелия от Иоанна начинается словами: «Был болен некто Лазарь из Вифании». И переносит нас повествование в тридцатые годы первого века в землю Иудейскую, в селение Вифанию близ Иерусалима, что у подножья горы Елеонской. Именно здесь развернутся события одного из величайших чудес, совершенных Спасителем в дни Его земного Служения. А обстановка, при которой чудо свершилось, воспроизведена Евангелистом Иоанном «с такой чудной и величественной простотой, что приводит невольно в состояние глубокого благоговейного умиления всякого, читающего это Евангельское повествование».

В Вифании слышен горестный плач, траурны одежды женщин, печальны лица мужчин. Умер один из жителей села Лазарь, его все хорошо знали, он пользовался по праву уважением односельчан. В селе любили и сестер Лазаря, деятельную и хозяйственную Марфу, скромную и тихую Марию. В их доме часто гостил Иисус Христос. Жители Вифании собирались послушать проповедь Спасителя.

Некоторые, правда, сомневались, истинно ли Иисус - Сын Божий, очень уж скромен облик, такой ли должен быть Мессия? А Лазарь и сестры его всем сердцем откликнулись на Слово Божие, если б не забота о сестрах, с радостью Лазарь пошел бы за Христом, любимым Учителем, оставив все иные попечения, лишь бы слышать и видеть Его. Замечали в этом добродетельном семействе, стесняясь даже говорить об этом, что и Иисус отвечал им взаимностью. Всегда находилось у Него слово одобрения для кроткой молитвенницы Марии, доброе наставление для хлопотуньи-Марфы. Лазаря же Равви называл своим другом. «Иисус же любил Марфу, и сестру ее и Лазаря», - свидетельствует апостол Иоанн.

Сегодня велико отчаяние сестер, кто позаботится о них, сиротах? Брат был опорой, защитой, надеждой. К безысходному горю примешивается горькое недоумение. Когда Лазарь сильно заболел, сестры решились побеспокоить Иисуса и сообщили о болезни брата. Иисус ответил посланным: «Эта болезнь не к смерти», чем подал надежду на выздоровление. Сестры обрадовались, они были уверены, вот-вот у их маленького домика будут услышаны легкие шаги Господа, его чудный ласковый голос. Одного этого было бы достаточно, чтобы поправился брат их. Совсем незнакомым людям помогал Господь. Рассказывали, как долго болел один человек, почти сорок лет. А Иисус, встретив его у Вифезды, исцелил. А историю царедворца из Капернаума передавали из уст в уста. Сына его Господь даже не видел ни разу, а исцелил только Словом Своим. Брат же их Лазарь - друг Господень, не чужой, не посторонний. Как же ждали они Учителя, с какой надеждой и упованием и ...не дождались. Там, на окраине селения, навсегда тяжелый камень закрыл вход в пещеру, куда положили они тело любимого брата. Они исполнили обряд с тщанием и любовью, покрыли тело умершего драгоценными благовонными маслами, тонкими льняными пеленами обернули дорогие останки, убрусом подвязали лицо его, поцеловали в последний раз и вернулись в опустевший домик, раздавленные горем. Односельчане не бросили их в беде. Некоторые оставались с ними, чтобы утешить, тем горше было, что их любимый Равви не пришел. Не знали сестры, что мгновение смерти их любимого брата было ведомо Господу. Всевидец в тот скорбный миг произнес, обращаясь к ученикам Своим: «Лазарь умер, и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему». И вот Господь входит в Вифанию, его встречает Марфа и говорит: Господи! Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». О продолжении разговора Иисуса  и Марфы глубоко и проникновенно пишет святитель Иннокентий Херсонский, которого называют звездой первой величины на небосклоне нашей церковной истории XIX века, русским Златоустом. Вот небольшой отрывок из его прекрасной книги: «Последние дни земной жизни Христа»:

Воскреснет брат твой!», - как бы в оправдание медленности Своего прихода говорит Господь. Величественная простота и спокойствие, с каким произнесены слова эти, должны были вдохнуть надежду в душу Марфы, убитую печалью. Выражение «воскреснет» у иудеев означает будущее всеобщее воскресение. На этом-то воскресении и остановилась скорбная мысль Марфы. «Вем (знаю), - отвечала она с некоторым прискорбием и как бы сухостью, - что воскреснет, в последний день». Ясно было, что сердце Марфы, пораженное скорбью, имеет нужду в сильном движении, чтобы пробудиться от безнадежности. И Господь начал вещать к ней тем возвышенным языком, который приличествовал только Сыну Божьему, имеющему жизнь в Самом Себе и могущему даровать ее кому и когда угодно. «Я есмь, - продолжал Иисус, - воскресение и живот! Веруяй в Мя аще и умрет (телесно) оживет, и всяк живый и веруяй в Мя, не умрет во веки. Емлеши веру сему?»

Марфа чувствовала, что ею сказано нечто не так; видела, что Господь не совсем доволен ее словами; не знала, на что именно нужна была ей вера и чего ей должно ожидать от Господа. Но напоминание о вере было чувствительно для сердца нежного, им предполагалось в ней сомнение в достоинстве Учителя, которое она почла бы для себя величайшим несчастьем. Это как бы пробудило ее. «Ей, Господи, - воскликнула она, - я всегда верила и теперь верю, что Ты - Христос, которому надлежало придти для спасения мира». Справедливо замечено еще Отцами церкви, что после исповедания Иисуса Сыном Бога Живого (Мессией), которое произнес некогда Петр, еще никто не исповедовал Его с такой силой обетованным Мессией и Спасителем мира, как делает теперь Марфа».

Звучат тихие слова Господа: «Где вы положили его?», и затем происходит великое чудо. Чудо воскресения Лазаря. Вновь и вновь я перечитываю знакомые с детства строки одиннадцатой главы Евангелия от Иоанна, и в который раз замирает душа от встречи с величием и значительностью происходящего. Как же многомерно все, о чем повествует Иоанн Богослов. Вот Иисус у пещеры, где похоронен Его друг: человеческое в Богочеловеке так очевидно явлено. Он плачет о друге. Не так ли и мы плачем над могилой ушедшего дорогого человека?! И, давая нам беспримерный урок, Спаситель молится Отцу Небесному: «Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня». (Иоанн. 11:41). Так встречать горе, заповедано и нам: смиренно, с молитвой и с благодарностью Творцу. И вот вершится чудо. Господь взывает: «Лазаре, гряди вон!».

И, потрясенный, юный ученик Христов Иоанн, будущий апостол, впитывал каждое слово Господа, запоминал каждое движение Его, и каждый отклик в толпе народа, пришедшего ко гробу, чтобы спустя годы написать: «И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит: развяжите его, пусть идет».

Произошло великое освобождение из плена смерти, и Марфе была дадена награда за подвиг обретения веры, и еще была явлена небывалая милость. Господь-Всевидец знал о предстоящих страданиях на Кресте, и знал, как мучительно будет близким Его, Матери и ученикам сопереживать эти страшные Крестные муки. И вот воскресением Лазаря Господь дарует надежду. Надежду, которая так была нужна современникам Христа и которая так необходима нам, на заре двадцать первого века. Об этом так прекрасно, строго, просто и величаво написал поэт А.С. Хомяков в своем стихотворении «Воскрешение Лазаря»

«О, Царь и Бог мой! Слово силы
Во время Оно Ты сказал, -
И сокрушен был плен могилы,
И Лазарь ожил и восстал.

Молю, да слово силы грянет,
Да скажешь: «Встань» душе моей, -
И мертвая из гроба встанет,
И выйдет в свет Твоих лучей!

И оживет, и величавый
Ее хвалы раздастся глас
Тебе - сиянью Отчей славы,
Тебе - умершему за нас» .

Церковь отмечает вот уже много столетий память этого дня. Лазарева Суббота - великий праздник, в его тропаре поется: «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвиг еси Лазаря, Христе Боже».

Первый епископ Китионский


Икона св. Лазаря. XVI век

Что заставило его покинуть родную Вифанию? Ответ находим в двенадцатой главе Евангелия от Иоанна: «Первосвященники же положили убить и Лазаря, потому что ради него многие из иудеев приходили и веровали в Иисуса» (Иоанн. 12:10,11). Из родных мест Лазарь отправляется на Кипр, а пока корабль плывет к кипрским берегам, мы чуть опередим его небыстрый в те давние дни ход и перенесемся на Кипр. В I веке по Рождеству Христову Кипр был прекрасным островом, поросшим густыми тропическими лесами. Множество птиц и зверей населяли кипрские леса. С невысоких живописных гор сбегали звенящие ручьи, питаемые талыми водами снежных вершин. Они наполняли реки острова хрустально-прозрачной водой. Реки стремились к морю, текли по долинам, где обильно плодоносили виноградники, пламенели плоды апельсиновых садов, оливковые рощи сменялись тучными полями золотой пшеницы. Земледельцы снимали несколько урожаев в год, ведь никогда эта земля не знала зимней стужи, здесь всегда царило вечное лето. Подземные кладовые были наполнены медью, железом, золотом и серебром. И лазурной синевой обнимало остров теплое Средиземное море. Недаром античный историк и географ Страбон назвал Кипр «прообразом рая».

Поэты сравнивают остров Кипр с золотым листом, плывущим в синеве. А мне он представляется корабликом, плывущим по волнам Средиземного моря, и по векам своей удивительной истории. Сколько же их было - не счесть, ведь кипрской цивилизации - девять тысяч лет! История Кипра - яркая многоцветная Книга, страницы которой наполнены событиями интересными, увлекательными, часто загадочными, порой драматическими...

В тридцатые годы первого века Кипр, как и Иудея, находился под властью Рима. Вот на такой остров и ступил Святой Лазарь. Это было, по мнению известного кипрского богослова иеромонаха Софрония Михаилидеса, в 33 г. по Р.Х. Тогда начались суровые преследования христиан, которые вспыхнули после побиения святого Стефана камнями. Тогда «...христиане-иудеи рассеялись от гонения бывшего после Стефана, прошли до Финикии и Кипра и Антиохии» (Деян. 11:19). Согласно преданию, Лазарю было в то время тридцать лет. После прибытия на Кипр он прожил еще столько же, умер примерно в 63 г. по Р.Х., в возрасте шестидесяти лет. Тридцать лет Друг Христов провел в городе Китионе. Сегодняшняя Ларнака - наследница древнего города.

В Ларнаку можно влюбиться с первого взгляда. На берегу лазурного моря стоит она, построенная из светлого камня. Улыбчивая, приветливая, дружелюбная. Летом шумная и беззаботная Ларнака наполнена разноязыкой речью заморских гостей. Празднично, оживленно, всюду улыбки, звуки музыки. Хорошо в Ларнаке летом. Однако мне по душе зимняя Ларнака, когда вечером город тих и задумчив, нетороплив его ритм, понятен характер. Набегает седая волна на песок, бьется о подножье древней городской крепости, камни которой изборождены временем. Они, словно морщины на челе старца, говорят о прожитом и пережитом. А пережито немало, ведь Ларнака - наследница древнего Китиона, который является одним из древнейших городов мира.

Где они: Ур, Вавилон, Ниневия и другие современники Китиона-Ларнаки? Одних уж нет, лишь древние руины говорят о былом величии, а от других безжалостное время не оставило лаже руин, лишь строчки на древних манускриптах или выбитые на камне имена. А Ларнака стоит, где и была, по преданию, основана потомком Ноя Китимом, в честь него и получила свое первое имя. (А об истории имени второго расскажу, когда придет тому свой черед.) Отголоском ветхозаветного прошлого является праздник «Катаклизмос», когда, вспоминая спасение во время Всемирного потопа, жители обливают друг друга водой.

История Китиона несколько отличается от истории острова Кипра. Если все кипрские города-государства были греческими, то Китион был с девятого века до Р.Х. финикийским царством. И хотя к моменту прибытия Лазаря город был, как и весь Кипр, в составе Римской империи, некоторая особенность Китиона сохранялась. Он всегда был ближе к Востоку, связи с Палестиной и Финикией были прочными, корабли регулярно прибывали в Китион из этих земель. Выходцы из Сирии и Иудеи в большом количестве селились в Китионе, многочисленны были храмы финикийской богини Астарты, много было и синагог. Китион был большим торговым городом, крупным морским портом. На руинах древнего Китиона, которые и сейчас впечатляют своей монументальностью, часто встречаются каменные якоря. Археологи недавно открыли древнюю пристань города (она находится вблизи археологического музея). Взору ученых открылись причалы, основания больших складских помещений и административных зданий Мы можем побывать на том месте, куда причалил корабль, привезший святого Лазаря. Корабли прибывали из Египта, Греции, Италии. Привозили в Китион заморские диковины, а из Китиона по всей Римской империи развозили драгоценные кипрские вина, душистые благовония, которые особенно ценили в Египте еще во времена фараонов, белоснежную соль, - много чего мог предложить Китион заморским купцам. Сам город не особенно нуждался в импорте, но позволяли китионцы заморским гостям останавливаться в порту, пополнять запасы воды и провизии. А китионцы получали немалую прибыль от торговых операций. Гордились киприоты своим главным богатством. Это был красный металл, в названии которого явственно звучит название острова: по-латински «медь» значит «купрум». «Кипрянка» - так можно было бы перевести название металла на русский язык, и мы бы не погрешили против истины. Медные рудники располагались по всему острову, казалось, медь была вкраплена в каждый горный камушек, и только ждет, чтобы ее высвободили из каменного плена руки человека и жаркий пламень печи. Тогда, встретившись с оловом, превращалась она в сияющую прочную бронзу. Гомер так и называл Кипр - «медноносный». По преданию, богиня Афина-воительница заказывала у кипрских мастеров свой великолепный шлем. Слитки меди привозили из плавильных мастерских на пристань, рабы грузили их на корабли. И плыли те корабли на запад, чтобы пополнить запасы Рима, и плыли на восток. Так, сохранился договор римского императора Августа и иудейского царя Ирода от 12 г. по Р.Х. В нем указывалось, что с кипрского рудника Соли половина меди должна была быть отправлена в Иудею. Кипрский историк  К. Георгиадес пишет в своей знаменитой «Истории Кипра»: «Огромное количество иудеев проживало на Кипре, и римляне поручили им горнорудное дело». Занимались ли выходцы из Палестины управлением шахт, работали ли самые обездоленные из них на медных приисках, - в любом случае на Кипре проживала большая иудейская община. И на каменной стеле в городском музее можно и сейчас увидеть надпись на древнем еврейском языке. Значит, Лазарь плыл в город, где жили его соотечественники и единоверцы, возможно, были среди них и его знакомцы. Наверное, на первых порах они и приютили странника.

Итак, корабль из Палестины вошел в гавань Китиона. В шум и толчею китионского порта шел по сходням ничем не примечательный с виду иудей, некто Лазарь. Пожалуй, лишь особенно скорбный взгляд больших темных глаз мог привлечь чье-то сочувственное внимании или досужее любопытство. После воскрешения выражение лица Лазаря извменилось. Подумать только, с того времени прошло почти две тысячи лет, а из поколения в поколение передается: Лазарь ни разу в своей второй жизни не улыбнулся. Почему так глубока была его душевная мука? В молитве святому есть такие слова:

«Владыка живота и смерти (Господь Иисус Христос) попустил тебе смертным сном уснути, и погребену быти, и даже до адовых глубин снити, идеже ты узрел еси сущия от века умерший во множестве неисчетным адовыми узами содержимый и страшные страх видел еси».

Побывав за гранью жизни и увидев адские муки грешников, которые не имели надежды на избавление от них (ведь не была еще принесена искупительная жертва Сыном Божиим), Лазарь был глубоко потрясен. Отпечаток этого потрясения он нес всю жизнь на своем скорбном лике, отразился он и во взгляде, полном глубоко затаенной печали. Это так пронзительно отображено на кипрских иконах святого. Совершенно очевидно, что по приезде в Китион, в первую субботу Лазарь, как праведный иудей, пришел в синагогу. Здесь собирались его соотечественники, чтобы слушать чтение Закона и Пророков. Деяния Святых Апостолов помогают нам реконструировать события того далекого времени. Часто бывало, что начальник синагоги предоставлял слово вновь прибывшим, чтобы рассказали они о том, где побывали. Особенно, если то были иудеи, недавно прибывшие с родины. Мог ли Друг Христов не поведать соотечественникам о том чуде, которое с ним произошло, мог ли не возблагодарить Господа за то, что Сына Своего Единородного послал на грешную землю во спасение людей?! Его сердце было зажжено Любовью, и он не мог молчать. Однако Деяния справедливо повествуют, что, зажигая сердца одних любовью, проповедь апостолов (а Лазарь тоже проповедовал) порождала ненависть, злобу и зависть других. Как правило, проповеди апостолов заканчивались двумя последствиями: начальники, возбуждая фанатизм иудеев, изгоняли апостолов из синагог, язычники же, привлеченные проповедью любви, принимали святое крещение. Нет никаких оснований предполагать, что в случае с Лазарем дело обстояло по-другому. Иначе не оказался бы Друг Господа на окраине города Китиона, точнее даже за городом, в болотистой низине недалеко от морского берега, где местами поднимались каменистые холмы, прорезанные глубокими трещинами. А в одном холме темнел таинственный вход, оказалась там небольшая пещера. Здесь и поселился будущий епископ Китионский.

И начинается вторая жизнь святого Лазаря. И это уже не тот «некто Лазарь из Вифании», с которым мы встречаемся на первой странице одиннадцатой главы Евангелия от Иоанна, но святой аскет, молитвенник и проповедник. На тропинке, которая ведет к его пещере, мы можем встретить и бедных иудеев, жаждущих истины, и изможденного тяжкой работой раба. Он поздно вечером, украдкой от хозяев, пробирается сюда, чтобы встретить праведника и обрести надежду на справедливость, которая обязательно восторжествует. Может быть, богатая китионка, однажды, раскаявшись в своей пустой и бесцельной жизни, придет сюда, неся корзину, полную снеди, и услышит здесь Слово, которое перевернет ее душу и изменит жизнь. А может быть, убитые горем родители прибегут просить молитв святого о тяжко болящем ребенке? И, успокоенные, вернутся к маленькой постельке, чтобы обрадоваться повеселевшему дитя. А еще была напряженная молитвенная жизнь, строгий пост, - так в делах милосердия и любви, со словом Божьим вокруг Друга Христова собиралась христианская община. Здесь уместно будет вспомнить один из немногочисленных эпизодов из жизни святого Лазаря, который память народная сохранила и бережно донесла до наших дней. Рассказывают, что однажды знойным летним днем праведный Лазарь, мучимый жаждой, шел по тропинке среди плодоносящего виноградника. Навстречу ему с корзиной, наполненной спелыми гроздьями сочного винограда, шел хозяин виноградника, богач, отличавшийся неимоверной жадностью. Корзина была прикрыта листьями, дабы палящие лучи солнца не причинили вреда плодам. А хозяин мысленно подсчитывал барыши, которые его ожидают в этот урожайный год от продажи винограда. «Добрый человек!», - услышал хозяин непривычное обращение (давно никто так его не называл). Перед собой он увидел бедно одетого иудея, который приветливо смотрел на него. «Позволь мне утолить жажду твоим виноградом». Бедняк ждал ответа. «Ну вот, только этого мне и не хватало, всяких попрошаек», - подумал хозяин. И тут же изворотливый ум подсказал выход из затруднительного положения. «Виноградом? Э-э-э, так я несу...соль!», - ответил хозяин, внутренне радуясь своей находчивости. «Жаждущий ни за что не попросит соли, он уйдет ни с чем, а виноград мой будет цел. Конечно, этот оборванец много не съест, а все равно жалко добро переводить». Тяжело вздохнул встречный, промолвил: «Значит, соль, говоришь, ну что ж, соль так соль, пусть будет по слову твоему», - и удалился. Солнце нещадно палило, зной сгущал воздух, марево зыбилось, размывало очертания гор и долин. Богач и не заметил, как виноградник словно растворился в знойном воздухе, а на его месте появилось озеро, наполненное водой. Он бросился к воде, удивляясь и радуясь, ведь вода всегда в Китионе была роскошью. Но, вскрикнув, отшатнулся, ощутив горько-соленый вкус озерной воды.

Так, согласно преданию, возникло Соленое озеро, «Салинес» называют его жители Ларнаки. Возникло как наказание за жадность и ложь, но и как бесценный дар Китиону от святого Лазаря. Ведь вплоть до тридцатых годов двадцатого века жители города черпали отсюда свое благосостояние: соль экспортировалась во многие страны мира. И сегодня Соленое озеро является достопримечательностью города. Летом оно безводно, и белоснежные соляные «сугробы» окаймляют его, но лишь пройдут первые зимние дожди, как наполняется оно водой. Тогда вечерняя Ларнака, словно принарядившаяся красавица, любуется отражением своих многоцветных огней в зеркальной глади озера. А на рассвете розовые фламинго совершают свои прогулки, восхищая зрителей, которые специально приезжают сюда, чтобы полюбоваться Салинесом и его обитателями.

Однако, вернемся к той тропинке, которая вела к пещере святого Лазаря, тем более, что от озера до нее рукой подать. Однажды на ней оказались три человека, которые тоже хотели встретиться с праведником. Как бы хотелось хоть на мгновение оказаться там, чтобы разделить ту звенящую радость встречи. Ведь встретились не просто знакомые, соотечественники, единоверцы. То была встреча дорогих друзей после долгой разлуки, встреча единомышленников. Многое произошло с каждым из них за те двенадцать лет, что прошли после отъезда Лазаря из Палестины. И сейчас, встречая гостей - апостолов Павла и Варнаву, а также племянника Варнавы, будущего евангелиста Марка, Лазарь испытывал радость и нетерпение: хотелось узнать новости с родины. Что поведали апостолы Лазарю? Наверное, рассказали о гонениях на христиан в Иерусалиме после его отъезда, о распространении Церкви в Финикии и Антиохии. Вот как об этих событиях повествует Закон Божий: «Слово Божие росло и распространялось. Возвратившись из Иерусалима в Антиохию, Варнава и Павел продолжали здесь свою проповедь. Когда же они служили Господу и постились, Дух Святой сказал Церкви: «Отделите мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их». Тогда пресвитеры Антиохийской Церкви, совершив пост и молитву, возложили на Павла и Варнаву руки и отпустили их в далекое путешествие. С ними пошел и прибывший из Иерусалима Иоанн (Марк). Путешественники... отплыли на остров Кипр. Там они высадились при Саламине, а затем прошли весь остров с востока на запад...».

Эту же миссию   выполнял и Лазарь в Китионе. И вот происходит важнейшее событие не только в судьбе Лазаря и его небольшой общины, но и в судьбе Кипра - рукоположение святого Лазаря в епископы Китиона. И было это в 45 г. по Рождеству Христову. Чудесной памятью о тех событиях является икона «Всех Святых в Кипрской Земле Воссиявших». На этой иконе мы видим сонм святых, который кипрская земля подарила православному миру. Три апостола стоят в первом ряду. Павел и Варнава бережно держат храм, справа от них святой Лазарь с Евангелием в руках, слева - Марк-евангелист. Они стоят плечом к плечу, великие святые, основатели Церкви Христовой, строители Кипрской православной церкви. Все они, кроме святого Лазаря, погибли мученической смертью.

А у святого Лазаря впереди были почти два десятилетия епископского служения, наполненные усердными трудами. И были они не простыми, полными духовной борьбы. Кто же препятствовал распространению Слова Божия? Мощным препятствием был фанатизм иудейских общин. В рассказе «Странствия и мученичество святого Варнавы-апостола» очень ярко передана обстановка, окружающая христиан на Кипре той поры. В этом рассказе, написанном неизвестным автором в средние века, говорится, как апостол Варнава проповедовал Слово Божие, но «пришли из Сирии иудеи и стали возражать против того, что он говорил, и, возражая, богохульствовали. И поднимали против него народ, говоря, что в словах его нет ничего истинного, а тот, кого он называет Иисусом какой-то обманщик и безбожник, нарушавший закон и субботу, и сказанное пророками. И искали случая убить его».  Добавим, что это были не пустые угрозы, расправы со святым Варнавой, святым Ираклидием поражают звериной жестокостью. Второй враждебной силой были жрецы бесчисленных языческих храмов. Интуитивно чувствуя, что духовный тупик поклонения десяткам богов привел их к краху, они с ненавистью встретили проповедь апостолов и святого Лазаря. Однако примечателен следующий отрывок из «Странствия и мгученичества...»: «Но там была одна женщина, вдова. Она была за пределами города и не поклонялась богам». Ради таких людей и начал свое служение святой Лазарь на Кипре. Он разделил их участь, принял гонения, жил в пещере, но его подвижничество и праведность, его высокая вера и самоотверженность нашли отклик в сердцах людей. Было много трудностей, но одно счастливое событие искупило все тяготы.

Народное предание доносит до нас трогательный рассказ о прибытии Богородицы на Кипр: «Святой Лазарь был очень опечален, так как не мог видеть Пресвятую Деву Матерь Господа нашего и его Друга. Поэтому послал он в Святую Землю корабль, чтобы привезти Ее на Кипр вместе со святым Иоанном и другими учениками. Но когда корабль, на котором плыла Богородица и спутники Ее, подошел к Китиону, разыгрался сильнейший шторм, который унес корабль к афонским берегам, далеко в Эгейское море». После посещения Афона Богородица прибывает в Китион, где и произошла Ее встреча со святым Лазарем. Она привезла ему в дар палий, верхнее одеяние, изготовленное Ее пречистыми Руками. Благословив храм Китиона, Богородица отбыла в Святую Землю».

История возникновения палия

На иконах Лазарь всегда изображен в этом палии, затканном крестами. Интересна история возникновения палия. Издревле, кто отрекался от служения идольского, переходил на сторону христианства, тот слагал с себя одежду, достоинство и чин, приобретенный в язычестве и, вместо прежней одежды, обыкновенно, надевал на себя отличную от языческих ту длинную одежду, известную под именем палия, и означавшую смирение. Ныне эта одежда сохранилось у монахов и знаменует собой ангельское служение. Когда земной путь Святого Лазаря подошел к концу, он мирно почил и был похоронен в мраморном саркофаге там, где прошло его служение. Так прошли почти три десятилетия служения Святого Лазаря на кипрской земле. Мало сохранилось подробностей этой жизни и служения. И виной тому жесточайшие атаки врагов-иноверцев, которые обрушились на Кипр, когда в пламени пожарищ пылали, безвозвратно сгорая, ценнейшие документы эпохи. Об этих печальных страницах Китиона речь впереди, «Деяния Святых Апостолов» и «Странствия и мученичество Святого Апостола Варнавы» впечатляюще передают дух времени. И еще есть одно место в Ларнаке, где, кажется, сами камни говорят о времени и о Святом, победившем время.

...Из бокового нефа храма святого Лазаря ведут туда ступени. Их семь, неглубоко в пространстве, но в какую глубину веков они нас приведут, на двадцать столетий назад! Подземная часть храма таинственна. Она - тоже документ эпохи, зримый и осязаемый. Я часто прихожу сюда для личной молитвы, приходят сюда и русские паломники. Здесь нет времени, здесь остановились века. Здесь царит Благодать. Преклоняю колена, касаюсь разгоряченным лицом прохлады камня. И замирает душа в этих стенах, слышавших слова Друга Христа. Здесь он проповедовал, здесь встретили его апостолы Павел, Варнава, Марк-Евангелист. Здесь он, свершив свой святительский подвиг, и почил, а святые его останки были похоронены. Вековая тишина, нарушаемая лишь звоном струящейся святой воды, да тихим молитвенным пением, царит вокруг. Тишина и печаль. Древний камень с выбитым крестом, - немой свидетель духовного подвига, который ежедневно вершился здесь, в древнем Китионе, в других кипрских краях: Тамасосе, Пафосе, всюду. И имя этому подвигу - обретение христианства. Сюда, к святому Лазарю приходили те, кто в основании нашей веры положили свои беззаветные труды, горячие сердца, преданные души, самою жизнь. Здесь задумываешься о самом важном. Как прожить жизнь, чтобы, называя себя христианином, быть имени этого достойным? И душа летит на крыльях молитвы: «Святой Лазаре, умоли Милостивого Бога, да сподобит нас причастники быти вечныя жизни, ею же и ты по трудех святительства на острове Кипрском сам ныне наслаждаешься в обителех райских».

Второе обретение мощей святого Лазаря.
Рассказ отца Макария


Частицы мощей св. Лазаря

В ноябре 1972 года радостная весть облетела Ларнаку, а затем и весь православный Кипр. Под алтарем храма св. Лазаря во время ремонтных работ был обретен саркофаг. На боковой грани можно было разобрать надпись, выполненную греческими заглавными буквами «ФIЛIOY» (слово друг в родительном падеже, т.е. «друга»). В саркофаге были найдены частицы нетленных мощей. Духовно опытные старцы, ученые-богословы, историки церкви пришли к единогласному мнению. Как вы помните, мощи святого были обретены в первый раз после арабских набегов в IX веке. Тогда император Лев VI Мудрый приказал доставить святые реликвии в Константинополь. Известный богослов иеромонах Софроний Михаилидис пишет «Мы не можем представить себе, что жители Китиона подали все мощи, не оставляя себе хотя бы небольшую частичку святых мощей».

Эта глава необычная. С большим волнением автор приступает к ней. Ведь собирается рассказать о событии чудесном, важности необычайной. И впервые русским читателям расскажет об этом событии очевидец и непосредственный участник второго обретения святых мощей Друга Христа протоиерей Макарий Эконому. Отец Макарий небольшого роста, нетороплив в движениях. У него доброе лицо, взгляд внимательный и заинтересованный. Это любимый батюшка русских жителей Ларнаки. Он крестит русских ребятишек, венчает молодых, часто его приглашают освятить дома. И хотя батюшка не говорит по-русски, россияне чувствуют любовь, исходящую от пастыря. Особенно тянутся к нему ребятишки. Батюшка знает, как подобрать ключик к каждому маленькому прихожанину, ведь у него самого двенадцать внуков. Отец Макарий очень скромный человек, я знаю его много лет. И лишь недавно удалось услышать и записать этот рассказ.


Рака со святыми мощами


Гробница под алтарем храма

Отец Макарий вспоминает: «Как-то в августе 1965 года меня, молодого диакона, пригласили приехать в Ларнаку, чтобы принять участие в службе в храме св. Лазаря. С волнением откликнулся, а когда приехал, то увидел, что не только я приглашен, несколько других диаконов ожидали начала службы. И хотя мы не знали тогда, что церковный комитет храма имел тайную цель выбрать одного из нас и пригласить для постоянного служения в храм, чувствовали, что неспроста нас пригласили».

Несмотря на огромное волнение, молодой диакон молился сердечно, в службе участвовал уверенно. А когда его звучный баритон наполнил храм молитвенным пением, члены церковного комитета сделали свой выбор. Судьба диакона Макария Эконому чудесным образом переменилась: в жизнь его вошел дивный храм, чтобы стать местом служения, чтобы стать его судьбой. «Вот Господь какой мне дар приготовил, служить святому Лазарю. Ответственность-то какая, но на все воля Божия», - задумчиво говорит батюшка, вспоминая события 40-летней давности. Четыре десятилетия срок для человеческой жизни немалый. За эти годы верная подруга, матушка Андрулла, подарила ему четверых детей. Подрастают двенадцать внуков. Воспоминания о множестве событий и встреч проходят перед мысленным взором отца Макария. Есть такие важные моменты, которые не забудутся никогда. Прибытие на Кипр мощей апостола Андрея стало именно таким событием. Батюшка вспоминает: «Тогда тысячи людей шли поклониться святым мощам. Благодать была разлита в воздухе, сердца наполнялись ликованием. Приводили больных, и люди исцелялись - такая радость была».

Огромным событием была каждая служба в храме архиепископа Макариуса III. «Всю значимость этого человека для нашей страны, для Кипрской Православной Церкви мы еще не осознали. Великое видится на расстоянии, - размышляет батюшка, - он был как библейский пророк. Да, именно пророк, который бесконечно страдал за свой народ, горел любовью к своей Родине. И эта любовь изливалась на нас в самые трудные годы. Господь бесконечно милостив, такие нам утешения посылает и так укрепляет нас накануне испытаний. Так произошло и в 1972 году. Тогда в храме вспыхнул пожар, загорелся иконостас, и сейчас иконы в верхнем ряду слева хранят следы происшедшего.

Тогда департамент античности решил обследовать храм с целью профилактики, ведь возраст храма весьма почтенный. Была целая бригада организована: историки, археологи, строители. А я тогда еще был диаконом. Что греха таить, материально тяжело жили, дети маленькие, да не мы одни, народ тогда жил бедно на Кипре повсеместно. Вот мне и предложили: «Отец диакон, помоги в земляных работах под алтарем». Мне и жалование положили - один фунт в день. И я согласился помочь в раскопках в подземной части храма.

В гробнице стоял тогда пустой саркофаг, о нем ваш соотечественник Василий Барский писал еще в XVIII веке. И вот в один из дней мы исследовали пространство под саркофагом. Вдруг лопата ударяется обо что-то твердое. Начинаем аккуратно расчищать землю. Помню, как сердце забилось, дыхание перехватило: «Господи, что же это? Место-то под алтарем святое, здесь случайных находок быть не может. И вот, представьте, извлекаем из земли саркофаг. Аккуратно его очищаем, притом волнуемся необычайно. Крышка саркофага расколота. Заглядываем внутрь, а он... не пустой...». Тут отец Макарий останавливает рассказ, на глазах у батюшки слезы. Слезы на глазах и у слушателей. Мы и не заметили, как около рассказывающего батюшки собрался народ. Слушают, затаив дыхание. Кто-то из собравшихся и говорит: «Патер, а нам Вы никогда не рассказывали про это». Батюшка смущенно улыбается: «Тут как бы не впасть в искушение греха гордыни». Потом продолжает: «Мы все, кто был в храме тогда, поняли, что сподобились быть свидетелями чуда. На одной из граней саркофага была найдена надпись на греческом языке «Друга». В ветхом ларце, который распался от первого осторожного прикосновения, лежали светлые косточки, нетленные реликвии. На них крестообразно возложены были два свитка. Сомнений, что это мощи святого Лазаря, не было ни у кого. И причин тому несколько.

Во-первых, я согласен с иеромонахом Софронием: жителям города в 890 году должны были быть оставлены хотя бы малые частицы мощей святого. Во-вторых, надпись «Друга» тоже говорит о том, что содержимое найденного саркофага - мощи св. Лазаря. Ведь под алтарем мог быть похоронен, согласно православной традиции, лишь человек особой святости. А Китион был прославлен одним святым - Другом Господа, праведным Лазарем.

Однако главным доказательством подлинности мощей служат неисчислимые чудеса, которые в изобилии совершаются здесь. О них еще рассказ впереди, а тогда в 1972 году мы, все бывшие тогда в храме, горячо молились. Прибыл митрополит, святые мощи были омыты, зазвенели колокола, разнося по Ларнаке ликующую весть о чудесной находке. Молебны следовали один за другим в течение целого месяца. Тысячи людей со всего Кипра прибывали и прибывали, чтобы благоговейно приложиться к мощам любимого святого». «Батюшка, а что же свитки, что в них написано было?» - не удержавшись, спрашиваю священника (во мне пробудился историк, жду рассказа о том, как исследователи изучали под микроскопом старинные письмена). И слышу в ответ: «Эх, Наталия, знала бы ты, как мы тогда жили, какие микроскопы и исследователи. Не смогли сохранить мы свитки, не смогли изучить и ларец. Не до того было в 1972 году. Да только Господу не столько исследования научные нужны, сколько горячая вера и покаяние».

Мы помним, что ответили жители города в XVI веке путешественнику Пьетро де ла Балле в ответ на его сомнения «Мы здесь ежедневно столько чудес видим...». Прошло с той поры три с половиной века, а чудеса продолжаются.


Интерьер церкви св. Лазаря


Во время богослужения

Рассказывает отец Макарий: «Кипрская семья из Австралии пришла как-то в храм, попросили совершить параклисис (молебен) за здравие своего родственника. Бедняга был внезапно парализован и лежал в клинике в Австралии. И вот звучат слова молитвы, и раздается телефонный звонок, кто-то из родственников забыл выключить мобильный телефон. Этот человек с телефоном выходит из храма, а возвращается взволнованным в слезах. Звонили из Австралии, больной пришел в себя, заговорил. Дивны дела твои, Друже Господень!» - взволнованно произносит батюшка. А мы вспоминаем, что за те годы, что посчастливилось нам трудиться подле храма св. Лазаря, встречались и мы с чудесными исцелениями и прозрениями, которые вершатся у мощей святого.

«Нет, не случайно явил св. Лазарь нам такую великую милость: обретение его святых мощей именно в 1972 году. Ждало наш народ испытание тяжелое и горе великое», - говорит о.Макарий, темнея лицом. Не хотелось бы вспоминать о трагичных событиях 15 июня 1974 года, да из песни слова не выкинешь.

...Тогда Никосия содрогнулась от пулеметного огня. Начался военный переворот, который возглавили греческие офицеры, ставленники черных полковников, незаконно захвативших власть в Греции в 1968 г. Через пять дней после переворота Турция направила на Кипр экспедиционный корпус, турецкие военные сбросили на столицу бомбу. Через два дня режим греческой военной хунты пал, демократия в Греции и на Кипре была восстановлена, но человеческая трагедия только начиналась. Вопреки резолюции Совета Безопасности ООН, турецкая армия не ушла с Кипра, 14 августа турецкие солдаты продолжили свой поход на юг. Тысячи греков-киприотов были взяты в плен, 37% территории Кипра было оккупировано, 1618 человек пропали без вести. Почти каждая семья на острове потеряла в этой войне кого-либо из близких. Кровавым летом 1974 погибло почти 6 тысяч человек. Сколько киприотов тем трагичным летом молились у мощей св. Лазаря, получая утешение, залечивая раны, духовные и телесные, осушая слезы.

Становится нам теперь понятна и предосторожность тех православных, которые некогда тщательно спрятали саркофаг с драгоценными частицами. От кого укрывали они сокровище? От католиков, которые, беззастенчиво грабя православные храмы, готовы были на все, лишь бы вывезти на Запад величайшие ценности православия? От турецких захватчиков, для которых преступить все человеческие законы было делом обычным? Так ли это важно, пусть будут благословенны те жители города, которые бережно укрыли саркофаг землей. И благословенны будут те пастыри, которые служили и служат в стенах великого храма. Один из них протоиерей Макарий. Низкий вам поклон, батюшка!

Зыкова Н.В.

Отрывок из книги: Н.В. Зыкова. Святая Кипрская Земля (прикосновение русской души к кипрским святыням). Издание Русского православного образовательного центра. Кипр, Ларнака. 2007.

Журнал "Жизнь"

Тэги: святыни Кипра

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню