RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

25 мая 1890 Священный Синод утвердил расширенный состав Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

25 мая 1907 скончался почетный член ИППО архиепископ Иустин (Охотин), председатель Одесского и Курского отделов ИППО

25 мая 1992 постановлением Президиума Верховного Совета РФ № 2835-I Палестинскому Обществу возвращено историческое имя

Соцсети


Виды Иерусалима и его окрестностей Константина Герца


Пожалуй, самое страстное желание человека на Святой Земле - пережить душой и сердцем живое присутствие здесь событий священной истории. Один из русских путешественников XIX века писал: «При первом взгляде на сии древние стены, тысяча воспоминаний, одно другого живее, одно другого священнее, теснятся в душе. Пусть холодные умы смеются над восторгами поклонников. Здесь у подошвы Сиона всякий – христианин, всякий – верующий, кто только сохранил жар в сердце и любовь к великому». Это слова Дмитрия Васильевича Дашкова. Конечно, в ряду многих памятных мест Палестины особенно остро заставляет пережить это чувство истории, ее присутствия в каждом камне, в каждой пяди земли Старый Иерусалим.

Вот слова еще одного известного путешественника Николая Берга из его книги «Мои странствия по белу свету»: «Здесь ходил он, и не раз. По тем самым тропинкам, вьющимся белесоватыми змейками по горе, где ходят и теперешние жители Палестины. Какие воспоминания! Здесь, несомненно, здесь ходили стопы его. Ради одного этого стоит прибыть в Иерусалим, подняться на Елеонскую Гору перед закатом солнца и посмотреть оттуда на Святой город. Величественно печальна эта картина. Тихо дремлют серые здания и стены, идя уступами на большое пространство. Один и тот же серый цвет играет разными переливами. Есть что-то свое, по-своему красивое в этом унылом, сумрачном, вечно вечернем Иерусалиме».

Одним из художественных открытий выставки «Святая Земля в русском искусстве», которая проходила в Третьяковской Галерее в 2001 году стала демонстрация акварельных работ малоизвестного художника середины второй половины XIX века Константина Карловича Герца. Эти работы образуют серию видов Иерусалима и его окрестностей. Впервые были опубликованы сотрудницей Исторического Музея Еленой Ерохиной в альбоме-каталоге, посвященном выставке. По свидетельству моей коллеги эти акварели поступили из Румянцевского Музея без каких-либо данных. Но ей удалось обнаружить в архиве список этих работ под заглавием «Акварельные рисунки с видами Афона и Палестины, снятые во время путешествия П.И. Севастьянова». Правда, на одном из рисунков есть авторская подпись «К.Герц». Но все они стилистически принадлежат явно руке одного мастера. Самая примечательная часть этой серии – изображение памятных мест Крестного пути – Виа де ла Роса (путь страданий).

Автор рисунков, Константин Карлович Герц, был сыном купца, выходца из Восточной Пруссии, шведа по происхождению. Известен в истории культуры его брат, Карл Карлович Герц, критик, художественный деятель. Он считается основателем Кафедры теории и истории искусства в Московском Университете. Сам Константин окончил Московское училище живописи и ваяния по классу пейзажной живописи. В годы учебы он имел поощрения и получил звание свободного художника за картину «Вид в Вифляндии в окрестностях Фриденберга». Вместе со своим братом историком он побывал в Крыму, Германии. В начале 1860-х годов в Москве было образовано Общество любителей художеств. Константин Герц стал активным его участником. Одно время даже занимался делопроизводством. Это общество, оно в основном состояло из любителей искусства и художников, устраивало выставки работ, как русских, так и иностранных мастеров, всячески пропагандировало отечественное искусство. На сестре братьев Герцев Софье Карловне был женат известный русский художник Алексей Саврасов. Потому чаще всего о Константине Герце упоминается в изданиях, посвященных именно Саврасову.

О времени пребывания художников в Палестине и обстоятельств этого путешествия пока практически ничего не известно. Кроме того, что упомянутые акварели были выполнены по время путешествия Петра Ивановича Севастьянова. Этот замечательный ученый, исследователь, был выпускником юридического факультета Московского университета. Он много служил по разным ведомствам. Но главным его увлечением, делом жизни была археология и путешествия. На Святой Земле, в Палестине и на Афоне Севастьянов побывал в 1857-1859 годах, когда его интересы целиком сосредоточились на родине христианства в Палестине. Севастьянов обрабатывает до мельчайших подробностей топографию Святой Земли, изготавливает рельефный план Иерусалима. Полагаю, неслучайно, рисунки Константина Герца приобретают характер художественного документа о топографии и облике Иерусалима.

В 60-е годы XIX века Севастьянов вновь отправился в официальную командировку на Афон, причем во главе уже многих художников и исполнителей, приглашенных им из Западной Европы. Он пробыл там четырнадцать месяцев, собирая материал по истории Византии. Все, собранное Севастьяновым привозилось и сдавалось в Академию Художеств. Туда поступило до тысячи двухсот иконных изображений, около двухсот чертежей византийского зодчества, более пяти тысяч страниц рукописи, а также до ста пятидесяти древних подлинников икон. Появилась мысль образовать особый Византийский музей для размещения этих сокровищ. По разным обстоятельствам и соображениям значительная часть древностей, привезенных Севастьяновым и лично ему принадлежавших, были переданы в Московский Публичный Музей, бывший Румянцевский. Интересно, что Московское общество любителей художеств, членами которого были братья Герцы, принимало активное участие в переводе Румянцевского Музея из Петербурга в Москву и даже организовало первую выставку картины «Явление Христа народу» Александра Иванова, которая была подарена Императором Александром II этому Музею.

Возможно, не без влияния идеи Москвы как национального культурного центра, а этой идеей был охвачены многие деятели культуры того времени, Севастьянов и принял свое решение передать свою богатейшую коллекцию раритетов, собранных на Святой Земле, именно в Московский Музей. Предметы из его коллекции занимали четыре зала и служили истинным украшением всего собрания, при этом сам Севастьянов весьма много работал в Музее над распределением и классификацией собранных древностей. По-видимому, тогда же в Музей попали и рисунки художника Герца. А после закрытия Румянцевского Музея уже в советское время они оказались в Государственном Историческом Музее. Среди этих рисунков девятнадцать листов – это изображение Иерусалима. Девять посвящены Афону. Среди них – виды Иерусалима с разных сторон, гробницы царей и Иософатовой долины.

Исходя из первоначального названия рисунков из этой серии можно выделить одиннадцать листов с изображением Крестного пути - Виа де ла Роса – пути, которым прошел Иисус Христос, неся на себе Крест от места, где его судили, до места казни, Голгофы. Известно, что на этом самом священном в христианском мире маршруте, канонизировано четырнадцать остановок или станций, как их называли, каждая из которых отмечает события, происшедшими на последнем пути к распятию. Девять станций находятся на улице Иерусалима, а пять – уже внутри храма Воскресения Христова. Документальная точность по-прежнему ценилась в искусстве пейзажа в те годы, тем более, что рисунки Герца создавались в условиях научной экспедиции. Но художник привносит и романтическую приподнятость в изображении Иерусалимских улиц в их современном ему состоянии. Идут люди, одетые в восточные платья. Бредут навьюченные верблюды. Жизнь неспешно течет среди старых стен, частично сохранивших свой облик с евангельских времен, частично утративших его или даже изменившихся до неузнаваемости. Конечно, нельзя говорить о том, что направление современных улиц Иерусалимских и тех, которые изобразил художник, буквально совпадают с Крестным путем Спасителя. Но вот, что писал Епископ Сухумский Арсений Изотов в конце XIX века: «В страстном пути, согласно преданию направление от дома Пилата до Голгофы нельзя оспаривать. Но что касается направления улиц ныне существующих, то, конечно, нельзя утверждать, чтобы оно было тождественно с тем направлением, которое существовало во время земной жизни Господа. Равно, как и положение домов с их площадками и дворами в настоящее время не может не разниться от существовавших тогда, потому что неоднократное разрушение Иерусалима его завоевателями могло не один раз изменить не только направление улиц, но даже объем города и весь внутренний вид его. Действительно, раскопки, производимые теперь в Иерусалиме, убеждают, что нынешние здания городские во многих местах стоят на толстых слоях былых разрушений. Но и при вероятном изменении направления пути для души верующего отрадно пройти от мест бывшего Претора Пилатова до Голгофы с мыслью о божественном крестоносце и с чувством сокрушенного сердца помолиться сладчайшему понесшему на багряных кровью раменах грехи наши».

Степанова С.С., доктор искусствоведения

Из цикла передач "Ветка Палестины" на Радио России 7 мая 2013 года

Радио России

Тэги: живопись, святые места в живописи, Святая Земля

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню