RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 3. Августин (Никитин)

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 3-4.

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

20 ноября 1839 в Бейрут прибыл первый консул России в Сирии и Палестине К.М. Базили

21 ноября 1472 в Москву из Рима прибыла византийская принцесса София Палеолог

21 ноября 1884 В.Н. Хитрово писал М.П. Степанову о небрежной работе почты под началом РОПиТа

Соцсети


Член-сотрудник Екатеринбургского отдела Императорского Православного Палестинского Общества священник Знаменской церкви Верхотурья Петр Матвеевич Торопов


Священник Петр Торопов с бронзовым знаком члена-сотрудника Императорского Православного Палестинского Общества на ленте

Иерей Пётр Торопов родился 17 июня 1843 года в селе Уксянское Шадринского уезда в бедной семье пономаря Матвея Торопова. Крестили младенца в местной Сретенской церкви и в святом крещении нарекли Петром.[1]

По окончании курса в Пермской Духовной семинарии Пётр Торопов присмотрел себе невесту из священнической семьи г. Оса Пермской губернии Марию Васильевну. Ей ещё не было 17 лет, когда за неё посватался студент Пётр Торопов. Ему долго пришлось уговаривать дать согласие на венчание её отца маститого протоиерея.[2]

Духовную семинарию Петр Торопов закончил в 1867 году и был уволен с аттестатом I разряда. В том же году он женился, обвенчавшись с Марией Васильевной, и в том же году, 3 февраля, архиепископом Пермским и Верхотурским Неофитом (Сосниным) был рукоположен в сан иерея и назначен настоятелем Знаменской церкви города Верхотурья.[3]

Знаменская церковь, куда был назначен рукоположенный иерей отец Пётр, находилась в Ямской слободе, отделяющей город Верхотурье речкой Калачиком. Со временем основания прихода данный храм был уже третьим. Первые два были деревянными. Судьба первого Знаменского храма неизвестна, а второй сгорел от удара молнии 16 августа 1757 года. Тогда же усердием прихожан была построена каменная двухэтажная церковь с главным престолом в честь иконы Божией Матери «Знамение» внизу, освященная 6 ноября 1781 года и приделом в честь св. Флора и Лавра вверху, освященным 11 мая 1808 года. Иконостас нижнего Знаменского придела был полукруглый  трёхъярусный с иконами в серебряных окладах, а иконостас придельного храма св. Флора и Лавра четырёхъярусным. К Знаменскому приходу были приписаны две часовни – св. апп. Петра и Павла и в честь святителя и чудотворца Николая.[4]

Прибыв в Верхотурье, иерей Пётр Торопов узнал, что церковного дома для причта при Знаменской церкви нет, и он был вынужден просить благочестивых прихожан приобрести для него собственный дом при приходе данного храма. Должность диакона при храме была упразднена указом Пермской Духовной Консистории ещё в 1873 году. Жалование от казны иерею Петру было положено 94 рубля в год.[5]

3 июля 1868 года, совершая объезд по своей епархии, в селе Невьянское, недалеко от Верхотурья, скончался архиепископ Пермский и Верхотурский Неофит (Соснин). Последним желанием Преосвященного Владыки  было быть погребённым в Верхотурском Николаевском монастыре. 8 июля в город Верхотурье прибыл викарий Пермской епархии епископ Вассиан (Чудновский), и в тот же день состоялась встреча гроба почившего святителя. В траурных церемониях принял участие и недавно рукоположенный архиепископом Неофитом настоятель Знаменской церкви иерей Пётр Торопов.[6]

14 марта 1868 года в семействе Тороповых родилась дочь, нареченная в святом крещении Лидией, 7 мая 1869 года – сын Николай и 9 января 1872 года  родилась ещё одна дочь – Мария.[7]

За трёхлетнее преподавание катехизиса в местном Верхотурском училище иерей Пётр  был удостоен своей первой иерархической награды – набедренника.[8]

18 октября 1873 года он по указу Пермской Духовной Консистории был определён на три года в должности увещевателя преступников при Верхотурском тюремном замке.[9]

В последующие годы семейство Тороповых пополнилось ещё тремя детьми. 4 января 1874 года родилась дочь Анна, 13 февраля 1876 года родилась дочь Антонина, и 15 февраля 1880 года родилась дочь Лариса.[10]

Согласно послужному списку отца Петра на 1880 год, его сын Николай, имевший от роду 11 лет, учился в 1 классе Екатеринбургского Духовного училища на содержании отца, а дочь Лидия, имевшая от роду 12 лет, обучалась во 2 классе Верхотурского женского училища.[11]

В 1881 году Знаменский храм, в котором настоятельствовал отец Пётр, готовился отпраздновать свой 100-летний юбилей и 280-летнее существование прихода. 11 октября 1881 года с общего согласия причта Знаменской церкви, старосты и прихожан было решено совершить данное празднование 11 октября. В Пермских Епархиальных ведомостях была опубликована по этому событию статья, в которой подробно было написано, как совершились торжества, посвященные 100-летнему юбилею Знаменской церкви: "Столетний юбилей был отпразднован торжественным богослужением, которое было отправлено в таком порядке: в 6 часов вечера с 11-го октября на 12 – был звон ко всенощному бдению. Самое бдение началось в 6 ½ часов. Особенности на бдении были таковы: лития была отправлена в церковных воротах пред иконою Знамения Божией Матери, вылепленною из алебастра над входными дверями храма. Икона эта существует с самого основания нынешнего храма. По литии, при пении «стиховных» стихир, был ход вокруг храма. За алтарем – на могильнике была пропета краткая панихида по создателям храма и всем православным христианам «вечная память», без отпуста. При пении стихир обновлению храма продолжался ход по северной стороне и закончен входом во храм. По входе певчие пели, «Ныне отпущаеши»… Богослужение шло обычным порядком. На утрени был отправлен акафист Похвалы Божией Матери. Всенощное бдение окончилось около десяти часов. Бдение отправлял исправляющий должность благочинного настоятель Верхотурского Троицкого собора, протоиерей о.Александр Удинцев с настоятелем Покровской церкви о. Василием Анцыферовым, со священником сей церкви о. Петром Тороповым и с диаконом Голубчиковым. Пели соборные певчие: «Хвалите имя Господне»… и великое славословие пели те же певчие с приучаемыми к пению воспитанницами женского Верхотурского училища. Всенощная закончилась обыкновенным звоном «во вся». Храм был освещен прилично, равно и ограда. 12 числа, по утру, в 6 часов, была отправлена ранняя – заупокойная литургия в верхнем храме за всех создателей и благотворителей храма, за всех отцев и братий, тут лежащих и повсюду православных. Литургию отправлял настоятель Воскресенской церкви, священник о. Александр Попов. В 7 ½ часов был звон «на собор», под который причт храма служил водосвятный молебен; после коего были окроплены оба храма, освящены новые одежды на престол и жертвенник нижнего храма и освящен киот для «снимка» Знамения Божией Матери. В 8 часов под звон «во вся», был совершен причтом крестный ход по приходу со служением молебнов. Молебны были отслужены – на юго-восточном углу (на набережной): архистратигу Михаилу, святителю Николаю и праведному Симеону, Верхотурскому чудотворцу; на северо-восточном углу (на западней улице): победоносному Георгию, мученикам Флору и Лавру; на северо-западном углу (на задней же улице) первоверховным апостолам Петру и Павлу и пророку Илии; на юго-западном углу (по набережной) священномученикам Власию и Харлампию и великомученнице Варваре. По возвращении на площадь храма, пред иконою над воротами был отслужен краткий молебен Триипостасному Богу, Божией Матери, святителю Стефану Пермскому, благоверному князю Александру Невскому и всем святым, с сугубою ектенией и великим славословием под возглас священника: «Слава Тебе Богу Благодетелю нашему во веки». По славословии крестный ход был закончен входом во храм с пением: «Спаси Господи, люди Твоя»… С 9 часов была отправлена поздняя литургия теми же иереями и диаконом, которые отправляли и всенощное бдение. За литургией, в сугубой ектении, в прошении «еще молимся о святейших патриарсех православных».. были помянуты митрополиты Сибирские Филофей и Павел и епископ Варлаам. Заупокойная ектения была возглашена за упокоение Царя-мученика и его Супруги-милосердия. Литургия и молебен кончились ровно в 12 часов дня. По литургии был целодневный звон..."[12]

8 марта 1887 года иерей Пётр Торопов с благословения епископа Екатеринбургского и Ирбитского Нафанаила (Леандрова) открыл при приходе Знаменской церкви попечительство. После того, как он рапортом доложил епископу Нафанаилу об открытии данного попечительства, то по его благословению на страницах Екатеринбургских Епархиальных ведомостей опубликовал подробную статью о том, как это происходило на его приходе, дабы своим примером увлечь и духовенство других приходов к открытию попечительств. 

Отец Пётр писал: 

"...Слышно и видно, что многие батюшки стесняются открытием Попечительств, ссылаясь то на бедность, то на малочисленность приходов; то из боязни не попасть бы между „кулаков" и тем не повредить бы пастырскому делу более, чем пособить ему.  О последней причине можно только пожалеть и посоветовать запастись благоразумием, осторожностью, радением к делу и молитвою к Богу о помощи. Но я, меньший, желал бы сею статейкой поощрить и не унывать братию меньших и бедных приходов. Кажется, было бы радение и единодушие, а тут можно кое-что поделать и на бедном приходе. Бее же, по-нашему, лучше хоть что-нибудь, чем нет ничего. К примеру: наш приход и мал, и беден, а Попечительство открыли и надеемся кое-что поделать. Спасибо Архипастырю, что вывел из дремоты. 

Открытие у нас Попечительства состоялось так: получивши предписание от о. Благочинного, нашего доброго Протоиерея Александра Удинцева, с известной резолюцией Его Преосвященства: священник разослал по приходу такого содержания повестку: „В силу резолюции Преосвященного Нафанаила Епископа Екатеринбургского и Ирбитского о непременном открытии „Приходских Попечительств" при церквах Екатеринбургской епархии, на основании Высочайше утвержденных правил 2 Августа 1864 г.; я сим почтительнейше приглашаю г.г. прихожан Знаменского храма безотлагательно собраться в церковь по человеку с семьи в будущее воскресенье (8-го марта) для избрания Председателя в Попечительство, Попечителя и членов в Попечительство (неограниченное число), отличающихся преданностью Православной вере и благочестием, трезвостью, расположением к благолепию храма, к  нуждам прихода и причта, 1887 г. марта 4 дня. Грамотных прошу расписываться в повестке". Под этой пригласительной повесткой собственноручно подписалось 22 человека, а в назначенный день собралось 25 лиц. 

После Божественной Литургии, пред открытием собрания священник произнес таковую речь: Мир вам! братие, и честные прихожане честнаго храма нашего! Все мы собрались, по известной повестке, для доброго дела, для открытия так называемого приходского Попечительства. Вопрос быть или не быть у нас Попечительству, я считаю неуместным. Ибо: повсеместное бытие или открытие Попечительств признано полезным и неотложным нашим добрым и деятельным Преосвященным  Владыкою Нафанаилом. И, следовательно, нежелание открыть было бы равносильно противление Епископской Власти. А этого мы не должны допускать, считая за грех. Даже скажу более: наше противление было бы равносильно противлению державной воле, так как „Положение о Попечительствах" было утверждено покойным Великим Императором с тем, чтобы Попечительства вводить „постепенно", в виду благих последствий для приходских обществ и государственных целей. Но на таком довольно долгом пространстве времени „Положение" почему-то не приводилось в дело. Признаюсь, лет 17 назад я хлопотал было об открытии Попечительства, но не нашел сочувствия. А сами знаете без сочувствия всякое дело — плохое дело. Хлопотам моим осталось памятником „Положение о приходских попечительствах, изданное в 1866 году, выписанное мною в 1870 г. и заправленное ныне в раму за стекло, как видите, теперь, Слава Богу и спасибо Архипастырю, что он вспомнил державную волю, взялся Сам за дело, да и нас подвинул, желая нам добра, как ближайший Отец и Начальник что-де заспались: столько лет возвещена царская воля, вам же на добро, а вы и палец о палец не ударили: беритесь-ка с Богом за дело, — много-де можно добренького сделать и для храма Божьего, и для прихода своего, и для служителей алтаря Христова, ваших молитвенников, печальников и пастырей. 

А, ведь, и сущая правда, братие. Скажем о себе: пусть приходец наш и мал и бедноват, состоит всего из 235 душ мужского пола; да из них еще исключить 31 лицо отлучных постоянно и 61 лицо малолетков до 12-летнего возраста, так он будет уж и очень маловат: а все же падать духом не надо. Было бы радение, а полезного все же что-либо можно поделать и для благолепия храма и благоустройства прихода в бытовом и нравственном отношении и для благосостояния причта. Тужить не нужно, отчаиваться тяжкий грех. Конечно, лень наша и лукавый враг могут подставить доброму делу тормозные вопросы такового рода: У нас-де и храм ремонтируется порядочно, и школы есть в городе, приюты тоже, бедным идут оклады из Городского Банка? Ну, что ж? Правда. Слава Богу, что все это есть, но на этом мы не должны убаюкивать себя и предаваться лукавому извинению. Кроме школ и богаделен и у нас найдутся бедные, стыдящиеся кричать о себе. Да, признаться, бедность-то и преимуществует у нас на приходе. А вот тут-то и нужны услуги Попечительства, чтобы оно нашло источники к более отрадной жизни прихожан. Правда и храм у нас ремонтирован прилично — не по приходу бедному и малому. Но я должен сказать, господа, как и всегда, правду. В храме нашем существует все прилично, благодаря лишь прежним частным благотворителям, а ныне частных жертв нет, на кои могли бы что-либо завести ценное для храма, не говоря о нуждах прихода и причта. К тому же надо сказать: все как то ныне пообеднели, да и смотрят как-то особняком: будто церковное дело не их дело: есть-де на то причт и староста. А то и выпускают из внимания, что без сочувствия и подмоги от прихода их деятельность очень ограничена, если не сказать более. А вот, когда составится Попечительство-то, да вникнет в дело-то, да дружно возьмется, так тогда покажутся и дырочки-недостатки, кои придется позамазать. А, быть может, Попечительство затеет и новенькое что-нибудь, Божью храму приличное, приходу на пользу и честь, Богу на славу. Правда и причт существует себе; ну и ладно. Слава Богу! живет. Наше дело таково: о мале и велице буди доволен. Спасибо и вам, что не оставляете. Много мы нетребовательны. Сами небогато живете. А кто скуп, тому не спасибо, от Бога грех ему и от людей смех. С открытием Попечительства будем надеяться, что и эта статья не будет пуста. Но на что, на какие средства спросите. На деньги, отвечу. „Да где же их взять-то?" скажете. Да из кармана и от сердца. Верьте: было бы сознание, что затеяли доброе дело; да взялись бы дружно, да довели единодушно — с усердием и радением, а тут и деньги явятся. Много-то, конечно, никто не потребует, а помаленьку-то каждый поусердствует! Кто гривну, кто рубль, кто тройку, пятерку, десятку. Такие жертвы, по карману, нас не разорят. А иной, быть может, и четвертной не пожалеет; случиться может и чужеприходный пожертвует: глядь и ладно выйдет на маленьком-то приходце; смотришь лет-то в десять на тыщенку - другую и поделаем что-нибудь. Я уверен, на Господа Бога надеюсь и на вас, что Попечительство наше, хотя многого и громкого не сделает; но и пустым звуком, бьющим воздух и марающим не будет. 

Проживши с вами 20 лет, я понимаю, что вам стоит только выяснить предмет и его пользу, а вы за посильными жертвами не постоите. Мне памятны многие случаи. Захотели раз помочь Славянам и у вас явились деньги за сотню, да за 8 пудов холста, белья, обуви, одежды и т. п. Захотели приобрести икону в память события 1 марта 1881 г. и у нас явились деньги за 200 руб. А сколько бывало сборов по листочкам на разные предметы? И они не возвращались без десятка, двух и даже трех десятков рублей. 

Если вы, братья, находили в кармане денег на чужие предметы и из сердца уделяли сочувствие чужим нуждам и потребностям; то, надеюсь, что для собственного-то храма, прихода и причта не откажете ни деньгами, ни сочувствием. И уповаю, что, при этих условиях, у нас, на Ямской будет получше. Я же постараюсь приложить всевозможные силы для благоустройства храма, прихода, и причта, но никак не отягощая вас. И так, братие, благословясь, дружно и единодушно возьмемся за доброе дело. Приступить  к выборам председателя в Попечительство и членов Его при нашей церкви. Бог благословит! Благодать Его и мир, да будет с нами!"[13]

После этого хор храма спел: "Днесь благодать Святаго Духа нас собра, и вси вземше крестъ Твой глаголем: благословен Грядый во имя Господне. Осанна въ Вышнихъ!", после чего последовало единогласное постановление 25 человек от 75 дворов: "1) В открытии Попечительства не прекословить. 2) В состав Попечительства избрать и избрали председателем приходского священника, членами Попечительства: церковного старосту мещанина Михаила Максимовича Дробинина, купцов: Дмитрия Яковлевича Логинова, Макария Сергеевича Шаньгина, мещан: Григория Васильевича Выборова, Василиия Прокопьевича Зимина, Ивана Северьяновича Третьякова, Якова Матвеевича Дробинина, Михаила Григорьевича Выборова, Ивана Александровича Кунгурова, Афанасия Яковлевича Логинова, Семена Александровича Шаньгина, Федора Ипполитовича Жернакова, Николая Прокопьевича Зимина, Алексея Ивановича Сучкова, Андрея Ивановича Деряшкина, Илью Николаевича Мухина, крестьян: Егора Прокопьевича Шведова, Григория Ивановича Трошкова, Ивана Семеновича Меньшикова и Флора Яковлевича Цыренщикова сроком на три года. 3) Проживающего в Никито-Ивделе прихожанина — купца и золотопромышленника Ивана Сергеевича Шаньгина пригласить попечительным письмом — принять на себя звание Попечителя прихода. 4) Из отлучных пригласить через председателя Попечительства в бытию членами, равно к участию в пожертвованиях на нужды Попечительства: Купца Ивана Сергеевича Шаньгина, проживающего в Никито-Ивделе, мещан — Семена Александровича Выборова, проживающего в Екатеринбурге, Семена Аристарховича Бронникова — в Махневой, Степана Аристарховича Бронникова — в Томске и крестьянина Семена Леонтьевича Нехорошкова, проживающего в Иркутске"[14].

В конце своей публикации отец Пётр написал: "Собрание разошлось, видимо, с радужными надеждами на будущее и радушным участием во благом деле! Дай-то Бог! Помоги нам Господи! молитвами Владыки нашего!"[15]

С 1880 по 1881 год иерей Петр Торопов состоял депутатом на епархиальном и училищном съезде, а с 1889 по 1892 год был помощником благочинного I округа Верхотурского уезда. Одновременно с этим отец Петр нес послушание духовного следователя  того же округа.[16]

В 1882 году по Высочайшему повелению было создано Императорское Православное Палестинское Общество, задачей которого было поддержание Православия на Святой Земле и помощь русским паломникам. Председателем учреждённого Общества стал его создатель Великий князь Сергей Александрович. 10 апреля 1894 года был открыт отдел Императорского Православного Палестинского общества в Екатеринбургской епархии.[17]

Узнав о том, что такой отдел открылся в Екатеринбургской епархии, иерей Петр Торопов написал прошение, внес необходимый взнос и был принят в Императорское Православное Палестинское общество на правах пожизненного члена-сотрудника.[18]

В 1887 году у отца Петра родилась дочь Ольга, а в следующем 1888 году – сын Пётр.[19]

С 1889 года, по благословению Епархиального начальства, иерей Петр был наблюдателем церковных школ в Верхотурском округе и членом-казначеем Верхотурского отделения епархиального Совета, а также исполняющим должность благочинного церквей города Верхотурья. За понесенные труды, Святейшим Правительствующим Синодом он был удостоен права ношения камилавки и золотого наперсного креста[20].

В последующие годы семейство отца Петра прибавилось ещё на 4 человека. Родились дети – Иван, София, Михаил и Симеон, скончавшейся во младенчестве.[21]

Иерей Петр был попечительным и заботливым отцом своего многочисленного семейства. На руках его, кроме жены Марии Васильевны и его родной сестры Елизаветы Матвеевны, было 11 человек детей, из которых 4 сыновей и 7 дочерей. Служа на бедном приходе, отец Петр очень нуждался в средствах для поддержания своей семьи - «…сколько страданий, бессонных ночей перенес он в заботах о том, чтобы вывести детей в люди. И он по мере своих сил и средств отчасти этого достиг…».[22]

К 1913 году двое его сыновей уже служили диаконами на приходах Екатеринбургской епархии, один из сыновей служил псаломщиком, а последний обучался в 6 классе Пермской Духовной семинарии.[23]

В 1892 году иерей Петр Торопов отметил юбилей - 25 лет служения в священном сане. Признательные прихожане Знаменской церкви преподнесли своему пастырю живописную икону в резном киоте с изображением св. прп. Петра Афонского, св. апп. Петра и Павла и св. муч. Флора и Лавра. На иконе была выгравирована надпись: «В день 25-летия служения в священном сане глубокоуважаемому Петру Матвеевичу Торопову от признательных прихожан Знаменской церкви в г.Верхотурье 3 февраля 1892 г». Также ими была преподнесена металлическая сребропозлащенная лампада. Серебряную лампаду с надписью «От И.А.М. о. Петру Торопову в память 25-летнего служения» -юбиляру преподнёс Верхотурский купец, староста Верхотурского Свято-Троицкого собора  Иван Александрович Мухлынин.[24]

В 1897 году отец Петр отпраздновал 30-летний юбилей служения в священном сане. После Божественной литургии, совершенной отцом Петром 3 февраля, прихожане Знаменской церкви зачитали ему памятный адрес, в котором говорилось: «Ваше благословение,  глубокоуважаемый  Петр Матвеевич! Сегодня исполнилось тридцатилетие служения Вашего в сане священства в сем храме Знамения Божией Матери. Такое долголетнее служение, и при том на одном из бедных прихожан, дает нам право засвидетельствовать Вам, глубокоуважаемый пастырь, чувства наших беспредельной признательности и глубокого уважения. Движимые этими чувствами, мы нижеподписавшиеся, с разрешения и благословения Его Преосвященства, Преосвященнейшего Владимира, Епископа Екатеринбургского и Ирбитского, - в знак нашего глубокого к Вам уважения и в память тридцатилетней плодотворной деятельности Вашей на пользу церкви и прихода, подносим Вам сей наперсный крест и молим Всемогущего Творца, дабы Он, силою Животворящего Креста Единородного Сына Своего, осенил, укрепил и наставил Вас на дальнейшее прохождение Вашего великого служения. Примите же, наш досточтимый и добрый пастырь, сей Святой Крест, как дар признательности от Богом врученного Вам малого стада Христова, и наше душевное поздравление с пожеланием Вам, при совершенном здоровье и благополучии, священствовать с таковою же пользою ещё многие и многие годы». После прочтения адреса отцу Петру был преподнесен украшенный драгоценными камнями, серебряный позолоченный наперсный крест со сделанной на нем гравировкой: «Глубокоуважаемому Петру Матвеевичу Торопову в день 30-летия в священном сане, 3 февраля 1897 года от признательных прихожан Знаменского храма и почитателей».[25]

В том же 1897 году иерей Петр Торопов 25 марта и 29 марта в своём храме для прихожан прочитал лекцию «Вифлеем и его окрестности» и несколько бесед из книги «Палестинские вечера», что было отражено в ежегодном отчете Екатеринбургского отдела Императорского Православного Палестинского Общества на которых присутствовал 101 человек.[26]

В этом же отчёте значилось, что отец Петр в отчетном 1897 году собрал по квитанционным книжкам пожертвования в пользу Общества на сумму 37 рублей.[27]

С 1889 по 1892 год, по распоряжению Епархиального начальства, отец Петр нес послушание наблюдателя церковных школ в округе, а с 1897 по 1899 год был членом казначеем Верхотурского отделения Епархиального Училищного совета и тогда же исполнял обязанности благочинного  церквей города Верхотурья.[28]

Начиная с 1888 года, иерей Петр Торопов начал заниматься литературной деятельностью, и в том же году он выпустил книгу «Примеры благотворной для пасомых деятельности Православных современных пастырей церкви», в 1896 году - "Христианский взгляд на женщину", а в 1904 году выпустил патриотическое издание «Полезное чтение для Православных русских воинов или образцы военных подвигов, взятые из священно-библейской и церковно-русской истории».

В 1902 году отец Петр вновь праздновал юбилей 35-летия служения в священном сане, и в этот день признательные прихожане Знаменской церкви, зная о том, что многосемейный настоятель храма «часто испытывает нужду в денежных ресурсах», преподнесли ему в памятный день 60 рублей".[29]


Верхотурский Николаевский монастырь.
Фото нач. ХХ века

В 1904 году Верхотурский Николаевский монастырь отпраздновал свой 300-летний юбилей со дня своего основания и 200-летнее пребывание в его стенах мощей св. праведного Симеона Верхотурского чудотворца. На этих торжествах присутствовал и иерей Петр Торопов. Данные торжества произвели на о. Петра неизгладимые впечатления, и он в следующем 1905 году написал и издал книгу «Сказание о Праведном Симеоне, Верхотурском чудотворце». По одному экземпляру всех  своих изданий он отправлял в Императорскую историческую библиотеку города Санкт-Петербурга и в Румянцевскую библиотеку города Москвы. [30]

8 октября того же 1905 года отец Петр написал письмо и.д. настоятеля Верхотурского Николаевского монастыря иеромонаху Ксенофонту (Медведеву) в котором писал: «…При сем имею честь препроводить печатные издания 20 экземпляров: «Собеседование о Праведном Симеоне Чудотворце Верхотурском» и один экземпляр «Полезное чтение для Православных русских воинов», продать таковые желающим и деньги обратить на пользу нужд монастырских…».

В том же году отец Петр издал свою новую книгу "Пьянство есть величайшее зло", а в 1906 году издал три книги - "Братская беседа о неоспоримости святости православной нашей веры и церкви, ясно свидетельствуемой мощами святых и чудотворениями", "Призыв русского народа к вере в живого Бога" и "Православный благовестник, или внебогослужебные собеседования  о предметах православной веры", которые он произносил в своем храме, показывая прихожанам "туманные картины".[31]

В отчете о деятельности Екатеринбургского отдела Императорского Православного Палестинского общества за 1905-1906 год было опубликовано следующее: «1 марта 1906 года Екатеринбургский Отдел Императорского Православного Палестинского общества вступил в 12 год своего существования… Руководимый и направляемый в деятельности своим энергичным и опытным Председателем, почетным членом Палестинского общества, Преосвященным Владимиром, епископом Екатеринбургским и Ирбитским, при отзывчивости и сочувствии отцов Благочинных епархии, приходских пастырей и православного населения Епархии, Екатеринбургский Отдел неуклонно, как и в предшествующие годы, продолжал и в истекшем одиннадцатом году развивать свою посильную просветительскую деятельность на пользу Святой Земли и более широкому распространению в народе сведений о задаче, целях и деятельности Общества путем устройства чтений. Таковая деятельность Отдела не осталась не отмеченной со стороны Совета Общества. Совет Общества, рассмотрев представленный Екатеринбургским отделом, общий отчет его деятельности в 1904-1905 годах постановил благодарить …особенно же старейшего из членов Общества, входящих в состав Отдела  священника о. Петра Торопова за его  усердные труды по ознакомлению местного населения с целями Общества и его деятельностью на Святой Земле…».[32]

2 февраля 1906 года, постановлением Екатеринбургского Отдела ИППО, пожизненный член-сотрудник священник Петр Торопов, был назначен уполномоченным Отдела по городу Верхотурью по сбору средств по квитанционным книжкам. Одновременно с этим его уполномочили заведовать установленной в том же году в Николаевском храме Верхотурского Николаевского монастыря кружкой для сбора пожертвований на нужды Императорского Православного Палестинского Общества, поскольку она была установлена вступившим в данное Общество и.д. настоятеля монастыря иеромонахом Ксенофонтом (Медведевым). В отчёте Отдела из 8 кружек, установленных в Екатеринбургской епархии, самую большую сумму пожертвований на нужды ИППО показала кружка, установленная в Верхотурском Николаевском монастыре – 66 рублей 75 копеек».[33]

В день празднования очередного своего юбилея – 40-летия со дня хиротонии прихожане преподнесли любимому своему пастырю серебряный позолоченный напрестольный крест с памятной надписью: "Иерею Петру Матвеевичу Торопову в память сорокалетней службы в Градо-Верхотурской Знаменской церкви, 19 февраля 1907 года от признательных прихожан".[34]

В 1908 году батюшка вновь изыскал средства и издал новые патриотические книги "Почитай царя", "Православно-русский патриотизм, или поучение о главнейших обязанностях к Отечеству православно-русских людей - военных и всех сословий" и "Назидательные чтения для православных русских воинов".[35]

В июне 1909 года последовал указ Екатеринбургской Духовной Консистории о переводе иерея Петра Торопова на приход села Байкаловское Ирбитского уезда. 2 июля отец Петр совершил свою последнюю литургию в Знаменском храме, в котором настоятельствовал в течение 42 лет. После литургии прихожане, собравшиеся в большом количестве, преподнесли ему 140 рублей и памятный адрес, в котором говорилось: "Ваше благословение! Глубокоуважаемый отец Петр! Около полвека тому назад, Вы, будучи молодым, исполненным энергии и сил, поступили священником при нашем храме и отдались всей душой на служение святому храму и нам не жалели ни сил ни здоровья. Назад тому 50 лет город Верхотурье был почти нисколько не похож на настоящий, и тем более Ямская часть его, отрезанная от центра топографическими условиями; к тому же Знаменский приход был малочислен и материально беден, а, следовательно, и причту приходилось испытывать в средствах нужду. Но Вы, глубокоуважаемый батюшка, все переносили безропотно, с терпением истинного пастыря святой церкви. Много, много утекло воды с 60-х годов, времени Вашего поступления в наш приход; не одно поколение воспиталось за это время под Вашим пастырским руководством, беря с Вас пример доброй нравственности и истинно христианского терпения. Ныне же, по воле начальства, Вас от нас переводят, не смотря на все наши ходатайства, как перед местным Епархиальным начальством, так и перед Святейшим Синодом. С грустью в сердце нам приходится с этим фактом  примириться, хотя всегда будем иметь в своих мыслях Вас, наш дорогой батюшка. Дай Вам Бог счастья, благополучия и доброго здоровья на Вашем новом месте служения. Вспоминайте нас, батюшка, в своих молитвах, пред святым Престолом. Счастливый путь Вам, добрый  пастырь! Преданные Вам всей душой прихожане".[36]

Со слезами на глазах покинул отец Петр древний город Верхотурье. Прибыв в село Байкаловское, он три года настоятельствовал в местном храме во имя Покрова Пресвятой Богородицы, но однако, не смотря на то, что он так же ревностно и усердно стал выполнять новое для него послушание, сердце его осталось в Верхотурье.

В селе Байкаловское, он издал две книги. В 1910 году им была издана книга "Беседа по сельскому хозяйству, во главе с землепашеством, к православному русскому народу" и в 1911 году - "Детский праздник Рождественской ёлки с речами, чтениями и подарками детям (с программой)".[37]    

Имея от роду 68 лет, он подал прошение за штат и вернулся на жительство в любимый своему сердцу город Верхотурье. Со слезами и радостными приветствиями встретили прихожане возвратившегося к ним любимого пастыря. С разрешения настоятеля Знаменской церкви он мог совершать богослужения, исповедь и панихиды. Этому отец Петр был несказанно рад. Вернувшись в Верхотурье, он в 1912 году издал  книгу "Город Верхотурье и его святыни".[38]

В 1912 году правящий архипастырь, Преосвященный епископ Екатеринбургский и Ирбитский Митрофан получил отпуск от Святейшего Синода, и временно управляющим Екатеринбургской епархией был назначен епископ Якутский и Вилюйский Макарий (Павлов). Прибыв в Екатеринбург в начале июня, Владыка Макарий решил совершить паломничество в г. Верхотурье.

15 июня Преосвященный Макарий прибыл в Верхотурье и сразу проследовал в Николаевский монастырь, где отслужил молебен перед ракою с мощами праведного Симеона. В тот же день, вечером епископ Макарий соизволил совершить всенощное бдение в Знаменской церкви. Для этой древней церкви града Верхотурья это явилось духовным торжеством и духовной радостью, поскольку данный храм не видел архипастырей в своих стенах с 1846 года. Владыка прибыл на богослужение в сопровождении настоятеля Николаевского монастыря игумена Ксенофонта, двух протоиереев и пяти священников. Под колокольный звон Владыку Макария в дверях храма традиционным хлебом-солью встретил староста церкви, Верхотурский купец Выборов, настоятель храма протоиерей Константин Зеленцов и заштатный иерей Петр Торопов. Небольшой храм был переполнен молящимся народом. На литию выходил сам Преосвященный в сослужении сонма священнослужителей. После полиелея епископ Макарий сам лично помазывал прихожан освященным елеем. Так закончилось духовное торжество в Знаменской церкви, которое за 66 лет перерыва  посетил Архипастырь.[39]

Находясь за штатом, отец Петр в свободные часы досуга любил ходить пешком в лес для сбора грибов, ягод и орехов, чем старался пополнить свой скудный годовой бюджет. Образ жизни он вёл самый простой и умеренный и довольствовался самым скудным пропитанием.[40]

Тогда же в 1912 году отец Пётр задумал написать учебник "Христова азбука" и очень спешил с этим, поскольку чувствовал, что жизненные силы покидают его. Этот объёмный труд был написан к концу 1912 года и подан им на Духовную цензуру в Москву. Цензором данного труда стал протоиерей Иоанн Восторгов, написавший на данной работе: "От Московского Духовного цензурного комитета печать разрешена. Москва 23 апреля 1913 года".[41]

К сожалению, данная книга так и осталась в рукописи и ныне хранится в Государственном архиве Свердловской области. Наступивший 1913 год принес семейству Тороповых большие скорби. Отец Пётр стал чаще жаловаться на своё недомогание пока «...один после другого приступа паралича не уложили его в постель».[42]

Незадолго до своей кончины отец Пётр написал завещание, адресованное своим детям. Он писал: "1. Старайтесь не быть в долгу, хотя бы и завлекали  к тому вас. Ворота держите на заперти, с огнём будьте осторожны, к ночам кого-либо верного приглашайте, если не будите держать вверху постояльцев. Квартирантов-постояльцев держите людей скромных, исправных к платежу, в браке состоящих. Живете по-сиротски, на мою пенсию, на квартирную плату, трудом рук своих: шейте на машинке, стежка одеял т.д. В часы особенной грусти, горести, скорби, скорее прибегайте к Отцу Небесному, Небесной Матери, Небесным братьям и сестрам просите от сердца облегчить ваше горе, вашу печаль. Верьте, мои родные, это отношение к Богу сделает больше всякой очередной человеческой помощи. Господь невидимо, но осязательно даст почувствовать и понять в нем свое отеческое благоволение. Если ты заживешься (имеется в виду супруга) и  пристроишь всех, даже Ваню и Мишу, тогда поступай согласно моему завещанию. Если же дети мои, мать помрет вскоре за мной, то похороните её прилично, а относительно дома и имения поступайте согласно моей воле, высказанной в духовном завещании. По смерти моей духовное завещание представить в Окружной суд и как подтверждение, приложить свидетельство  о моей смерти. Мир и любовь оставляю Вам, мои возлюбленные! Верьте, по милосердию Божию и Божией Матери, и я, грешный, кающийся не лишен блаженства. Жду вас туда же на вечно блаженную радость. Простите меня! Я всё забыл. Пусть грехи наши останутся на грешной земле у подножия Креста Христа Сына Бога Живаго, Спасителя Нашего, а мы перейдем к Нему. 2. В храм Божий ходите и праздничные дни неопустительно наставлены чтениями, пениями и поучениями: это есть наказы Господа и церкви, как должны жить и веровать. Дома утренней и вечерней молитвы не оставляйте, всякое дело соделовайте с благословения Божия и кончайте с благодарением. Делайте это не по привычке только, а из искреннего сознания, что это богоугодно, полезно вам здесь и спасительно в блаженной вечности пребыть. Для той же цели посты, постные дни соблюдайте. Именем Божиим не клянитесь, заповеди  Его стремитесь выполнять, ведите себя скромно, чужого не троньте, а сами поделитесь с бедными и неимущими, если в состоянии так делать. Мать слушайте и почитайте, старших уважайте, меньших учите их словом здравым, умным, любовным. Детей воспитывайте в любви Божией, Его Святой Воле на благо в здешней жизни и на блаженство в будущей. Просите, чтобы Господь устроил вашу судьбу сам - послав вам умных и добрых мужей и жен, и безбедно  провел через житейское море в свой блаженный Рай. Живя в сиротстве и вдовстве, не пренебрегайте держать корову, овечек, куриц и гусей. Эти животные не требовательны и приносят пользу в нашей жизни немалую. Сена копён 30 ставьте. Щегольство, моды, горделивость, самохвальство пусть и не слышится между вами.  Напротив, простота, приличие, скромность, стыдливость, целомудрие, почтение к матери и уважение ко всем пусть будут красою ваших душ, на вашу же пользу, вечную нам и Богу радость".[43]

Предчувствуя приближение кончины, отец Пётр дважды исповедовался и причащался св. Христовых Таин у своего духовника, настоятеля Знаменской церкви г. Верхотурья Константина Зеленцова. 6 сентября он почувствовал себя совсем плохо, тогда над  отцом  Петром, по его желанию, было совершено таинство елеосвящения, которое совершил также протоиерей Константин Зеленцов. Перед смертью на сердце ему прикладывали капустные листья. 11 сентября 1913 года в 3 часа утра "скромный труженик на Ниве Христовой священник Петр Матвеевич Торопов блаженно почил о Господе. Об этом сразу было доложено благочинному протоиерею Петру Арефьеву, и тот сделал все необходимые распоряжения. Однако всем в этот день было не до почившего, так  как ещё накануне 10 сентября в Верхотурский Николаевский монастырь прибыл Преосвященный Митрофан, епископ Екатеринбургский и Ирбитский на празднование дня памяти св. прав. Симеона Верхотурского и освящения величественного Крестовоздвиженского собора, построенного в Николаевской обители к 300-летнему юбилею Державного Дома Романовых. Узнав о кончине маститого старца, епископ Митрофан дал распоряжение прибывшему вместе с ним на торжества настоятелю Екатеринбургского кафедрального собора протоиерею Леониду Игноратову совершить всё необходимое для достойного погребения приснопоминаемого иерея Петра Торопова. 12 сентября после торжеств в Николаевской обители  протоиерей Леонид Игноратов поспешил в Знаменскую церковь для совершения заупокойного всенощного бдения. Вынос тела почившего о. Петра из дома в Знаменскую церковь последовал  в пять часов вечера, а в шесть часов заупокойное всенощное бдение возглавил  протоиерей Леонид Игноратов с местным духовенством. На другой день, 13 сентября, была совершена заупокойная литургия, по окончании которой началось отпевание  почившего иерея Петра. На погребение был приглашен хор монахинь из Покровского женского монастыря. Перед началом отпевания священник Покровского монастыря Иоанн Покровский произнёс надгробное слово, посвященное светлой памяти почившего пастыря. Чин отпевания возглавил член Императорского Православного Палестинского общества протоиерей Леонид Игноратов с настоятелем Троицкого собора г. Верхотурья, членом ИППО протоиереем Петром Арефьевым, настоятелем Знаменской церкви протоиереем Константином Зеленцовым и местными священниками - Николаем Чернавиным, Леонидом Славниным, Иоанном Покровским, Василием Батуриным, Дмитрием Бабиным и диаконами Феодором Фроловым и Сергием Пономаревым. После прочтения духовником почившего, протоиереем Константином Зеленцовым разрешительной молитвы и "последнего целования", гроб с останками почившего иерея Петра на руках священнослужителей и детей покойного был вынесен из храма и шествие с крестным ходом при "красном" звоне колоколов направилось к месту вечного упокоения, к вырытой могиле у восточной стены алтаря.[44]

Когда процессия приблизилась к могиле, то раздались крики: "Подождите! Подождите!" - это подъехал опоздавший на отпевание сын почившего, священник  Петр Петрович Торопов.[45]

Перед тем, как опустить гроб почившего в могилу, протоиерей Петр Арефьев и протоиерей Константин Зеленцов произнесли прочувственные речи. Отец Пётр Арефьев охарактеризовал покойного, как усердного служителя Церкви Божией, как деятельного пастыря, всю свою жизнь трудившегося на пользу родного храма и как попечительного и заботливого отца многочисленного семейства. Протоиерей Константин Зеленцов охарактеризовал усопшего как бескорыстного, не мздоимного пастыря, потрудившегося 42 года в Знаменской церкви и не оставившего после себя никаких средств к существованию осиротевшему семейству. Он призвал прихожан Знаменской церкви оказать материальную помощь семейству покойного пастыря. В завершении он сказал: "Мир праху твоему и вечная тебе память, почивший собрат и скромный труженик на ниве Христовой, приснопоминаемый отец Пётр Матвеевич".[46]

Вскоре на могиле досточтимого иерея Петра Торопова было поставлено каменное мраморное надгробие в виде аналоя с раскрытым на нем Евангелием на котором выбито: "Приидите ко мне вси труждающиеся и обременненные и Аз упокою вы", а на самом памятнике был выбит текст: «Здесь покоится прах священноиерея Петра Матвеева Торопова. Скончавшегося 1913 года, сентября 11 дня на 71 году жизни. Священнодействовал в  Знаменской церкви  42 года, 4 месяца, 14 дней».

Супруга отца Петра Мария Васильевна умерла 21 февраля 1921 года от порока сердца в возрасте 69 лет и была погребена на городском кладбище г. Верхотурья недалеко от Успенской церкви. Его сын священник Петр Петрович, служивший в селе Шайтанка недалеко от г. Нижнего Тагила после отхода белых войск подался с ними за границу, но в пути у него скончалась супруга, и он вернулся в Верхотурье. Скончался он от возвратного тифа 22 августа 1922 года в возрасте 39 лет и был погребен на городском кладбище рядом с матерью.[47]


Могила священника Петра Торопова. 5 сентября 2015 г.

Надгробие иерея Петра Торопова было обнаружено на свалке под кучей мусора возле Знаменской церкви в 1991 году автором этой статьи, в бытность ещё наместником Верхотурского Николаевского монастыря, и установлено напротив алтаря данного храма. Тогда же силами братии монастыря, по благословению игумена Тихона после того, как храм был освобожден от располагавшегося в его стенах мебельного магазина были расчищены от извести росписи данной церкви. В 1997 году, в память 155-летия со дня рождения иерея Петра Торопова, была изготовлена  ограда и деревянный крест, который был установлен за надгробным памятником. 11 сентября 1997 года наместник Верхотурского монастыря игумен Тихон со служащей братией обители отслужил панихиду по приснопоминаемому священноиерею Петру Торопову. Вместе с братией обители молились и  краеведы города Верхотурья.[48]


Знаменская церковь в Верхотурье. 2011 г.

Знаменская церковь, возле алтаря которой погребён пожизненный член-сотрудник Императорского Православного Палестинского Общества иерей Пётр Матвеевич Торопов, и поныне стоит и ждёт своего часа реставрации.

___________
Примечания

[1] ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д. 636. Л. 27 об. Клировые ведомости о церквях  по Градо-Верхотурскому благочинию за 1880 г.

[2]Огаркова Р.Н.  П.М.Торопов и его родственники. // Верхотурская старина. №10-11. С 14. 1998 г.

[3] ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д. 636. Л. 27 об. Клировые ведомости о церквях  по Градо-Верхотурскому благочинию за 1880 г.

[4] Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. Екатеринбург. 1902 . С 182-183.

[5] ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д. 636. Л. 26. Клировые ведомости о церквях  по Градо-Верхотурскому благочинию за 1880 г.

[6] Ожидание приезда и встреча и погребение тела покойного Архипастыря Пермского, Высокопреосвященного Неофита в городе Верхотурье. //Пермские Епархиальные ведомости. От. Неофф. № 35.  С 599.

[7] ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д. 636. Л. 27 об. Клировые ведомости о церквях  по Градо-Верхотурскому благочинию за 1880 г.

[8] ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д. 636. Л. 27 об. Клировые ведомости о церквях  по Градо-Верхотурскому благочинию за 1880 г.

[9] ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д. 636. Л. 27 об. Клировые ведомости о церквях  по Градо-Верхотурскому благочинию за 1880 г.

[10] ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д. 636. Л. 27 об. Клировые ведомости о церквях  по Градо-Верхотурскому благочинию за 1880 г.

[11] ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д. 636. Л. 27 об. Клировые ведомости о церквях  по Градо-Верхотурскому благочинию за 1880 г.

[12] Торопов Пётр, священник. Празднование столетнего юбилея Верхотурского Знаменского храма. // Пермские Епархиальные ведомости. О. Неофф. №  48.   С. 568-570.

[13] Торопов Пётр, священник. Открытие церковно-приходского Попечительства при Градо-Верхотурской  Знаменской церкви. // Екатеринбургские ЕПархиальные ведомости. О. Неофф.  № 44. 1887. С. 1057-1061.

[14] Там же. С. 1062.

[15] Там же.

[16] Чернавин Николай, священник. Священник Петр Матвеевич Торопов. Нижегородские Епархиальные ведомости. Ч. Неофф. №  43. С 1019.

[17] Нечаева М.Ю. Открытие Епархиальных отделов ИППО. // Вестник Екатеринбургской Духовной семинарии. Вып. 1(5). 2013. С. 107-108.

[18] Отчет о деятельности Екатеринбургского отдела Императорского Православного Палестинского общества за время с 1 марта 1905 года по 1 марта 1906 года. Екатеринбург. 1906. С. 37.

[19] Огаркова Р.Н.  П.М.Торопов и его родственники. // Верхотурская старина. №10-11. С 14. 1998 г.

[20] Чернавин Николай, священник. Указ. пуб. С. 1019.

[21] Огаркова Р.Н.  П.М.Торопов и его родственники. // Верхотурская старина. №10-11. С 14. 1998 г.

[22] Чернавин Николай, священник. Указ. пуб. С. 1024.

[23] Чернавин Николай, священник. Указ. пуб. С. 1024.

[24] Чернавин Николай, священник. Указ. пуб. С. 1019-1020.

[25] Там же. С. 1020.

Тихон (Затекин), архим., действительный член Императорского Православного Палестинского Общества

13 сентября 2015 г.

Тэги: Торопов П.М., Екатеринбург, отделы ИППО, могилы членов ИППО

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню