RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

24 апреля 1918 была арестована вел. кнг. Елизавета Федоровна

25 апреля 1883 для публикации объявлений ИППО выбраны "Московские ведомости" и "Церковный вестник"

25 апреля 1901 с инженером Г. Шумахером подписан контракт на сооружение подворья ИППО в Назарете

Соцсети


Дело жизни
Великого князя Сергея Александровича Романова

Великий князь Сергей Александрович Романов всю жизнь свою, от рождения до смерти, провел в церковной ограде. Он не посещал церковь, а жил в ней. Несомненно, его вера была исключительной — и для своей эпохи, и для своей социальной среды. Только сознавая это, можно правильно понять, что значило Палестинское общество, председателем которого Сергей Александрович был с 1882 года до конца своей жизни — 23 года.

Душа его с детства тянулась к Богу, и возникновение Палестинского общества стало не только счастливым случаем в его жизни, но и окончательным оформлением его желания послужить Богу большим и серьезным делом. Тем более, что сам он, несомненно, сознавал Палестинское дело — как духовное завещание и наследие своей горячо любимой матери, Императрицы Марии Александровны, от которой он, как никто больше из ее детей, и унаследовал столь возвышенную религиозность. Палестина, к которой давно тяготели русские, вообще была для царской семьи вопросом личной веры. Император Александр II, отец Великого князя, в свое время сказал первому председателю, статс-секретарю Палестинского Комитета князю Оболенскому: «Это для меня вопрос сердца…» Тем более это относилось к Государыне Императрице, которая более 20 лет благотворила Святой Земле ежегодными денежными пособиями.

О том, насколько близка оказалась русским людям Палестина, где прошла земная жизнь Спасителя, хорошо сказал философ Николай Бердяев: «В духовных стихах Русь — вселенная, русский царь — царь над царями, Иерусалим — та же Русь, Русь там, где истина веры»[1].

Паломничества в Иерусалим ко Гробу Господню, на Иордан, в Вифлеем начались в России давно, с XI–XII вв. Об этом свидетельствуют как русские летописи, так и былины, и известные нам «хожения». Вот что пишет об этом современный исследователь: «Древнерусский язык оказывается единственным славянским языком, заимствовавшим латинский термин для обозначения паломника, причем как раз в XII веке, когда паломническое движение в Святую Землю резко активизируется после захвата Иерусалима крестоносцами и образования латинского Иерусалимского кролевства… Русские люди не были редкими гостями в Святой Земле, и древнерусская паломническая практика здесь носила достаточно массовый характер»[2]. Среди таких паломников едва не оказался в отрочестве преподобный  Феодосий Печерский, который увлекся караваном странников, проходивших 1022 году через его родной Курск в Иерусалим, и чуть было не ушел с ними из родительского дома[3].

С конца 1830-х годов Россия, как и многие другие европейские державы, начинает проявлять особое внимание к Палестине. Так, в 1841 году англичане назначают в Иерусалим своего епископа из Лондона. В 1846 году в Иерусалиме появляется «латинский патриарх»[4]. В 1838 году для ознакомления с положением Православия на Ближнем Востоке отправляется замечательный духовный писатель А. Н. Муравьев, который в своем докладе на имя Государя указал на необходимость учреждения русской Православной миссии в Палестине. В начале 1840-х гг. с тою же целью в Иерусалим был направлен архимандрит Порфирий (Успенский), который отметил, что православные арабы не знают православного учения, многие не умеют даже молиться. Состояние Православия на Востоке, зависящее в то время лишь от греческих священников, оказалось плачевным и унизительным. Православный Государь Николай I в феврале 1847 года принял решение об учреждении Русской Духовной миссии в Иерусалиме, которую и возглавил архимандрит Порфирий. Русские начали свою духовную работу в Иерусалиме. Несмотря на большие трудности, прежде всего финансовые, архимандриту Порфирию многое удалось сделать. В 1849 году он основал школу для греков и арабов, печатал молитвословы и учебники на арабском языке и т. п. С началом Крымской войны Русская Духовная миссия покинула Иерусалим, но после ее окончания миссия возобновила свою работу. Теперь ее стал возглавлять епископ — Преосвященный Кирилл (Наумов). В деятельности Миссии проявлялся политический элемент: через Миссию православные арабы должны были получать денежную помощь, ибо именно деньги побуждали многих арабов переходить из Православия в другие христианские конфессии. Поэтому большую роль в делах Миссии играл русский консул на Ближнем Востоке и Министерство иностранных дел в целом. «Как вся Церковь оказывалась в полном подчинении у чиновничьего аппарата православной империи, так и Миссия была в глазах чиновников российского МИДа на Ближнем Востоке вполне бесправным и едва ли нужным придатком светских дипломатических структур»[5].

В 1859 году русские купили первый земельный участок в Иерусалиме — всего в нескольких шагах от храма Гроба Господня. Так было положено начало русскому Иерусалиму. Инициатором покупки земли выступил Б. П. Мансуров. После доклада Мансурова Александру II о делах на Востоке состоялось учреждение еще одной организации — предшественницы Палестинского общества. Это был так называемый «Палестинский комитет», состоявший из ряда высших чиновников МИДа и Св. Синода под председательством Великого князя Константина Николаевича Романова. Комитет занялся покупкой земель в Святой Земле и строительством на ней зданий для нужд русских паломников. В 1864 году вместо Палестинского комитета была создана Палестинская комиссия, которую в 1865 году возглавил архимандрит Антонин (Капустин). В своей деятельности архимандрит Антонин опирался, судя по всему на те средства, которые ему выделяла Императрица. Согласно турецкому законодательству, недвижимость на Святой Земле могли приобретать только частные лица, поэтому Россия действовала через своих представителей. В 1868 году архимандрит Антонин купил участок земли с растущим на нем  Мамврийским дубом, отпрыском той дубравы Мамре, в коей, под одним из деревьев,  патриарх Авраам принимал Самого Господа, явившегося в виде трех странников (Быт. 18. 1-15). Затем он «принялся усиленно скупать участки земли, имеющие в каком-нибудь отношении важное для поклонников (Св. Земли — В.М.) значение, и устраивал приюты для них 5 августа 1886 года все участки земли в Бет-Джале были принесены архимандритом Антонином в дар князю Сергию. Именно архимандрит Антонин нащупал самое плодотворное направление деятельности России в Палестине. Он обратил внимание на то, что русские паломники по-прежнему находились в бедственном положении. Кроме того, он внес огромный вклад в науку о Святой Земле. Отец Антонин первым начал хлопотать о создании негосударственного Палестинского Общества, которое могло бы основательно заниматься археологическими исследованиями в Святой Земле,— исследованиями, которые были чужды как церковным властям, так и дипломатам. К тому же русские все еще оставались мало кому нужными, плохо устроенными в Святой Земле Паломниками. В конце 1860-х гг. архимандрит Антонин высказывает эту мысль в письме к Василию Николаевичу Хитрово, который станет одним из двигателей создания Императорского Палестинского Общества. Вместе они пытаются привлекать к Палестинскому делу влиятельных людей из правительства и Императорской фамилии. Постепенно сторонниками В. Н. Хитрово стали люди, близко стоящие к Великому князю Сергию: его бывший преподаватель Закона Божьего протоиерей Иоанн (Рождественский), несколько позже бывший воспитатель Великих князей — генерал-адъютант Дмитрий Сергеевич Арсеньев. Большую роль сыграли, кроме того, К. П. Победоносцев и граф Е. В. Путятин. Решительно ситуация начинает меняться с назначением в 1880 году обер-прокурором Святейшего Синода К. П. Победоносцева. Именно он посоветовал Великому князю Сергею Александровичу поехать в Палестину,- несомненно понимая, что личные впечатления лучше всего другого побудят Сергея Александровича принять на себя руководство Обществом. Как бывший преподаватель Великого князя Победоносцев хорошо понимал его личность и учитывал его необычайную религиозность. В 1880 году на свои собственные средства В. Н. Хитрово издает первый выпуск „Православного Палестинского сборника“, который преподносит Царской семье с просьбой поддержать столь благородное начинание. Чиновники МИДа сопротивлялись новой инициативе как могли. Они даже стали утверждать, что создания Палестинского общества не допустят… западные державы. Однако в Англии и Германии уже были такие частные Общества — с 1856 и 1877 гг.

Именно в этот момент сама судьба направляет на помощь инициаторам создания Общества Великого князя Сергея Александровича. В 1881 году он, по совету К. П. Победоносцева, впервые посетил Святую Землю, с которой, по Божьему Промыслу, оказалась в дальнейшем связана вся его жизнь. Как свидетельствуют современники, пребывание Сергея Александровича и Павла Александровича в Иерусалиме „продолжалось 10 дней, с 21 по 30 мая, прошло  в непрерывных   молениях у Гроба Господня и на Голгофе и в посещении достопримечательных мест Иерусалима и его окрестностей и произвело глубокое впечатление как на Августейших путешественников, так и на всех, кто имел счастие видеть их“ (профессор А. А. Дмитриевский). Во время поездки Сергей Александрович „самолично увидел безотрадное состояние православия в Палестине, убедился в тяжелом и беспомощном положении русских богомольцев, особенно простого народа“.

Председательство в Палестинском обществе Великого князя Сергея Александровича сразу, несмотря на многие препоны, решало вопрос о его официальном открытии. Князь не сразу согласился встать во главе Палестинского общества, взвешивая все свои возможности принести действительную пользу делу. Но в принципе — после поездки на Святую Землю — для него это стало вопросом личной веры, и он дает свое согласие возглавить Палестинское общество. С основанием Палестинского общества Великий князь находит сферу приложения своей любви к Богу и Церкви.. Палестина вошла в сердце князя Сергия, стала святым покровом его души. Дальнейшая жизнь Великого князя показала, что здесь не было ничего случайного. Ведь именно в Палестине, при посещении Гроба Господня, впервые у Великой княгини Елизаветы, супруги князя Сергия, зародилась мысль о том, чтобы быть погребенной в этом святом месте. В 1888 году Николай Второй поручил князю Сергею представлять Императорскую семью на освящении храма св. Марии Магдалины в Гефсиманском саду, который был построен Романовыми в память императрицы Марии Александровны, столько сделавшей при жизни для достойного присутствия Русской Церкви на Святой Земле. Храм находится у самой Елеонской горы.  Красота и величие Святой Земли потрясли Великую княгиню  Елизавету. „Как я хотела бы быть похороненной здесь“, — произнесла княгиня. Она подарила храму Евангелие, потир и воздухи. Посещение Святой Земли укрепило княгиню в решении принять Православие. Более того, Господь исполнил ее молитвенное пожелание: мощи святой преподобномученицы Елизаветы погребены именно здесь.

Итак, Палестинское общество получило своего достойного руководителя. Теперь можно было надеяться на скорое Высочайшее решение. Действительно, обер-прокурор Святейшего Синода доложил Александру III о проекте Устава Общества, и 8 мая 1882 года Государь его подписал. „Православное Палестинское общество учреждается с исключительно ученою и благотворительною целями, для достижения которых ему предоставляется:

а) собирать, разрабатывать и распространять в России сведения о святых местах Востока;
б) оказывать пособие Православным паломникам этих мест;
в) учреждать школы, больницы и странноприимные дома, а также оказывать материальное пособие местным жителям, церквам, монастырям и духовенству“.

Как председатель Общества князь Сергий приложил много сил для коренного изменения ситуации с русскими паломниками в Святой Земле. Для того, чтобы понять, как на рядовом паломнике отразилось образование и деятельность Палестинского общества, достаточно сослаться, например, на мемуары протоиерея Кл. Фоменко. Первый раз он посетил Святую землю до того, как образовалось Общество.

„В то время, в которое я предпринял первое мое путешествие в Св. Землю, Палестинскаго Общества еще не существовало. Путешествие на Восток было соединено с большими затруднениями и лишениями.

Все это я и мои спутники почувствовали на опыте, когда о. Васой перевез нас из Пантелеимоновского подворья на пароходе австрийского Ллойда для дальнейшего путешествия в Св. Землю. Мы оказались в положении обездоленных сирот. Провизией на дорогу мы не запаслись. А нам предстояло плавание суток на десять. Поверите ли, нам на пароходе Ллойда не продавали даже чистой кипяченой воды для чая, а за 5 коп. давали какую-то бурду после отваренной вермишели! Нас на палубе толкали матросы, как рабочий скот. За что?! — я недоумевал. Наши паломники обращались ко мне за защитой (я был единственный православный священник на палубе). Но мне наносили оскорбления еще более обидные, чем моим соотечественникам…. Отдавшись поклонению святым местам Палестины, я мало заботился о потребности дня. Могу сказать только одно: было не без скудости…

Вce это происходило до открытия Палестинского Общества. Я старался пройти молчанием многое, очень многое из тяжестей путешествия в Св. Землю до открытия этого Общества. К чему разглагольствование!

Второе путешествие в Св. Землю я совершил уже под покровительством и руководством Палестинского Общества. Положение дела оказалось совершенно иное. Произошла существенная перемена в путешествии на христианский Восток.

Во-первых, Общество значительно удешевило издержки для путешествия по св. местам Востока, выпустив по уменьшенным ценам „Паломнические книжки" для путешественников I, II и Ш классов. Книжки эти — сущее благодеяниe для паломников. Книжки выдаются туда и обратно на год. Цена? — Из Киева,  напр <имер>,  3-й класс 38 руб. 50 коп. туда и обратно. Во — 2-х, Общество устроило обширные странноприимные дома в Св. Граде. Этo так называемые „Палестинские постройки", при которых имеются: чайные, столовые, читальни, прачешные помещения и даже русские бани. Чего больше!  В — 3-х, уже у берега Яффы нашего неопытного паломника ожндают кавассы Палестинскаго Общества. Кавассы эти по преимуществу черногорцы, знающие и турецкий,  и русский языки. Кавассы эти — образец услужливости, порядочности и бдительности по своей службе. Они точно дядьки для наших паломников на Востоке …

Палестинское Общество воспользовалось, по окончании последней войны с Турцией, отменой того пункта Парижского трактата, заключенного после Крымской войны, в силу которого наши корабли могли доходить только до вод Золотого Рога в Царьграде. Мраморное море, Дарданельский пролив, Архипелаг и Средиземное море были закрыты для наших кораблей и даже торговых пароходов. Вот почему в Константинополе мы должны были пересаживаться на австрийскиe пароходы. Теперь наши торговые пароходы свободно проходят все прописанные выше воды. Палестинское Общество вошло в соглашение с русским обществом пароходства и торговли по понижению цен для паломников. Садясь на пароход в Одессе или Севастополе, наш паломник теперь водворяется  на родном   пароходе  дешево   до самой Яффы. Здесь он как у себя дома. Капитанам пароходов дана инструкция не стеснять на  пароходах   наших паломников в отправлении сими последними богослужебных священнодействий. Теперь  на русском  пароходе вы в течение дня слышите или чтение  акафистов паломниками, или пение священных песнопений.  И особенно это заметно по утрам и вечерам. Это христианская заслуга Палестинского Общества. Во время второго моего путешествия я накануне праздника Св. Троицы мог беспрепятственно совершать в каюте I класса вечерню и утреню и прочесть коленопреклоненные молитвы дня Св. Троицы. А на пароходе Ллойда нам и втайне помолиться не давали.   Спасибо Палестинскому Обществу!

Благодаря Обществу теперь и путь в Св. Землю значительно сокращен по времени странствования. По уговору Общества в Смирне вас пересадят на другой, русский же, пароход, который направляется не в Александрию, а, идя у берегов Малой Азии, пристает несколькими днями раньше непосредственно у берегов Яффы“ и т. д. 

Но самое умилительное замечание протоиерея Фоменко — о том, что сделало Палестинское Общество на Св. Земле для христианского воспитания местного населения:

„Буду говорить только о том, что видел. Раз, по дороге из Вифлеема в Иерусалим я зашел в школу в селе Бет-Джала. Мне сказали, что там будет выпускной экзамен. На этот экзамен приехал и патриарх Герасим (уже почивший). С ним приехала большая свита греческого духовенства. Экзамен производился на русском языке. Женская школа в Бет-Джале. Положительно могу сказать, что этот прекрасный экзамен напомнил мне экзамены в наших епархиальных женских училищах. Русский выговор арабок был безупречен. Патpиapx экзаменовал по катехизису и св. истории на арабском языке. Посещал я школу Палестинскаго Общества еще и в городе Бейруте. Меня поразила масса детей. Это просто был цветник малюток, жизнерадостных, приветливых. Таких школ Общество основало в полудикой Палестине и Сирии немало“.

Великий князь пошел еще дальше, он не только открывал школы, в которых обучали местное население русскому языку. Он хотел, чтобы русский язык звучал в Иерусалиме и на Божественной Литургии в храме у Гроба Господня. В декабре 1885 года он обращается к Иерусалимскому патриарху Никодиму с просьбой: „Есть одно обстоятельство, которое нельзя не признать существенно важным для духовных потребностей наших богомольцев в Святом Граде. Достигнув своих стремлений, понятно, им хочется помолиться по душе, внимая молитвенным словам на родном, знакомом им языке, но это им почти не удается. Они, конечно, могут слушать службу на русском языке в Троицком соборе на русских постройках,  но Троицкий собор для наших поклонников не храм Гроба Господня, не Вифлеемский Вертеп, не погребальная пещера Богоматери, между тем на этих именно святынях, кажется им, молитва их скорее дойдет до престола Всевышнего“. Подобные просьбы,— князь Сергий знал это,— должны были вызвать раздражение Иерусалимского священноначалия, но он все равно, упорно и последовательно, как это было вообще ему свойственно, отстаивал интересы русских людей на Святой Земле.

Те задачи, которые решало Палестинское общество (защита и утверждение православия в Святой Земле; облегчение православным паломникам путешествия в Палестину и попечение о них в самой Палестине, изучение и ознакомление русских людей с прошлым и настоящим Святой земли), прекрасно им выполнялись. Благодаря Обществу значительно подешевели для паломников поездки на Святую Землю. По свидетельству архиепископа Димитрия (Самбикина), „прежде всего Палестинское Общество озаботилось об улучшении и удешевлении путешествия русских богомольцев в Св. Землю… Оно с этой целью вошло в сношение с железнодорожными и пароходными обществами и достигло того, что наши богомольцы за крайне дешевую плату, с возможными для них удобствами, отправляются в Св. Землю: там их встречают с радушием, дают удобное помещение, крайне дешевый и хороший стол“. В современном жизнеописании преподобного Кукши Нового (одесского) есть фраза, выражающая удивление по поводу путешествия преподобного в 1894 году (кстати, на одном корабле вместе с Императрицей): „Как видно из рассказов о. Кукши, в то время его земляки — крестьяне часто имели возможность и средства путешествовать во Святую Землю“. Дело, конечно, не столько в возможностях крестьян, сколько в результатах деятельности Палестинского общества.

Почетными членами Общества состояли в то время почти все выдающиеся представители высшей государственной власти. Отделения Палестинского общества действовали в 52-х епархиях Русской Православной Церкви. Возглавляли их правящие архиереи, а вице-председателями становились губернаторы и вице-губернаторы. Это была большая сила. Благодаря Великому князю, общество стало заметным духовным центром России, направлявшим духовную энергию русского народа в благодатное русло веры. По-своему это был ответ разрушительной работе террористов-революционеров.
_____________
Примечания

[1]. Бердяев Н. А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала ХХ века // Вопросы философии. 1990. № 1. С. 81.
[2]. Назаренко А. В. Древнерусский паломник // От Древней Руси к новой России. М., 2005. С. 144–146.
[3]. Соловьев М. Святая Земля и Императорское Православное Палестинское общество. СПб., 1895. С. 2.
[4]. Лисовой Н. Н. Русское духовное и политическое присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в XIX — начале XX вв. М., 2006. С. 85.
[5]. Лисовой Н. Н. Русская Духовная миссия в Иерусалиме: история и духовное наследие // Богословские труды. Сб. 35. М., 1999. С. 43.

Мельник В.И., профессор, доктор филологических наук

19 сентября 2009 г.

Храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне

Тэги: вел.кн. Сергей Александрович, августейшие паломничества, предпосылки создания ИППО, школьное дело, паломничество

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню