RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 июля 1918 мученически убита под Алапаевском вел.кнг. Елизавета Федоровна, второй председатель ИППО

19 июля 1914 началась Первая мировая война

19 июля 1914 вел.кнг. Елизавета Федоровна молилась в Крестовой церкви в Перми

Соцсети


Праздник Благовещения в русской поэзии


Благовещение.
В. Л. Боровиковский. 1825 г.
Из собр. Г. Мамаева
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург 

Благовещение

   К картине Боровиковского

Кто сей юный? В ризе света
Он небесно возблистал
И, сияющий, предстал
Кроткой Деве Назарета:

Дышит радостью чело,
Веют благовестью речи,
Кудри сыплются на плечи,
За плечом дрожит крыло.

Кто сия? Покров лилейный
Осеняет ясный лик,
Долу взор благоговейный
Под ресницами поник;

Скрещены на персех руки,
В персех сдержан тихий вздох,
Робкий слух приемлет звуки:
«Дева! Сын Твой будет Бог!»

Этот юноша крылатый –
Искупления глашатай,
Ангел, вестник торжества,
Вестник тайны воплощения,

А пред ним – полна смиренья –
Дева, Матерь Божества.

Владимир Бенедиктов
1856


Стихиры Пресвятой Деве

1.

Совет предвечный,
Отроковице Бог, Царь мира бесконечный,
Открыти повелел, создание любя,
И примирение он смертным обещает.
О дева! Гавриил предстал перед тебя,
И се Архистратиг тебе вещает:
Возрадуйся, слова мои внемля,
Возрадуйся несеянна земля!
Ты счастья глубина, всем радости творяща,
В рай путь, и лествица на небо возводяща,
И купина без тления горяща:
Ты манна с небеси земным родам:
Тобой клятва пала,
В которой прежде вся вселенна утопала:
Тобою восстановлен Адам.
Возрадуйся сей счастливой судьбою!
Царь неба и земли с тобою.

2.

Являешися мне ты яко человек,
И непостижныя ты мне слова изрек,
Она ответствует, рек ты, что Бог со мною
И что Творец и горней Царь стране,
Вселится во утробу мне,
Но погнушается он смертною женою.
В себе ли место мне священия найти,
И херувимскую мне славу превзойти:
И невместимого в себе ли мне вместити?
Не тщися лестию ты сей меня прельстити.
К пороку дев я чувствую вражду,
И непорочности всегда была подвластна,
А браку не причастна;
Так коим, отроча, я способом рожду?

3.

Колико все сие ни чудно;
Не трудно
Безмерной силе божества,
По воле победить порядок естества.
Святая Дева! ты надежно можешь верить,
Не ложному глаголу моему:
Пренепорочная! из смертных никому
Нельзя премудрости всевышния измерить.
Так буди мне по слову твоему,
Пречиста вопиет ему,
И да исполнится сие велико дело;
Рожду бесплотного, мое приимша тело;
Да обновится тем блаженный оный век,
Который погубил в Едеме человек!
Слова твои приемлю:
Через рабу свою нисходит Бог на землю.

Алексей Петрович Сумароков (1717–1777)


Воплощение Мессии

И исповедуемо велия есть благочестия тайна:
Бог явися во плоти.
1 Тимофею 3:16


Немейте громы, вихри спите —
Раздор стихий днесь усмирись!
Благоговейте все, молчите!
Земля весельем облекись!
О сердце — понт неизмеримый!
Кипящи страсти обуздай,
Смиренно песни сей внимай!
Предмет в ней — Бог непостижимый.

Черту последню где имет
Неизмеримый круг миров,
За кою преступать не смеет
Безсмертный горних взор умов —
Там бездна света пребывает,
Как непреплавный понт стоит,
Полна вся жизни, все живит —
Тьмы тысящ солнцев помрачает.

Сей свет — преддверие чертога,
Пучина всяческих Отца,
Всесильнаго, живаго Бога,
Всех тварей Господа, Творца.
Отсюду Он во всем дыхает,
Сквозь мрак и тьму в дно ада зрит,
В благих сияет, в злых палит —
Сквозь все течет, все проницает.

Одеты в пламя серафимы,
Крилами скрыв лице, стоят;
Очьми обильны херувимы
Там сущность, чин натур всех зрят;
Но рядом лишь к Творцу восходят,
Всегда имеют юный смысл,
Не видя меры в Нем, ни числ,
Скользящий долу зрак низводят.

Там ангел многи мириады,
Трисвят Бог Саваоф! — гласят.
Миры, как малыя лампады,
Пред храмом Вечнаго висят:
Фиалам те златым подобно
Кадят молитвен фимиам;
Течет куренье к небесам,
Восходит к Господу удобно.

О ты, что прежде век созданна
В начало Вышняго путей,
Его утеха, дщерь желанна,
Коснися мысли ты моей!
Тебя, небесная София!
Молю, повеждь, как тек тот час,
В который Бог, спасая нас,
Взял плоть от Девы пресвятыя. —

Есть книга в небеси разгбенна;
В ней воля Господа царей,
Его рукой изображенна;
Совет превечный в книге сей. —
Склонив колена, ужасаясь,
Великий вождь небесных сил,
Архангел мирный Гавриил,
Приникнул к ней, изумеваясь.

В восторге чел, — но вдруг подвигся
Источник элементов всех. —
Умом архангела постигся
Конец Любви, казнящей грех.
Он видит тайну искупленья:
Чистейшим пламенем горя,
В совет превечный ум вперя,
Он зрит Мессии воплощенье.

„Бог в плоть грядет! — Но как возможно
Ему во прахе обитать?
Стой, мысль! течешь неосторожно;
Кто может тайны Бога знать?
Умом сего не созерцаю,
Как Бог весь будет истощен,
Неслитно с телом сопряжен;
Но верую и обожаю“.

Так мыслил Гавриил, внимая:
Внезапу силу ощутил —
Лучем Превечный проницая,
В нем сердце сладостью пронзил.
Мгновенно крылия златыя
Прияв и благовонный крин,
Быв вестник Божиих судьбин,
Летит от Славы Всесвятыя.

Не столь поспешно истекают
Светила дневнаго лучи;
Столь быстро в тучах не блистают
Перунов пламенны мечи;
Не столь мгновенно мысль летает,
Мысль, зрящая с небес во ад —
Сколь, горний оставляя град,
В наш мир архангел достигает.

Как свет, что из планет сияет,
Прияв от влаги плоть свою,
Дождем на землю низпадает,
Питает жизнью мать сию:
Так Гавриил в пути небесном
К себе благое все влечет;
В эфирны ризы быв одет,
Грядет во образе телесном.

Се в Назарет достиг убогой,
Пред чистой Девою предстал;
Смиренный взор Сей Еввы новой
Архангела вновь облистал!
Он тайну страшну открывает:
„Благословенна смертных
Дщерь, Палата всех Царя и дверь!
Господь с Тобою!“ — Ей вещает.

Великий Деву страх объемлет,
Не знает силы всех сих слов.
Но речь к Ней паки предприемлет
Небесных славный Вождь умов:
„Схожденьем небеса склоняя,
В Тебе вмещается Бог весь,
И образ рабий принимая,
Неизменен плоть вземлет днесь.

Как будет все сие? — не знаю.
Безбрачной Деве как раждать?
К Тебе, Пречистая, вещаю:
Дух Свят грядет в Тебе дыхать;
Прольется Он к Тебе рекою,
Тебя Всевышний осенит,
В Тебе престол Свой сотворит
И сень сладчайшаго покою.

Тебя пророки все пред зрели,
Давид Тя Дщерию нарек;
Скрижали образ Твой имели,
В них Слово Отчий перст изсек;
И с манной чаша всезлатая,
Где хлеб небесный положен,
Ковчег завета освящен,
Тебя являли, Пресвятая.

Со страхом на Тебя взираю,
Не Ты, я должен трепетать;
Смятен, благовестить дерзаю:
О таинств дивная печать!
Тобою клятва потребится,
Перворожден Отцем един,
Иисус в Тебе Твой будет Сын,
Адам Им падший обновится.

Ты высота невосходима
Для мыслей всех Адамлих чад;
Ты глубина необозрима
Очами ангел, Божий град!
Звезда пред солнцем восходяща,
Всех солнцев сокровенный свет!
К Тебе творенье все зовет:
Возрадуйся всем нам светяща!

Творца Тобою мы познаем.
Незримаго от век узрим;
Услышим Слово, осязаем;
Мы вкусим, усладимся Им.
Возрадуйся! Господь с Тобою,
Безсмертия святый чертог!
Тобой Творец, Господь и Бог,
Грядет всех обновить Собою.

Возрадуйся, о Матерь Слова,
Благословенная в женах!
Несеянна земля и нова,
В пустынных взрастший крин местах!
Разцветший древле жезл Арона,
Неопалима купина,
Ты грозд, исполненный вина,
Надежда дщерей всех Сиона!“

Умолк. — Мария размышляя,
Вещает кроткий сей ответ,
Внутрь сердца всю Себя смиряя:
„Не знаю таинства совет;
Но се раба Его готова:
Да будет, Бог что восхотел!“ —
Горе архангел отлетел,
Зря воплощенье Бога Слова.

Парит, телесность оставляет,
Приемлет ту к себе эфир;
Поющих лик его сретает,
Торжеств исполнен горний мир.
Повсюду в небесах несется
Утеха, радость и любовь;
„Творит Бог землю паки вновь!“ —
Сей глас во сферах раздается.

Душа, что с кротостью сияешь!
Ты храм, Христос в тебе живет;
Ты Дух Святый внутрь привлекаешь,
И слава Вышняго твой свет!
Тебе псалтири звук приятен,
Оставь, что бедный я сказал;
Воспой, что Божий Дух вещал,
Тебе сей глас, не мне, есть внятен.

Федор Петрович Ключарев (1751–1822)


Благовещенье святое


Благовещенье святое
День великий на Руси,
С ним ты чувство молодое
В черством сердце воскреси;
Отзовись душой, как младость,
Грудью полною своей
На сияющую радость,
На улыбку вешних дней.

В этот день твердит народ,
Что и пташка хвалит Бога
И гнезда себе не вьет;
В этот праздник, выйдя к полю
С горстью, полною зерна,
Добродушно птиц на волю
Выпускала старина.

Приближенье дней пасхальных
Проясняет хмурый взгляд,
Из сторонок чужедальних
В гости ласточки летят,
И внушая мысль о братстве,
О дарах любви благой,
Будто спорят о богатстве
Небо с грешною землей.

Все внимает чутким слухом
Гимну зорьки золотой,
Опушились нежным пухом
Ветви вербы молодой,
И глядит на нас, сияя
Недоступностью чудес,
Эта вечность голубая
Торжествующих небес.

А. Ф. Иванов-Классик
(1841-1894)


Любви божественной и веры торжество…

Любви божественной и веры торжество
Сегодня пред лицом вселенной возсияло –
Таинственно сошло на землю Божество…
День благовещенья!.. Спасения начало!..

По мановению Создателя-Владыки,
Благовестителем от пренебесных сил –
Пред Девою Святой является великий
Бесплотных ангелов начальник Гавриил –

И данное ему вещает повеленье:
„Чего восхощет Бог – молчит природы чин,
От века таинства свершается явленье –
Сын Бога Вышнего бывает Девы Сын!“

И Галилейский град, убогий Назарет,
В смирении своем и нищете ликует;
Над ним спасения сияет дивный свет, -
Архангел благодать земле благовествует,

Представ со тщанием в благословенный дом,
Под кров Иосифов, пред Девою Святою. –
И мы с ним „радуйся“ Нетленной вопием,
„Ты, Благодатная во век, Господь с Тобою!“

Леонид Бутовский

Стихотворец Бутовский (Леонид) образование получил в училище правоведения; служил секретарем совета Смольного института. С 1866 по 1891 г. Бутовский написал 57 небольших стихотворений, большею частью на разные торжественные случаи или на религиозные темы. В 1871 г. его стихотворения вышли особым изданием.

Благовещенье

1.
Хижина простая.
Тихий уголок…
Стружки и опилки.
Плотницкий станок…
Девушка за книгой
Скромная сидит.
Перед ней работа
Девичья лежит…
Слово Божье трудно
Девушке понять:
Дева родит сына
Дева будет мать.

2.
Хижина простая.
Тихий уголок…
Стружки и опилки.
Плотницкий станок…
Девушке за прялкой
Ангел предстоит.
Слово благодати
Он ей говорит.
Слово его чудно!
Как его понять? –
Дева родит сына
Дева будет мать!

3.
Хижина простая -
Тихий уголок…
Стружки и опилки,
Плотницкий станок…
Думы, и молитвы,
И девичий труд.
И заботы с Сыном
Рядом тут живут.
Простую картинку
Трудно толковать:
Здесь свершилось чудо: -
Дева стала мать!..

Николай Васильевич Реморов (1875–1919), священник с 1904 г.
Печатался в „Тамбовских епархиальных ведомостях“


Благовещенье

Ты была единая от нас,
Днем Твоей мечтой владела пряжа,
Но к Тебе, святой, в вечерний час
Приступила ангельская стража.

О царица всех мирских цариц,
Дева, предреченная пророком.
Гавриил, войдя, склонился ниц
Пред Тобой в смирении глубоком.

Внемля непостижное уму,
Ты покорно опустила очи.
Буди Мне по слову твоему,
Свят! Свят! Свят! твой голос, о пророче.

Валерий Брюсов
27 августа 1902


Благовещенье в Москве

Благовещенье и свет,
Вербы забелели.
Или точно горя нет,
Право, в самом деле?

Благовестие и смех,
Закраснелись почки.
И на улицах у всех
Синие цветочки.

Сколько синеньких цветков,
Отнятых у снега.
Снова мир и свеж, и нов,
И повсюду нега.

Вижу старую Москву
В молодом уборе.
Я смеюсь и я живу,
Солнце в каждом взоре.

От старинного Кремля
Звон плывет волною.
А во рвах живет земля
Молодой травою.

В чуть пробившейся траве
Сон весны и лета.
Благовещенье в Москве,
Это праздник света!

Константин Бальмонт
1903


Благовещение

С детских лет — видения и грезы,
Умбрии ласкающая мгла.
На оградах вспыхивают розы,
Тонкие поют колокола.

Слишком резвы милые подруги,
Слишком дерзок их открытый взор.
Лишь она одна в предвечном круге
Ткет и ткет свой шелковый узор.

Робкие томят ее надежды,
Грезятся несбыточные сны.
И внезапно — красные одежды
Дрогнули на золоте стены.

Всем лицом склонилась над шелками,
Но везде — сквозь золото ресниц -
Вихрь ли с многоцветными крылами,
Или ангел, распростертый ниц…

Темноликий ангел с дерзкой ветвью
Молвит: „Здравствуй! Ты полна красы!“
И она дрожит пред страстной вестью,
С плеч упали тяжких две косы…

Он поет и шепчет — ближе, ближе,
Уж над ней — шумящих крыл шатер…
И она без сил склоняет ниже
Потемневший, помутневший взор…
Трепеща, не верит: „Я ли, я ли?“
И рукою закрывает грудь…
Но чернеют пламенные дали -
Не уйти, не встать и не вздохнуть…

И тогда — незнаемою болью
Озарился светлый круг лица…
А над ними — символ своеволья -
Перуджийский гриф когтит тельца.
Лишь художник, занавесью скрытый, -
Он провидит страстной муки крест
И твердит: „Profani, procul ite,
Hic amoris locus sacer est“.


Profani… — Идите прочь, непосвященные:
здесь свято место любви (лат.).

Александр Блок
Май — июнь 1909
Perudgia — Spoleto


Благовещенье
(из стихотворения „Праздники Пресвятой Богородицы“)

Какую книгу Ты читала
И дочитала ль до конца,
Когда в калитку постучала
Рука небесного гонца?
Пред лилеей Назаретской
Склонился набожно посол.
Она глядит с улыбкой детской:
Ты — вестник счастья или зол?
Вещает гость, цветок давая:
Благословенна Ты в женах!
Она глядит, не понимая,
А в сердце радость, в сердце страх.
Румяной розою зардела
И говорит, уняв испуг:
Непостижимо это дело:
Не знаю мужа я, мой друг.
Спасенья нашего начало
Ей возвещает Гавриил;
Она смиренно промолчала,
Покорна воле высших сил,
И утро новым блеском блещет,
Небесны розы скромных гряд,
А сердце сладостно трепещет,
И узким кажется наряд.
Вот Я — раба, раба Господня!
И долу клонится чело.
Как солнцу светится сегодня!
Какой весной все расцвело!
Умолкли ангельские звуки,
И нет небесного гонца.
Взяла Ты снова книгу в руки,
Но дочитала ль до конца?

Михаил Кузмин
1909


Благовещенье

О, сколько раз, в часы бессонниц,
Вставало ярче и живей
Сиянье радужных оконниц
Моих немыслимых церквей.

Горя безгрешными свечами,
Пылая славой золотой,
Там, под узорными парчами,
Стоял дубовый аналой.

И от свечей и от заката
Алела киноварь страниц,
И травной вязью было сжато
Сплетенье слов и райских птиц.

И, помню, книгу я открыла
И увидала в письменах
Безумный возглас Гавриила:
„Благословенна ты в женах“.

Черубина де Габриак
1909-1910


Благая весть

Дышит тихая весна,
Дышит светами приветными…
Я сидела у окна
За шерстями разноцветными.

Подбирала к цвету цвет,
Кисти яркие вязала я…
Был мне весел мой обет:
В храм святой завеса алая.

И уста мои твердят
Богу Сил мольбы привычные…
В солнце утреннем горят
Стены горницы кирпичные…

Тихо, тихо. Вдруг в окне,
За окном,- мелькнуло белое…
Сердце дрогнуло во мне,
Сердце девичье, несмелое…

Но вошел… И не боюсь,
Не боюсь я Светлоликого.
Он как брат мой… Поклонюсь
Брату, вестнику Великого.

Белый дал он мне цветок…
Не судила я, не мерила,
Но вошел он на порог,
Но сказал,- и я поверила.

Воля Господа — моя.
Будь же, как Ему угоднее…
Хочет Он — хочу и я.
Пусть войдет Любовь Господняя…

Зинаида Гиппиус
Март 1904


* * *
Канун Благовещенья.
Собор Благовещенский
Прекрасно светится.
Над главным куполом,
Под самым месяцем,
Звезда — и вспомнился
Константинополь.

На серой паперти
Старухи выстроились,
И просят милостыню
Голосами гнусными.
Большими бусами
Горят фонарики
Вкруг Божьей Матери.

Черной бессонницей
Сияют лики святых,
В черном куполе
Оконницы ледяные.
Золотым кустом,
Родословным древом
Никнет паникадило.
— Благословен плод чрева
Твоего, Дева
Милая!

Пошла странствовать
По рукам — свеча.
Пошло странствовать
По устам слово:
— Богородице.

Светла, горяча
Зажжена свеча.

К Солнцу — Матери,
Затерянная в тени,
Воззываю и я, радуясь:
Матерь — матери
Сохрани
Дочку голубоглазую!
В светлой мудрости
Просвети, направь
По утерянному пути —
Блага.

Дай здоровья ей,
К изголовью ей
Отлетевшего от меня
Приставь — Ангела.
От словесной храни — пышности,
Чтоб не вышла как я — хищницей,
Чернокнижницей.

Служба кончилась.
Небо безоблачно.
Крестится истово
Народ и расходится.
Кто — по домам,
А кому — некуда,
Те — Бог весть куда,
Все — Бог весть куда!

Серых несколько
Бабок древних
В дверях замешкались, —
Докрещиваются
На самоцветные
На фонарики.

Я же весело
Как волны валкие
Народ расталкиваю.
Бегу к Москва — реке
Смотреть, как лед идет.

Марина Цветаева
24–25 марта 1916


* * *
В день Благовещенья
Руки раскрещены,
Цветок полит чахнущий,
Окна настежь распахнуты, —
Благовещенье, праздник мой!

В день Благовещенья
Подтверждаю торжественно:
Не надо мне ручных голубей, лебедей, орлят!
— Летите, куда глаза глядят
В Благовещенье, праздник мой!

В день Благовещенья
Улыбаюсь до вечера,
Распростившись с гостями пернатыми.
— Ничего для себя не надо мне
В Благовещенье, праздник мой!

Марина Цветаева
23 марта 1916


Благовещенье

В день Благовещенья весна благоуханна,
О чуде бытия поют поля и лес.
При виде таинства не Чудо сердцу странно,
А странным было бы отсутствие чудес.
И, чуду радуясь, священное Осанна
Пою Архангелу - посланнику небес!

Александр Солодовников
1938 — 1956

Тэги: Благовещение, Евангелие в литературе, библейские образы и сюжеты, русская литература

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню