RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

21 августа 1847 назначен членом Русской Духовной Миссии в Иерусалиме свт. Феофан Затворник

23 августа 1885 Священный Синод известил ИППО о разрешении производить "тарелочный сбор" в храмах в пользу Общества

26 августа 1890 В.Н. Хитрово в своем письме поздравляет директора учительской семинарии А.Г. Кезму с вступлением в брак и сообщает, что Совет ИППО с 1 сентября увеличивает его жалованье на 600 фр. в год

Соцсети


Памяти Б.П. Мансурова


Б.П. Мансуров.
Фото С.Л. Левицкого. 1856 г.

21 июня текущего <1910> года скончался старейший член Государственного Совета, статс-секретарь Его Величества Борис Павлович Мансуров. Имя этого государственного деятеля, последние годы проживавшего вдали от политической арены, в полузабвении, под мирным кровом женской обители, созданной им в Риге, на попечении благочестивой и религиозно воспитанной им любимой дочери, игумений этой обители, пользовался во второй половине XIX столетия и в России, и за границею, особенно на Православном Востоке, громадною популярностью и почетной известностью.

Лучшие молодые годы своей государственной деятельности Б.П. Мансуров посвятил Святой Земле и заботам о русском боголюбивом народе, непрерывною волною с давних времен приливающем к Живоносному Гробу Господню, чтобы у драгоценного ложа нашего Спасителя поплакать о своих грехах и помолиться за дорогую родину и всех присных своих.

Императорское Православное Палестинское Общество, принявшее на себя заботы о русских паломниках в Святой Земле и считавшее Б.П. Мансурова в числе своих членов-учредителей, почетных членов и членов Совета первых лет существования Общества, признает своим нравственным долгом помянуть этого замечательного деятеля и энтузиаста-палестинолюбца словом благодарности на страницах своего журнала.

По окончании курса в училище правоведения Б.П. Мансуров не долго шел по тому пути, который ему указывала школа. Служба его при Правительствующем Сенате и в канцелярии Министерства юстиции была кратковременна и ничем особенным в его жизни не ознаменовалась. Блестящая политическая карьера Б.П. Мансурова начинается в чуждом его воспитанию Министерстве морском, куда он перешел на службу в 1854 г. Здесь прежде всего на него возложена была обязанность подготовить материал по составлению Морского устава, который потом им же был и редактирован. Во время Крымской компании Б.П. Мансуров заведовал в Крыму госпиталями Морского ведомства. После окончании этой войны, с Высочайшего соизволения, по указанию великого князя Константина Николаевича, в конце 1856 г., он был командирован в Сирию и Палестину "под видом частного путешественника для собрания нужных практических материалов и приготовления на основании оных путеводителя к Святым местам"*. По возвращении из командировки, чиновник особых поручений Морского министерства Б.П. Мансуров, как человек молодой и, по словам современников**, "исполненный ума, быстрых соображений и осторожности", представил в 1857 г. великому князю любопытный отчет, отпечатанный в весьма ограниченном количестве экземпляров. Этот отчет потом с большими сокращениями был переделан Б.П. Мансуровым в особую книжку под заглавием "Православные поклонники в Палестине" (СПб., 1858 г.), напечатанную в большем количестве экземпляров и, "для легчайшего распространения книги между средним классом, всегда более расположенным к богомольным странствованиям", пущенную в продажу по самой низкой цене.

______________________

* Мансуров Б.П. Православные поклонники в Палестине. СПб., 1858. С. 2-3.
** Дмитриевский А.А. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за текущую четверть века: 1882-1907. СПб., 1907. С. 18.

______________________

Так как командировка покойного Б.П. Мансурова в Сирию и Палестину совершалась едва ли не главным образом и в интересах Русского Общества Пароходства и Торговли, только что образовавшегося перед тем, в отчете Б.П. Мансуров старался доказать несколько рискованное положение, что якобы "интересы нашего Правительства на Востоке совпадают с выгодами Русского Общества Пароходства и Торговли, и что сие последнее может служить лучшим и вернейшим орудием для исполнения того, что требуют достоинство и польза Русской Церкви"*. Печальная действительность в жизни этого Общества в наши дни ясно показывает, как ошибочны были надежды Б.П. Мансурова на Русское Общество Пароходства и Торговли, которое не только не принесло никакой пользы Русской Церкви, но даже мало прилагало попечений и забот и о русском благочестивом народе, доселе, как известно, совершающем свои путешествия в Святую Землю исключительно почти на пароходах этого Общества, ныне уже большею частью износившихся и совершенно непригодных к плаванию по далеким морям. Как бы там ни было, но Б.П. Мансуров, по молодости ли своей или по увлечению, горячо верил в свою идею и стремился провести ее в жизнь. Для осуществления ее он изыскивал "новые источники денежных средств на обеспечение наших церковных дел в Палестине", чтобы на них создать здесь неотложно необходимые для русского человека богоугодные заведения. Посулив от пароходного Общества, "прямо заинтересованного в успехе дела", около 20000 руб. ежегодного пособия, Б.П. Мансуров, чтобы не обременять Государственной казны и Святейшего Синода, решился обратиться к не раз уже испытанному средству - "к проявлению народного сочувствия частных лиц, к делу благотворительному и религиозному, которое не может не заслужить покровительства русского Государя". "Если каждый из 50 млн. православных, - рассуждал Б.П. Мансуров, - принесет в пользу общего священного и благого дела одну копейку, то из такого ничтожного подаяния будет сливаться ежегодно сумма в 500 тыс. руб., т.е. в 2 миллиона франков; если каждый пожертвует две копейки ежегодно, то отсюда разом составится сумма в миллион рублей, или четыре миллиона франков, т.е. та сумма пожертвований, которая приносится теперь Западом после столетних стараний дойти до этих размеров. Всякий да рассчитает, какое множество в России таких лиц, для которых пожертвование на святое дело по одному рублю в год составляет расход совершенно незаметный, а между тем всякий из таких жертвователей заменит собою сто или пятьдесят лиц неимущих или нерадивых, ибо нельзя не сознать, что много встретится и таких"**. За осуществление своих планов Б.П. Мансуров принялся весьма энергично. Когда в Петербурге была сочувственно принята его мысль о "частном благотворительном предприятии, образовавшемся по указанию коммерческих выгод пароходного Общества, но покровительствуемого Правительством ради богоугодной цели и ради сочувствия его к успехам Общества", то сейчас же в начале 1858 г., по Высочайшему повелению Государя Императора Александра II, был учрежден Палестинский Комитет, Председателем которого назначен был родной брат Государя великий князь Константин Николаевич, а исполнителем всех предначертаний последнего и энергичным проводником их в жизнь сделался Б.П. Мансуров, пользовавшийся безусловным доверием великого князя как авторитетный знаток всех палестинских дел. В конце того же 1858 г., с Высочайшего соизволения, по распоряжению Святейшего Синода, во всех церквах были учреждены особые кружки для сбора подаяний на улучшение быта православных поклонников Палестины, от которых, "по скромному расчету", ожидалось сбора ежегодно не менее 54 тыс. руб. И эти "расчеты" на деле вполне оправдались. В Палестинский Комитет из этих кружек в 1859 г. поступило 68 071 руб. 80 коп., в 1860 г. - 61 866 руб. 47 коп., в 1861 г. - 54 825 руб. 16 коп., в 1862 г. - 56 582 руб. 25 коп. и в 1963 г. - 54 204 руб. 98 коп. Итого в течение пяти лет существования Комитета поступило кружечного сбора 295 550 руб. 69 коп., в среднем ежегодно по 59 110 руб.***, что нельзя не признать для эпохи освобождения крестьян от крепостной зависимости весьма благоприятным результатом.

______________________

* Там же. С. 19.
** Мансуров Б.П. Указ. соч. С. 105-106.
*** Дмитриевский А. А. Указ. соч. С. 28.

______________________

Но "церковные сборы, установленные в 1858 г. на улучшение быта православных поклонников, - по свидетельству Комитета, - могут или привести к благоприятному результату, или же остаться почти без последствий. Все зависит от того, в какой степени епархиальные и духовные власти и его настоятели церквей примут сердечное участие в успешном сборе и сумеют облегчить доступ сделанного призыва к сердцу народа". Оказалось, что обращение к русскому народу через епархиальное духовенство в результате увенчалось "замечательным успехом". Сборы добровольных пожертвований на нужды русских паломников в Святой Земле шли также весьма успешно. По отчетам Комитета, к концу 1864 г. в руках Комитета имелся уже капитал в 1 003 259 руб. 34 коп. От щедрот Государя Императора поступило 50 тыс. руб., от откупщиков разных губерний - 75 тыс. руб., от камергера Яковлева - 30 тыс. руб. и от Русского Общества Пароходства и Торговли, сулившего 30 тыс. ежегодно, хотя поступила эта цифра, но "со взносом всей суммы в течение трех лет.

Располагая столь значительными денежными средствами, Б.П. Мансуров по поручению Палестинского Комитета в 1858 г. вторично отправился в Палестину во главе целой экспедиции, в состав которой входили, между прочим, епископ Порфирий Успенский, архитектор-академик М.И. Эппингер, академик В.А. Дорогулин и др. Цель этой командировки - позаботиться об улучшении быта паломников в Иерусалиме и подготовить все необходимое к приезду в Палестину великого князя Константина Николаевича с супругою Александрой Иосифовной. Б.П. Мансуров в коптском хане против женского монастыря Большая Панагия устроил приют для женщин-паломниц в количестве 220-2 70 человек, на Страстном пути, в домах Мнемара и Муфти, - помещения для мужчин: в первом для 60 человек простых паломников и во втором - для поклонников "высших сословий", в домах Гасана близ монастыря Св. Харлампия и в армянском близ австрийского консульства - для 30 поклонников в каждом. Им открыты были также приюты в Яффе, Рахме, в Назарете и Хайфе. Для лиц, прибывших с Б.П. Мансуровым для работ по сооружению русских богоугодных заведений, нанят был дом Мегмета Али-эфенди, а для больницы дом - близ греческой больницы.

Одновременно с устройством названных временных поклоннических приютов, в Иерусалиме Б.П. Мансуров и его спутники были заняты изысканием подходящего места для сооружения русских богоугодных и странноприимных зданий. Так как приобретение таких участков внутри города было сопряжено с большими расходами, то они остановились на счастливой мысли "построить все предполагаемые русские заведения вне Святого Града в такой близости от городских стен, что никому из поклонников не встретится затруднения к ежедневному посещению святых мест", ограничившись на первых порах приобретением внутри города лишь "небольшого места поблизости от главной иерусалимской святыни, т.е. храма Гроба Господня"*. Свое намерение относительно последнего приобретения Б.П. Мансуров осуществил в марте 1859 г., купив по указанию архитектора Пьеротти от коптского священника Георгия за 122 438 пиастров (около 5 500 руб. золотом) участок 140 кв. сажен, к которому в том же году были присоединены еще от городского бать-киатаба за 15 тыс. пиастров (около 850 руб. золотом) остатки древних колонн базилики Константина, и в разное время для округления участка еще потом прикуплено было до 271 кв. сажен. Истрачено на все это приобретение в разное время 30 691 руб. 47 коп., включая сюда и 6641 руб., употребленных на научные раскопки, которые прекращены были с надеждою "производиться по мере средств" ввиду громадного здесь "векового мусора", требовавшего для очистки долгих работ и больших расходов.

______________________

* Отчет о мерах к улучшению быта русских православных паломников в Палестине. С. 49-50.

______________________

Что же касается места для предполагаемых к постройке русских богоугодных заведений, то Борис Павлович остановился на Мейданской загородной площади в 15 709 кв. сажен, расположенной на высоком гребне полосы, разделяющей дороги Яффскую и Наблузскую, изобилующей отличным для застроек камнем и даже мрамором, с великолепным видом на Заиорданье и аравийские горы до Вифлеема, имеющей у своего подножья весь Иерусалим, и с чистым воздухом. Признавая это место наилучшим для указанной цели, Б.П. Мансуров вопрос о приобретении его одного отложил до приезда в Иерусалим великого князя Константина Николаевича, который прожил в Иерусалиме с 28 апреля по 9 мая, лично "осматривал места" и делал исполнителям подробные наставления, как именно "ближе осуществить в сем деле Высочайшую волю Государя Императора"*. Только в декабре 1860 г. была совершена покупка названной площади, к которой турецкое правительство добровольно, в виде подарка Государю Императору Александру II, присоединило пустопорожний, примыкающий участок к ней. Квадратная сажень земли в Иерусалиме обошлась в 2 руб. 25 коп., каковая цена признана Б.П. Мансуровым "прискорбно великою, как результат явного вымогательства"**.

______________________

* Отчет о мерах... С. 51.
** Мансуров Б. П. Базилика императора Константина в Святом Граде Иерусалиме. М., 1885. С. 29.

______________________

Одновременно с этим Б.П. Мансуровым был приобретен под кладбище участок земли (4 488,70 кв. м.) у пруда Мамиллы, где с 1857 г. мы уже владели участком земли, купленным на имя графа Н.А. Кушелева-Безбородко (15 565,72 кв. м.; ценностью оба участка 244 657 фр. 83 сантима), участки у Дамасских ворот, называемые Эгнеми (12 809 кв. м., стоимостью в 230 000 фр.), и Комси для ведения огородов, близ Горней, по дороге, ведущей к источнику Богоматери (5 918,092 кв. м., стоимостью в 200000 фр.). Не без участия Б. П. Мансурова приобретались участки в северо-восточном углу и у Новых ворот Иерусалима, в Назарете, Хайфе и Туране. С 1858 по 1865 г., по официальным данным, на покупку всех земель в Палестине истрачено было 54 813 руб. 63 коп.*

______________________

* Мысли к приложению под 1863 г. С. 64-65. С. 3. Прил.

______________________

С именем Б.П. Мансурова навсегда связано сооружение в Иерусалиме наших нынешних подворий - Елисаветинского и Мариинского, хотя и без вторых над ними этажей, предположенных по первоначальному плану, консульского дома, больницы и корпуса для Духовной Миссии с домовою церковью в нем во имя св. царицы Александры. Все эти постройки были окончены в 1864 г., как заявлялось в официальных отчетах, "раньше предполагаемого срока и дешевле против утвержденных смет". Истрачено было в 1858 - 1863 гг. на сооружение приютов, на содержание временных приютов в городе и госпиталя 940 321 руб. 99 коп. и на подготовку к освящению храма во имя св. царицы Александры - 29 897 руб. 17 коп.

С 23 марта 1869 г. Б.П. Мансуров временно исполнял обязанности Председателя Палестинского Комитета. Когда великий князь Константин Николаевич выбыл из Петербурга в Варшаву на пост Наместника и когда были окончены постройкою русские богоугодные заведения в Иерусалиме, дальнейшее существование Комитета было признано бесцельным. В апреле 1863 г. на смену его появилась Палестинская Комиссия, состоявшая при Министерстве иностранных дел. В состав ее вошли немногие лица: директор Азиатского департамента, обер-прокурор Святейшего Синода, или его товарищ, и лично Б.П. Мансуров. В наследство от Комитета получен был капитал в 56 532 руб. 14,5 коп.

Так как и директор Азиатского департамента, и обер-прокурор Святейшего Синода имели на своих плечах сложные прямые обязанности, то ведение дела в Палестинской Комиссии теперь перешло всецело в руки хорошо осведомленного с иерусалимскими делами Б.П. Мансурова, который почти 25 лет был единственным вершителем этих дел. К его мнению прислушивались остальные члены Комиссии и почти во всем с ним соглашались, выражая свое мнение на протоколах в стереотипной фразе: "С мнением Б.П. Мансурова согласен. Такой-то". Так было в Петербурге под боком у Министерства иностранных дел. На месте же, в Иерусалиме, консул, строители-архитекторы, смотрители и смотрительницы наших странноприимных приютов, все служащие в наших учреждениях и в больнице считались с властным словом и приказаниями Б.П. Мансурова, решения которого для них имели непререкаемый авторитет. У него все они искали одобрений и поддержки. Греческое святогробское духовенство и Патриарх Сионской Церкви, имея в виду его близость к великому князю, всеми мерами старались заискивать его расположение и в конце концов настолько овладели его симпатиями, что Б.П. Мансуров в позднейшие свои приезды в Иерусалим пользовался гостеприимством исключительно только в стенах Патриархии, являясь на своих постройках редким гостем. Туземцы, привыкшие видеть исключительные почести и проявления власти и могущества лишь в лице пашей, именовали его "Мансур-паша".

В качестве деятеля Палестинской Комиссии Б.П. Мансуров прежде всего позаботился освятить церковь в честь св. царицы Александры, каковое торжество состоялось 28 июля 1864 г. Затем Комиссия должна была употреблять все свои средства в течение первых трех лет исключительно на внутреннюю отделку собора Живоначальной Троицы и на снабжение его всеми нужными предметами для богослужения, так как, по мысли великого князя, "несовместимо с достоинством России и не согласно с волею Государя Императора оставлять неоконченным храм, построенный Русским Правительством на пожертвования всего православного русского народа". Находясь под давлением этой господствующей мысли, Палестинская Комиссия, или, что то же, Б.П. Мансуров все свое внимание сосредоточил на окончании постройки Троицкого собора и на подготовлении его к освящению, которое состоялось в присутствии великого князя Николая Николаевича Старшего, герцога Евгения Максимилиановича Лейхтенбергского и принцев Александра и Константина Петровичей Ольденбургских 28 октября 1872 г.

Мысль об окончании благолепного собора в связи "с мнительною осторожностью" и заботою о "будущем черном дне" благодаря ослабевшему притоку пожертвований тайно поглотила внимание Палестинской Комиссии и Б.П. Мансурова, что совершенно забыты были ими насущные нужды паломнических приютов, которые не удовлетворяли своему назначению уже в самый год их окончания. Для "благородного сословия" явилась необходимость в 1875 г. искать приюта в здании Духовной Миссии, с которой из-за этого пришлось Б.П. Мансурову вступить в продолжительные, неприятные для обоих сторон препирательства и разногласия. В конце концов, в стенах Миссии появился "Дворянский приют" с 24 номерами, с платою по 2 руб. в сутки. Но здание, не видевшее 20 лет "большого капитального ремонта", лишено было, по официальному откровенному признанию, "самого необходимого комфорта".

Крайняя теснота в помещениях для паломников, отсутствие инициативы в улучшении их быта со стороны Палестинской Комиссии, задавшейся целью "про черный день" скопить неприкосновенный капиталец, послужили ближайшею причиною, вызвавшею к жизни в 1882 г. Императорское Православное Палестинское Общество. Когда зародилась эта мысль у покойного В.Н. Хитрово и у лиц, ему сочувствовавших, об образовании такого Общества, то Б.П. Мансуров сначала всячески тормозил дело открытия его, но когда обстоятельства так счастливо сложились, что Палестинское Общество не нынче-завтра должно было фактически начать свою жизнь, тот же Б.П. Мансуров стал домогаться чести вступить в ряды его деятелей и даже сделался при открытии Общества членом его Совета. Покойный великий князь Сергий Александрович не остановил своего выбора на нем, в качестве товарища председателя, и предпочел ему Т.И. Филиппова единственно лишь потому, что последний к идее об открытии Палестинского Общества относился "всегда с теплым сердцем", на Востоке у всех Патриархов был "persona grata", и главным образом потому, чтобы Палестинскую Комиссию и Б.П. Мансурова, не покрывая собою, побудить быть щедрее в расходах на паломников. За недостатком материальных средств, Палестинское Общество на первых порах своего существования не рассчитывало делать что-нибудь в этом направлении.

Участие в делах Общества Б.П. Мансуров, однако же, принимал недолго. Через два года он по баллотировке вышел из состава членов Совета, а когда Палестинское Общество приступило к научным раскопкам на Пороге Судных Врат и обнародовало результаты этих раскопок, то в лице Б.П. Мансурова оно встретило даже сильного антагониста и противника. Научные исследования Б.П. Мансурова: Базилика императора Константина во Св. Граде Иерусалиме. М., 1885; Русские раскопки в Св. Граде Иерусалиме пред судом Русского Археологического Общества. Рига, 1887. Вып. 1; Храм Святого Гроба Господня в его древнем виде. Рига, 1887; Die Kirche des Heiligen Grabes zu Ierusalem in ihren altesten Gestalt. Heidelberg, 1888; Russische Ausgrabungen in Ierusalem. Zwei Briefe Herr Professor Dr. H. Guthe in Leipzig. Riga, 1887 - явились из-под пера Б.П. Мансурова в противовес 7-му выпуску "Палестинского Сборника", содержавшему в себе описание научных раскопок о. архимандрита Антонина на Русском месте близ храма Гроба Господня. "На мне, - писал Б.П. Мансуров в предисловии к своей книге "Базилика императора Константина во Св. Граде Иерусалиме", - лежит нравственная обязанность показать и доказать, что Палестинское Общество введено было в заблуждение и опубликовало на весь русский читающий мир данные, не соответствующие действительности" (С. VII). Вполне понятно, что такой резкий, пущенный в публику отзыв о раскопках Палестинского Общества не мог остаться без ответа, и между Б.П. Мансуровым и В.Н. Хитрово возгорелась страстная полемика на столбцах наших газет*.

______________________

* Новости. 1885. № 319 за 19 ноября; Православный Вестник. 1885. № 282 за 25 ноября; Гражданин. 1885. № 95; Московские Ведомости. 1885 г. за 13 ноября и др.; Гражданин. 1887. № 71.

______________________

Полемика по вопросу о раскопках на месте древней базилики св. Константина в Иерусалиме, веденная не без запальчивости с обеих сторон, повлекла за собою полное охлаждение между обоими палестинолюбцами и палестиноведами - Б.П. Мансуровым и В.Н. Хитрово, а вместе с этим и совершенное почти отчуждение первого от Палестинского Общества. Б.П. Мансуров с этого времени неоднократно вел уже открытую полемику и с Обществом, и с Секретарем его В.Н. Хитрово* и по другим вопросам и открыто стал на сторону греческого святогробского духовенства и Патриарха Сионской Церкви. Образчиком его литературы "апологетического" характера против Палестинского Общества является "Ответ на статью В.Н. Хитрово. Смета доходов и расходов Иерусалимской Патриархии" (М., 1884).

______________________

* Гражданин. 1885 г. от 8 декабря; Московские Ведомости. 1885 г. за 5 декабря.

______________________

Назначение Б.П. Мансурова в комиссию по сооружению храма Христа Спасителя в Москве в качестве вице-президента и исполнение этого важного поручения было, можно сказать, завершением его общественно-государственной деятельности на пользу России.

Теперь, пред свежею могилою почившего палестинолюбца, в котором, несомненно, всю жизнь горел "священный огонек к Святой Земле", когда утихли земные страсти и мирно спят в сырой земле почти все главнейшие ратоборцы на пользу Святой Земли истекшего столетия, долг справедливости побуждает принести ему дань почтительной благодарности и молитвенно пожелать, да узрит он благая Горнего Иерусалима, так как много потрудился ради земного Сиона.

Дмитриевский А.А., профессор, секретарь Императорского Православного Палестинского Общества в 1906-1918 гг.

Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества. 1910. Т. XXI. Вып. 3. С 446-457.

Литература и жизнь

Тэги: почетные члены ИППО, Палестинский комитет, Палестинская комиссия, Хитрово В.Н., Мансуров Б.П., Порфирий (Успенский)

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню