RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

22 июля 1914 на подворье ИППО в Бари приютили первую группу русских путешественников из-за перекрытия железнодорожного сообщения с Россией

23 июля 1897 был открыт Благовещенский отдел ИППО

25 июля 1898 общее собрание решило избирать действительных членов ИППО на Совете и ввести в Совет представителя Министерства просвещения

Соцсети


Есенин и Царская семья

В 1915 г. при поддержке Государя Императора Николая II создается «Общество возрождения художественной Руси», которое, согласно принятому Уставу, поставило своей задачей «широкое ознакомление с самобытным древним русским творчеством во всех его проявлениях и дальнейшее преемственное развитие в применении к современным условиям». Одним из первых шагов «Общества» в возрождении национальных традиций в искусстве стало строительство на территории Царского села Федоровского городка. Его название происходило от уже построенного собора в честь Феодоровской иконы Божией Матери. Этой иконой в 1612 г. рязанский архиепископ Феодорит благословил на царствование Михаила — первого Царя из рода Романовых. Из церкви и нескольких построенных в древнерусском стиле зданий и состоял Федоровский городок, обнесенный кремлевской стеной с живописными башнями. Предполагалось, что он станет своеобразным музеем древнерусского искусства, образцом архитектурных и художественных достижений Древней Руси. В одном из зданий находилась «штаб-квартира» «Общества возрождения художественной Руси». В него входили известные архитекторы, художники, писатели и поэты, в числе которых были В. Васнецов, М. Нестеров, А. Щусев, А. Ремизов, С. Городецкий, И. Билибин. Вступили в «Общество…» и самобытные крестьянские поэты Николай Клюев и Сергей Есенин.

В январе 1916 г. их творчество заметил штаб-офицер для поручений при дворцовом коменданте, полковник Д.Н. Ломан, курировавший строительство Федоровского городка. Он устроил поэтам чтение стихов в Марфо-Мариинской монашеской общине сестер милосердия, основанной Великой Княгиней Елизаветой Федоровной, которая лично присутствовала на этом выступлении. Творчество Есенина и Клюева ей понравилось, и по окончании вечера она долго беседовала с крестьянскими поэтами.

12 января Великая Княгиня принимала членов «Общества возрождения художественной Руси» Васнецова, Нестерова, Есенина и Клюева в своей московской резиденции. Поэты вновь читали стихи. В благодарность за творчество Елизавета Фёдоровна подарила Есенину и Клюеву «по экземпляру Евангелия и образки с изображением иконы Покрова Пресвятой Богородицы и св. Марфы и Марии, а Нестеров —  открытку с репродукцией своей картины «Святая Русь» и надписью: «Сердечный привет певцам русской были и небыли от Михаила Нестерова». Позднее, в день именин Есенина, Елизавета Фёдоровна сделает ему особый подарок – икону преп. Сергия Радонежского, в честь которого он был назван.

Выступал  Сергей Есенин и перед Государыней Императрицей. Вот как об этом вспоминает   Г. Иванов, которому Есенин лично рассказывал об этом случае: «Есенин представлялся Александре Феодоровне в Царскосельском лицее, читал ей стихи, просил и получил от Императрицы разрешение посвятить ей целый цикл в своей новой книге! …Теперь даже трудно себе представить степень негодования, охватившего тогдашнюю «передовую общественность», когда обнаружилось, что «гнусный поступок» Есенина не выдумка, не навет «черной сотни», а непреложный факт». Анна Ахматова, вспоминая о посвящении Есениным сборника стихов Императрице писала: «Он принес сборник, который готовил издать. На этом сборнике он написал посвящение Александре Федоровне (Царице)».

Сборник стихотворений Есенина «Голубень» вышел уже после Февральской революции. Посвящение цензурой было снято, но, как утверждает Г. Иванов «…Некоторые букинисты в Петербурге и в Москве сумели, однако, раздобыть несколько корректурных оттисков «Голубеня» с роковым: «Благоговейно посвящаю».

В апреле 1916 г. Сергея Александровича призвали на армейскую службу. По ходатайству полковника Д. Н. Ломана его назначили санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд №143 Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны. Санитарный поезд, в котором он служил, причислялся к Царскосельскому лазарету, который находился на территории уже знакомого поэту Федоровского городка. Здесь в качестве сестер милосердия трудилась сама Императрица и ее дочери – Царевны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. Они перевязывали раненых и ухаживали за ними, а Государыня участвовала даже при оперировании тяжелораненых.

Есенин неоднократно выступал в  лазарете с чтением стихов. На одном из выступлений присутствовала Государыня Императрица с детьми. Стихи рязанского поэта понравились им, а младшая из дочерей Императрицы  Анастасия по воспоминанию Н. Вольпин, опубликованного к книге Н. Сидориной «Златоглавый», соизволила побеседовать с ним, «гуляя по саду».

Образ царевен взволновал поэта. Короткое знакомство с ними вдохновило Есенина написать стихотворение, в котором Царевны привиделись ему березками в венцах:

В багровом зареве закат шипуч и пенен
Березки белые горят в своих венцах.
Приветствует мой стих младых царевен
И кротость юную в их ласковых сердцах.
…Все ближе тянет их рукой неодолимой
Туда, где скорбь кладет печать на лбу,
О, помолись, святая Магдалина,
За их судьбу.

Трактуя символический смысл этого стихотворения, О. Е. Воронова пишет: “Багровое зарево заката” в данном случае не есть лишь деталь вечернего пейзажа. С ранних христианских времен багряный ( пурпурно-красный) цвет приобрел двойственную семантику: с одной стороны он был символом царской власти, с другой — знаком мученичества…». Образ  «младых царевен» в виде горящих березок в венцах оказался пророческим.

Стихотворение «В багровом зареве заката…» Есенин прочел царственным особам 22 июня 1916 г. на вечере в честь тезоименитства матери Государя Императора Николая II вдовствующей Императрицы Марии Федоровны и ее внучки царевны Марии Николаевны.

Надо сказать, что ни поэтический талант, ни выступления со стихами, конечно же, не освобождали Сергея Александровича от обязанностей санитара военного поезда № 143. Есенин участвовал в погрузках и разгрузках раненых, помогал при операциях. В команде санитаров он неоднократно выезжал на линию фронта. По воспоминаниям Ветлугина при выполнении задания на линии фронта он получил контузию.

Последний раз в Царском Селе Есенин выступал 19 февраля 1917 г., во время разгорающейся Февральской революции. Выступление проходило после богослужения в Феодоровском соборе. 24 февраля его послали в Могилев, где находилась Ставка Верховного Главнокомандующего коим являлся сам Государь, на верность которому Есенин присягал во время призыва в армию.

Сергей Александрович в своей жизни публично не выражал своего личного отношения к Царю Николаю II. Однако  после свершившейся Февральской революции он не нарушил свою клятву, данную по Уставу того времени «на кресте Спасителя и на святом Евангелии».

Есенин отказался присягать Временному правительству Керенского и дезертировал из армии. Мало того, как утверждает известный советский есениновед  П. Ф. Юшин: «Дезертировав из армии… Есенин после Октябрьской революции вновь оказался в Царском селе, когда там не было уже ни Царя ни Царицы, но группировались и готовили монархический переворот верные Царю слуги. 14 декабря (по старому стилю) поэт принимает в Царском Селе в Федоровском городке клятвенное обещание на верность службы Царю».

 Документ с подтверждением верности Сергея Александровича Престолу был обнаружен в 1966 г., однако советская архивоведческая экспертиза, проведенная по этому делу в 1970 г., признала стоящую на нем дату ошибочной. И, тем не менее, как следует из статьи «Восстанавливаем истину», опубликованной в газете «Литературная Россия» (№ 2, 1971 г.) «П. Ф. Юшин сохранил свою ошибочную точку зрения об отношении С. Есенина к революции, в обосновании которой клятвенное обещание на верность царю играло не последнюю роль».

Не будем забывать, что все это происходило в годы «коммунистического строительства» в нашей стране и потому вопрос о «клятвенном обещании» до конца не прояснен. Однако Есенин не в восторге был от февральского переворота и в одной из своих заметок с сожалением отметил, что на смену Царской власти  «пришло царство хаоса». Как известно на февральские события Есенин откликнулся поэмой  «Товарищ». В этом произведении Сергей Александрович не высказывает  своего отношения к ней, но пророчески говорит о её первых жертвах – рабочем-революционере, Православной Церкви (в образе сражённого пулей младенца  Исуса) и сына погибшего рабочего, для которого Христос был  «товарищем». В  целом, на  примере  одной  семьи  поэт  показал  трагедию, ставшую впоследствии трагедией всего народа. Впоследствии эмигрантская  критика высоко оценила поэму «Товарищ». В. Левин писал: «Только один  Есенин заметил в февральские дни, что произошла не «великая безкровная революция», а началось время тёмное и трагическое, так как «Пал  сражённый пулей младенец Исус». И эти трагические события развиваясь  дошли до Октября».

Игорь Евсин

Русский монархист

Тэги: вел.кнг. Елизавета Федоровна, Романовы, Романовы и искусство, Есенин С.А.

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню