RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 3. Августин (Никитин)

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 3-4.

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

24 ноября 1960 в Торонто скончалась почетный член ИППО великая княгиня Ольга Александровна

26 ноября 1914 в Петербурге состоялось совещание по вопросу о русских научных интересах в Палестине

27 ноября 1883 скончался крупнейший чаеторговец России А.С. Губкин, действительный член ИППО

Соцсети


Художники братья Григорий и Никанор Чернецовы

Художники  братья Григорий и Никанор Чернецовы - интерес­нейшие представители русского искусства первой половины XIX века. Они занимают достойное место в пле­яде замечательных пейзажистов то­го времени: Сильвестра Щедрина, Льва Лагорио, Ивана Айвазовского, Алексея Боголюбова, Михаила Лебедева. На протяжении более пяти­десяти лет творческой деятельности Чернецовы трудились не покладая рук, движимые одной целью «быть полезными себе и отечеству, обретя честь и существование в памяти потомства»[1]. На первый взгляд может показаться, что они являются художниками далеко не столь яркими, как перечисленные их современники. Но только на первый взгляд. Своеобразие и неповторимость проявились в кропотливом ти­хом труде Чернецовых, в желании просвещать современников и пере­дать потомкам как можно больше ху­дожественных документов о России. Причем документальность картины вовсе не означает отсутствия в ней живописности. При ознакомлении с необъятным наследием братьев Чер­нецовых (известно более двух тысяч их произведений) мы понимаем, что они были прекрасными и талантливы­ми пейзажистами.

Становление художников Григория и  Никанора Чернецовых

Жизненный и творческий путь Чернецовых был тернист и нелегок, братьям довелось познать признание и успех, а в конце жизни - забвение и нищету.

Григорий Григорьевич и Никанор Григорьевич Чернецовы - выходцы из мещанской семьи, проживавшей в городе Лух Костромской губернии.

Историю своего рода братья записали в дневнике[2]. Их предок, священник Василий Чернецов, был духовником боярина Артемона Матвеева и сопро­вождал его, когда тот жил в Лухе. Его сыну, Василию Васильевичу Чернецову (прапрадеду художников), по­нравился этот тихий древний город, и он решил окончательно поселить­ся в нем со своей семьей. Это произо­шло в конце XVII века.

Семья Чернецовых была большая и бедная. Живописи Гри­горий и Никанор также учились у отца и старшего брата Евграфа, ко­торые были иконописцами. В шест­надцать лет Григорий подал прошение в петербургскую Ака­демию художеств и, несмотря на от­каз, отправился в столицу, не имея ни рекомендаций, ни денег, ни знако­мых. К счастью, ему удалось полу­чить разрешение заниматься ежеднев­но по два часа рисунком в классах Академии. Огромную роль в судьбе Григория сыграл видный ученый, историк Павел Свиньин. Он рекомен­довал подававшего надежды молодо­го художника Петру Кикину, предсе­дателю недавно созданного Общества поощрения художников. Григорий получил возможность заниматься у известного гравера Степана Галактионова, посещать натурный класс, а с 1822 года начал упраж­няться под руководством профессо­ра Варнека, где он не должен не сде­лать значительных успехов.

Тоска по любимому городу и приро­де тянула художника на окраины и ти­хие пригороды Петербурга, особенно на Крестовый, Петровский острова, Смоленское поле; альбомы заполнялись множеством зарисовок и эски­зов. В бытовом плане эти годы были очень трудными: Григорий жил на скуд­ные средства, посылаемые братом Евграфом, одной надеждой, которая каж­дый день таяла. Однако вскоре жизнь коренным образом изменилась: как только Григорий получил серебряную медаль за рисунок, ему сразу же на­значили жалованье в 600 рублей в год.

В 1823 году в Петербург приехал Никанор Чернецов. Свиньин взял под свое покровительство и младшего брата: Никанора Чернецова приняли в Общество поощрения художников с жалованьем в 300 рублей в год. Че­рез некоторое время Григорий также начал заниматься в пейзажном клас­се у Максима Воробьева. Братья вме­сте ходили на «снятие видов» в «на­турный класс под открытым небом». Работали они поразительно продук­тивно. Художники создавали множе­ство этюдов и рисунков; картины они завершали в мастерской на основе огромного материала, но живое ощущение натуры сохранялось всегда.

Каждое лето Чернецовы совершали пешие прогулки, делали зарисовки с натуры пригородов Петербурга: Цар­ского Села, Петергофа, Парлогово, Дудеровской горы и других. Братья влия­ли друг на друга так, что порой сложно определить - кто создавал произведе­ние и кто был инициатором в выборе темы. И это несмотря на то, что братья были совершенно разные по характе­ру: Григорий - суровый педант, склон­ный к меланхолии, Никанор - более ар­тистичный и жизнерадостный.

Наряду с этим братья занимались интерьерной живописью.

Жажду новых художественных впечатлений Григорий и Никанор Чернецовы утоляли во время путешест­вий. В 1823 году Григорий выезжал в Гапсалу, в 1825-м он побывал в Фин­ляндии, в 1826-м братья целое лето провели на родине, в Костромской гу­бернии, в 1827-м они были командированы в Ревель, в 1828-м Никанор писал в Гостилицах.

В завершение обучения Григорий написал «Перспективный вид внутренности Эрмитажной библиотеки, погрудное изображение старика, девушки с теленком в малом виде с на­туры», а Никанор - «Перспективный вид французской галереи в Эрмитаже, портрет в рост с натуры, пейзаж, пред­ставляющий зиму, портреты с нату­ры и прочее». За них братья получили золотые медали второго достоинст­ва и были признаны художниками XIV класса.

Вскоре, в 1829 году, братьям при­шлось расстаться на несколько лет.

Никанор, по характеру дарования тяготевший больше к пейзажу, был приглашен в Закавказье. А Григорий, интересы которого были шире: помимо пейзажей он писал портреты, ин­терьеры, массовые многофигурные сцены, был зачислен на службу в «Ка­бинет Его Величества».

Григорий Чернецов за ус­пехи показан­ные им в живописи в короткое время был причис­лен к Кабинету с званием жи­вописца Его Императорского Вели­чества с жалованьем 1500 рублей ассигнациями в год. Высокое назначение было обусловлено укреплени­ем позиций живописца в художественной среде Петербурга. Теперь в его обязанности входило изобра­жение официальных событий - торжественных встреч, парадов, молеб­ствий и прочего. В 1831 году Григорий был удосто­ен звания академика за Вид в окрест­ностях Петербурга. Художник по­шел по пути создания не сочиненного,  а реалистического пейзажа, изобра­жая природу в ее естественном со­стоянии, картина полна светлой свежести, объединена строгим голубым тональным строем. Через месяц Григорий получил за­каз на создание произведения из госу­дарственной жизни. Живописец должен был написать парад по слу­чаю взятия Варшавы.

Созданное им произведение «Парад по случаю окончания военных дейст­вий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицыном лугу в Петербурге (1837)» как по масштабу, так и по исполнению относится к одним из лучших его до­стижений. Художник написал с на­туры 223 фигуры своих современни­ков, не считая Ни­колая I и его окружения. Чернецов поставил своей главной задачей вос­создать облик эпохи, и это ему уда­лось.

Следует отметить, что еще в петровскую эпоху была выработана каноническая форма конного портре­та, и конный образ стал одним из атрибутов русской культуры с пышными празднованиями «викторий» и триум­фов. Фигура царя-триумфатора вы­двигалась в центр композиции, и глав­ное внимание было сосредоточено на ней. Но Григорий Чернецов неожи­данно для заказной картины предста­вил царскую сцену встречи смещен­ной в сторону и вглубь вместо того, чтобы сделать ее центральной и глав­ной. Зато первый план он дал очень четко и конкретно.

Работая над Парадом, Чернецов написал этюд Писатели в Летнем саду (1832), который является закон­ченным произведением. На фоне де­ревьев Летнего сада изображены муж­ские фигуры. Кто же эти люди, полные величавой сдержанности? Это - Кры­лов, Пушкин, Жуковский и Гнедич. Впоследствии художник сделал с кар­тины литографии и написал несколь­ко копий масляными красками для желающих, среди которых была императрица Александра Федоровна.

Живописец предельно точно и убе­дительно подметил позы каждого пер­сонажа

Чернецов-старший внес в картину бытовую убедительность - в простых позах, отчужденности и замкнутости каж­дой фигуры, в задумчивых, молчали­вых и сдержанных лицах, во взгляде в никуда подчеркивается то, что их объединяет: ожидание празднества. Эти образы лишены романтической напряженности. Художник создал портретную характеристику каждого из них, осознавая их как историческое явление националь­ной культуры и понимая необходи­мость сохранения портретного обли­ка для последующих поколений. А благодаря сохранившемуся рисун­ку фигуры Пушкина в рост с характер­ной припиской мы знаем истинный рост поэта: «Александр Сергеевич Пушкин, рисовано с натуры 1832 го­да, Апреля 15-го. Ростом 2 аршина 5 вершков с половиною», то есть поч­ти 167 сантиметров. Протокольная точность данного портрета делает это полотно ценным иконографическим документом, тем более что не все изображенные лица были ранее пор­третируемы.

Другое полотно – «Парад по случаю открытия памятника Александру I в Санкт-Петербурге 30 августа 1834года» - было создано художни­ком в этом же  году. Здесь зрители не главные действующие лица. Они да­ны как стаффажные фигурки - стоя­щие около зданий, выглядывающие в окна и находящиеся на крышах, а на первом плане - на площади и на лестнице Эрмитажа - показаны бо­лее крупные по масштабу фигуры офицеров, ждущие начала парада. Чернецов главное внимание уделил стройным рядам войск на площади, представив их блестящую дисциплину и несокрушимую силу. Все вместе - ритмичное построение войск, вели­чие площади, подчеркнутое стройной колонной, и высокое небо с грозовы­ми облаками - рождает ощущение торжественности происходящего.

Бесконечные однообразные шерен­ги царских войск художник изображал и в последующие годы. Парад в Кремле в 1839 году был написан Григорием во время пенсионерской поездки в Италию в 1841 году. На Соборной площади Московского Крем­ля мчится стройными рядами пышный воинский эскорт, за которым на­блюдают немногочисленные зрители. Живописец достиг ощущения внут­реннего напряжения, энергии не только внешне выраженным дейст­вием, но и определенным колоритом, построенном на напряженных, ярких, немного резких, контрастных красочных пятнах: желто-белых, темно-зеленых, красно-коричневых, синих и голубых.

Путешествие по Закавказью

Путешествие по Закавказью, кото­рое длилось в течение трех лет, начиная с 1829 года, оказало огром­ное влияние на НиканораЧернецова. Он путешествовал с графом Павлом Ивановичем Кутайсовым. Путь молодого художника пролегал через Валдай, Курск, Ставро­поль, а далее по Военно-Грузинской дороге на Тифлис. Он без устали запол­нял свой альбом зарисовками улиц, старых построек, крепостей, мечетей, бытовыми сценами и, конечно же, пей­зажами. Несмотря на скрупулезную точность произведений, они полны глу­бокой непосредственности.

Одну из интереснейших работ, изо­бражавшую кавказские горы, Чернецов привез в Петербург. Она настолько понравилась императору Николаю I, что он заказал живописцу написать еще три вида гор, а Совет Академии предоставил Никанора Чернецова на звание «назначенного в академики».

Существует узнава­емое профильное изображение голо­вы Григория Чернецова на полях ру­кописи Евгения Онегина. Все это - свидетельство того, что Пушкин и Чернецовы встречались не один раз.

 К сожалению, вопрос о том, где находится полотно «Вид Дарьяльского ущелья», созданное для поэта, остается открытым. На сегодняшний день известно местонахождение трех вариан­тов картины, изображающих ущелье, - в тюменской картинной галерее и в петербургском и московском музеях А.С. Пушкина. В этих картинах худож­ник заполнил почти все пространство холста громадами скал, как бы вы­растающих из недр земли. Чернецов, несомненно, создал романтическое произведение. Он проявил тяготение к повышенно-драматическому состо­янию природы, выбрав необычный мотив, рождающий ощущение таин­ственности, и звучную палитру, построенную на насыщенных и контра­стных цветах.

В 1832 году по заказу Академии ху­дожеств Никанор написал на звание академика «Вид Тифлиса». Это «ви­довой» пейзаж, столь характерный для всего его творческого пути. Следу­ет отметить, что в творчестве Чернецовых городская пейзажная живопись в своем сложении оказалась связан­ной с двумя разновидностями перспективизма: с городской перспективой и с архитектурным пей­зажем в узком смысле слова. Но в раз­ное время ведущей у них оказывалась то видовая перспектива (пейзаж, непосредственно вырастающий из перспек­тивного изображения города), то архи­тектурные памятники и улицы города. В любом случае, задача создания го­родского пейзажа решалась благодаря подлинному интересу к теме города.

 Никанору Чернецову предписыва­лось создать картину, которая должна быть такой величины, как та, которая написана по програм­ме братом... Фигуры людей должны быть помещены на первом плане и та­кой величины, покуда место дозво­лит. Следуя этим указаниям, Черне­цов изобразил на первом плане местных жителей. Но они не просто не­подвижно стоят или сидят, а действу­ют: танцуют, музицируют или с интересом наблюдают за происходящим, По замыслу художника, они должны были придать холсту жизнерадостное настроение. Эта работа - робкая еще попытка создать гармоничный пейзаж, где человек и окружающая его среда первый план, на котором происходит дополняют друг друга. В дальнейшем одним из его постоянных композиционных приемов станет выделенный первый план, на котором происходит «действие», и река или дорога, уходящая по диагонали в глубь пейзажа. Плавное перетекание одного цвета в другой служило созданию глубины и формировало пространство. Все это говорило о новом шаге живописца в решении задачи создания световоздушной перспективы.

Сочетание продуманного построения и тонкого колорита присуще акварелям кавказского периода: «Монастырь Рождества Богородицы в Кутаиси» (1830), «Ночь перед бурей», «Кавказские горы», «Базар в Тифлисе», выставленные в Академии в 1833 году. За работы «Ночь перед бурей» и «Дерево» талантливый художник получил медаль первой степени.

Так завершилось путешествие Никанора Чернецова по Закавказью. Впереди его ждал Крым.

В Крыму

Следующее путешествие Никанора Чернецова знаменовало собой начало нового этапа его творчества. 1833-1836 годы он провел в Крыму по приглашению новороссийского гене­рал-губернатора графа Михаила Семеновича Воронцова.

Юг дал живописцу новые впечат­ления и новый импульс для творчества.

Среди крымских произведений осо­бое место занимает пейзаж «Крепость Гагры в Абхазии» (1837).

Крым привлек Никанора не только уютной красотой живописных гор, сте­пей, берегов моря, но и естественной жизнью человека в этой среде. В целом ряде произведений человеческие фи­гуры стали чем-то большим, нежели просто оживляющий природу стаф­фаж. В одной из таких картин – «Та­тарский домик в Крыму» (1839) - ху­дожник показал жизнь обычной татарской семьи. Повседневные заня­тия людей столь органично включены в изображение природы, что создает­ся ощущение гармоничной естественности происходящего действия. Ника­нор Чернецов стремился через красоту простого и будничного наполнить кар­тину поэтическим очарованием. В це­лом, говоря о произведениях Чернецовых, видно смешение различных стилей - и романтизма, и академиз­ма, и бидермейера, и раннего реализ­ма. Такое «смешение» - особенность, присущая всей русской культуре, осо­бенно в первой половине столетия.

Повествовательными элементами художник наполнил произведения «Вид у подножия Аю-Дага» (1836) и «Вид на Аю-Даг в Крыму со сторо­ны моря» (1836): рыбаки, вытаскива­ющие лодку на берег, пастухи, отдыхающие у водопоя, стадо, разошедшееся вдоль берега, девушка, идущая поло­скать белье. Но эти жанровые подроб­ности не мешают достоверной переда­че ландшафта, а вновь гармонично дополняют его. За эти картины Никанор Чернецов был удостоен «вниманием Его Вели­чества - бриллиантовым перстнем», а картины были помещены в Елагин­ский дворец.

Крымский этап ознаменовался и но­выми достижениями в технике акварели. Теперь художник, обладая фи­лигранным мастерством акварели, соединил высокое качество рисунка и тонкое чувство цветовых нюансов. Он создал целую серию «видовых» ак­варелей – «Крым. Пейзаж» (1833), «Об­щий вид Фороса» (1836), «Алупка. Верхний сад» (1835) и другие. В них художник утратил таинственность, свойственную романтическому обра­зу природы, однако еще не обрел спо­собность передавать ее живой трепет, который будет доступен следующему поколению художников-реалистов.

Но не только видовые пейзажи увлекали Чернецова. Например, в акварели «Новый Мисхор. На водах» глав­ным героем стало дерево на первом плане. Под ним собрались люди, раз­битые на группки, подчеркивающие своими маленькими фигурами вели­чие и масштаб дерева. Мощный его ствол и ветви уходят в глубину прост­ранства, создается впечатление, что де­рево это стало крышей для людей, защищая и укрывая их от внешнего мира.

Иная акварель – «Вид из пещеры в Мшатке» - представляет собой беглую заметку. На небольшом листе ху­дожник набросал- кистью морское побережье, небо, затянутое облака­ми, и каменистую пещеру.

В картине «Вид Каралезской до­лины на южном берегу Крыма» (1839), исполненной в петербургской мастерской на основе воспоминаний и крымских этюдов, художник создал раз­вернутое панорамное изображение с огромным камнем на первом плане и бескрайними просторами долины, не замкнутыми на горизонте.

В 1835 году, совершая поездку во внутренний Крым, Никанор Чернецов посетил Бахчисарайский дворец, столь прославленный Пушкиным.

Картину «Пушкин в Бахчисарай­ском дворце» (1837) братья Чернецовы посвятили поэту. Они создали ее вме­сте на основе старых рисунков и эскизов: Никанор написал интерьер дворца с Фонтаном слез, а Григорий - фигуру поэта.

Исполненная Григорием в поздний период своего творчества картина «Южный берег Крыма. Вид на Лива­дию сверху» (1873) относится к наиболее примечательным по колориту произведениям крымской серии. Живописец сумел извлечь, кажется, все богатство заключающихся нюансов и выразительных возможно­стей. Чернецов создал изумительную виб­рацию тончайших оттенков основно­го цвета.

Плавание по Волге

 Мечта братьев Чернецовых запе­чатлеть «красоты отечественной природы и придать большее понятие о знаменитой русской реке», осуществилась в 1838 го­ду. С разрешения комитета Академии четверо путешественников - Григорий, Никанор, Поликарп (младший брат) Чернецовы и их ученик Антон Иванов «отправились от Рыбинска до Астрахани водою, для срисования с натуры замечательных мест по обо­им берегам Волги в панорамном ви­де».

Плавание началось 22 мая и про­должалось полгода. Художники тщательно зарисовывали увиденное в свои аль­бомы и записывали свои наблюдения в дневники. Никанор Чернецов в «Виде города Чебоксары в Казан­ской губернии» (1838) умело уловил нежные переходы, которые проявились от ра­дуги, голубизне реки и неба.

В итоге за шесть месяцев вояжа жи­вописцы подробно зарисовали виды обоих берегов Волги. Они создали 1982 рисунка, 80 этюдов маслом и множество планов и набросков. По прибытии в Петербург братья Чернецовы на основе своих пяти книг дорожных записок создали рукопись. Художники принялись за создание уни­кальной волжской панорамы, используя огромный материал, накопивший­ся во время поездки. Почти тринадцать лет тру­дились братья, создав в конечном итоге живописную панора­му, которая составила более 700 ров в длину при высоте 2,5 метра. До этого никто из художников не решал­ся создать столь громадное произведение, тем более посвященного реке. В этом смысле Чернецовы совершили поистине художественный подвиг, который не был повторен последующи­ми поколениями русских живописцев.

 В 1851 году смонтированная панорама Волга, созданная академиками живописи Григорием и Никанором Чернецовыми, близкий портрет, снятый с натуры в очертаниях од­ной из важнейших и благодатней­ших рек России демонстрировалась в Петербурге на Васильевском остро­ве. Она была закреплена на двух вер­тикальных цилиндрах, расположенных за окном помещения, оборудованного в виде каюты. При перемещении карти­ны с одного цилиндра на другой и при соответствующем шумовом оформлении у зрителя складывалось полное ощущение движения корабля. 

По сути, в этот волжский период начался творческий расцвет художников. Лучшие их вещи привлекают глубоким восприятием природы, бле­стящим мастерством. В них звучит под­линное чувство, искренняя взволно­ванность живописцев. Все написано настолько живо и досто­верно, что не возникает ощущения декоративной  плоскостности. Лучезарный пейзаж «Вид на Волге» (1852) Никанор Чернецов напи­сал по воспоминаниям. Солнечный свет, падая сквозь слой облаков на землю, придает особенную мягкость. Благодаря красивой живописи ощущается живое дыхание природы. В то же время художник продолжал разрабатывать мотив, в котором пей­заж и человек сливаются в безмятеж­ной гармонии природы и тихого, спо­койного человеческого существования.

В 1850-1860-е годы Чернецовы со­здали множество пейзажей, наполнен­ных романтической восторженностью. Братья выбирали краски более звучные, яркие, интенсивные, чем раньше.

Предпочтительными и довольно устойчивыми сюжетами полотен Чернецовых становились пейзажи.  Но, тем не менее, люди их интересовали, с одной стороны, как участ­ники современной повседневной жизни, а с другой - как фигурки, дополняющие пейзаж и не нарушающие спокойного и почти бесстрастного его восприятия.

Незаурядные мастера колорита, Чернецовы обуздывали свой живописный тем­перамент. Но от этого произведения становились более живыми и энергич­ными.

Два путешествия в Италию

 B l840 году братья Чернецовы отпра­вились в свое первое заграничное путешествие. Они решили посетить чужие края для дальнейшего усовершенствования своих талантов в пей­зажной живописи.

 Их путь пролегал через Лейп­циг, Дрезден, Гамбург, Прагу, Вену и другие. Художники не только любо­вались архитектурой, памятниками, галереями, но и продолжали, как все­гда, много и плодотворно работать.

Приехав в Италию, Чернецовы ра­ботали целыми днями. Более полугода братья безвыездно провели в Ри­ме, вслед за тем по несколько месяцев жили во Флоренции, Неаполе и вновь в Риме. На короткие этюды художники выезжали в Помпеи и Амальфи. Их работы, выставленные на суд пуб­лики, привлекали внимание; в их ад­рес звучали как одобрительные, так и осуждающие отзывы.

В Риме братья начали работу с Ко­лизея, постепенно продвигаясь в глубь города. Их, как и других художников, в первую очередь, интересовали ан­тичные памятники. Стараясь верно следовать натуре, живописцы не только «портретировали» памятник, тща­тельно изучали, фиксировали его особенности, но и увлекались его жи­вописностью.

Известны три варианта видов Ко­лизея, созданные кистью Никанора Чернецова. В двух из них (1840) ху­дожник написал лишь небольшой фрагмент грандиозных руин. На одной из картин изобра­жен Григорий Чернецов, на другой, по всей видимости, - Поликарп и Гри­горий. Он внимательно под­метил все характерные черты полу­разрушенного памятника, поросшего травой и деревьями. Сопоставляя внешний мир природы и внутреннее пространство затененного помеще­ния, освещенного солнцем через арки, живописец динамично выстроил ком­позицию.

Третий вариант вида амфитеатра – «Колизей в лунную ночь» (1842) - гово­рит о новом подходе автора к постро­ению пространства и освещения. Если раньше Никанор Чернецов, обращаясь к ночному пейзажу, писал «вид», то здесь он создал величественный образ: амфитеатр заполняет собой почти все пространство холста, не оставив места пейзажным далям.

В том же 1842 году Григорий Чер­нецов написал «Голубой грот на острове Капри». С этого времени живописцы стали интересоваться пещерами и гротами, созданными приро­дой или человеком.

Григорий Чернецов сформировал пространство картины, развернув его снизу вверх. Весь холст занят изображением ка­менного грота и моря.

Чернецовы трудились чрезвычай­но много, но не были отшельниками. Они тесно общались с Томаринским, Скотти, Логановским, Григоровичем. Встречали праздники вместе с русской колонией. Но с зарубежными мастера­ми контакты были не столь оживлен­ными. В дневниках содержатся лишь упоминания о Кромеке, Гмелине, Эльзассере, Кателе. Одним из свидетельств этого общения служит группо­вой портрет русской колонии в Италии – «Русские художники в Риме в 1842 году», созданный Григорием Чернецовым (всего 43 человека). Можно перечислить всех присутствующих в то время в Италии художников и иметь представление об их внешнем облике. В конце 1842 года завершилось пер­вое путешествие по Италии брать Чернецовых. Повторно они вернулись сюда спустя несколько лет, в 1846 го­ду.

Они продолжали работать в Риме, Флоренции, Неаполе. Братья были свободны от требований Академии в выборе тем для своих картин, но не ограничились лишь видовыми пейза­жами, а обратились к интерьерному жанру. Художников не пугали трудно­сти и они достигли больших успехов.

Из Египта в Святую Землю

Вслед за первым путешествием по Италии трое братьев - Григорий, Никанор и Поликарп - направились на Ближний Восток. Они прибыли в Александрию, чтобы скорее достичь главной цели нового странствия -Святой Земли. Полтора месяца ху­дожники работали в Египте, затем совершили круиз по Нилу, добрались до Каира. Повсюду они снимали «богатый живописный урожай». Путе­шественников интересовало все. Не боясь трудностей, они залезали на вершины пирамид, чтобы запечат­леть раскинувшуюся взору панора­му. Терпя безжалостное палящее солнце, братья останавливались на каждом шагу и с неутолимой жадно­стью фиксировали в своих альбомах то, что казалось им примечательным. Впоследствии в мастерской худож­ников в Петербурге появлялись но­вые картины. Одной из них был «Вид на Нил в Египте» (1851) Григория Чернецова.

Природа Востока открылась бра­тьям художникам своей декоратив­ной красочностью. Особенно это вы­разилось в изображении древних памятников архитектуры. Интерес­на серия городских пейзажей Пале­стины, среди которых выделяются пейзажи видовые – «Панорамный вид Каира» (1852), «Вид на Эфес» (1849), «Вид Иерусалима» (1854) - и архитек­турные – «Ворота Побед в Каире» (1842), «Улица Табания в Каире» (1842), «Фонтан Хабания в Каире» (1845), «Большой базар в Констан­тинополе» (1843).

Горячим колоритом южной при­роды насыщена картина «Фонтан Хабания в Каире» (1845). Григорий Чернецов нисколько не преувеличил яркость и сочность красочной гаммы - все цвета находят свое соответствие в красках пейзажа. Создается ощу­щение, что архитектурный памятник существует в «зеленом водовороте» экзотических деревьев.

Иное впечатление - необычной простоты и грациозности внутренне­го убранства - производит интерьер в Церкви Георгиевского патриарше­го монастыря в Каире (1842). Интерьер оживлен лишь иониче­скими капителями колонн. Строгость и простота храма подчеркивается скромной цветовой гаммой.

Путешествие любознательных художников шло своей чередой, но из-за воспаления глаз Никанора и заболевания Поликарпа братья уехали из Каира в Иерусалим. Где и умер Поликарп.

Чернецовы создали иконографию Иерусалима, которую можно назвать энциклопедией святого места.

В дальнейшем путешественники посетили остров Родос и Эфес, Константинополь, откуда отправились домой в Петербург. Возвратясь из путешествия в 1843 году, братья получили одобрение за свой труд.

Последние годы

В последние десятилетия своего творческого пути художники ра­ботали с особым напряжением. Для них наступило сложное время. Импе­ратор Николай I однажды нелестно отозвался о работах Чернецовых - и с тех пор ни одна картина на академической выставке не удосто­илась положительного официального отзыва. С оттенком пренебрежения писали о художниках критики. По-другому оценивал творчество живописцев президент Академии художеств герцог Лейхтенбергский, считавший, что если бы у нас в России существовали средства для издания в гравюре и литографичес­ких рисунках, то труды Чернецовых были бы оценены во всей Европе и са­ми они могли обогатиться.

В середине столетия критическое осмысление действительности, прав­да жизни и желание преобразований пришли на смену поэтическому спокойному восприятию мира. Но Чернецовы, стараясь не обращать внимания на критику, продолжали разрабатывать тематику предшествующих лет.

В эти годы Григорий и Никанор Чернецовы занялись исторической живописью, хотя этот жанр не был сильной стороной их творчества. Но эти опыты не изменили сложившегося в обществе отношения к художникам. Их вновь упрекнули в том, что это не исторические картины, а истори­ческие пейзажи, в которых челове­ческие фигуры играют весьма незна­чительную роль.

Среди оптимистических по на­строению картин появились произ­ведения, передающие взволнованное, а порой драматическое состояние живописцев. Григорием Чернецовым в 1860 году была создана картина «Ла­вра Святого Саввы близ Иерусали­ма в Палестине», навеянная трагиче­скими воспоминаниями о смерти во время переезда из Каира в Иерусалим младшего брата Поликарпушки.

С каждым годом братьям Чернецовым становилось все труднее. Интерес к их творчеству по-прежнему угасал. С огромным трудом они получили жалкое содержание. Но через некоторое время и этого пособия они лишились.

К сожалению, трудившие­ся всю жизнь на благо отечества ху­дожники Чернецовы были позабыты в кругу императора. Вскоре, в 1865 году, умер Григорий Чернецов. У Никанора не было денег даже на погребение брата, и он вынужден был просить о по­мощи правление Академии.

Никанор надеялся, что созданные им произведения «полезны отечеству», и просил Академию давать ему заказы, чтобы «оживить дух его, с ко­им готов трудиться всегда». На его просьбу не ответили...

Последние четырнадцать лет он приводил в порядок свое наследие и трудился над окончанием произве­дений брата – «Панорама с высоты Александрийской колонны» (диптих) и вариантом картины «Воззвание Ми­нина в Нижнем Новгороде». В 1874 го­ду Чернецов предложил музею Академии художеств приобрести четыре портфеля с рисунками (около двух ты­сяч единиц), оформив листы папками с золотым тиснением. Не дожив до окончания пол­ной выплаты, Никанор Чернецов умер в 1879 году.

В 1878 году в Академии художеств были экспонированы произведения, предназначенные в дальнейшем для посылки на Всемирную парижскую выставку. Среди представленных кар­тин были работы кисти Чернецовых.

Заключение

Интерес к творчеству академиков, живописцев Григорию Григорьевичу и Никанору Григорьевичу Чернецовым не уменьшается, т.к. их служение искусству, а в сущности России и своему народу составляло их жизненное кредо. Можно со всей определенностью сказать, что творчеству художников Чернецовых всегда было свойственно чувство гражданственности и патриотизма.

Главное значение их трудов видится в том, что они смело противопоставляли классическим красотам Востока и Запада красоты русской земли, указывали на красоту древнерусского зодчества,  что они будили интерес к родным местам.

Картины Григория и Никанора Чернецовых экспонируются во многих музеях страны. Они представлены в Третьяковской галерее, в Русском музее, в ряде областных краеведческих музеев и в картинных галереях. Ивановская картинная галерея хранит два произведения художников-луховчан – «Грот на Волге» (написан Григорием во время путешествия по Волге) и «Римский форум» (архитектурный пейзаж, нарисованный Никанором)

Потомки бережно хранят память о патриотах родной земли, академиках-художниках Г.и Н. Чернецовых. Опубликованы материалы их путешествий, дневники, выпущены книги  «Г. и Н.Чернецовы. Путешествие по Волге», Е.Никольская «Братья Чернецовы». В поселке Лух одна из улиц названа в их честь. Улица эта не только часть Луха, но и отметка на исторической памяти луховчан. Она напоминает о наших славных земляках – первых художниках-академиках Ивановской земли, о которых  в Большой Советской энциклопедии сказано: «Их картины сочетаются с документальной точностью деталей и правдивостью наблюдений. Просветительские по характеру, проникнутые интересом к родной природе, эти произведения стали одним из этапов формирования в русской живописи национального пейзажа»[3].

Список литературы

1. Баделин В.И. Земля Иванов.- Иваново, 2001.- 627с.

2. Большая Советская Энциклопедия. Т.29.- М., 1978.-640с.

3. Галкина П. Творцы «Портрета Волги»// Колхозная правда.- 1983

4. Кабанов А.Ю. Лухский край земля заповедная.- Иваново, 2003.- 364с.

5. Кокурин Н. «Мы решили дать портрет Волги…»// Колхозная правда.- 1988.- 15 октября

6. Логинов С. через тернии – к звездам// Колхозная правда.- 1985.

7. Никольская Е.Братья Чернецовы. – М., 2002.

8. Тихонова пустынь и Лухский край.- Иваново, 2003.- 200с.

___________
Примечания

[1]. Отдел рукописей ГТГ, ф. 3 1, оп. 23 1 3, л. 3.

[2]. Г. и Н. Чернецовы. Путешествие по Волге. М., 1970, с. 50. 

[3]. Официальный сайт Лухского муниципального района

Тэги: Чернецов Н.Г., Чернецов Г.Г.

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню