RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

28 мая 1881 вел.кн. Сергей Александрович во время своего паломничества посетил место будущего Александровского подворья в Иерусалиме и решил провести на нем раскопки

28 мая 1898 открылся Архангельский отдел ИППО

28 мая 1908 убит почетный член ИППО экзарх Грузии Никон (Софийский)

Соцсети


Духовное завещание

Дата составления 20 февраля 1914 г.

"Утверждаю.
Николай
25 апреля 1914 г.
Ливадия
"

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. Тысяча девятьсот четырнадцатого года февраля двадцатого дня я, нижеподписавшаяся, находясь во здравом уме и твердой памяти изъявляю на случай моей смерти следующую мою волю:

I. С принадлежащими мне лично вещами я желаю, чтобы было поступлено так:

1) мои сестры Принцессы Виктория Баттенбергская и Принцесса Ирина Прусская и также мой брат Великий Герцог Гессенский Эрнст Людвиг могут оставить себе, что пожелают из всех моих вещей. Остальные вещи должны быть проданы, и деньги пойти в общее распределение капитала;

2) вещи мои, находящиеся в Сергиевском Дворце в Петербурге, в селе Ильинском и селе Усове Московской губернии Звенигородского уезда, я передала моему племяннику Великому князю Димитрию Павловичу;

3) мои иконы, находящиеся в Петропавловской церкви Николаевского Дворца в Москве и в коридоре второго этажа и на лестнице между этим Дворцом и Чудовым монастырем, прошу оставить навсегда на этих местах;

4) столовое белье, серебро, хрусталь и также фарфоровые сервизы с Вензелями Великого Князя Сергея Александровича, сверх того, что уже мною передано Великому Князю Димитрию Павловичу, прошу отдать ему;

5) вещи моего дворцового имущества, как-то: белье без вензелей, предметы ливрейной и конюшенной должностей и экипажи — прошу моих душеприказчиков продать и деньги причислить к капиталу;

6) все мои неценные вещи, как-то: картинки, фотографии, рамки, мелкие вещи и т. п. — прошу моих душеприказчиков раздать моим близким знакомым или сжечь;

7) всю мою переписку разобрать прошу состоящих при мне: Гофмейстеру Корнилову и в д. Егермейстеру Зурову и Свиты Его Величества генерал-майору Талону. Переписку с духовными лицами прошу передать в мою обитель и прошу духовника обители ее просмотреть и исключить все слишком интимные места, касающиеся меня и разных лиц; остальное разрешаю обители издать через несколько лет — для духовного руководства. Переписку с родственниками моими и другими лицами прошу отдать моему брату и старшей сестре, за исключением писем, касающихся событий в России, хранение коих за границей будет признано нежелательным; такие письма передать на усмотрение Государя Императора.

II. На седьмое декабря тысяча девятьсот тринадцатого года по книгам Конторы моего Двора числилось в капиталах и недвижимом имуществе нижеследующее:

А. Капиталы, состоявшие из процентных бумаг на номинальную сумму: в залог в Главном Управлении Делами по ссуде — двести пятьдесят тысяч рублей; из них внесены в декабре 1913 года в Главное Управление Делами для получения ссуды сто тридцать пять тысяч восемьсот рублей, а остальные сто четырнадцать тысяч двести рублей хранятся постоянно в Главном Управлении Делами как «дар Государя Императора ко дню моей свадьбы в 1884 году» — я имею право последний капитал после погашения ссуды завещать, согласно письма и. д. Начальника Главного Управления Делами к графу Менгдену от 29 мая 1907 года за № 9662; затем в Московской конторе Государственного банка двадцать пять тысяч семьсот двадцать рублей и в Гвардейском Экономическом Обществе восемьсот шестьдесят рублей.

Б. Земли две тысячи девятьсот шестьдесят четыре и две сотни квадратных сажени с церковью, мною построенной, часовнями, со всеми жилыми домами и прочими хозяйственными постройками, а также с садом, находящейся в Москве, Якиманской части, по Большой Ордынке под № 306, 307 / 296, 297, купленной мною 24 мая 1907 года у потомственного почетного гражданина Владимира Дмитриевича Бабурина.

В. Земли около семисот пятидесяти шести квадратных сажень с жилым домом, хозяйственной постройкой и садом, находящейся в Москве, Якиманской части, первого участка по Денежному переулку под № 290 / 325, купленной у крестьян Василия и Пелагеи Хвостовых 29 ноября 1908 года.

Г. Земли пятьсот квадратных сажень, находящейся в Москве, Якиманской части, первого участка по Денежному переулку, купленной мною у Потомственного Почетного Гражданина Николая Дружинина седьмого июня 1913 года.

Д. Земли в Московской губернии Волоколамского уезда при сельце Власове шесть десятин пятьсот пятьдесят три квадратных сажень с жилыми и нежилыми постройками и мебелью, принесенной мне в дар вдовой Действительного Статского Советника Екатериной Николаевной Самариной 19 ноября 1910 года и запроданной мною жене Статского Советника Анне Степановне Вериго за шестнадцать тысяч рублей; в обеспечение этой продажи я получила задатка две тысячи рублей, в чем выдана задаточная расписка 2 декабря 1913 года.

Все вышеозначенные капиталы и недвижимые имущества я завещаю следующим образом: капиталы в зависимости от их наличности ко дню моей смерти в указываемой ниже последовательности:

а) имея сердечное желание обеспечить содержание церкви-усыпальницы, мною построенной в нижнем этаже Московского кафедрального Чудова монастыря, где погребен в Бозе почивший мой супруг Великий Князь Сергей Александрович, я завещаю капиталом в двадцать пять тысяч рублей процентными бумагами по выбору моих душеприказчиков, который прошу передать на вечные времена Московскому Дворцовому Управлению, согласно Высочайше одобренному положению 2 ноября 1912 года о содержании Усыпальницы в Бозе почившего Великого Князя Сергея Александровича — храма во имя Преподобного Сергия Радонежского, Чудотворца. На неугасимую лампаду у памятника-Креста в Кремле г. Москвы, у Никольских ворот, бывший Московский Митрополит Владимир пожертвовал капитал в триста рублей, хранящийся в Конторе моего Двора, который должен быть передан Московскому Дворцовому Управлению. В устройстве храма-усыпальницы прошу ничего не менять и не прибавлять;

б) для выдачи единовременных пособий моим низшим служащим и прислуге, не выслужившим пенсий, назначаю капитал в процентных бумагах, который при продаже составил бы тридцать тысяч (30 000 р.) рублей наличными деньгами; распределение этой суммы в зависимости от числа лет службы поручаю совещанию под председательством Управляющего моим Двором в составе Управляющего Конторою Двора и моего Секретаря, заведующего прошениями;

в) назначаю моей племяннице Принцессе Алисе Греческой или ее детям (а в случае смерти их — ее мужу) тридцать тысяч рублей процентными бумагами по номинальной стоимости по выбору моих душеприказчиков;

г) учрежденной мною Марфо-Мариинской Обители милосердия в Москве завещаю в полную собственность весь остаток процентных бумаг и наличных денег, указанные выше четыре недвижимых имущества со всем движимым имуществом, находящимся в них, и закладную на шестьдесят одну тысячу восемьсот рублей на недвижимое жилье, состоящее в Киевской губернии, в черте города Бердичева, принадлежащее Гофмейстеру Двора Его Императорского Величества Аркадию Петровичу Корнилову, утвержденную и. д. Старшего Нотариуса Киевского Окружного Суда 10 декабря 1913 года по реестру за № 11184.

III. Все оставшиеся ко дню моей кончины наличные деньги и процентные бумаги в Конторе моего Двора прошу употребить следующим образом:

а) уплатить все неоплаченные счета и расчеты, жалованье и прочее, следуемое по день моей смерти;

б) весь затем остаток прошу присоединить к капиталу (§ II);

в) прошу хранящиеся в настоящее время в Конторе Двора моего процентные бумаги и наличные деньги, мне не принадлежащие, как-то: залоги и прочее — передать немедленно по принадлежности.

IV. Все чины моего Двора, Конторы и вся прислуга, служившие при Дворе Великого Князя Сергея Александровича, продолжавшие и продолжающие службу у меня после 4 февраля 1905 года обеспечены мною пенсиями, согласно «Положению о пенсиях», мною утвержденному 12 августа 1906 года с окончательными к оному дополнениями и изменениями, утвержденными мною 29 мая 1908 года и 7 марта 1909 года. Пенсии эти выдаются из особого капитала на сей предмет с Высочайшего соизволения отложенного. Согласно сему «Положению о пенсиях», в случае упразднения Конторы моего Двора все суммы этого капитала прошу хранить в Государственном банке и передать в заведование одного из установлений Министерства Императорского Двора управления капиталами и выдачу пенсий согласно указанному выше «Положению».

V. Мое недвижимое имущество в Москве и часть моего капитала образовались следующим образом:

а) я продала мои личные драгоценные вещи (кроме тех, кои я уже раздала родным в России и за границей), за которые я получила 290 324 рубля; сверх того я продала через брата моего и лично вещей на сумму свыше тридцати тысяч рублей и

б) согласно Высочайшему разрешению, изложенному в письме Министра Императорского Двора от 28 мая 1905 года за № 4344, я вложила капитал, полученный от продажи имения Веры Николаевны Родзянко Полтавской губернии, близ города Хорола, завещанного ею моему покойному мужу на дела благотворения. Ввиду того что моя Марфо-Мариинская Обитель предназначена исключительно для благотворения, я употребила эти деньги на мою обитель;

в) этот капитал числился по книгам Конторы моего Двора на 27 июля 1907 года в сумме 125 059 р. 96 к.

На вышеозначенные (а и б) деньги я купила три имущества (§ II) в Москве за 368 000 рублей, построила церковь и помещения и оставляю еще капитал.

VI. По Указу Святейшего Синода Марфо-Мариинская Обитель милосердия вполне принята Церковью, а потому не может быть речи о ее закрытии. В случае недостатка средств обитель должна употребить все усилия, чтобы изыскать новые средства на поддержание учреждений обители. Если пожертвования не будут поступать в достаточном количестве, то обитель должна по возможности сократить размеры своих учреждений и расход на содержание их, соразмеряя с доходами обители. Во всяком случае я ставлю в непременное условие обители:

а) содержать церковь обители с причтом;

б) содержать скит при обители, если таковой мною будет при жизни устроен;

в) содержать пожизненно: настоятеля церкви обители Митрофана Сребрянского, его жену, диакона церкви обители Михаила Сытника и сестер обители, главным образом тех, которые останутся в обители ко дню моей кончины.

VII. Целью моей жизни — окончательно устроить Обитель милосердия и скит при ней, а затем собственными деньгами накоплять капитал, чтобы содержать мою обитель на тот случай, если доброхотные пожертвования не будут для сего достаточны.

VIII. Все капиталы, суммы и веши, до сего переданные и могущие быть и впредь переданными мною или Конторою моего Двора при жизни моей в Марфо-Мариинскую Обитель милосердия, должны оставаться в пользу этой обители. Всякое движимое и недвижимое имущество, а также процентные бумаги и деньги, которые могут быть пожертвованы или завещаны на мое имя, оставляю после моей смерти в пользу моей Марфо-Мариинской Обители милосердия в Москве.

IX. Желая что-либо сделать для города Москвы, я устроила с Божьей помощью мою Обитель милосердия с утвержденным Святейшим Синодом уставом и чином посвящения.

X. Прошу меня похоронить в склепе под ныне построенной мною церковью во имя Покрова Пресвятой Богородицы в моем владении на Большой Ордынке в Москве при моей Обители милосердия на месте, указанном мною для настоятельницы обители, опустив мой гроб в самый низ, в землю. Прошу похоронить меня в белой одежде Настоятельницы обители; в случае если я буду пострижена и жить в скиту и там умру, то похоронить меня все-таки в моей обители в Москве, на указанном выше месте, но в монашеской одежде. Прежде чем хоронить меня, прошу вполне удостовериться в действительности наступившей смерти (ввиду могущей быть летаргии). После моей кончины прошу меня не бальзамировать, а только заморозить и положить в простой деревянный фоб. Омовение тела прошу поручить сестрам моей Марфо-Мариинской Обители милосердия. После положения в гроб прошу лицо мое, если возможно, иметь закрытым простой густой кисеей. В случае, если умру за границей или вне Москвы, прошу положить в гроб, закрыть его совсем, перевезти в Москву и похоронить (не открывая гроба) там, где мною выше сего указано. Отпевание совершить там, где я скончаюсь. Прошу моих душеприказчиков предупредить всех, что я очень прошу не возлагать венков на мой гроб и на мою могилу — лучше, если предназначенные на покупку венков деньги будут пожертвованы в мою Обитель милосердия. Если все-таки венки окажутся, прошу металлические раздать в приюты, а серебряные обратить в слитки, из коих сделать ризы на образа, церковные сосуды с надписями лиц и учреждений, возложивших эти венки, и передать их в церковь моей обители или в скит при моей обители.

XI. Для исполнения настоящего моего духовного завещания прошу быть моими душеприказчиками моего брата и мою старшую сестру, которых прошу пригласить к себе в помощь одного или двух из состоящих или состоявших при мне на службе близких лиц по их усмотрению.

XII. В Конторе моего Двора будет храниться копия с сего моего духовного завещания. При этой копии будут находиться разные бумаги, имеющие отношение к сему моему духовному завещанию.

XIII. Драгоценные вещи, принадлежавшие в Бозе почившей Императрице Марии Александровне и бывшие у Великого Князя Сергея Александровича, возвращены мною, как fidei-commis, Великим Князьям Алексею и Павлу Александровичам. Согласно письму Великого Князя Сергея Александровича к Великому Князю Павлу Александровичу, принятому с Высочайшего разрешения за духовное завещание, Великая Княжна Мария Павловна (ныне Принцесса Шведская) получит после моей смерти капитал в Бозе почившего Великого Князя Сергея Александровича, хранящийся ныне в Главном Управлении Делами и в Московской Конторе Государственного банка, а сверх того я уже выдала Ей на постройку дворца в Стокгольме 275 000 рублей процентными бумагами из пожизненного капитала. В Бозе почивший Великий Князь Сергей Александрович выражал желаниие, чтобы Великий Князь Димитрий Павлович и Великая Княжна Мария Павловна получили от Него состояние по возможности поровну. Согласно Его желанию и с одобрения Государя Императора Великий Князь Димитрий Павлович имеет получить после моей кончины в собственность Сергиевский Дворец с его движимым имуществом, служебный дом при нем (в Петербурге) и Ильинско-Соколоваровскую-Луцкую дачу (в Московской губергии при с. Ильинском). Сергиевский дворец я передала ему в пользование 6 сентября 1911 года, а Ильинско-Соколоваровскую-Луцкую дачу — в 1908 году одновременно c имением «Село Ильинское».

XIV. Для руководства Марфо-Мариинской Обители милосердия я оставлю особое наставление, копия с коего будет храниться в запечатанном конверте в Конторе моего Двора.

XV. Прошу Его Императорское Величество поручить Министерству Императорского Двора озаботиться устройством служебного положения моих служащих при Дворе и Конторе и прислуги и по возможности устроить их на места.

XVI. Этим моим духовным завещанием все мои прежние духовные завещания уничтожаются.

В сем духовном завещании написано десять страниц и пятнадцать строк. В сем завещании исправлено: на 5-й странице 19-й строки надписано: по номинальной цене, на 8-й странице 8-й строки сверху приписано «р», а на 28-й строке приписано «в». Со слов Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елисаветы Феодоровны писал и. о. Заведующего Ее Двором Гофмейстер Высочайшего Двора Аркадий Петрович Корнилов.

Елисавета

Вера Ивановна Иванова.

В д. Егермейстера Двора Его Императорского Величества состоящий при Великой Княгине Елисавете Феодоровне Александр Алексеевич Зуров.

В зв. Камер-юнкера Двора Его Императорского Величества — Василий Евгеньевич Пигарев.

Летопись жизни и деятельности Благоверной Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, основательницы Марфо-Мариинской обители милосердия, в хронике событий. М. 2011. С.277-282.

Тэги: вел.кнг. Елизавета Федоровна

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню