RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

24 апреля 1918 была арестована вел. кнг. Елизавета Федоровна

25 апреля 1883 для публикации объявлений ИППО выбраны "Московские ведомости" и "Церковный вестник"

25 апреля 1901 с инженером Г. Шумахером подписан контракт на сооружение подворья ИППО в Назарете

Соцсети


Поэтика молитвы и Богообщения в русской женской поэзии
рубежа XVIII–XIX веков

Творческое наследие женщин-писательниц рубежа XVIII–XIX веков – довольно большой пласт литературы, который на сегодняшний день, к сожалению, еще очень мало исследован и, кроме того, почти не знаком современному читателю [см. 23]. Между тем в свое время очень многие из женщин-авторов конца XVIII – начала XIX веков играли довольно заметную роль в русской литературе и уже ранние их произведения были высоко оценены такими именитыми поэтами, как Н.Карамзин, Г.Державин, М.Херасков. Произведения писательниц достаточно активно печатались в журнальной периодике, регулярно включались, например, в "Дамский журнал", журналы "Приятное и полезное препровождение времени", "Иппокрена".

Рост внимания к творчеству женщин-писательниц рубежа XVIII–XIX веков становится очевидным лишь с конца XX века, когда достаточно активно начинают переиздаваться их сочинения (сборники "Дача на Петергофской дороге" (1986), "Царицы муз" (1989), "Сердца чуткого прозреньем…" (1991)) и, в связи с возрастанием интереса к категории "гендер", появляется большое количество исследований с учетом гендерного подхода к анализу произведений, в том числе возникает всплеск интереса к истокам русской женской литературной культуры. Об этой тенденции пишут в своих работах многие исследователи, например, С.Воробьева и Е.Строганова: "В последние годы наметился определённый интерес к истории женского писательства, что связано с актуализацией феминистских идей и развитием гендерных исследований" [17].

Современные исследования, посвященные лирике женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков, отражают обращение ученых к вопросу семейной поэтики (Е.В.Изусина "Мир семейных отношений в лирике Анны Буниной"), к образу лирической героини (см., например, кандидатскую диссертацию Е.В.Изусиной "Лирическая героиня в русской лирике XIX века. На материале творчества А.П.Буниной, К.К.Павловой, М.А.Лохвицкой" (2005)). В стороне остается глубокая и очевидная связь творчества писательниц этого периода с литературной культурой Древней Руси. Между тем поэтика Молитвы и Богообщения, жанры духовной литературы становятся предметом исследования для многих литературоведов, о чем свидетельствуют, к примеру, следующие работы: "Русская псалтирная поэзия XVIII века" А.И.Разживина и О.Н.Горячевой, "Жанр молитвы в поэзии И.А.Бунина" И.Б.Ничипорова, "Образ Богоматери и проблема идеально женского в русской женской поэзии ХХ века" И.Л.Савкиной, "Русская поэзия в контексте православной культуры" Т.А.Кошемчук, кандидатская диссертация Е.В.Семеновой ""Высокие" жанры (стихотворные переложения псалмов, оды) в русской поэзии конца XVIII – начала XIX веков".

Целью данной статьи является исследование поэтики Молитвы и Богообщения в русской женской поэзии рубежа XVIII–XIX веков[1]. Изучение проводится на материале таких жанров, как духовная ода, идиллия, элегия (прежде всего, треническая элегия), песня, переложение псалмов.

Рассмотрев стихотворения женщин-писательниц рубежа XVIII–XIX веков, мы можем заключить, что в их произведениях наиболее очевидной связь с религиозной литературой становится, пожалуй, через распространение в них характерных черт жанра молитвы. Исповедальность, Богообщение, восхваление Бога и благодарение ему – все это не только свойственно литературному наследию женщин эпохи сентиментализма, но и всей женской литературе в целом. В женской поэзии рубежа XVIII–XIX веков эти приметы жанра духовной литературы отчетливо проявились, прежде всего, в творчестве таких авторов, как: А.С.Жукова, Е.С.Неелова, М.Обрютина, М.А.Поспелова, А.А.Турчанинова, Н.Л.Магницкая, Е.В.Хераскова.

В большинстве случаев поэтика Молитвы в стихотворениях женщин рубежа XVIII–XIX веков проходит определенную "эволюцию". Так, частотным в произведениях этого периода становится мотив восприятия мира как чуда и благодарность Творцу за его создание, широко распространенный, к примеру, у Анны Жуковой, Натальи Магницкой, Марии Поспеловой, Анны Турчаниновой:

Свирепостью борей и ласкою зефир
Вещают нам: велик сей всемогущий Бог,
Который мир создать прекрасной, дивной мог! [13, с.71]
(М.Поспелова "Гимн Всемогущему")

В связи с таким радостным созерцанием вселенной как храма Творца в лирике женщин-поэтов приобретает огромное значение цветовая символика. Наиболее интересно, на наш взгляд, она представлена в творчестве одной из самых заметных фигур в русской женской поэзии – Марии Поспеловой. В ее поэзии заметно выделяется синий цвет (включая всевозможные его оттенки: лазоревый, сапфирный, голубой). Героиня Поспеловой видит "лазурные", "лазоревые", "сапфирные" небеса. А ведь в символике Православия голубой (синий) цвет – "цвет откровения, пророчества"1, он является воплощением неба, Святого Духа. Не случайно поэтому, воспевая Творца, голубой цвет добавляет в свои произведения и другая стихотворица – Н.Магницкая, которую, по свидетельствам биографов, благодарил за отдельные сочиненные произведения М.Херасков:

Румяными заря лучами
По голубым небес полям
Играя между облаками,
Твою рисует благость нам. [13, с.51] (курсив наш – Е.А.)
("Песнь Богу")

Не менее часто встречается в стихотворениях Поспеловой золотой цвет. От взора героини – впечатлительной девочки – не ускользает "златой" луч солнца:

В тенях, подобных изумрудным,
Блистает солнца луч златой. [6, с.36]

В исследованиях по символике и философии цвета нередко подчеркивается свойственная золотому цвету связь с Богом. Так, например, у Е.Н.Трубецкого читаем: "… Но изо всех цветов один только золотой, солнечный обозначает центр божественной жизни, а все прочие – его окружение" [25, с.11]. Дар особо выделить этот цвет подчеркивает религиозность, набожность человека-художника.

Зеленый цвет – тоже один из распространенных в лирике Поспеловой – ассоциируется традиционно "… с жизнью растений (в более широком смысле с весной, молодостью, обновлением, свежестью, плодородием и надеждой…" [24, c.108]. Это "преобладающий цвет природы и чувственного мира" [24, c.109]. При виде зеленых трав, цветов маленькая девочка не в силах сдержать своего восторга и восхищения, она не перестает благодарить Создателя за мир, "исполненный чудес":

Твоею красотой весна у нас сияет,
Тобой оживлена с приятностью блистает.
Зеленых вижу трав я тысячи родов
И краски нежные пленяющих цветов. [13, с.70]

После признания мира как чуда в стихотворениях, как правило, возникает мотив благодарности к тем, кто, как родители доброй семьей, мудро правит миром, сохраняя его устои. Это могут быть или обращения к правящей чете, как у Поспеловой:

О Боже вечный, Всемогущий!
Дающий скипетры Царям!
Продли Монарха дни бесценны,
Продли нам Александра век! [28, с.201]

или гимн Творцу, как, например, в стихотворении Н.Магницкой "Песнь Богу":

Все существо Твое есть – благость!
Небесна тишина – чертог.
Одежда – свет чистейший, радость.
Ты кротости, любови Бог. [13, с.52]

Кроме того, молитва может переходить от панегирической поэтики к элегической. В связи с этим, сквозными мотивами могут быть мольбы о защите от врагов и о спасении близких от несчастий:

Смири, врагов моих, Создатель,
Отри потоки слез моих.
Сердец Ты чистых обладатель,
О! Боже, будь защитник их. [13, с.224]
("Молитва" Е.В.Херасковой)

Вопию ко престолу Творца:
Умягчи, Боже, злые сердца! [13, с.36]
("Против злодеев" Е.А.Княжниной)

"Молитва против врагов" в творчестве женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков тесно связана с традициями переложения псалмов в русской лирике XVIII века, что было весьма популярно в ту эпоху и несколько позднее, подтверждение этого – многочисленные источники: "В русской поэзии XVIII–XIX вв. перелагали псалмы и подражали им крупнейшие литераторы: М. В. Ломоносов, А. П. Сумароков, Г. Р. Державин, Ф. Н. Глинка, Н. М. Языков, А. С. Хомяков и др." [14]. Исследователи, занимающиеся изучением переложения псалмов, в том числе пытаются найти объяснение мотивации обращения поэтов к этому жанру. Так, по мнению современных исследователей – О.Н.Горячевой и А.И.Разживина – она состоит в "стремлении выразить в духовных песнях индивидуальное созерцательное начало" [15, с.3]. По мнению Е.Н.Федосеевой, поэты, взяв из псалма отдельные мотивы, "по-своему их композиционно выстраивают и создают глубоко лирические, молитвенного настроя самостоятельные произведения" [31, с.39].

Интересное отражение поэтика Молитвы и Богообщения находит в творчестве Марии Поспеловой. "Благоговение к Творцу" отметил в ряду отличительных черт сочинений Поспеловой еще исследователь XIX века Б.Федоров. Героиня Поспеловой – глубоко религиозная девочка, которая свято верит в Бога, ощущает его присутствие и надеется на его помощь, защиту. Поэтизация религиозного откровения в ее произведениях тесно соединена с темой Детства. Героиня Поспеловой – маленькая девочка, ощущая себя пылинкой, воспевая "непостижимого" и вечного Бога, невольно чувствует и невыразимость Прекрасного и Великого:

О! как пылинка петь дерзает
Того, Кто столь непостижим? [12, с.17]
("На день Светлаго Христова Воскресения", 1798)

Поспелова нередко ставит образ Творца рядом с образом Солнца. В сравнении образа Бога и образа Солнца еще глубже подчеркивается величие Бога:

Блестящи Солнцы пред Тобою
Лишь искрой кажутся одною. [12, с.17]
("На день Светлаго Христова Воскресения", 1798)

И – звучит такая важная для Православия России духовная символика:

Твоя Любовь и Милость к нам!
Она в Твоем страданьи зрима,
Светлея Солнцев светит нам… [12, с.20]
("На день Светлаго Христова Воскресения", 1798)

Но солнце – это в то же время иногда и воплощение Творца, "образ Божества". Через хвалу, обращенную к Солнцу, Поспелова воспевает Творца:

О солнце! Ты для нас есть образ Божества,
Ты красота и жизнь и радость существа.
Среди лазоревых когда небес сияешь,
Ты образ Вечного собой изображаешь. [13, с.72]
("Гимн всемогущему", 1798)

Любовь к Спасителю у героини Поспеловой – особая, она – "Святая":

О дух восторгом упоенной!
Горя любовию Святой,
Творцу небес в сей День блаженной
Песнь благодарную воспой…[12, с.17] (курсив наш – Е.А.)
("На день Светлаго Христова Воскресения", 1798)

Поэтика Молитвы и Богообщения, широко распространенная в творчестве женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков, находит отражение, прежде всего, в произведениях таких жанров, как: духовная ода [2], идиллия, элегия (прежде всего, треническая элегия), песня, переложение псалмов.

В жанре духовной оды поэтика Молитвы и Богообщения проявляется в многочисленных благодарственных, хвалебных гимнах, обращенных к Творцу. Наиболее органично и ярко воплотилась она в этом жанре в творчестве Марии Поспеловой, демонстрируя при этом через выбор жанровой формы достаточно сильное влияние предшествующего направления на поэтику стихотворицы. Духовную оду, прославляющего Творца, находим мы и у А.Жуковой. Лирическая героиня ощущает присутствие Бога во всем, что окружает ее, обращаясь к нему, она одновременно прославляет и "плоды", сотворенные им – стихии, вселенную:

Тебя, Отец природы,
Все, все являет нам!
Земля, огнь, воздух, воды!
Вселенная, Твой храм! [13, с.28]
("Чувства о Творце", 1799)

В идиллии и песни поэтика Молитвы и Богообщения выражается в тихом, "камерном" восхвалении и прославлении Творца, усиливая свойственную этим жанрам интимность. Трепетная песнь, обращенная к Богу, подкрепляется предельно искренним выражением чувств к нему, соединяется с поэтизацией мира, который представлен здесь как дивный, добродетельный сад, исполненный чудес и красоты:

Ручей равно изображает
Величье, благости Твои,
Когда в полях шумит, играет,
Кропя росой луга, цветы. [13, с.52]
(Н.Магницкая "Песнь Богу")

Поэтика Молитвы и Богообщения в жанре идиллии в женской поэзии рубежа XVIII–XIX веков наиболее отчетливо отразилась у Поспеловой, в жанре песни – у Н.Магницкой.

В элегию поэтику Молитвы и Богообщения привносят, например, Е.С.Неелова, А.Турчанинова. Слово, обращенное к Богу, довольно часто содержит в произведениях этого жанра просьбу о защите, заступничестве, жалобы, которые иногда напоминают скорбный плач. Все это мы находим, прежде всего, в элегиях, написанных по случаю кончины родственников – в тренических элегиях, "близких по форме к исповеди-плачу", в которых "доминируют мотивы скорби, похвалы и христианского смирения" [16, с.113]. Героиня здесь ничем не отличается от страдающего, чувствительного лирического героя тренической элегии и также представлена как "человек, убитый горем, ищущий утешения в воспоминаниях" [16, с.113]. Так, например, героиня Нееловой просит Творца "исправить" ее "томну жизнь" после череды, обрушившихся на нее несчастий в семье – смерти мужа и сестры:

Боже! Скорбной не остави
В слабостях моих, прошу;
Томну жизнь мою исправи,
В сем молитву возношу. [13, с.61]
("Элегия на смерть супруга и болезнь сестры")

Благодарственная речь к Создателю, произносимая глубоко религиозной героиней в элегии, нередко содержит в себе мотив готовности вечного служения Господу, повиновения в благодарность за подаренную жизнь:

От Тебя я жизнь прияла,
Для Тебя хочу я жить;
Ничего б столь не желала,
Как тебе угодной быть! [13, с.120]
(А.Турчанинова "Глас смертного к Богу")

Поэтика Молитвы и Богообщения в жанре переложений псалмов наиболее показательно представлена среди женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков у Е.Херасковой, "одной из передовых русских женщин середины XVIII в." [32], Е.Княжниной, у которой, по свидетельствам библиографов, достаточно рано обозначилась склонность к поэзии, и переводчицы, поэтессы М.Обрютиной. Переложения псалмов непременно содержат в себе жалобу на угрозу, исходящую из внешнего мира – "на врагов, кои мучат нахально" [13, с.36], – а заканчиваются просьбой к Творцу помочь усмирить злодеев, ведь для искренне верующей в Бога героини "Один заступник, Боже, Ты" [13, с.224]:

Не дай врагу рещи гордяся:
"Возмог я в рог его сотреть!" [13, с.68]
(М.Обрютина "Преложение псалма 12")

Героиня искренне верит в светлую и преобразующую все силу, благости Творца:

Но мысли ввек не пременятся
В надежде благостей Твоих. [13, с.68]
(М.Обрютина "Преложение псалма 12")

Исследователь М.Файнштейн, говоря о религиозной поэзии женщин на темы из священных текстов, особенно Псалтыри, так высоко оценил ее: "Строки этих произведений дышат чистым религиозным чувством и искренней глубокой верой в Бога, трепетной исповедью, ожиданием совета и поддержки себе и людям" [26, с.7].

Проанализировав поэтику Молитвы и Богообщения в творчестве женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков, мы пришли к следующим выводам:

  • Поэтика Молитвы и Богообщения является одной из определяющих черт лирики женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков, которая, в свою очередь, через обращения к молитве – жанровой форме духовной литературы – свидетельствует о преемственности, глубокой связи с литературной культурой Древней Руси. Наиболее ощутимы переклички с ней в творчестве Марии Поспеловой и Анны Турчаниновой.
  • Творческое наследие женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков включает следующие вариации поэтики Молитвы и Богообщения:
  • Молитва как выражение благодарности ("молитва как песнь, гимн Творцу");
  • Молитва как просьба о заступничестве ("молитва против врагов", "молитва как мольба о защите близких от несчастий", "молитва как просьба о благополучии царственной четы");
  • Молитва как сетование на страдания, "томну жизнь" и просьба к Творцу исправить ее;
  • Молитва как раскаяние-сожаление за "безбожное роптанье", уныние.
  • Наиболее отчетливо поэтика Молитвы и Богообщения представлена в творчестве А.С.Жуковой, Е.С.Нееловой, М.Обрютиной, М.А.Поспеловой, А.А.Турчаниновой, Н.Л.Магницкой, Е.В.Херасковой.
  • Поэтика Молитвы и Богообщения проявляется через целый ряд сквозных мотивов, среди них, например, такие:
  • мотив восприятия мира как чуда и благодарность Творцу за его создание;
  • мотив мольбы о заступничестве от врагов;
  • мотив о защите, спасении близких от несчастий.
  • Поэтика Молитвы и Богообщения реализуется в лирике женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков в диалоге жанров духовной оды, идиллии, элегии (главным образом, тренической элегии), переложений псалмов.
  • Героиня стихотвориц глубоко религиозна, она чувствует сакральность на земле и небе. Ее веру в Бога, набожность подтверждает слитность с добродетельной, миротворящей Природой, которую она воспринимает как чудо, сотворенное Создателем. В мире Природы героиня стихотворений женщин-поэтов чувствует присутствие Творца. Обращаясь к нему, прославляя его, она довольно часто поет песнь и Природе. В то же время мир Природы часто побуждает ее к выражению благодарения Богу за красоту, разлитую повсюду. Семейная поэтика свидетельствует о религиозности героини через восприятие ребенка как ангела, через выражение в произведениях смирения героини, покорности.
  • Наиболее интересное отражение поэтики Молитвы и Богообщения в лирике женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков, на наш взгляд, демонстрирует творчество Марии Поспеловой, в котором отчетливо запечатлена поэтизация религиозного откровения. Кроме того, юная стихотворица насыщает свой поэтический мир такими красками (голубым (синим), золотым и зеленым), указывающими, согласно их трактовке в исследованиях по символике, на связь с Богом и подчеркивающими религиозность человека-художника.

Перспективы изучения поэтики Молитвы и Богообщения в лирике женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков довольно разнообразны. Бесспорно, дальнейшего изучения заслуживают такие темы, как:

"Образ ангела (ребенка) в творческом наследии женщин-писательниц рубежа XVIII–XIX веков";
"Христианские мотивы в русской женской поэзии рубежа XVIII–XIX веков";
"Жанры духовной литературы в лирике женщин-поэтов рубежа XVIII–XIX веков";
"Цветопись в поэзии женщин-писательниц рубежа XVIII–XIX веков как отражение пантеистического восприятия мира, ощущение присутствия Бога в пространстве".
_________________

Примечания

[1]. Об отражении религиозных мотивов в женском творчестве рубежа XVIII–XIX веков говорит в статье И.Л.Савкина: «Евангельские, шире – христианские, религиозно-нравственные мотивы мы можем встретить в женской литературе уже в XVIII–XIX веке в стихах Анны Буниной, Надежды Тепловой, Елизаветы Шаховой, Каролины Павловой» [18].
[2]. О широком распространении духовной оды в русской литературе XVIII века пишет в своей книге Т.А.Кошемчук: «…Не раз было отмечено такое явление в поэзии XVIII века, как превращение духовной оды в центральный по значимости жанр». [2, с.5]

Литература
1. Библейское учение о символах цвета [Электронный ресурс]. – http://www.imbf.org/docs/numbers/symbolscolor.htm
2. Кошемчук Т.А. Русская поэзия в контексте православной культуры / Т.А.Кошемчук; отв. ред. В.А.Котельников. – СПб.: Наука, 2006. – 639 с.
3. Макаров М.Н. Материалы для истории русских женщин-авторов / М.Н.Макаров //Дамский журн. 1830. Ч.29. № 3. – С.35.
4. Макаров М.Н. Материалы для истории русских женщин-авторов / М.Н.Макаров //Дамский журн. 1830. Ч.31. № 27. – С.4-6.
5. Макаров М.Н. Материалы для истории русских женщин-авторов: Две сестры девицы Магницкие / М.Н.Макаров // Дамский журн. 1830. Ч.30. № 18. – С.65-76.
6. Макаров М.Н. Материалы для истории русских женщин-авторов: Марья Тимофеевна Поспелова / М.Н.Макаров // Дамский журн. 1830. Ч.30. № 16. – С.34-38.
7. Макаров М.Н. Материалы для истории русских женщин-авторов: (Сотрудницы Сохацкого) / М.Н.Макаров // Дамский журн. 1830. Ч.30. № 25. – С.177-185.
8. Михневич В.О. Русская женщина XVIII столетия / В.О.Михневич. – М.: Панорама, 1990. – 404 с. (репринтное издание 1895 г.).
9. Николаева Е.А. "Зерцало екатерининской эпохи": женское литературно-художественное творчество XVIII столетия / Е.А.Николаева // Проблемы изучения русской литературы XVIII века: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 13. – Самара: Изд-во "НТЦ", 2007. – С.161-172.
10. Ничипоров И.Б. Жанр молитвы в поэзии И.А.Бунина [Электронный ресурс] / И.Б.Ничипоров. – http://www.portal-slovo.ru/philology/37219.php,
11. Онуфриев В.В. Эволюция русского стиха [Электронный ресурс] / В.В.Онуфриев. – http://rifma.com.ru/Istoki.htm
12. Поспелова М.А. Лучшие часы жизни моей / М.А.Поспелова. – Владимир: Тип. губерн.правления, 1798. – 148 с.
13. Предстательницы муз: русские поэтессы XVIII века / Сост. Гёпферт Ф., Файнштейн М. –Wilhelmhorst: Verlag F. K. Gopfert, 1998. – 271 с.
14. Псалтирь [Электронный ресурс] http://ru.wikipedia.org/wiki/Псалтирь, свободный.
15. Разживин А.И. Русская псалтирная поэзия XVIII века / А.И.Разживин, О.Н.Горячева. – Елабуга: Изд-во Елаб. гос. пед. ун-та, 2006. – 144 с.
16. Русская литература XVIII века: Словарь-справочник / А.В.Антюхов, К.Г.Бронников, О.М.Буранок [и др.]; под ред. В.И.Федорова. – М. : МГПУ, 1997. – 248 с.
17. Русские писательницы первой половины XIX века. Факультативный курс для 10-го класса [Электронный ресурс]. – http://lit.1september.ru/2004/31/2.htm
18. Савкина И.Л. Образ Богоматери и проблема идеально женского в русской женской поэзии ХХ века [Электронный ресурс] / И.Л.Савкина. http://www.a-z.ru/women/texts/savkinar.htm
19. Савкина И.Л. Образ Богоматери и проблема идеально женского в русской женской поэзии ХХ века [Электронный ресурс] / И.Л.Савкина. - http://www.a-z.ru/women/texts/savkinar-e.htm
20. Савкина И. Провинциалки русской литературы (женская проза 30-40-х годов XIX века) / И.Савкина. – Wilhelmshorst: Verlag F.K. Gopfert, 1998. – 223 с.
21. Словарь русских писателей XVIII века. – Л.: Наука, 1988. – Т.1 (А – И). – 357 с.
22. Словарь русских писателей XVIII века. – СПб.: Наука, 1999. – Т.2 (К-П). – 510 с.
23. Строганова Е. Категория "гендер" в изучении истории русской литературы [Электронный ресурс] / Е.Строганова. – http://www.jourclub.ru/9/219
24. Тресиддер Дж. Словарь символов / Дж. Тресиддер; пер. с англ. С.Палько. – М. :ФАИР-ПРЕСС: Издат.-торговый Дом "Гранд", 2001. – 444 с.
25. Трубецкой Е.Н. Два мира в древнерусской иконописи / Е.Н.Трубецкой. – М.: Издание автора, 1916. – 32 с.
26. Файнштейн М.Ш. "Вновь лира зазвучала…" / М.Ш.Файнштейн // Предстательницы муз: русские поэтессы XVIII века / Сост. Гёпферт Ф., Файнштейн М. – Wilhelmhorst:Verlag F. K. Gopfert, 1998. – С.5-9.
27. Федоров Б.М. О жизни и соч. девицы Поспеловой / Б.М.Федоров // Дамский журн. 1827. Ч.19. №18. – С.251-253.
28. Федоров Б.М. О жизни и соч. девицы Поспеловой / Б.М.Федоров // Отеч. зап. 1824. № 46.– C.185-201.
29. Федоров Б.М. О жизни и соч. девицы Поспеловой / Б.М.Федоров // Отеч. зап. 1824. № 47. – С.457-470.
30. Федоров Б.М. О жизни и соч. девицы Поспеловой / Б.М.Федоров // Отеч. зап. 1824. № 48. – С.75-86.
31. Федосеева Е.Н. Диалогическая основа русской лирики первой трети XIX века: Автореф. дис. … докт. филол. наук / Е.Н.Федосеева; Моск. гос. обл. ун-т. – М., 2009. – 42 с.
32. Хераскова Елизавета Васильевна [Электронный ресурс] – http://www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=132365

А.Пашкуров, доктор филологических наук, доцент кафедры русской литературы Казанского государственного университета
Е. Аликова, магистрант кафедры русской литературы Казанского государственного университета

Сборник научных работ Херсонского государственного университета: "Південний архів" (Збірник наукових праць. Філологічні науки). Випуск XLVI, Херсон, 2009. Видавництво ХДУ

Національна бібліотека України імені В. І. Вернадського, Київ

Тэги: молитва в поэзии

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню