RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

15 ноября 1821 из паломничества по Палестине и Афону в Москву вернулся Кир Бронников

15 ноября 1893 скончался Д.Д. Смышляев, член-учредитель, почетный член, уполномоченный ИППО в Перми и в Иерусалиме. В этот же день был выдан султанский фирман на строительство подворья ИППО в Назарете

15 ноября 1899 В.Н. Хитрово выступил на Совете ИППО о положении Русских подворий в Иерусалиме, сообщив, что "без тесноты" они могут вместить 3126 паломников

Соцсети


Дмитриевский как секретарь
Императорского Православного Палестинского Общества
(1907-1918)

Избранием на должность секретаря ИППО А.А. Дмитриевский был обязан отзыву вице-председателя Общества Н.М. Аничкова и выбору председателя - вел. кнг. Елисаветы Феодоровны. Характеризуя Дмитриевского, Аничков подчеркивал его обширные научные знания, терпение, трудоспособность, самостоятельность, назвал его «человеком порядка, твердых правил», который «знает себе цену, не очень уступчив и принадлежит к тем, о ком Св. Писание говорит: «в нем лести несть»» (РНБ ОР. Ф. 253. Д. 43. Л. 67). 

С 1907 г. среди публикаций Дмитриевского преобладают работы, связанные с ИППО: отчеты, летопись событий, некрологи и очерки о деятельности различных русских представителей на Востоке, которые ежегодно печатались в "Сообщениях ИППО" (СИППО). Эти материалы являются ценнейшим источником для изучения русского присутствия в  Палестине. Дмитриевский занимался разбором и исследованием архивов РДМ и ИППО, частных архивов; некоторые его исследования, выполненные с большой тщательностью, до сих пор не имеют себе равных в этой области. Историческая записка Дмитриевского «Императорское Православное Палестинское Общество и  его  деятельность за истекшую четверть века (1882-1907)» (СПб., 1907) представляет собой основанный на архивных данных фундаментальный труд по истории ИППО, доведенный до 1890 г. К юбилею ИППО Дмитриевский написал очерк «Русские учебно-воспитательные, благотворительные и странноприимные учреждения в Палестине и Сирии» (ТКДА. 1907. № 5. С. 89-120). Чрезвычайно важным исследованием по истории русской политики на Востоке является статья «Граф Н. П. Игнатьев как церковно-политический деятель на православном Востоке» (СИППО. 1909. Т. 20).

Деятельность Дмитриевского пришлась на время наивысшего расцвета ИППО. Унаследовав должность секретаря от организатора Общества  В. Н. Хитрово, Дмитриевский отдавал все силы работе, был предан своему делу и обладал обширными знаниями по истории православного Востока. С конца 1909 по апрель 1910 г. Дмитриевский проводил ревизию школ и подворий ИППО в Сирии и Палестине (Отчет по ревизии подворий ИППО в Иерусалиме, Назарете и Кайфе в 1910 г., 4 сент. 1910 г. // РНБ ОР. Ф. 253. Д. 32; Отчет о состоянии подворий ИППО в Иерусалиме, Назарете и Кайфе. 4 сент. 1910 г. // Там же. Д. 33). Поводом к ревизии явились возросшие суммы на содержание подворий в Иерусалиме в 1907 г. Дмитриевский отправился вместе со старшим бухгалтером В. И. Белынским на паломническом пароходе и обследовал быт паломников на Св. земле, о чем докладывал в письмах к обер-прокурору Св. Синода А. А. Ширинскому-Шихматову и в отчетах. В Константинополе он беседовал с послом Н. В. Чарыковым, затем проследовал в Каир, где осмотрел здание подворья и помещения для паломников, найдя их неудовлетворительными; русское подворье в Яффе произвело на Дмитриевского более благоприятное впечатление. В Иерусалиме и Палестине Дмитриевский исследовал быт паломников. В подробнейшем отчете он изложил результаты ревизии и меры, которые принял на месте по улучшению состояния духовного просвещения паломников. Говоря о проводниках паломников, Дмитриевский подчеркнул, что начальниками караванов должны быть только образованные иеромонахи, находящиеся на специальном содержании ИППО.

Дмитриевскому неоднократно приходилось заниматься делами русских монахов на Афоне и в Палестине. Так, в 1909 г. он составил подробную записку для Синода о проекте создания русского монастыря в Палестине на купленных афонским иеромонахом Пантелеимоном в 1903 г. 2 участках земли с остатками древней лавры св. Харитона. Во избежание очередных конфликтов с греческим иерусалимским священноначалием Дмитриевский предлагал воссоздать лавру св. Харитона и подчинить ее начальнику РДМ. Создание же независимого миссионерского монастыря из малограмотных насельников с Афона, по мнению Дмитриевского, не могло помочь ни укреплению Православия в Палестине, ни поддержанию церковного мира (РНБ ОР. Ф. 253. Д. 30; мат-лы по лавре св. Харитона из Архива МИД см.: Лавра прп. Харитона-исповедника).

В 1909-1910 гг. Дмитриевский был призван вел. кнг. Елисаветой Феодоровной в качестве советника по вопросу о восстановлении чина диаконисс в РПЦ. Вел. кнг. Елисавета хотела посвятить сестер Марфо-Мариинской обители в диакониссы с частичным восстановлением чина; Дмитриевский высказался за восстановление чина в полном объеме. 2 февраля 1911 г. на обсуждении вопроса в Синоде митр. С.-Петербургский Антоний и еп. Саратовский свмч. Ермоген выступили против даже неполного восстановления чина, результатом чего явилась отрицательная резолюция императора Николая II (переписку Дмитриевского с вел. кнг. Елисаветой по этому вопросу см.: Лобовикова. 2004. С. 247-255).

Подобно многим другим русским византинистам и государственным деятелям своего времени, Дмитриевский считал важнейшей миссией России на православном Востоке ее традиционную деятельность по укреплению Православия в Палестине. Во время первой мировой войны эта сторона русской политики, казалось, имела особенно блестящие перспективы. В докладе 2 марта 1915 г. Дмитриевский называет войну последним, 5-м крестовым походом, имеющим целью не только завоевание проливов и водружение креста на Св. Софии, но и освобождение Палестины от турок. После обстоятельного изложения истории русских учреждений на Востоке Дмитриевский доказывал необходимость установления русского протектората в Палестине; в случае невозможности этого предпочтительнее других был бы, по мнению Дмитриевский, англ. протекторат, который благодаря своей толерантности обеспечил бы спокойную жизнь православной Церкви и успешную работу русских учреждений (РНБ ОР. Ф. 253. Д. 37). Поскольку весной 1915 г. победоносное окончание войны казалось близкой реальностью, Дмитриевский составил записку для внутреннего пользования (Вопросы, связанные с восстановлением деятельности Императорского Православного Палестинского Общества в Святой Земле по окончании войны с Турцией. 29 мая 1915 г. // Там же. Д. 63). Рассматривая возможность «менее удовлетворительных исходов начатого предприятия», т. е. сохранения власти Турции над Палестиной, Дмитриевский сформулировал ряд требований, которые Россия должна предъявить османскому правительству по окончании войны: за русским правительством должно быть официально признано право на покровительство православной Церкви и ее учреждениям; Турция должна обеспечить полное практическое осуществление принципа веротерпимости, восстановление капитуляций, отмененных в 1914 г.; разрешение греко-арабской церковной распри и обеспечение русских интересов в Палестине; признание за ИППО всех прав юридического лица; закрепление за ИППО недвижимого имущества в Турции, уже приобретенного на имя частных лиц; сохранение льгот за учреждениями ИППО, а также обеспечение льгот русским паломникам; строительство подворий, приютов, церквей и школ.

Важным направлением деятельности ИППО была работа по изучению археологических и письменных памятников Ближ. Востока, и в  частности  Палестины. В этой связи еще в кон. XIX в. обсуждались проекты создания русского научного института в Иерусалиме. 26 ноября 1914 г. на совещании по Палестине было в очередной раз признано необходимым устройство в России научного учреждения по палестиноведению, которое должно было состоять из комитета в Петрограде при императорской Академии наук и института в Иерусалиме. В задачи института, по мнению его учредителей, должно было входить изучение памятников Палестины и прилегающих стран, производство раскопок, составление музея и библиотеки (РНБ ОР. Ф. 253. Д. 61). Этот проект, как и многие другие, так и не был осуществлен по причине последовавших политических событий.

В 10-х гг. Дмитриевский активно продолжал заниматься сбором материалов по истории ИППО и о русских деятелях в Палестине. К 1918 г. им был написан «Очерк жизни и деятельности архимандрита Леонида Кавелина, третьего начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме, и его научные труды по изучению православного Востока. 5 марта 1918 г.» (Там же. Дмитриевский 175, 176; опубл. в 2000). Изучение биографий русских ученых и церковно-политических деятелей на Востоке привело к созданию очерка «Наши коллекционеры рукописей... 1994).

Дмитриевский продолжал работать в ИППО до 2-й пол. 1918 г., надеясь на восстановление Общества; однако, судя по переписке ученого, он, подобно другим современникам, не мог вполне адекватно оценивать быстро изменявшиеся политические обстоятельства. Последним его делом в ИППО была поездка в январе 1919 г. в Москву для обсуждения устава Общества.

После возвращения в 1922  г. в Петроград Дмитриевский больше не работал в Палестинском обществе, хотя и поддерживал контакты с его членами (в архиве хранится отчет о деятельности РПО с 1 окт. 1927 по 1 окт. 1928, который Дмитриевский передал И. И. Соколову - РНБ ОР. Ф. 253. Д. 67).

Герд Л.А., доктор исторических наук, доцент

Из статьи Л.А. Герд об А.А. Дмитриевском в "Православной энциклопедии" Т. 15, С. 429-438.

Тэги: Дмитриевский А.А., должностные лица ИППО, почетные члены ИППО

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню