RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

11 декабря 1911 открылось отделение ИППО во Владикавказе

12 декабря 1914 скончалась паломница, благотворительница, первая игуменья русского монастыря на Елеоне Евпраксия (М.В. Миловидова)

12 декабря 1917 скончался генерал М.П. Степанов, помощник Председателя ИППО

Соцсети


Состав и структура отделов Императорского Православного Палестинского Общества в Западной Сибири в конце XIX – начале ХХ вв.

История общественно-религиозных организаций Западной Сибири конца XIX – начала ХХ вв. представляет собой поучительный пример взаимодействия государства и социума в условиях модернизационных процессов, который может быть востребован и в современных условиях.

Одним из таких объединений, включавшим представителей различных сословий, созданном для успешного решения культурно-просветительских и миссионерских задач являлось Императорское Православное Палестинское общество (ИППО), образованное в 1882 г. по инициативе, при активном участии и под покровительством членов августейшей семьи. Это единственная дореволюционная общественно-религиозная организация, сохранившаяся до наших дней. Ее деятельность оставалась актуальной при различных политических режимах. В наши дни Императорское Православное Палестинское общество достойно представляет интересы Российского государства и общества в странах Ближнего Востока.  

На территории Западной Сибири существовало два отдела ИППО: Томский (с 3 апреля 1894 г.) и Тобольский (с 6 апреля 1897 г.). Они функционировали на основании утвержденного в 1882 г. Устава ИППО, предполагавшего следующий порядок организации. Согласно параграфу 98 Устава отделы могли открываться «по усмотрению Совета Общества, с согласия местного начальства» и только в том случае «когда в данной местности имеется не менее 10 членов Общества, изъявлявших желание открыть Отдел» [40].


Митрополит Макарий (в миру Михаил Андреевич Невский, при рождении Парвицкий; 1835 - 1926) - известный миссионер, «апостол Алтая». Прославлен в лике святых Русской Православной Церкви в 2000 году. На ленте справа знак почетного члена Императорского Православного Палестинского Общества


Митрополит Ярославский и Ростовский Агафангел (в миру Александр Лаврентьевич Преображенский; 1854 - 1928). Прославлен в лике святых в 2000 году. Справа рядом с темной лентой виден знак почетного члена Императорского Православного Палестинского Общества

Инициатором создания западно-сибирских отделов выступил августейший председатель общества великий князь Сергей Александрович. Его именные рескрипты, направленные в адрес епархиальных архиереев Макария (Невского) в ноябре 1893 г. и Агафангела (Преображенского) в январе 1897 г. дали толчок к организации отделов [7; 16].

По распоряжению преосвященных создаются комиссии для разработки проекта открытия отдела. Разворачиваются активные кампании по популяризации идей ИППО, привлечения внимания к его деятельности. Это выразилось не только в публикациях различного рода статей, объявлений и воззваний на страницах местной прессы, но и в рассылке именитым жителям Тобольска приглашений «с покорнейшею просьбою не отказать в сочувствии и благосклонном участии в симпатичной и благотворной деятельности Императорского Православного Палестинского Общества» [7, с. 157]. Аналогичные просьбы рассылались и «представителям разных учреждений города и лицам городских сословий» в Томске [16, с. 14].

Воззвание Тобольского епархиального архиерея Агафангела приглашало в ряды отдела «всех ревнителей православия и благоговейных чтителей Иерусалима и других св. мест Палестины» [7, с. 157]. «Первая и главная надежда» на помощь в развитии и процветании общества в Томске возлагалась на духовенство [10, с. 21]. Кроме того, «содействие преуспеянию Томского отдела» могли оказывать светские лица, «в особенности те из них, которые занимают те или другие начальственные должности» [10, с. 22]. В принципе же «все сословия православного населения» могли «выставлять из своей среды многих деятельных членов» [10, с. 22].

Проявленная епархиальными властями энергия не могла не привести к положительному результату. В дни торжественного открытия отделов в домах преосвященных собралось по несколько десятков лиц, составлявших политическую и экономическую элиту Томской и Тобольской губерний. В первый же день изъявило желание стать членами ИППО 39 чел. в Тобольске и 60 чел. в Томске.

В зависимости от степени участия в жизни общественно-религиозной организации и размеров денежных пожертвований членство имело несколько разрядов: почетные, действительные, сотрудники. Звание почетного члена присуждалось за особые заслуги «в пользу Православия, Святой Земли», за научные труды по палестиноведению, а также лицам, сделавшим единовременное пожертвование в размере не менее 5000 рублей [35, с. 90]. Кандидаты в действительные члены должны были заручиться рекомендациями двух других действительных членов, а также вносить ежегодно 25 руб. или единовременно 500 руб. Член-сотрудник мог ограничиться ежегодным взносом в 10 руб. или единовременным в 200 руб.

Знак и диплом пожизненного действительного члена или члена-сотрудника можно было получить за активную работу. Так, в 1901 г. великий князь Сергей Александрович «за полезные труды» наградил этим званием казначея Тобольского отдела А.А. Смолева, делопроизводителя протоиерея Н.П. Богословского и устроителя палестинских чтений в Тобольске протоиерея Н.Г. Грифцева. 29 апр. 1912 г. действительным пожизненным членом становится настоятель Нарымского собора, благочинный 6-го округа Томской епархии священник Н.Н. Никольский «в поощрение весьма ревностной деятельности на пользу Общества» [15, с. 474].

Отделы избирали из своей среды сроком на 3 года председателя, казначея и их заместителей, при необходимости – делопроизводителя.

Во главе отделов всегда стояли епархиальные архиереи: Тобольские и Сибирские – Агафангел (1897–1898 гг.), Антоний (1898–1910 гг.), Евсевий (1910–1912 гг.), Алексий (1912–1914 гг.); Томские и Барнаульские (с 1908 г. – Томские и Алтайские) – Макарий (1894–1912 гг.), Мефодий (1912–1914 гг.), Анатолий (1914–1917 гг.).

Товарищами председателя являлись крупные губернские чиновники, включая в некоторые периоды и самих губернаторов (Л.М. Князев, С.А. Вяземский, Н.Л. Гондатти), викарных епископов (с 1911 г. в Томском отделе).

Остальные должности замещались преимущественно преподавателями средних учебных заведений. Так, в течение почти двух десятков лет докладчиком на общих собраниях Томского отдела ИППО выступал кандидат богословия, смотритель Томского духовного училища (с 1893 г.), ректор Томской духовной семинарии (с 1912 г.) А.М. Курочкин, занимавший должность делопроизводителя. Активную роль в деятельности Тобольского отдела играли инспектор гимназии А.А. Смолев (казначей), смотритель мужского духовного училища А.А. Городков (кандидат казначея, делопроизводитель).

Из этой группы постепенно формировалось своего рода «ядро» отделов, включавшее наиболее активных членов, занимавшихся просветительской работой по пропаганде идей ИППО. Среди тех, кто состоял в Тобольском отделе с самого начала его образования и, по крайней мере, до 1914 г. (т. е. 17 лет) следует также отметить кафедрального протоиерея Н.Г. Грифцева, советника Тобольского губернского правления по департаменту народного просвещения И.В. Бирюкова. В Томском отделе столь же значимую роль играл помощник смотрителя духовного училища В.И. Покровский (казначей).

Основной объем текущей работы выполнялся небольшой группой членов, как правило, из числа преподавателей духовных учебных заведений, гимназий. Эти люди несли огромную общественную нагрузку, состоя в нескольких организациях одновременно. Так, А.М. Курочкин был членом попечительства о нуждающихся воспитанниках Томской духовной семинарии (1895 г.), Томского комитета Православного Миссионерского общества, товарищем председателя Томского отделения епархиального училищного совета, членом епархиального попечительства о бедных духовного звания, входил в совет Противораскольнического Братства св. Димитрия, митрополита Ростовского. Н.Г. Грифцев в 1895 г. утверждается редактором выпуска листков религиозно-нравственного содержания, в 1913 г. избирается председателем Братства св. вмч. Дмитрия Солунского. Кроме того, протоиерей входил в состав совета Тобольского комитета Православного Миссионерского общества, являлся действительным членом Обдорского братства св. Гурия, занимал должность товарища председателя Попечительства о нуждах Тобольского кафедрального собора. Совмещение множество разнообразных служебных и общественных обязанностей, разумеется, не могло не сказываться на эффективности их работы.

Должностные лица вместе с еще несколькими авторитетными членами организации образовывали Совет отдела, существование которого не было оговорено Уставом. В его состав в разные периоды входило от 4 до 10 человек. Необходимость формирования такого органа обуславливалась потребностью решения организационных вопросов в условиях, когда Общие собрания не могли быть созваны.

На заседаниях должностных лиц обычно рассматривались финансовые вопросы: проверка кассы, высыпка денег из сборных кружек, выслушивался доклад делопроизводителя о результатах сборов пожертвований, о поступлении членских взносов. Кроме того, обсуждались извещения и распоряжения, поступавшие из Совета ИППО, составлялась программа Общего собрания отдела.

Заседания Советов проходили от 1 до 6 раз в год, Общие собрания – ежегодно, как правило, в день Входа Господня в Иерусалим (вербное воскресенье). Однако в Тобольском отделе это правило в первые годы не соблюдалось. Общие собрания устраивались в одно из воскресений между Пасхой и праздником Троицы.

Роль Общих собраний ограничивалась выборами должностных лиц. В решении остальных задач она была минимальна. В то же время при рассмотрении ряда частных вопросов Общее собрание могло выступить против мнения руководства. Так, в 1905 г. было отвергнуто предложение о создании постоянной комиссии по организации Палестинских чтений в Тобольской епархии. Собравшиеся посчитали достаточным возложить данные обязанности на Н.Г. Грифцева: «он должен принимать соответствующие меры к руководству устройством Палестинский чтений и к лучшей постановке их» [24, с. 69].

Отделам приходилось корректировать свою деятельность в соответствии с объективными реалиями сибирской глубинки. Так, в заседаниях Общих собраний участвовали почти всегда лишь члены ИППО, проживавшие в губернских центрах. Обеспечить присутствие иногородних членов из-за огромных расстояний не было никакой возможности.

Хотя согласно Уставу правом голоса обладали лишь действительные члены ИППО, на практике и члены-сотрудники играли активную роль в деятельности региональных отделов. В частности, преимущественно из их состава назначалась ревизионная комиссия, проверявшая финансовую отчетность отдела.

Представителями ИППО на периферии являлись уполномоченные, выбиравшиеся из числа священников. Однако данный институт, не отличавшийся стабильностью, имелся лишь в Томском отделе. В первый год существования отдела его уполномоченные действовали в Бийске, Усть-Каменогорске и с. Павловском Барнаульского уезда, с 1899–1900 г. – в Бийске и Барнауле, с 1908–1909 г. – только лишь в Барнауле.

В 1898 г. в Томске назначается уполномоченный по продаже паломнических книжек, предназначенных для облеченного и удешевленного проезда к Святым местам. Эту должность согласился занять пожизненный член-сотрудник Общества протодьякон кафедрального собора С.И. Александров [37, с. 23]. Ему помогал дьякон того же собора А.Я. Альфер.

В Тобольском отделе функционировала библиотека. Изначально она содержала лишь около полутора десятков наименований книг и брошюр. К 1908 г. была собрана большая подборка «туманных картин» с видами Святых мест, использовавшаяся во время Палестинских чтений. Аналогичная библиотека в Томске предназначалась в основном для подготовки Палестинских чтений в архиерейском доме.

С самого начала члены ИППО взаимодействовали с другими общественно-религиозными организациями края, в первую очередь епархиальными братствами и миссионерским обществом. Так, Братство св. вмч. Димитрия Солунского (Тобольск) производило продажу изданий Палестинского общества.

Еще большее значение в организации работы отделов ИППО имела помощь со стороны духовных консисторий, как и системы епархиального управления в целом. Например, обращения преосвященного Макария (Невского) к благочинным с настоятельными пожеланиями об оказании содействия в проведении посвященных Святой земле чтений, могли восприниматься как обязательные к выполнению требования.

Отделы ИППО были небольшими по численности, но представительными по составу. Количество членов-сотрудников значительно превышало число действительных членов. В этом отношении ИППО отличалось от большинства других общественно-религиозных организаций России. В Тобольском отделе в 1897 г. первых было 39, вторых – 10, в 1898 г. соответственно 49 и 10, в 1902 г. – 35 и 6, в 1905 г. – 30 и 6, в 1911 г. – 27 и 4, 1914 г. – 19 и 1 [17, с. 135–136; 18, с. 170–171; 22, с. 104; 24, с. 78-79; 29, с. 26–27; 31, с. 15]. Соотношение данных групп в Томском отделе ИППО выглядит следующим образом: 1899 г. – 71 и 18, 1902 г. – 112 и 19, 1907 г. – 79 и 15, 1911 г. – 48 и 11, 1914 г. – 47 и 9, в 1917 г. – 44 и 8 [38, с. 31; 13, с. 43; 14, с. 36; 8, с. 531; 6, с. 221]. Всего же в разные периоды в составе Тобольского отдела состояло от 21 до 49, Томского – от 53 до 132 членов.

В целом наблюдалась следующая динамика изменения численности отделов ИППО в Западной Сибири. Рост в первые годы после создания отделов достигнул пика в начале ХХ века. Затем постепенно происходит снижение примерно в два раза, относительно максимальных величин к началу Первой мировой войны с последующей стабилизацией.




Отдельный оттиск. Отчет о деятельности Тобольского отдела Императорского Православного Палестинского общества за 1910/11 год. - Тобольск: тип. Епарх. Братства, 1911.
Государственное автономное учреждение культуры Тюменской области "Тобольский историко-архитектурный музей-заповедник"

О социальном составе членов можно судить по данным Тобольского отдела. Из 46 его сотрудников в 1897 г. 18 принадлежало к духовенству, 13 – к купечеству, 3 – к мещанству, 5 человек являлись руководителями учебных заведений (директора гимназии, училищ), 7 – крупными губернскими чиновниками и их родственниками [7, с. 160–161]. Такое широкое представительство сохранилось и в дальнейшем: в 1912–13 г. из 26 членов 4 принадлежали к купечеству, 2 – к мещанству, 1 – к крестьянству, 4 – к дворянству, 15 – к духовенству. Примечательным является присутствие в составе членов-сотрудников крестьян, число которых в составе Тобольского отдела достигло максимума (6 чел.) в 1908–1910 гг. [26, с. 101; 27, с. 18–19; 28, с. 17].

Нами также рассмотрены сводные данные о персональном составе Тобольского отдела ИППО за 15 лет: 1897–1903 гг., 1905–1906 гг., 1909–1914 гг. За отмеченный период в отделе состояло 108 чел. (99 муж. и 9 жен.). Из этого числа к духовному сословию принадлежало 43 чел., купеческому – 17, мещанскому – 7, крестьянскому – 8. Еще 20 чел. являлись чиновниками (включая членов их семей), 7 – светскими лицами – руководителями и преподавателями учебных заведений г. Тобольска, 1 назван инженером, еще трое сменили сословную принадлежность. Напр., И.Ф. Сандецкий в отчетах фигурировал сначала как купец, затем – крестьянин, позднее – Ишимский мещанин. О двух членах ИППО сведения отсутствуют. Из 108 чел. 41 пробыли в составе Тобольского отдела 1–2 года, 32 чел. – 3–4 года, 21 чел. – 5–9 лет, 14 чел. – 10 и более лет [7, с. 160–161; 17, с. 135–136; 18, с. 170–171; 19, с. 73; 20, с. 189; 21, с. 167–168; 22, с. 104; 23, с. 205–207; 24, с. 78–79; 26, с. 101; 27, с. 18–19; 28, с. 17; 29, с. 26–27; 30, с. 26; 31, с. 15]. Соответственно около 70 % членов находилось в рядах ИППО сравнительно непродолжительное время.

С некоторой долей условности следует признать, что в рамках отделов ИППО в Западной Сибири представительство каждого из сословий имело определенное позитивное значение. Присутствие чиновничества и высших церковных иерархов давало обществу гарантированную политическую и идеологическую поддержку и вес, предприниматели вносили вклад в финансирование проектов отделов, приходское духовенство, преподаватели учебных заведений играли роль основных исполнителей задач, которые были возложены на ИППО его уставом, прежде всего: «распространять в России сведения о Святых местах Востока», «принимать все дозволенные уставом Общества меры к увеличению материальных средств Общества» [40].

Таким образом, процесс создания, структура, порядок работы отделов ИППО в Западной Сибири указывают, что их функционирование в большей степени было связано не с ростом общественной активности снизу, а со стремлением государства и Русской Православной церкви стимулировать эту активность сверху в нужном для себя русле.

Деятельность общества направлялась двумя составляющими – инициативой (иногда даже прямым давлением) государства и церкви; наличием лидеров, которые могли брать на себя бремя ответственности за осуществление возложенных на организацию задач и не жалеющие для этого ни времени, ни сил.

Специфика структуры отделов ИППО, направления деятельности, напрямую не связанные с нуждами регионов, где эти отделы создавались, элитарный характер членства не позволяли ИППО стать массовой организацией. Думается, что это было бы невозможно в принципе, что вероятно осознавалось и руководством ИППО.
___________
Литература

1. Годичное собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // Томские епархиальные ведомости (далее – ТомЕВ). 1908. № 8–9. Нофиц. часть. С. 36–40.
2. Годичное собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1909. № 10. Неофиц. часть. С. 433–436.
3. Годичное собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1911. № 10. Часть неофиц. С. 513–518.
4. Годичное собрание Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1915. № 8. Отдел общецерковный. С. 319–336.
5. Годичное собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества, 3 апреля 1916 г. // ТомЕВ. 1916. № 9. Отдел  общецерковный. С. 290–294.
6. Годичное собрание членов Томского Отдела православного палестинского Общества // ТомЕВ. 1917. № 9. Отдел  общецерковный. С. 217–224.
7. Городков Н. Открытие Тобольского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // Тобольские епархиальные ведомости (далее – ТЕВ). 1897. № 8. Отдел. неофиц. С. 153–165.
8. Журнал годичного Собрания Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества с краткой отчетностью Отдела за 1913/14 год // ТомЕВ. 1914. № 8–9. Отдел общецерковный. С. 530–535.
9. Извлечение из отчета о деятельности Тобольского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1903–1904 г. // ТЕВ. 1904. № 8. Отдел офиц. С. 133–136.
10. Михайловский М. Предполагаемое открытие Томского Отдела Императорского Православного Палестинского общества // ТомЕВ. 1894. № 7. С. 16–22.
11. Общее годичное собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1895. № 6. Отдел неофиц. С. 28–30.
12. Общее годичное собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1902. № 9. Неофиц. отдел. С. 24–25.
13. Общее годичное собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1903. № 8. Неофиц. отдел. С. 41–44.  
14. Общее годичное собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1907. № 10. Отдел неофиц. С. 34–38.
15. От Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1912. № 21. Часть офиц. С. 474.
16. Открытие Отдела Императорского Православного Палестинского Общества в г. Томске // ТомЕВ. 1894. № 8. Отдел неофиц. С. 14–15.
17. Отчет о деятельности Тобольского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1897/8 год // ТЕВ. 1898. № 11. Отдел офиц. С. 124–136.
18. Отчет о деятельности Тобольского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1898/99 год // ТЕВ. 1899. № 10. Отдел офиц. С. 166–173.
19. Отчет о деятельности Тобольского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1899/1900 год // ТЕВ. 1900. № 7. Отдел офиц. С. 60–74.
20. Отчет о деятельности Тобольского отдела Императорского православного Палестинского Общества за 1899–1900 [1900–1901] год // ТЕВ. 1901. № 8. Отдел офиц. С. 178–190.
21. Отчет о деятельности Тобольского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1901–1902 год // ТЕВ. 1902. № 8. Отдел офиц. С. 159–169.
22. Отчет о деятельности Тобольского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1902–1903 г. // ТЕВ. 1903. № 7. Отдел офиц. С. 83–108.
23. Отчёт о деятельности Тобольского отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1904–1905 г. // ТЕВ. 1905. № 8. Отдел офиц. С. 197–208.
24. Отчёт о деятельности тобольского отдела императорского православного Палестинского Общества за 1905–1906 г. // ТЕВ. 1906. № 7. Отдел офиц. С. 67–80.
25. Отчет о деятельности Тобольского отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1907–1908 г. Тобольск, 1908.
26. Отчёт о деятельности Тобольского отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1908/9 г. // ТЕВ. 1909. № 8. Отдел неофиц. С. 89–102.
27. Отчёт о деятельности Тобольского отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1909–1910 г. // ТЕВ. 1910. № 9. Приложение. С. 1–20.
28. Отчёт о деятельности Тобольского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1910–1911 г. // ТЕВ. 1911. № 9. Отдел неофиц. С. 1–18.
29. Отчёт о деятельности Тобольского отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1911–1912 г. // ТЕВ. 1912. № 8. Отдел неофиц. С. 1–28.
30. Отчёт о деятельности Тобольского отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1912–1913 г. // ТЕВ. 1913. № 9. Отдел неофиц. С. 1–28.
31. Отчёт о деятельности Тобольского отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1913 год // ТЕВ. 1914. № 3. Отдел неофиц. С. 1–16.
32. Отчет о деятельности Томского Отдела Императорского православного Палестинского общества за 1899–1900 г. // ТомЕВ. 1900. № 15. Отдел неофиц. С. 5–31; № 17. Отдел неофиц. С. 1–7.
33. Отчет о деятельности Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1900–1901 год // ТомЕВ. 1901. № 17. Отдел неофиц. С. 1–17; № 18. Отдел неофиц. С. 5–22.
34. Отчет о деятельности Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества за 1901–1902 год // ТомЕВ. 1902. № 16. Неофиц. отдел. С. 1–15; № 20. Неофиц. отдел. С. 7–15.  
35. Руководящие правила для действия отделов Императорского Православного Палестинского общества // Сообщения Императорского Православного Палестинского общества. СПб., 1903. Т. ХIII. Приложение.
36. Сибирская жизнь. 1905. 13 апреля.
37. Собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1898. № 4. Отдел неофиц. С. 22–26.
38. Собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1899. № 7. Отдел неофиц. С. 26–32.
39. Собрание членов Томского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества // ТомЕВ. 1901. № 8. Отдел неофиц. С. 34–40.
40. Устав Императорского Православного Палестинского Общества от 24 марта 1889 года [Электронный ресурс] URL: http: // palomnic.org/gallery/v/19-vek/ippo/vistavka/2/ (дата обращения: 05.05.2013).

Цысь О.П., кандидат исторических наук, доцент
Цысь В.В., доктор исторических наук, профессор

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 13-61-01001

Тобольская государственная социально-педагогическая академия им. Д.И. Менделеева

Тэги: отделы ИППО, ИППО, Томск, Тобольск

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню