RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 2. Августин (Никитин)

Таврический отдел Императорского Православного Палестинского Общества (1900-1917 гг.): по материалам «Таврических епархиальных ведомостей». Р.А. Близняков, М.А. Агатова

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

21 октября 1950 в РПО поступило заявление о вступлении от д.и.н. Н.Н. Воронина

22 октября 1914 великая княгиня Елизавета Фёдоровна утвердила пакет документов для учительских семинарий ИППО

23 октября 1885 в Совете ИППО слушался вопрос о школе в Мжделе

Соцсети


Святой паломник

Данная речь с сокращениями была произнесена 25 февраля 1915 года в зале Общественного Собрания г. Перми на вечере, устроенном для усиления средств Императорского Палестинского Общества. Она открывает яркую страницу в истории паломничества на Святую Землю — жития святых Иеронима и Павлы. Напечатано в «Пермских Епархиальных Ведомостях», № 8–9, 1915.

Святая земля — Палестина, как родина христианства, издавна привлекала к себе мысли лучших людей христианского мира, возбуждала в них желание посещать ее, изучать и украшать. Почтенны и незабвенны имена этих ревнителей славы св. Земли, работавших для нее весьма самоотверженно; велики их труды, преславны жертвы на украшение колыбели христианства. Ряд их, этих святых паломников, начинается и украшается высокою по своей святости личностью святой и благоверной царицы Елены. Но истинным продолжателем ее деятельности во славу Палестины был самый ученый человек второй половины IV и первой V века, учитель Церкви, блаженный Иероним, пресвитер Вифлеемский (331- 420 г.т.).

Уроженец Далмации, сын довольно зажиточных родителей — христиан, блаженный Иероним первоначальное образование получил в Риме и сильно увлекался чтением языческих писателей, относясь в то же время с пренебрежением к Св. Писанию за его простоту. Но направление занятий и весь строй его жизни совсем переменились под влиянием замечательного видения, имевшего место перед его первым путешествием в Палестину. Впал он тогда в тяжкую болезнь, и его считали уже умершим. И вот в предсмертном борении видит он себя пред лицом загробного Судии. На вопрос последнего, кто он, Иероним назвал себя христианином. «Ты лжешь,— возразил ему Судья,— ты не христианин, ты цицеронец, ибо где сокровище твое, там и сердце твое». После того он подвергнут был жестоким побоям, но по его усиленной просьбе и по заступничеству окружавших его святых ему дарована была жизнь, во внимание к его молодости. С тех пор Иероним поклялся никогда не раскрывать ни одной языческой книги и всю свою энергию, весь свой сильный и острый ум обратил на изучение Св. Писания, а вместе с тем, св. Земли. То и другое для него было нераздельно, ибо знание библейской географии и значения собственных имен, упоминаемых в Писании, по его мнению, было необходимо для читателя и толкователя Библии.

Но научно-историческое значение св. Земли было для блаженного Иеронима не так важно, как ее жизненное религиозно-нравственное значение. Он чаще оценивал св. Землю как колыбель христианства, как место спасения человечества, как родину Евангелия и источник благодати, которыми живет и совершенствуется человеческий род. К такой высокой оценке Палестины побуждали нашего учителя Церкви, во-первых, личные свойства его души, во-вторых, нравственное состояние его соотечественников в Италии и, в-третьих, те блага, которые он получил в Палестине.

Иероним, по собственному его признанию, отличался сильною жаждою власти и авторитета, гордостью и честолюбием и крайнею раздражительностью, от которой он много страдал. Такие сильные страсти требовали и сильных лекарств, между тем тогдашний Рим и Запад не могли дать ему этих средств для уврачевания его души. Рим, за его полуязыческое нравственное состояние, он без стеснения называет в своих творениях Вавилоном, упрекая даже тамошнее духовенство за его изнеженный и развратный образ жизни. Другие места Запада еще менее привлекали к себе его симпатию, ибо не было места религиозным подвигам там, где шло великое переселение народов с постоянными грабительскими набегами варварских масс. Да и что такое был Рим и Запад, недавно обратившиеся к Христу, по сравнению с издревле христианским Востоком? Это сравнение и побудило блаженного отправиться первый раз в Палестину в 374 году. Здесь он поселился в пустыню Халкидскую (на восток от Сирии) и стал заниматься самыми суровыми подвигами самоумерщвления. Борясь против влечения чувственности постом и молитвою и желая присоединить к ним какое-либо практически смиряющее занятие, он начал изучать еврейский язык под руководством одного образованного иудея. Занятие это, действительно, было смиряющим и для самолюбия Иеронима, ибо в обращении с ним еврей употреблял часто название Improbus (негодный); и разорительным для его кошелька, с которым его учитель не стеснялся, что потом служило предметом жалоб со стороны Иеронима. Тем не менее это путешествие обогатило его религиозным опытом, приучило его к воздержанию и положило прочное основание для изучения Святого Писания на древнееврейском языке.

В 377 году он оставил пустыню и в Риме был посвящен во пресвитера, с условием не быть связанным никаким особенным кругом занятий. С 382 года он действовал в качестве церковного секретаря папы Дамаса и помогал ему в его ученых занятиях. Это положение при его талантах, его учености и той славе, религиозной опытности, которую он принес с собою с Востока, дало ему возможность сильнее действовать на Западе во славу святой Земли.

В Иерониме в то время очень многое привлекало к нему внимание серьезных людей, искавших объяснения трудных мест Св. Писания и вообще руководства духовной жизни. Его худощавое лицо, от природы бледное, хотя и несколько загорелое под лучами азиатского солнца, освещалось смелым взглядом проницательных глаз и иногда улыбкою, то язвительною, когда он спорил с противниками, то приветливою — во время беседы его с друзьями. Тело его было слабое, здоровье подорвано чрезмерными подвигами. Одежду он носил из самого грубого черного сукна. Но речь этого подвижника была воодушевлена и обильна, могуча и величава и своим влиянием поражала ум его почитателей и заграждала уста противников. За свою резкость в выражении мнений пред другими он имел много врагов, но зато приобрел и сильное влияние на некоторых знатных римских женщин, искавших в христианстве утешения или в постигшем вдовстве, или от тогдашних политических смут. Таковы были: Азелла, Марцелла, Евстохия, Блезилла и особенно Павла, самая усердная ученица и почитательница блаженного Иеронима, богатство, знатность и красота ее соединялись в ней с возвышенностью мыслей и чувствований, силою и остротою ума. Павла была широко и основательно образована, говорила по-гречески, по-латински, а по-еврейски знала так хорошо, что могла на этом языке свободно читать и петь псалмы Давида, что было в обычае у тогдашних христиан. Раннее вдовство ее побудило искать утешение в религии, а нравственное и политическое состояние Рима заставило ее и ее учителя, блаж. Иеронима, оставить навсегда полуязыческий Запад и устремиться к колыбели христианства — Палестине.

В августе 385 г. благочестивые путешественники оставили Италию и, проследовав в Антиохию, неудержимо, несмотря на наступившую зиму, устремились к Иерусалиму, бывшему главным предметом их горячих желаний. Бегло осматривали они встречавшиеся им по пути местности, чем-либо известные из Священной Истории. Иероним, тем не менее, не упускал случая проверить по дороге свои знания в еврейском языке и Священной Истории, а также собирал материал для перевода Священного Писания на латинский язык. Поэтому в Кесарии приморской он разыскал древнюю библиотеку, где познакомился с манускриптом Гекзапл Оригена и отметил для себя важнейшие разночтения. В Лидде он нашел ученого еврея, который впоследствии оказался ему полезным в Вифлееме при изучении книги Иова.

У ворот Иерусалима путешественников ожидала торжественная встреча. Проконсул, начальник города, знакомый Павле, послал ей почетный конвой и приглашал ее остановиться в своем дворце.

Но Павле казалось естественнее смириться там, где терпел страдания и смирялся Богочеловек, и она наняла для себя и своих спутников небольшой домик, находившийся недалеко от Гроба Господня,

Блаженный Иероним весьма подробно описывает, в каком виде нашли они Иерусалим, изображает его нравственное и религиозное состояние. Но для нас важнее и поучительнее настроение, внушавшееся им своей спутнице, и те замечательные последствия, к которым привело их посещение Иерусалима и Вифлеема.

Сам Иероним, как мужчина, весьма сдержанно говорит о своих мыслях и чувствах, вызванных посещением св. мест Палестины. Но рядом с ним неизменно путешествует Павла, и ее настроение служит самою лучшею похвалою знаменитому учителю Церкви, отражая его наставления и настроение. В Иерусалиме она обошла все места с таким жаром и любовью, что не в силах была оторваться от первых, если бы не поспешала к остальным. Повергшись перед крестом, она молилась так, как бы видела Господа висящим на нем. Вступив в пещеру Воскресения, она лобызала камень, отваленный Ангелом от дверей Гроба, и к месту, на котором лежал Господь, припала она верующими устами так, как жаждущий припадает к давно желанным водам. Сколько пролила она там слез, сколько излила стонов и скорби, свидетель тому весь Иерусалим, свидетель Сам Господь, Которому она молилась. В Вифлееме, в вертепе Рождества Христова, блаженная Павла, по словам Иеронима, "клялась в слух его, что видела очами веры Младенца, повитого пеленами. Господа, плачущего в яслях, волхвов поклоняющихся, звезду, блистающую с высоты, Матерь Деву, усердного воспитателя, пастырей, пришедших ночью видеть исполнение слова, сказанного им, видела младенцев избиенных, свирепствовавшего Ирода, Иосифа и Марию, бежащих в Египет, и, смешав с радостью слезы, она говорила: «Радуйся, Вифлеем!» Впечатления блаженной Павлы живо чувствовались и ее младшими спутницами, дочерьми и знакомыми.

Плодом испытанных от святых мест впечатлений явилась в наших паломниках решимость остаться в Вифлееме навсегда. Выразительницею этой решимости опять была от лица всех Павла. «Я, негодная и грешница, удостоилась лобызать те ясли, в которых плакал Господь Младенец; молиться в той пещере, где Дева родила дитя Господа! — восклицала спутница Иеронима.— Здесь покой мой, потому что это — отечество моего Господа. Здесь вселюся я, ибо это место избрал мой Спаситель!» После этого, вознамерившись навсегда поселиться в Иерусалиме, наши путешественники три года прожили в Иерусалиме, в тесном странноприимном домике. За это время они выстроили в Вифлееме три монастыря женских, один мужской и гостиницы для различных странников по той дороге, по которой Иосиф и Мария не нашли, где главу преклонить. Женские обители наполнялись девами из различных стран и сословий Запада и Востока. Насельницы этих обителей, разделяясь на отдельные хозяйственные общины, соединялись для молитвы и пения псалмов в часы: третий, шестой, девятый, вечером и в полночь. Каждая из сестер должна была знать псалмы и каждодневно выучивать что-либо из Святых Писаний. В воскресные дни все собирались в один храм для слушания Божественной Литургии. Сестры занимались приготовлением одежды себе и другим, ухаживанием за немощными и услугами странникам. И бывшие аристократки, и девы из простого сословия носили одинаково простую грубую одежду, употребляли одинаковую самую грубую пищу. Пример всего доброго здесь подавала Павла, забывшая здесь привычки изнеженной аристократки и распродавшая все свои имения на Западе на обстройку и украшение родины нашего Спасителя. Духовным ее руководителем по-прежнему оставался блаженный Иероним, тоже распродавший на Западе свое имущество, чтобы безраздельно отдаться Святой Земле. «Она пригласила меня,— говорил Иероним о Павле, чтобы, пользуясь моими разъяснениями, прочитать вместе с дочерью Ветхий и Новый Завет. По скромности, я отказывался, но, уступая настойчивости и ее постоянным просьбам, я должен был согласиться, имея в виду и самому учиться тому же, чему хотел учить, учиться… у знаменитых отцов Церкви».

Около 30 лет продолжались подвиги наших благочестивых паломников вблизи колыбели Спасителя. Они сильно обеднели материально, но разбогатели духовно и приобрели себе почетную известность и на Западе, и на Востоке. Павла, которая пренебрегла известностью в одном Риме, сделалась славною по приговору всего мира, писал блаженный Иероним: «Пока жила она в Риме, ее не знал никто за стенами Рима. Но ей удивляется и варварская, и Римская земля, когда скрывается она в Вифлеем. Ибо из какой страны не приходят люди ко святым местам! А в святых местах кто найдет, кроме Павлы, что-либо достойное в глазах людей?» Павла мирно почила в 413 году, завещав продолжать служение святой Земле своей старшей дочери Евстохии. Она была погребена торжественно целым сонмом Палестинских епископов и монахов. Ее наставник, блаженный Иероним, почтил ее следущею трогательною надгробною надписью: «Рожденная Сципионом, происшедшая от родителей Павла, потомок Гракхов, знаменитая отрасль Агамемнона лежит в этом гробе. Предки звали ее Павлою, родительница Евстохии, знатнейшая из римских сенаторш, предпочла она бедность Христову и Вифлеемскую деревню. Видишь ли тесный гроб в обрывистой скале? Это гостиница Павлы, царствующей на небесах! Оставив брата, родных, Рим и отчизну с богатством и потомством, она похоронила себя в Вифлеемском вертепе. Здесь Твои ясли, Христе, и здесь волхвы поднесли таинственные дары Тебе, человеку и Богу». В следующем году скончался и сам учитель Церкви, на 90-м году, и был погребен там же.

Незаметна была жизнь святого паломника и его спутницы в Вифлееме с внешней стороны. Для большинства современных гордых своей культурой людей непонятно их самоотвержение. Но связь, установленная блаж. Иеронимом между святой Землей и его родиной, была несомненно благотворной для последней. Об этом святой паломник говорит хотя мало, но всегда трогательным языком любви. Павла не была забыта в Риме. Ее внучка, тоже Павла, родившаяся от ее младшей дочери Руфины, еще в пеленах детским лепетом воспевала «аллилуиа» и повторяла имя своей благочестивой бабки. Она воспитывалась для Вифлеема и, возросши, удалилась туда продолжать дело служения святой Земле. Иерусалим и Вифлеем постоянно получали с Запада новых и новых поклонников и поклонниц, из которых многие и оставались там жить и подвизаться. И святая Земля не оставила христианский Запад без награды за это. Святой паломник к концу жизни своей имел утешение писать: «Я радовался, что Рим превратился в Иерусалим: много возникло монастырей, девственниц, монахов стало бесчисленное множество, так что по множеству посвятивших себя Богу то, что прежде считалось бесчестным, стало потом почетным».

Для нас всех, многоуважаемые слушатели, ясна связь нашего отечества православного со святой Землей. Палестина есть земная родина нашей веры и кормилица ее, питающая ее своими священными воспоминаниями. Но, к величайшему горю нашему, ее современное состояние столь печально, что невольно приходят на память слова псалмопевца: "Боже, приидоша языцы в достояние Твое, оскверниша храм святый Твой, положиша Иерусалим, яко овощное хранилище (Псал. LXXVIII, 1-2).

В самом деле, до чего мы дожили?! Мекка в неприкосновенности, а Палестина в опасности; Кааба возвышается, а Иерусалим устрашается и, может быть, разрушается! Мы не умеем в припадке фанатизма скрежетать зубами или впадать в истерику, уважаем и чужие святыни. Но мы должны молиться, трудиться и бороться за безопасность, возвышение и большее и большее прославление святой Земли, чтобы всегда было в нас живым и действенным наше первое сокровище — вера Православная, насажденная в Палестине.

Пимен (Белоликов) , архимандрит

Православная газета "Веди"

Тэги: палестинские чтения

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню