RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

23 августа 1885 Священный Синод известил ИППО о разрешении производить "тарелочный сбор" в храмах в пользу Общества

26 августа 1890 В.Н. Хитрово в своем письме поздравляет директора учительской семинарии А.Г. Кезму с вступлением в брак и сообщает, что Совет ИППО с 1 сентября увеличивает его жалованье на 600 фр. в год

26 августа 1907 вице-председатель Н.М. Аничков умоляет в письме помощника Председателя М.П. Степанова приехать на Совет ИППО для обсуждения нехватки денежных поступлений

Соцсети


Паломнические реликвии из Святой Земли во времена великого князя Сергия Александровича

Великий князь Сергий Александрович дважды побывал в Иерусалиме — в 1881 и 1888 годах. Первый его приезд в Святую Землю был приурочен ко дню памяти равноапостольного царя Константина и матери его царицы Елены, т. е. 21 мая 1881 года. В поездке его сопровождали родной брат великий князь Павел Александрович и великий князь Константин Константинович.

Глава Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин (Капустин) писал В. Н. Хитрово, будущему секретарю Императорского Православного Палестинского Общества: «От Высоких гостей майских тут все в восторге… Меня они очаровали своею чистотою, искренностью, приветливостью и глубоким благочестием в духе Православной Церкви. Пробыли здесь 10 дней, от 21 по 31 мая, и половину ночей этого периода провели у Гроба Господня в молитве. От щедрот их и мне на мои постройки выпала не скудная лепта».

Ровно год спустя, в мае 1882 года, в России было создано Православное Палестинское Общество, Председателем которого стал великий князь Сергий Александрович. Открытие Общества состоялось 21 мая — в день памяти равноапостольного царя Константина и матери его царицы Елены. Ясно, что день этот был выбран неслучайно, поскольку царица Елена была одной из первых царственных паломниц в Святую Землю. Именно с пребыванием царицы Елены в Иерусалиме в 327 году связано обретение Животворящего Креста Христова и множества других христианских реликвий, а также постройка первых христианских храмов в Палестине. Это еще раз должно было подчеркнуть преемственность Русской Православной Церкви от Византийской.

Следуя древним традициям, великий князь Сергий Александрович, став Председателем Православного Палестинского Общества, добился разрешения у турецких властей на проведение археологических раскопок порога Судных Врат в Старом городе, выделив 1000 рублей золотом, и способствовал строительству храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании в память о своей горячо любимой матери императрице Марии Александровне, почившей 22 мая 1880 года.

Будучи в 1881 году в Святой Земле, великие князья получили награду — благословение от Гроба Господня из рук Иерусалимского Патриарха Иерофея — кресты с частицей Животворящего Древа Креста Господня. Об этом событии подробно написано в дневнике архимандрита Антонина (Капустина): «Воскресенье, 24 мая

Решено нам идти в храм [Гроба Господня.— С.Г.] в шесть часов [утра], а Высочествам — в семь (…). За обычным облачением Его * Блаженства архиепископы Севастийский и Фаворский подводили поочередно Великих Князей к Патриарху, читавшему над ними молитву, и возлагавшему на них кресты с Животворящим Древом на широкой голубой ленте с бантом [1] (С. 151).

Понедельник, 25 мая
В 9 часов снова вся миссия уже в храме. Высокие говельщики явились все в белых одеждах, с единственным украшением на груди — Животворящим Древом (С. 153).

Пятница, 29 мая
В 5 часов мы делали последнюю милую экскурсию с Великими Князьями к „Царским Гробницам“ пешком. Грустью повеяло на меня при сем от мысли, что празднику нашему наступает конец. Дома чай, укладывание в крестики малейших частиц св.мощей Великомученика Георгия, длившееся чуть не до полуночи. (…) Лечь спать пришлось уже в З часа ночи. (С. 157).

Суббота, 30 мая
Церковь Крестовая полна народа. Молитва с коленопреклонением. Царское многолетие. Поднесение их Высочествам крестиков со св. мощами. „А Государю есть?“ — спрашивают. Киваю головой в знак согласия. Шумно выходим все из дома Миссии. (…) Патриарх приглашает в кофейню выпить чаю. (…) Все Высочества украшены красными ленточками нашего приготовления и крестиками с св. мощами. Трогательно. (...)(С. 157).

В большой каюте [на корабле] я благословляю большим крестом каждого из Высочеств, и — прощаюсь с ними (С. 159)». [2]

На освящение церкви святой Марии Магдалины, назначенное на 1 октября 1888 года,— праздник Покрова Пресвятой Богородицы — в Иерусалим прибыли великие князья Сергий и Павел Александровичи, а также супруга великого князя Сергия Александровича Елисавета Феодоровна.

До наших дней дошли несколько паломнических реликвий — даров, полученных великим князем Сергием Александровичем в мае 1888 года в Святой Земле. Особый интерес представляют две из них: икона «Воскресение Христово» [3] начала XVIII века, работы греческого мастера, и икона «Преображение Господне», [4] написанная на спиле дерева с горы Фавор.

Икона «Воскресение Христово» находилась в храме-усыпальнице великого князя Сергия Александровича во имя преподобного Сергия Радонежского в Чудовом монастыре Московского Кремля. [5]

Особый исторический интерес представляют надписи на обороте иконы, сделанные разными почерками и чернилами разного оттенка фиолетового цвета. Из них следует, что икона являлась евлогией, привезенной великим князем Сергием Александровичем из Иерусалима: «Сия священная старая икона изъ св. Вертепа / Рождества Христова въ Вифлееме подносится / въ благословение Его Императорскому Высочеству Великому Князю Сергию / Александровичу / Во св. граде Иерусалиме 1888 г. Октября 4 дни.»

Надпись ниже слева: «Сто восемьдесят два года находилась в вертепе».

Эта надпись позволяет установить приблизительную дату создания иконы — 1706 год. [6]

Икона «Преображение Господне» и камень с горы Фавор, привезенные великим князем Сергием Александровичем из Иерусалима, были вмонтированы в доску и украшены серебряным окладом уже в России в 1889 году на петербургской фирме братьев Грачевых — поставщиков Двора Его Императорского Величества. Оклад, выполненный с большим мастерством и изысканностью, обрамляет две реликвии, следуя точно по контуру овального спила дерева и камня. Рама украшена стилизованным орнаментом из накладных дубовых листьев, перевитых чертополохом, виртуозно исполненных в технике, имитирующей золотное шитье. Этот орнамент выбран для украшения реликвий неслучайно, поскольку напоминает золотые позументы офицерской формы Преображенского полка, в котором, начиная с 1882 года, служил великий князь Сергий Александрович. На окладе расположены три золоченые гравированные надписи. По нижнему полю рамы гравирована надпись скорописью (в 5 строк): «От Командира Лейб-Гвардии Преображенского полка, Великого Князя Сергея Александровича. [7] Камень и икона с Фавора в память посещения сей горы 28 сентября 1888 года». Под камнем полууставом: «Камень сей от верху горы Фавор, идеже Преобразился Господь наш Иисус Христос». Под иконой полууставом: «Святая икона сия писана на доске от древа возросша на горе Фавор идеже Преобразился Господь Наш Иисус Христос».


Икона «Преображение Господне» и камень с горы Фавор

Особое почтение к святыне и к семейным реликвиям всегда присутствовало у великого князя Сергия Александровича.

Благодарный одному из учителей отцу Иоанну Рождественскому, великий князь на свое двадцатилетие попросил мать подарить духовнику наперсный крест. Мария Александровна выбрала камни и предложила рисунок. Глубоко тронутый отец Иоанн завещал этот крест ученику. Прожил протоиерей Рождественский после этого недолго: потрясенный событиями 1 марта 1881 года, он с трудом причастил Александра II, через несколько дней был парализован и, год проболев, скончался. После смерти отца Иоанна Сергий Александрович заказал серебряный оклад для креста и превратил его в напрестольный, использовавшийся в домовых храмах великого князя в Санкт-Петербурге и Москве. Позже крест был передан в храм-усыпальницу Сергия Александровича, устроенный Елисаветой Феодоровной в Чудовом монастыре. [8]

Известно еще об одной паломнической реликвии, привезенной великим князем Павлом Александре вичем из Иерусалима. Это перламутровый напрестольный стационарный крест на фигурной подставке, хранящейся ныне в Государственном музее истории религии в Санкт-Петербурге. [9] В нижней части креста на лицевой стороне размещена гравированная надпись: «Великому князю Александровичу Павлу». Крест выполнен арабским мастером православного вероисповедания Авраамом Хабибом Бедтало в традициях XVIII столетия. В центре креста находится накладная горельефная фигура распятого Христа, прибитая к кресту железными гвоздиками. Над фигурой Христа и под ней накладные перламутровые резные изображения четырех евангелистов. Под фигурой святого Матфея ростовое изображение Богоматери в 3/4-м повороте влево. Ниже — дарственная надпись. Крест имеет подставку в форме волюты с изображением «Всевидящего ока» в треугольнике с лучами. Концы креста украшены ажурными навершиями в виде стилизованных куполов храма. Над фигурой Христа надпись «IНЦI» («Иисус Назарянин Царь Иудейский»), а вокруг нее перламутровое «сияние».

На обороте креста находятся круглые перламутровые вставки, имеющие окошечки и помеченные римскими цифрами от I до XIV, обозначающими остановки Крестного пути Христа. Подобная символика на крестах была распространена среди христиан католического вероисповедания. На оборотной стороне подставки — подпись мастера «Авраам Хабиб Бедтало». Подобного типа кресты-мощевики с вложением реликвий из святых мест и обозначением станций Via dolorosa характерны более для католиков, чем для православных христиан, однако в Святой Земле давно сплавились воедино западные и восточные традиции христианской культуры.

В Святой Земле — месте паломничества богомольцев из разных частей христианского мира — создавались на протяжении многих столетий различного рода церковные реликвии: от маленьких нательных крестиков, икон и образков, используемых в качестве личной святыни, до дароносиц, дарохранительниц, напрестольных выносных крестов, употребляемых в церковных службах. Большинство из этих предметов было изготовлено из перламутра — традиционного материала для резчиков из Палестины. В Иерусалиме в начале XIX века была открыта даже школа резьбы по перламутру. [10] Уже в первой половине XIX века А. Н. Муравьев отмечал палестинское происхождение предметов из перламутра. Позднее А. А. Дмитриевский описывал мастерские и базары с большим количеством перламутровых изделий. [11] Известно, что августейшие паломники посещали мастерские резчиков для осмотра их работ. Сопровождавшие их лица оставили заметки о посещении мастеров. [12]

Ректор Московской Духовной Академии преосвященный епископ Арсений, побывавший в Святой Земле в 1900 году и совершивший поездку в Вифлеем и Бейт-Джалу, так описывает свои впечатления от этих мест: «Из храма Рождества мы направились в самый город Вифлеем — житницу Иерусалима, славящийся в то же время своими изделиями из перламутра, слоновой кости и дерева. Его улицы полны лавками, где продают различные четки, образки, крестики, фотографические виды, альбомы, засушенные цветы и подобные предметы, охотно раскупаемые богомольцами на память о Святой Земле. Еще при въезде в Вифлеем нас встретила толпа комиссионеров из различных магазинов, предлагая карточки с обозначением товаров и ценностей их. Из храма мы и на правились в эти магазины, чтобы приобрести что-нибудь на память о Вифлееме. (…) Любопытно отметить еще, что нет ни одного магазина, где не говорили бы по-русски, хотя большинство из них принадлежит арабам. Так распространен здесь русский язык». [13]Еще более ярко появляется перед глазами картина Иерусалима: «Лавки, расположенные на протяжении крестного пути, большею частию устроены без окон и без дверей, а освещаются только с улицы. Они или непосредственно соединены с мастерскими, или сами в то же время являются мастерскими, так что, проходя по улице, имеешь возможность наблюдать деятельность в этих мастерских. С улицы видно, как в одном месте столяры работают над изготовлением восточных диванов и других предметов, преимущественно мелких вещиц из оливкового дерева (верблюды-чернильницы, подсвечники, альбомы, трости и т. п.), раскупаемых паломниками на память о.Иерусалиме». [14]

После посещения в 1880-е годы святых мест великими князьями Сергием и Павлом Александровичами подношения и паломнические реликвии из Иерусалима продолжали поступать в Россию. Так, иеромонах Вениамин, основатель Вениаминовского подворья в Иерусалиме, вместе с донесением великому князю Сергию Александровичу от 15 декабря 1894 года посылает великой княгине Елисавете Феодоровне икону, вырезанную на спиле дуба Мамврийского «Посещение Пресвятою Девою святой праведной Елизаветы». [15] Чуть позже, 8 мая 1895 года Вениамин ходатайствует перед секретарем Императорского Православного Палестинского Общества М. П. Степановым об избрании врача русской больницы В. Я. Северина действительным членом ИППО. «Еще Вам пишу, чтобы Вы уже знали, по смерти своей я все свои дорогие кресты и ордена завещаю великому князю Сергею Александровичу, так как в Миссии никто не имеет права их носить. А Ваше превосходительство прошу принять часть Мамврийского дуба, ветвь которого 30 лет назад отпала во время бури и в складе стояла без пользы, я, по смерти архимандрита Антонина, взял и по частицам отдавал как святыню в Россию, в храмы Божий». [16]

В апреле 1891 года состоялся обряд присоединения великой княгини Елисаветы Феодоровны к Православию. Он был совершен в домовой церкви Сергиевского дворца на Невском проспекте в Санкт-Петербурге. В память об этом событии Сергий Александрович подарил своей супруге золотой медальон с эмалевым изображением Спасителя, исполненный в византийском стиле. На створках были выгравированы надписи: «Аз есмь Путь и Истина и Живот», «Не бойся, только веруй». Эти евангельские слова стали заветом в дальнейшей жизни Елисаветы Феодоровны. [17]

В память о столь значительном событии начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин (Капустин) посылает Елисавете Феодоровне символический подарок, сопровождая его письмом на имя великого князя Сергия Александровича следующего содержания: «Ваше Императорское Высочество, Государь Великий Князь, Событие 13 апреля, отпразднованное всей Россией совместно с величайшим из праздников христианских, имело свой отголосок и в Святой Земле, хранящей в своей признательной памяти живыми и цельными светлые {образы Августейших паломников 1888 года. Не присваивая себе права быть истолкователем чужих чувств, я не могу от казать себе в радости высказать перед Вашим Высочеством свое личное высокое одушевление, внушаемое Актом, давно чаемым, и здесь в Иерусалиме многими как бы уже предугаданным. (…) я (…) осмеливаюсь через Ваше посредство просить Ее Высочество благоволить принять на воспоминание о Палестине несколько античных вещиц, хранившихся в недрах ее более тысячи лет и как бы ждавших только случая заявить собою новой поборнице Православия о Православии древнейших времен. В прошлом году, при производившихся внутри Иерусалима частных раскопках, найдены были 11 золотых монет (solidus) византийских 518–610 годов (императоров: Юстина I, Маврикия и Фоки), два золотых браслета и золотой перстень. Находка эта не минула моих рук, коими почтительнейше и подносится Ее Высочеству. Наиболее замечательным из нее представляется перстень, украшенный изображением Христа Спасителя с предстоящими Богоматерью и Предтечей,— известным у греков под именем Триморфон (Троеобразие), а у нас безграмотно зовомым Деисус (греч. deisis — моление, молитвенное приношение). Едва различаемые теперь уже фигуры говорят о долговременном употреблении сего украшения и ранее указанной эпохе. Да позволено будет мне; выразить свое преискреннее желание, чтобы и еще на многие и многие лета оно продолжало выполнять свое прежнее назначение во славу Православия». [18]

Из письма архимандрита Антонина следует, что самым важным и замечательным даром он считает найденный при раскопках в Старом городе золотой перс тень, по-видимому, византийской работы не позднее VII–X веков. Но о. Антонин ошибся в сюжетном изображении этого перстня, поскольку на нем «едва различаемые теперь уже фигуры». На самом деле перстень явно относится к типу византийских обручальных колец VI–X веков, подобные перстни хранятся в нескольких музейных собраниях (Думбартон Оукс, Государственный Эрмитаж и др.). Они имеют изображения и надписи, которые достаточно точно раскрывают сущность христианского брака. На щитке в форме круга, креста или квадрифолия размещены изображения жениха и невесты, расположенные по сторонам центральной фигуры Христа, который благословляет их накладыванием рук им на головы, либо соединяет руки жениха и невесты (обручение), или держит над их головами венцы (венчание). Часто центральная фигура Спасителя заменяется изображением Креста, по сторонам которого находятся поясные фигуры жениха и невесты. Там же присутствует греческая надпись OMONOIA (согласие) или ЕК OEOY OMONOIA (от Бога согласие). Несколько реже — XAPIC (благодать) и УПЕIА (здоровье). [19] Эти надписи символизируют традиционные свадебные пожелания.


Обручальный перстень. Византия. X век.
Золото, чернь, гранат, изумруд. Госэрмитаж

Обручальный перстень. Восточное Средиземноморье.
Конец VI века. Золото, гравировка, скань. Госэрмитаж

Деисус на венчальных перстнях не изображался. К сожалению, перстень, подаренный архимандритом Антониной Елисавете Феодоровне, не сохранился, и нам остается только предполагать, что вероятнее всего он относился к типу венчальных, тем более, что найден был вместе с византийскими золотыми солидами 518–610 годов. Но, бесспорно, такой дар представлял для великой княгини особенную историческую и духовную ценность своим происхождением из Иерусалима — места, где она чаяла быть погребенной.
___________
Примечания

[1]. Иерусалимский Патриарх Иерофей находился на кафедре с 1876 по 1882 гг.
[2]. Паломничество в Святую Землю Великих князей Сергея и Павла Александровичей с Константином Константиновичем в мае 1881 года. // Россия в Святой Земле. М., 2000. Т.1. С.151–159.
[3]. Икона «Воскресение Христово» 1706г. (?) Греческий мастер. Дерево, левкас, яичная темпера. 51?42 см. Поступила в 1940 г. в Государственную Третьяковскую галерею. ГТГИнв.№Др.-114. Опубликовано в книге Святая Земля в русском искусстве". М., 2001. Кат. № 219. С .275.
[4]. Икона «Преображение Господне» и камень с горы Фавор. Оклад — 1889 г. Санкт-Петербург, фирма братьев Грачевых, пробирер — Евстигнеев Иван Вонифатьевич.
Оклад: серебро, золочение, литье, чеканка, гравировка; икона: дерево, масло; камень — розово-серый гранит (подвижный) 24,2х21,7 см; вес — 1974, 56 г, т. е. около двух кг серебра. Клейма: в овальном щитке — городовое клеймо Санкт-Петербурга и 84 пробы; ИЕ — пробирера Ивана Вонифатьевича Евстигнеева; 1889 — годовое; клеймо фирмы братьев Михаила и Симеона Гавриловичей Грачевых — поставщиков Двора Его Императорского Величества. ГИМ № 68257/755, ок-8716, Отдел драгметаллов. Поступила в 1930 году из Военно-исторического музея г. Москвы.
[5]. Степанов М. П. Храм-усыпальница Великого Князя Сергея Александровича во имя Преподобного Сергия Радонежского в Чудовом монастыре в Москве.— М., 1909.— С.184.
[6]. Святая Земля в русском искусстве: Каталог выставки ГТГ.— М.,2001.— С.275. (Описание Г. В. Сидоренко).
[7]. Великий князь Сергий Александрович служил в Преображенском гвардейском полку с января 1882 года, а в 1887 году он был произведен в чин генерал-майора.
[8]. Вяткин В. В. Христовой Церкви цвет благоуханный. Жизнеописание преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны. -М.,2001.-С.
[9]. ГМИР Инв. №Б — 5381 — IV. Размер: 37,0х16,0 см. Крест опубликован: Денисова Е. В. Перламутр в светском и церковном декоративно-прикладном искусстве // Труды Государственного музея истории религии. Вып. I. СПб., 2001. С. 88–96. Ил. 7 на с. 250.
[10]. Тоблер Т. Торговля и ремесла в Иерусалиме // Промышленность. Т. 2.1861 г. С. 313–318.
[11]. Дмитриевский А. А. Беседы о русском паломничестве и Православном Палестинском Обществе. СПб., 1889 г.
[12]. Денисова Е. В. Паломничество на Восток великих князей Сергея Александровича и Павла Александровича// «Петербуржец путешествует»: Сб. материалов конференции ГМИРа. СПб., 1995. С. 81–85.
[13]. В стране священных воспоминаний. Описание путешествия в Святую Землю, совершенного летом 1900 года преосвященным Арсением, епископом Волоколамским, ректором Московской Духовной Академии, в сопровождении некоторых профессоров и студентов. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 241–242.
[14]. Там же. С. 209.
[15]. Россия в Святой Земле. Т.1. М., 2000. С. 593.
[16]. Там же. С. 593.
[17]. Архиепископ Орехово-Зуевский Алексий. Путь к православию святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны // Отблеск Нетварного Света: Сб. ст. М., 2005. С. 17–22.
[18]. Россия в Святой Земле. Т.2. М., 2000. С. 73–74.
[19]. Федоров Ю. А. «Господи, яко оружием благоволения венчал еси нас» (из истории обручальных перстней) // Журнал «Московский ювелир». М., 2004. № 8. С. 14–15.

Гнутова С.В., кандидат искусствоведения, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества

Журнал «Православный паломник» № 2 (27). 2006 год. стр. 38-43

Тэги: августейшие паломничества, вел.кн. Сергей Александрович, вел.кнг. Елизавета Федоровна, Антонин (Капустин), паломнические реликвии, традиции паломничества, Святая Земля

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню