RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

24 апреля 1918 была арестована вел. кнг. Елизавета Федоровна

25 апреля 1883 для публикации объявлений ИППО выбраны "Московские ведомости" и "Церковный вестник"

25 апреля 1901 с инженером Г. Шумахером подписан контракт на сооружение подворья ИППО в Назарете

Соцсети


Великий князь Сергий Александрович –
Председатель Императорского Православного Палестинского Общества
(1882-1905)

Связь православной России со Святой Землей издревле была результатом не только народного тяготения, стихийного влечения верующей души к святыням Иерусалима и Вифлеема, но и державной инициативы, сознательной позиции и олитики Русского государства. Не углубляясь в предысторию, напомним только слова императора Александра II, произнесенные в 1859 г., при учреждении Палестинского комитета: «Это для меня – вопрос сердца». Точнее и обобщенней, может быть, следовало бы сказать, что вопросы политические и стратегические на Православном Востоке совпадали для русских самодержцев с «вопросом сердца», чем и определялось на весь императорский период отношение правительства и царствующего дома к русскому делу в Палестине.

Палестинский комитет, возглавлявшийся братом Александра II великим князем Константином Николаевичем, просуществовал до 1864 г. Когда программа строительства в Иерусалиме храма и подворий для паломников (так называемых Русских Построек) была выполнена, Комитет был упразднен и заменен Палестинской комиссией при Азиатском департаменте МИДа – учреждением явно более низкого статуса. К концу 1870-х гг. стало ясно, что в условиях роста русского православного паломничества Палестинская комиссия также исчерпала свои возможности. В переписке В. Н. Хитрово с начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандритом Антонином (Капустиным) и его предшественником архимандритом Леонидом (Кавелиным) складывается идея нового, более «демократического» по масштабу общественной инициативы Православного Палестинского Общества. Одновременно крепнет убеждение, что создаваемое Общество лишь тогда сможет сделать что-либо в Святой Земле, если удастся поставить во главе его кого-либо из представителей царствующего дома. Первой и бесспорной была кандидатура великого князя Сергия Александровича, и выбор оказался самым удачным.

Чем объясняется этот выбор и почему вся паломническая, вся православная Россия этот выбор приняла и одобрила?

Сергий Александрович (1857-1905) был четвертым сыном в семье Александра II и императрицы Марии Александровны. Если образ Царя-Освободителя достаточно выпукло представлен в исторических трудах и литературе, то личность Марии Александровны остается совершенно неисследованной. Именно влияние матери предопределило путь Сергия Александровича в Палестинское Общество и отчасти путь самого Палестинского Общества.

Мария Александровна была очень верующим, болеющим за судьбу России человеком. Будучи немкой, она настолько прониклась русским духом, что ее обвиняли в придворных кругах в славянофильстве, в дружбе с «панславистами» Достоевским и Тютчевым. Ее любимыми фрейлинами были Анна Федоровна и Дарья Федоровна Тютчевы (дочери Ф. И. Тютчева), на своих, как называли их в шутку, «морганатических вечерах» она постоянно была окружена православными людьми, с которыми обсуждала проблемы славянства и православного мира в целом.

Святая Земля органически входила в круг ее духовных интересов с самого основания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Когда начальником Миссии после Крымской войны был назначен епископ Кирилл (Наумов), Мария Александровна предоставила ему средства для строительства русской больницы в Иерусалиме. Это здание существует и сейчас, над входом сохранилась надпись: «Русская больница». Когда архимандрит Антонин (Капустин) перевел в Бет-Джалу основанную в Иерусалиме в 1858 г. школу для девочек, деньги на содержание школы до самой своей смерти присылала Мария Александровна. (После ее смерти архимандрит Антонин передал школу в ведение Палестинского Общества).

Есть сведения, что Мария Александровна мечтала совершить паломничество в Святую Землю, но не смогла сделать этого по состоянию здоровья. Но пожелание умереть и быть похороненной в Иерусалиме она высказывала. Потом легенда припишет это благочестивое пожелание молодой великой княгине Елизавете Федоровне. Возможно, Елизавета Федоровна, будучи осенью 1888 г. на освящении церкви Марии Магдалины в Гефсимании, вспомнила и повторила эти слова Марии Александровны, которая сама мечтала о Святой Земле и своих детей, особенно младших сыновей, сумела воспитать в духе благоговения к Святой Земле и в политическом убеждении, что присутствие у Гроба Господня – один из главных параметров русского присутствия в мире.

В свете сказанного не вызывает удивления, что после кончины матери (22 мая 1880 г.) и после трагической гибели отца, Александра II (1 марта 1881 г.) великие князья Сергий и Павел Александровичи со своим двоюродным братом Константином Константиновичем (поэтом, печатавшимся под инициалами «К.Р.») отправились в паломничество в Святую Землю. Путешествие было приурочено к годовщине смерти императрицы. 21 мая Сергий Александрович со спутниками высадился в Яффе, на другой день, 22 мая, в день годовщины, Блаженнейший Патриарх Иерофей в храме Гроба Господня в Иерусалиме совершает в их присутствии панихиду по усопшей императрице Марии Александровне.

Приезд великого князя Сергия Александровича в Иерусалим способствовал его сближению с деятелями Русской Палестины и, прежде всего, разумеется, с начальником Русской Духовной Миссии архимандритом Антонином (Капустиным), который подал идею воздвигнуть храм-мемориал в память Марии Александровны и подсказал место, где и был впоследствии построен знаменитый храм Марии Магдалины на склоне Елеона (императрица носила в крещении имя Марии Магдалины).

Доверительные беседы с архимандритом привели к тому, что Сергий Александрович вполне проникся интересами русского дела на Востоке. Когда он вернулся из путешествия, то, с подачи адмирала Д. С. Арсеньева, была устроена встреча Сергия Александровича с В. Н. Хитрово, после которой великий князь изъявил согласие возглавить Палестинское Общество. Вскоре после этого, 8 мая 1882 г., император утверждает представленный ему через К. П. Победоносцева устав Православного Палестинского Общества, и 21 мая того же года, на Константина и Елену – снова в канун годовщины смерти Марии Александровны – совершается его торжественное открытие.

Таким образом, с самого начала при создании Общества были задействованы первые лица империи. Как всегда в России, нужна была державная инициатива сверху. И она не заставила себя ждать. Узнав, что во главе Палестинского Общества поставлен великий князь Сергий Александрович, десятки лучших представителей российской знати спешили вступить в ряды новой организации. В первый же год в число ее почетных членов вошло 13 членов августейшей фамилии во главе с Александром III и императрицей Марией Федоровной. Цвет российской правящей элиты: все премьер-министры, все министры иностранных дел, почти все, начиная с К. П. Победоносцева, обер-прокуроры Св. Синода – состояли в Палестинском Обществе.

Одно это обстоятельство решающим образом задавало тон и уровень действий Палестинского Общества, и Общество этот уровень поддерживало. Сергий Александрович не был в отличие от многих августейших председателей других обществ «свадебным генералом», он активно участвовал в жизни ППО и направлял его работу. Когда было нужно, встречался с министрами, переписывался с ними. По положению, министры (в том числе, глава внешнеполитического ведомства Н. К. Гирс), писали великому князю донесения, а он им направлял – сверху вниз – рескрипты.

В результате быстрого и эффективного осуществления целого ряда успешных строительных и научно-археологических проектов в Палестине, Общество приобрело достаточный авторитет, чтобы 7 лет спустя, в 1889 г., Сергий Александрович мог со всей ответственностью поставить вопрос о признании ППО единственной централизованной силой, руководящей всей русской работой на Ближнем Востоке.

24 марта 1989 г., после долгого изнурительного совещания с министром иностранных дел Н. К. Гирсом, обер-прокурором Св. Синода К. П. Победоносцевым и рядом других лиц, определявших восточную политику империи, Сергий Александрович добился слияния Палестинской комиссии с Палестинским Обществом. Точнее, Палестинская комиссия была расформирована, ее дела, функции, капиталы, имущество и земельные участки в Святой Земле переданы Палестинскому Обществу. В известном смысле, это было настоящий политический переворот. Достаточно заглянуть в дневники В. Н. Ламздорфа, будущего министра иностранных дел, а тогда, при Гирсе, сначала начальника тайной канцелярии, а потом товарища (заместителя) министра, чтобы убедиться, какое недовольство в Министерстве иностранных дел вызывал тот факт, что Сергий Александрович активно вмешивался в дела МИДа, пытался определить собственную линию поведения на Ближнем Востоке.

И, как показало время, эта линия была правильной. К началу XX в. Палестинское Общество твердой ногой встало на Святой Земле, имело восемь подворий, которые принимали за год до десяти тысяч паломников, и всех их Обществу нужно было накормить, разместить, организовать при тогдашнем бездорожье паломнические караваны в Назарет, Вифлеем, Хеврон.

В сентябре-октябре 1888 г. великий князь Сергий Александрович вместе с супругой Елизаветой Федоровной и братом Павлом Александровичем вновь совершил паломничество в Иерусалим. Целью поездки было присутствие на освящении церкви Марии Магдалины в Гефсимании. Но попутно великие князья посетили также школы ИППО в Ливане и Палестине. Великий князь добился благословения Патриарха Иерусалимского Никодима на открытие мужской учительской семинарии Палестинского Общества в Назарете, призванной готовить арабских учителей для местных школ ИППО. Несколько лет спустя женская учительская семинария будет открыта в Бет-Джале.

Как показывают источники, многие представители формировавшейся тогда молодой арабской интеллигенции – и не только палестинской, но и ливанской, сирийской, египетской, лучшие писатели и журналисты, которые потом составили славу арабской литературы, вышли из русских школ и учительских семинарий Палестинского Общества.

Что касается собственно церковной сферы, Общество всегда, в соответствии с уставом и назначением, сознавало себя учреждением православным, нарочито созданным для того, чтобы поддерживать связи России с православным Востоком и само Православие на Востоке. С самого начала работы в Святой Земле Общество строит не только собственные, русские храмы и подворья, но и церкви для местного населения, подчиненные юрисдикции греческого Иерусалимского Патриархата. В 1884 г. в селении Муджедиль, недалеко от Назарета, был воздвигнут храм во имя преподобного Сергия Радонежского – небесного покровителя председателя Общества Сергия Александровича,. В 1885 г. начинается строительство, а в 1888 г. освящена церковь во имя Георгия Победоносца в Кане Галилейской. В иконостасе храма находились иконы Сергия Радонежского и праведной Елизаветы — патрональные для великого князя и его супруги, возглавившей после гибели Сергия Александровича Императорское Православное Палестинское Общество. Хочется подчеркнуть, что эти и другие церкви Палестинское Общество строит бескорыстно для греков и арабов и передает в руки иерусалимскому духовенству.

Все сказанное заставляет признать правоту тех исследователей, которые еще при жизни Сергия Александровича говорили о великом значении Палестинского Общества в народном православном устремлении в Иерусалим и на Ближний Восток. В отличие от империалистических интересов Франции или Англии, русское присутствие в Святой Земле не было чисто политическим проникновением, решавшим задачи территориальной или экономической экспансии. Это была попытка воссоздания древнего единства Православия под эгидой Русской Православной Церкви. Это было действо духовное, культурное, подлинная модель русского присутствия в мире, воплощенная в храмах, монастырях, в совместной молитве, которой было проникнута вся деятельность Палестинского Общества.

И когда Сергий Александрович мученически пал от руки террориста (4 февраля 1905 г.), Палестинское Общество увековечило его память в Святой Земле чисто церковными средствами: ежегодной панихидой во всех храмах и монастырях Русской Палестины, мраморным киотом с образом Сергия Радонежского у Порога Судных Врат, лампадой над входом в кувуклию Гроба Господня, заказанной великой княгиней Елизаветой Федоровной. И, быть может, важнее всего было решение великой княгини Елизаветы Федоровны возложить на себя обязанности председателя Палестинского Общества в память о муже и в продолжение завещанного им дела. В годы ее председательства ИППО продолжало свою научную и паломническую деятельность, распространив влияние из Святой Земли на Италию, в Бари (Барградское подворье и храм святителя Николая, построенные по проекту А. В. Щусева в 1913–1915 гг.).

Подобно тому, как Общество ничего не смогло бы сделать без своего августейшего председателя, так и Сергий Александрович ничего не смог бы сделать, если бы был один. Важно, что рядом с ним, в одной команде, были такие люди, как секретарь ИППО В. Н. Хитрово, реальный основатель и двигатель Общества, помощник Председателя генерал М. П. Степанов, через которого шли практически все хозяйственные вопросы Русской Палестины, поскольку он готовил все бумаги в вышестоящие инстанции, которые подписывал великий князь Сергий Александрович. М. П. Степанов остался помощником председателя и при Елизавете Федоровне и служил Палестинскому Обществу до самой своей смерти в декабре 1917 г.

Делателей было много. И не всегда у них были, как заповедано Писанием, «один ум и одно сердце». Существовали и несогласия, и противоречия. Но, как сказал однажды В. Н. Хитрово, «это было попущено Богом для того, чтобы никто не подумал, что это его силами движется дело, но только помощью Божией».

Лисовой Н.Н., доктор исторических наук, кандидат философских наук

Тэги: вел.кн. Сергей Александрович, августейшие паломничества, предпосылки создания ИППО, Хитрово В.Н., Степанов М.П.

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню