RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 сентября 1860 в Константинополь прибыл новый настоятель русской посольской церкви – архимандрит Антонин (Капустин)

18 сентября 1869 архиепископ Синайский Каллистрат подписал акт подношения Синайского кодекса России

18 сентября 1873 в Яффе высадился профессор А.А. Олесницкий, совершавший первое путешествие для изучения древних памятников Святой Земли

Соцсети


Василий Поленов и Палестина

Во второй половине XIX века поднимается новая волна интереса как к евангельской теме, так и к христианской Палестине. В 1882 году в Петербурге создается Православное Палестинское Общество. В это время несколько меняются условия путешествия. Даже одинокий путь через пустыни не столь опасен, как он был прежде. Неслучайно один из современников писал к редактору «Всемирной иллюстрации»: «Год от года, впрочем, все улегает и утихает набего-грабежный дух Измаила, и уже не редкость русскому паломнику (особенно всаднику и притом едущему с кавасом) услышать от встречного агарянина дружелюбное «здравствуй». Однако, по-прежнему посещение Святой Земли художниками носило единичный характер. Тем не менее, в 70-е годы XIX века известный библиофил Пономарев предпринимает попытку обобщить материалы, в том числе изобразительные, посвященные Святой Земле в книге, которая называлась «Иерусалим и Палестина в русской литературе, науке, живописи и переводах». В ней перечислялись работы Воробьева и Чернецовых. Также упоминается о пяти картинах некоего художника М.Ф. Грановского, которые "составляют его собственность и ныне показываются им в разных местах России». Что это за художники, где эти работы, мы, увы, не знаем.

В искусстве возрастают требования к достоверности обстановки и антуража в исторической картине. Это стремление достичь художественной правды, достичь этой правды путем соединения абсолютной достоверности места действия с убедительностью «живого образа» Христа, «каким он был в действительности», привело выдающегося русского художника В.Д.Поленова к необходимости увидеть и запечатлеть воочию «землю обетованную» - землю Библейской Палестины. Поленов дважды совершил путешествие на восток – в период работы над картиной "Христос и грешница" (1881 – 1882). Это полотно хранится в Русском Музее. Оно, я думаю, многим известно. Второй раз он побывал в Палестине в 1899 году, когда работал над серией картин, посвященных земной жизни Христа. «Из жизни Христа» так и называлась эта серия.

Первое путешествие на Восток он проделал по инициативе и вместе со своим другом, ученым, историком искусства А.В. Праховым. Их сопровождал князь С.С.Абамелек-Лазарев. В Палестине они пробыли довольно долго: с января по март 1882 года. Поленов при этом отрывался от своих товарищей, ездил сам, зарисовывал места, которые ему были необходимы для картины "Христос и грешница", а также цикла картин "Из жизни Христа".

Второе путешествие на Восток в апреле – мае 1899 года Поленов совершил в компании молодежи. Его сопровождали художники Е.М.Татевосян (“Егише”), А.А.Киселев (“Фуртапыч”), студент – естественник и фотограф – любитель Л.В.Кандауров (“Леонид”). По словам дочери художника, Е.В.Сахаровой, он привез из этого путешествия “большой этюдный материал – “Путь Христа в пейзажах”, как он называл эти свои работы.

В своих палестинских работах Поленов стремился запечатлеть природу Палестины так, чтобы в ее современном состоянии зритель увидел и почувствовал «золотой век» этой земли, т.е. Евангельское состояние этих мест. Например, у него есть картина, посвященная Назарету. Это - Источник Девы Марии в Назарете, картина, которая называется «В Назарете». Там изображен источник, к которому идут женщины, с кувшинами на голове, женщины с ребенком.

Действительно, по преданию первое Благовещение Деве Марии произошло у источника. Этот источник сохранился. К нему и в XIX веке Назаретские женщины приходили за водой. Но тогда, когда писал эти места Поленов, источник был уже застроен, достаточно густо, и это видно по фотографиям тех лет. Поленов убирает лишнее, оставляя только сам источник, причем придает ему более древний архаичный вид, стремясь зрителя погрузить в то первозданное состояние этой земли, чтобы пробудить у него чувство подлинности, достоверности и собственного приобщения к образу этой древности, к образу этой Евангельской земли.

Когда Поленов был в Иерусалиме, его, как и предшественников, особо поражал храм Гроба Господня. Он был так не похож на русские и европейские постройки, которые, конечно, многим были известны. Вот как Поленов описывал свое впечатление в письме к матери: «Но что за живописная вещь этот лабиринт церквей, алтарей, переходов, лестниц, подвалов, балконов и т.д., и все это живет. Какая разнородная толпа богомольцев движется перед вами, начиная от наших русских старушек всех губерний (их тут огромное количество) и кончая черными нубийцами и абиссинцами христианами». Поленов изобразил и вход в Храм Гроба Господня, и первую святыню, которая встречает паломника, переступившего порог этого храма - Камень помазания, и таинственный, сумрачный, подземный храм Святой Елены.

Желание художника в картине «Христос и грешница» изобразить Иерусалимский храм таким, каким он мог быть в действительности, побудило его собирать не только археологические материалы, изучать труды ученых, но и искать остатки этого храма. Поэтому он зарисовывает и стену плача, и площадь Харам-эш-Шериф, где находились мечети, возникшие в средние века, и остатки прежних построек. Поленов все это зарисовывает: фрагменты орнаментов, характер колонн, стремясь потом в картине воссоздать как можно более убедительно и достоверно эту постройку, на фоне которой и происходит Евангельское действие: «Христос и грешница».

Поленов, путешествуя по Палестине, по Иерусалиму, конечно, не мог не вдохновиться чисто живописной красотой этого необычного города. Вот очень острое, яркое, колористическое чувство, которое было присуще Поленову, оно именно здесь на Востоке раскрылось во всей своей полноте. Действительно, до Поленова мало кому удавалось передавать не только точность топографии, но и удивительные краски этой земли, построек, руин, оставшихся на месте прежних сооружений и зданий. В письме своей матери Поленов писал: "Следующие два дня мы осматривали все достопримечательности этого великого местечка (он писал про Иерусалим). Тут все как на ладони, и как много интересного и красивого; но лучше всего это площадь Соломонова храма, теперь мечеть Омара. Я торжественнее ничего не видел, разве только Эски-Сарайский холм в Стамбуле. Тоже очень хороши оливковые сады. Погода в эти два дня была тоже особенная, шел все время мягкий мокрый снег, так что Иерусалим превратился в русский город. Один мужичок в тулупе стоит и крестится: "Слава богу, совсем, как у нас". Но зато после бури, когда я стал работать, наступили чудные весенние дни, солнце не палило, а слегка согревало. Тут так много живописного и интересного, что теряешься, работы пропасть, а время мало, и приходится брать все урывками".

Многие рисунки Поленова сопровождаются надписями. Судя по этим авторским надписям, Поленов делал зарисовки в Яффе, Иерусалиме, Вифлееме, на Мертвом море, в Иерихоне. Он практически объездил всю эту землю. Очень много красивых живописных этюдов посвящено Тивериадскому озеру. Кроме пейзажных набросков, кроме этюдов живописных художник очень много рисовал орнаменты, предметы древней утвари, фиксировал лица людей, которые ему встречались. Потом это в какой-то мере в преображенном виде войдет в серию картин, которую он задумал “Из жизни Христа”. Один из самых потрясающих этюдов (он экспонируется в зале Поленова в Третьяковской Галерее) – это олива в Гефсиманском саду. Один из путешественников так говорил об этом дереве: «... здесь, в Палестине, деревья как бы отказываются служить обыкновенную свою службу: они грустны, как все вокруг, лист их сер, а не зелен... Старые стволы внизу похожи на скалы. И в самом деле, камни вплелись между корнями, вылезшими наружу. Нигде, почти нигде не сверкает цветка или травки». (Николай Берг)

Действительно, в этой оливе, она потом будет использована Поленовым в картине среди учителей, где он изобразит юного Христа среди представителей старых иудейских школ мудрости, философов внутри Иерусалимского храма, но за проемом этого храма видна та самая олива на склоне, ведущем в Гефсиманский сад.

Художник знакомился и с домашней жизнью простых жителей Палестины, чтобы составить себе живое представление о том, в какой реальности могли проходить земные дни Спасителя: в юном возрасте (есть сюжеты, связанные с детством Христа) и в дни проповеднической его деятельности.

Спустя годы художник напишет своему спутнику по первому путешествию в Палестину Абамелек-Лазареву: «Мне так ярко вспомнились былые годы и наше чудное давнишнее путешествие по Востоку. Оно пронеслось передо мной, как будто это было вчера! Суровая Иудея, Иерусалим с его гробницами и великими сказаниями. Дальше Иудейская пустыня, Мертвое море, Иерихонская долина, зеленые берега Иордана. Потом Самария с ее поэтическим колодцем Иакова и развалинами классических портиков и дворцов. Наконец, красивая цветущая Галилея с ее чудным голубым озером, берега и воды которого слышали величайшие слова, сказанные на земле – изречения Христа!..»

Действительно, несколько полотен Поленов посвятит образу Христа, как одинокого путника. Это картина «Мечты», это картина «На Тивериадском озере». Одинокого путника, погруженного в свои раздумья, погруженного в созерцание этой величественной природы, спокойной, безмятежной, дарящей ощущение путнику действительно вечности, пребывающей на этой земли.

Настольной книгой художника, отвечавшей его стремлению «доискаться исторической правды» в изображении земной жизни Спасителя, был труд француза Фаррара Ф.В. «Жизнь Иисуса Христа». И вот любопытно, что описание Фарраром Генисаретского озера удивительно совпадает с тем, что мы видим на картине Поленова: "Когда путешественник, поднявшись из долины голубиной, старается с жадностью уловить первый блеск Геннисарета, он видит перед собой небольшое, в виде арфы, озеро – верст в двадцать с небольшим в длину и десять верст в ширину. <…> Сюда-то часто удалялся Спаситель, когда после тяжких трудов хотел освежиться душой в уединении с Богом.<…>. Черты природы остаются все те же. Озеро все еще неизменно лежит в недрах холмов, подобно опалу, оправленному в смарагды, отражая в себе все световые переливы атмосферы; воды его все также прекрасны в своей прозрачности…».

О цикле художника «Из жизни Христа» его собрат по искусству, художник Владимир Маковский, сказал: «Тут чистота Христа связана с красотой природы». Эта фраза выражает главную мысль Поленова. Этим желанием перенестись самому и перенести зрителя в эту природу, на эту землю, которая помнит Евангельские события, хранит их в своей «природной» памяти, и руководствовался художник. Именно это он видел своей творческой задачей.

Цикл включал пятьдесят восемь картин. Поленов считал главным трудом своей жизни. А пейзажи, возникшие как бы попутно, как подготовительный подручный материал, действительно, составили целую эпоху в русском пейзаже второй половине XIX века.

Степанова С.С., доктор искусствоведения

Из цикла передач "Ветка Палестины" на Радио России 24 апреля 2013 года

Радио России

Тэги: живопись, святые места в живописи, Святая Земля, Поленов В.Д.

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню