RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

23 июля 1897 был открыт Благовещенский отдел ИППО

25 июля 1898 общее собрание решило избирать действительных членов ИППО на Совете и ввести в Совет представителя Министерства просвещения

25 июля 1921 на подворье ИППО в Бари была освящена крипта св. Спиридона

Соцсети


Юбилейные торжества Императорского Православного Палестинского Общества в Петергофе и Петербурге*

Императорское Православное Палестинское Общество, с самого основания своего всегда пользовавшееся многими милостями особ царствующего дома, взыскано было высоким вниманием государя императора Николая Александровича и августейших своих покровителей и в знаменательные дни юбилейных торжеств по поводу двадцатипятилетия своей религиозно-просветительной и благотворительной деятельности в Святой Земле и Сирии. Тесное духовное единение, всегда связывавшее деятелей Палестинского Общества с его августейшими покровителями, с особенною силою проявилось в дни 21 и 22 мая 1907 года, когда в совместной молитве к Царю царей о благе и процветании Общества, в непосредственной и живой беседе о его прошлом и будущем, во взаимной благожелательной и доверчивой оценке исторической миссии этого единственного в России учреждения, посвятившего свою деятельность интересам православия в Святой Земле, слились в один гармонический и нравственный союз и царь с царицею, и августейшие члены общества, во главе с председателем великой княгиней Елисаветой Феодоровной, и первенствующий иерарх Российской Церкви с сонмом своих сотрудников — членов Святейшего Синода, и правительствующий синклит в лице ближайших слуг царевых, ведающих главнейшие отрасли русской государственной организации, и члены Совета Общества, и скромные деятели в русских учреждениях Палестинского Общества на Ближнем Востоке. Все участники торжества объединены были одинаковыми мыслями об историческом призвании Палестинского Общества и реальном осуществлении этого призвания за первую четверть века его существования, все, по-видимому, относились (26)1 с равным сочувствием к его почтенной и исключительной миссии, все желали дальнейшего его расширения и процветания и едиными устами и единым сердцем молили Господа Бога, да подаст Он величие и силу Российской Державе, да спасет Он царя православного, покровителя и защитника Церкви, верховного вождя русского народа, да благословит Он труды скромных деятелей Палестинского Общества, проторяющих, по мере своих сил и средств, прямой путь для религиозно-просветительного и благотворительного воздействия Русской Церкви и народа на бедное и обездоленное православное население Палестины и Сирии.

Юбилейные дни Палестинского Общества были редким и исключительным торжеством истинно-христианской деятельности, проявления духовного союза царя с верноподданными на поприще любви, милосердия, покровительства и помощи, господством возвышенных порывов и стремлений духа человеческого на пути к идеальному совершенству, воплощением которого для всего человечества является Богочеловек, Господь наш Иисус-Христос, создавший и обессмертивший для всех христиан Землю Святую, где и осуществляется историческая миссия Императорского Православного Палестинского Общества. На долю палестинских деятелей — участников торжества выпало редкое счастье пережить исключительный момент духовной радости — и от лицезрения царственных особ, оказавших деятелям Общества высокую честь приглашением на торжество во дворец в Петергофе и вызвавших в сердцах всех чувство глубочайшей благодарности за всемилостивейшее внимание, и от снисходительной оценки деятельности Палестинского Общества сонмом высших государственных, духовных и светских представителей, и от сознания своей скромной доли в церковно-общественной сокровищнице добра и света, разносимых Обществом, от имени русского народа по лицу Ближнего Востока. Благодарное чувство радости, пережитое в юбилейные дни Палестинского Общества, сделало память о них незабвенной в сердцах этих участников редкого для них торжества.

I

За три дня до юбилейного торжества приглашенным были разосланы от Двора такие повестки: «По повелению Их Императорских Величеств, обер-гофмаршал имеет честь известить о приглашении Вас, в понедельник, 21 сего мая, в Большой Петергофский Дворец, к 3 часам дня, к молебствию по случаю юбилея Императорского Православного Палестинского Общества».


Балтийский вокзал в Санкт-Петербурге. 1909 год


Вокзал в Петергофе.
Дореволюционная открытка






Фонтаны Петергофа.
Почтовые дореволюционные открытки

Стоял прекрасный майский день, редкий для Петербурга в эту пору года. По большей части пасмурная погода, как бы сочувствуя предстоящему торжеству, в течение целого дня 21 мая дарила петербуржцев и ярким сиянием солнца, и живительным веянием тепла. К назначенному часу на (27) вокзал Балтийской железной дороги дружно собрались приглашенные. Особый поезд быстро перебросил их из Петербурга в Петергоф. А здесь, у железнодорожного вокзала, их уже ожидали кареты и коляски, в которых гости и отправились по чудному петергофскому парку в Большой дворец. Вся дорога, тянувшаяся по аллеям придворного парка, мимо живописных озер и великолепных построек, представляла веселый и привлекательный ландшафт, на котором быстро менялись картины — одна лучше другой. Всюду заметен был удивительный порядок, наблюдалась приветливая гармония, царила величавая тишина. Невольно чувствовалось, что здесь особый мир, непохожий на обыденную житейскую сферу, инстинктивно сознавалось, что тут, по близости, находится тот могучий источник воды живой, которая большими потоками разливается по всей России и приводит в движение колеса сложного механизма управления обширною страною с 140-миллионным населением.


Придворный выезд от главного подъезда Большого дворца в Петергофе.
Худ. Садовников Василий Семенович. 1852 г. Акварель


Большой Петергофский дворец.
Вид из Нижнего парка. Дореволюционная открытка

Но вот и Большой Петергофский дворец. Скрытый аллеями вековых лип и дубов, он как-то сразу предстал взору посетителей, лишь только экипажи повернули с центральной дороги на специальный подъездной путь. Это большое прекрасное здание, раскинувшееся на громадной территории Петергофского парка и обращенное своим фасадом к группе всем известных фонтанов, которые украшают этот парк. Дворец в центральной своей части (Петровский зал) был построен императором Петром Великим по плану архитектора Леблонда, а при императрице Елизавете Петровне к средней его части были пристроены боковые флигеля, по плану знаменитого архитектора графа Растрелли (1746 г.); императоры Павел I и Александр I, как и их царственные преемники, продолжали украшать и благоустраивать этот исторический дворец. Здесь, по воле государя, и должно было состояться торжественное юбилейное собрание Палестинского Общества.

В ожидании государя императора, имевшего прибыть в Большой дворец с собственной дачи «Александрия», все приглашенные участники юбилейного торжества собрались на одной из внутренних террас, обращенной окнами в парк. Здесь находились председатель и некоторые члены Государственного Совета, четыре министра, обер-прокурор Св. Синода и его товарищ, несколько придворных и столичных дам, члены Совета Палестинского Общества и лица, принадлежащие к администрации этого Общества в Петербурге, Одессе и Иерусалиме.


Тронный (Петровский) зал Большого Петергофского дворца. 2013 год.
В Тронном зале давали официальные аудиенции, устраивали парадные обеды, концерты, балы. В настоящее время на стену у трона возвращен конный портрет Екатерины II, который после ее смерти был снят, и на его месте появилась шпалера «Петр I, спасающий рыбаков во время бури на Ладожском озере». После появления гобелена Тронный зал стали называть Петровским.
Фото: Музеи России

Между тем в Петровском зале дворца делались приготовления к совершению благодарственного молебствия. В восточной половине этого обширного зала, отличающегося как и соседние, богатой обстановкой, был поставлен аналой с иконами, а вокруг него раскинут прекрасный ковер. Около трех часов дня в зал явились придворные певчие, одетые в парадные кафтаны малинового цвета, и симметрично расположились на правой стороне от аналоя. Затем из соседнего зала вышел сонм иерархов, протоиереев и диаконов, (28) которые и заняли места пред аналоем. Во главе их был первенствующий член Святейшего Синода, высокопреосвященный Антоний, митрополит С.-Петербургский и Ладожский, а вместе с ним находились члены Св. Синода — архиепископы: Агафангел Рижский и Митавский, Арсений Псковский и Порховской, Сергий Выборгский и Финляндский и Николай, б. Тверской; епископы: Иннокентий Тамбовский и Шацкий и Никон Вологодский и Тотемский. Здесь также были: придворный сакелларий П.А. Благовещенский, член Совета Общества и председатель Училищного Совета при Св. Синоде протоиерей П.И. Соколов, действительный член Общества и представитель в России Антиохийского Патриарха архимандрит Игнатий, родом сириец, придворные протодиаконы И.Ф. Попов, В.И. Попов и В.И. Громов.

Величественное зрелище представлял сонм иерархов и прочего духовенства, облаченных в золотые драгоценные ризы, имевших на себе все атрибуты своего высокого служения. Здесь присутствовал малый собор всей Российской Церкви—в лице первенствующего и прочих членов Св.Синода с другими клириками, здесь находилось высшее административно-иерархическое представительство этой Церкви со всеми присущими ему правами власти. И чувствовалась внутренняя, неразрывная связь этого церковного представительства с тем великим служением во имя Христово, которому посвятило себя Императорское Православное Палестинское Общество. Оно также служит Церкви и работает на поприще религиозной миссии, оно также стремится к водворению среди необразованных и бедных сиро-арабов истинно церковного самосознания, распространяет свет православной мысли и чувства в заброшенной среде, несет от имени единоверного и сильного северного брата пламенеющий светоч православия, любви Христовой, истинного братства, бескорыстного покровительства тем своим братьям во Христе, которые силою исторических обстоятельств были поставлены в крайне неблагоприятные условия церковно-общественной жизни. И вот, после первой четверти века деятельности Общества, настала ее справедливая и беспристрастная оценка — и, прежде всего, со стороны Церкви, как преимущественно компетентной в оценке деяний церковно-общественного и религиозно-просветительного значения. И для Совета Палестинского Общества в высшей степени было приятно встретить со стороны первоиерарха Российской Церкви, митрополита Антония и всех членов Святейшего Синода в наличном его составе полную отзывчивость к задачам Общества, совершенную готовность разделить его первое юбилейное торжество, объективность и разносторонность суда над его церковно-общественной деятельностью. Совет Общества глубоко благодарен высокопреосвященному Антонию и всем членам Святейшего Синода за участие в торжествах, придавшее ему в церковном отношении истинно византийское величие и пышность и сообщившее всю силу и действенность вполне христианского, истинно русского и православного праздне(29)ства. Сочувственный и благожелательный отклик владыки митрополита и прочих иерархов самым убедительным образом засвидетельствовал, что Церковь, в лице своих представителей и от имени центрального административного своего органа, благословляет и освящает религиозно-просветительную и филантропическую деятельность Палестинского Общества, радуется ее успеху и желает дальнейшего ее развития в присущем ей духе православия и церковности.

Это была оценка правая и авторитетная. Великое умиление и высокую духовную радость вызвала она в сердцах деятелей Общества, укрепила их в сознании важности и пользы лежащего на них долга, ободрила их на новые подвиги и труды ради Сиона и Иерусалима. Ведь Общество и в России, и на Востоке — месте своей активной деятельности — работает под кровом и сенью Православной Церкви и в союзе с высшею церковною властью, привыкло испрашивать благословение церковное на всякое свое дело, руководится в своих задачах священными идеями истинно церковного учения, вдохновляется на свой подвиг евангельскими заветами любви, правды и милосердия. Для него было в высшей степени важно встретить здесь, в России, у самого источника своего разностороннего вдохновения на предлежащий священный подвиг, искреннее и благожелательнейшее отношение к своей деятельности, засвидетельствованное сонмом иерархов, во главе с митрополитом Антонием, которые все с истинно отеческой любовью, с полным и беспристрастным вниманием, с авторитетной оценкой заслуг Общества прибыли в Большой Петергофский дворец для вознесения молитвенного благодарения Господу Богу за совершенные труды, Общества и испрошения его действенного благословления на предстоящий Обществу дальнейший подвиг. И при взгляде на величественный собор иерархов, готовых приступить к совершению церковного торжества, невольно чувствовалась важность и исключительность момента, сознавалось величие и историческая ценность события. И думается, что все светские лица, присутствовавшие на торжественном богослужении в Петровском зале дворца, переживали одинаковые с нашими думы и чувства, и своим глубоким поклоном, которым каждый приветствовал служителей Божьих, выразили и почтение к ним, и любовь к Церкви Христовой, и благодарность этим ее представителям за их отечески-внимательное отношение к Палестинскому Обществу.


Портрет императрицы Александры Федоровны.
И.С. Галкин (1860-1915). Холст, масло.
Государственный Русский музей.
На левом плече императрицы виден золотой знак почетного члена ИППО с белой эмалевой серединой

Но вот в Петровском зале, где присутствовали все многочисленные участники палестинского праздника, водворилась абсолютная тишина. Тихо пронеслась весть о приезде во дворец государя императора, напряженный взор всех был обращен к входным дверям, чрез которые должен был войти царственный хозяин, тихой, величественной походкой вошел государь в зал под руку с государыней императрицей Александрой Федоровной. Их Величества, поравнявшись с духовенством, остановились и (30) сделали всем царственный поклон. Духовенство и все присутствующие приветствовали Их Величеств в то же время глубоким поклоном. Вслед за Их Величествами в Петровский зал вошли: Ее Императорское Высочество великая княгиня Елизавета Федоровна, председатель Императорского Православного Палестинского Общества, великие княжны — Ольга Николаевна и Мария Павловна, великие князья — Алексей Александрович и Димитрий Павлович и князь Иоанн Константинович. Они также были приветствованы поклоном всех присутствующих и милостиво ответили на этот привет. Их Величеств и Их Высочеств сопровождала свита: обер-гофмейстерина, статс-дама, министр двора, обер-гофмаршал, обер-церемониймейстер, дворцовый комендант, гофмаршал, заведующий хозяйством и дежурный флигель-адъютант.

Блеск военных и придворных мундиров и изящные светлые дамские туалеты производили весьма эффектное впечатление, увеличивали торжественность обстановки и придавали ей ту пышность, которою отличаются все торжественные собрания при русском дворе. Представлялось, что и государство, в лице Их Величеств и Их Высочеств, в присутствии придворных чинов и государственных сановников, одобряло и приветствовало наравне с Церковью, гуманную деятельность Палестинского Общества, работающего во славу русского имени на Ближнем Востоке. Правда, в этой деятельности нет места политике, — она чужда всяких государственно-дипломатических мотивов, не преследует и не защищает гражданских и мирских интересов нашего Отечества на Православном Востоке, а ведется исключительно по побуждениям христианской веры, любви и братства, совершается на пользу туземного населения независимо от различия племен и национальностей и вне влияния местных государственных задач в их отношении к русской политике. Но благочестивейший и православнейший государь, применительно к историческим заветам русской старины, всегда был и есть защитник и покровитель Церкви и православия, попечитель церковно-религиозных и благотворительных учреждений, руководящихся в своей деятельности началами истинной веры. Для любвеобильного царя русского являются ценными те учреждения, которые возникают и действуют под покровом Церкви и во имя евангельских начал веры и нравственности, служат проводником этих начал в жизнь общественную, поддерживают устои государственного строя, содействуют политической мощи царства. Ведь такие учреждения, с характером церковно-общественным, наилучшим образом выражают издавна господствующее в России взаимоотношение государства и церкви, скрепляют их органический союз и оттеняют взаимную их помощь в делах общего и принципиального значения.

В юбилейном торжестве Палестинского Общества как нельзя лучше выразился этот доверчивый и взаимно благожелательный союз Церкви и государства в России. Уже самый состав деятелей и членов этого Общества, (31) принадлежащих к мирскому и к духовному званию, к лицам различного общественного положения, к сынам чертога царского и скромного обывательского дома, показывает, что задачи Общества стоят выше обыденных житейских попечений, преследуют интересы не частные, сословные или партийные, но — общего и принципиального свойства, направлены к торжеству идей не временных и случайных, но основных, жизненных, вечных. Словом, разнообразные по званию и положению деятели и члены Палестинского Общества в своих посильных трудах в осуществлении его задач руководятся учением Евангелия и Церкви Христовой, а как верные сыны своей родины, они ревнуют и о славе русского имени в странах Ближнего Востока, путем морального воздействия Общества на окружающую среду. Затем, присутствие на торжестве русских иерархов свидетельствовало о благословении, износимом от имени Церкви на Общество, его задачи и труды. Наконец, и сам верховный вождь русского народа, глава и представитель государства, император Николай Александрович своим милостивым вниманием к Обществу, приглашением для торжества в свой дворец и непосредственным участием в этом торжестве засвидетельствовал о благоволении к Обществу и со стороны государства, поскольку его деятельность посильно содействует и сопутствует славе русского народа, распространяет величие русского государства в сознании христианского населения Востока, помогает росту государственных у нас начал в духе христианской любви и братства, по заветам прежних устроителей государственной жизни, признававших за могучим русским народом моральный долг простирать руку помощи нашим бедным и несчастным единоверцам в Святой Земле и на всем Православном Востоке. Таким образом, в юбилейном торжестве Палестинского Общества рельефно отразился исторический союз церкви и государства российских на почве совместной религиозно-просветительной и миссионерско-благотворительной деятельности, проводником которой на далекой христианской чужбине является это Общество, — здесь совершился новый знаменательный акт духовного единения церкви и государства, в лице присутствовавших на торжестве представителей той и другого, входящих в состав членов Палестинского Общества для служения по мере сил и средств высокой задаче поддержания величайших святынь — Живоносного Гроба Господня и Честного и Животворящего Креста,— здесь еще раз состоялось фактическое их братание у подножия Креста Христова, которому Общество невозбранно служило целую четверть века.

* * *
Ровно в три часа началось служение благодарственного молебна. Торжественная обстановка в совершении церковного чинопоследования, многочисленный собор священнослужителей, исключительный состав (32) присутствовавших на богослужении лиц, гармоническое пение придворной капеллы, ясно и отчетливо произносимые молитвы — все производило отрадное впечатление на слушателей, вселяло в них мир и успокаивало дух среди ежедневных тревог и волнений крайне смутного времени, которое переживалось в весенние дни текущего 1907 года.

В конце молебна были возглашены многолетия государю императору, государыням императрицам, председателю Палестинского Общества великой княгине Елизавете Федоровне и всему царствующему дому, как мощным и великодушным покровителям и защитникам Палестинского Общества, содействующим его процветанию и успешному выполнению назначения, как продолжателям высокой филантропической деятельности их знаменитых и приснопамятных предшественников, никогда не умолкавших ради Сиона и не находивших покоя ради Иерусалима. Потом было совершено молитвенное поминовение императоров Александра Николаевича и Александра Александровича, императрицы Марии Александровны, великих князей Сергия Александровича, Константина Николаевича и Николая Николаевича Старшего, великой княгини Александры Георгиевны, с провозглашением им вечной памяти. О многом рассказал присутствующим этот ряд царственных имен, связанных крепкими, неразрывными узами с историческими судьбами нашего отечества и записанных золотыми письменами на скрижалях его сношений с Православным Востоком, на почве которых потом выросло Императорское Православное Палестинское Общество.


Император Александр II Освободитель.
Лавров Николай Андреевич. 1868 г. Холст, масло.
Артиллерийский музей, Санкт-Петербург.

Император Александр II прочною стопою стал на путь державного покровительства православию на Востоке, установив, при посредстве Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и правильных дипломатических воздействий, надлежащую точку зрения на восточный церковный вопрос и на самый характер участия в нем со стороны России. Он оказывал могучее и благодетельное покровительство православию на Востоке, щедро давал пособия Палестинскому Комитету и Палестинской Комиссии, которым было вверено это святое дело, и своим мощным влиянием много содействовал улучшению правового и социального положения христиан в пределах Турецкой империи.


Императрица Мария Александровна.
Худ. Журавлев Фирс Сергеевич (1836-1901). До 1880 г. Холст, масло.78,8 х 66 см
Эрмитаж, Санкт-Петербург

Его супруга, императрица Мария Александровна, отличавшаяся глубиною веры, необыкновенною добротою и любвеобильным сердцем, в течение всей своей жизни пламенела горячим чувством умиления пред великим значением Святой Земли и стремилась поклониться Живоносному Гробу Господню, что, однако, не удалось осуществить. Императрица Мария Александровна оказывала щедрую помощь местным православным учреждениям и на счет государыни была основана архимандритом Антонином первая русская школа близ Иерусалима в Бейт-Джале.


Портрет великого князя Константина Николаевича.
Худ. Тюрин Платон Семенович (1816 - 1882). Холст, масло. 121 x 90 см.
Национальный музей Чеченской Республики, Грозный


Великий князь Николай Николаевич Старший
(генерал-фельдмаршал, генерал-инспектор по инженерной части)
Худ. Шильдер Николай Густавович (1829-1898). Холст, масло.
Центральный военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи

Великие князья Константин Николаевич (1827-1892) и Николай Николаевич Старший (1831-1891) совершали паломничество на Святую Землю и были почетными членами ИППО

Великие князья Константин Николаевич и Николай Николаевич, проникнутые тою же любовью к стране священных событий, были ревност(33)ными сотрудниками своего царственного брата в деле служения местному православию и значительно подготовили, вместе с ним, учреждение Палестинских Комитета и Комиссии, предшествовавших Палестинскому Обществу. Последнее и возникло в царствование миролюбивого царя Александра III, с его милостивого соизволения и прозорливого одобрения, являясь и завершением прежних предначинаний в этом направлении, и выражением его гуманной политики на Ближнем Востоке. Основателем Палестинского Общества, первым его председателем и руководителем был августейший сподвижник и брат царя-миротворца, великий князь Сергий Александрович, царственному попечению и августейшему покровительству которого Общество обязано расцветом и строго определенным направлением своей деятельности в целях братской помощи русским паломникам и православным сирийцам.


Великая княгиня Александра Георгиевна, принцесса Греческая и Датская (1870-1891)

Наконец, великая княгиня Александра Георгиевна питала самое горячее сочувствие деятельности Палестинского Общества, распространяемой на дорогом ее любвеобильному сердцу Православном Востоке, и своим благотворным моральным влиянием оказала и свою долю помощи этому Обществу.

Таким образом, молитвенное поминовение в Бозе почивших царственных защитников и покровителей православия в Святой Земле открывало пред духовным взором присутствующих целую историю многолетних отношений России к Ближнему Востоку, вскрывало «дни древние» из времен и обстоятельств, предшествовавших учреждению Палестинского Общества или относящихся к первому периоду его существования, и поучало современных его деятелей следовать по стопам царственных и августейших своих предшественников. И оказалось, что именно эти выше названные царственные имена должны быть начертаны золотыми буквами в предварительной истории Палестинского Общества и поставлены во главе всех последующих его деятелей. Они именно, эти державные защитники и покровители Святой Земли, больше всего и содействовали организации Общества, подготовляя своей политикой и благотворительностью на Востоке благоприятную для этого учреждения почву как в пределах Русской империи, так и на местах последующей деятельности Палестинского Общества. При их разностороннем и просвещенном содействии и образовалась та чистая духовная атмосфера, которая обеспечила реальную возможность успеха и прогресса Общества как в России, так и на Востоке.

Казалось, что умилительные возгласы «вечной памяти» царственным покровителям православия в Святой Земле, повергшие всех в сокрушение и преклонение долу, призвали современных деятелей Общества к возможному с их стороны подражанию трудам своих предшественников, — которые так же не умрут, как бессмертны и их священные имена и праведные души. Затем провозглашено было многолетие всем деятелям (34) и членам Императорского Православного Палестинского Общества. С бодрым сознанием своего долга, с верою в свои силы, с надеждою на небесную помощь Царя царей прослушали все присутствующие молитвенное на них призывание церковных даров мира, тишины, здравия, долгоденствия, спасения и многолетия. Громкое многая лета, с обычным художественным исполнением пропетое придворным хором, прозвучало завершительной молитвой благодарственного молебного пения.

Кончился молебен, духовенство проследовало из Петровского зала в одну из соседних зал для разоблачения, а приглашенные на торжество деятели и члены Палестинского Общества перешли в Купеческий зал, где должно было состояться официальное заседание Совета в Высочайшем присутствии. В Петровском зале остались государь, государыня, великая княгиня Елисавета Феодоровна и прочие августейшие особы. Их Величества пожелали осчастливить милостивым словом прибывших из Палестины на торжество лиц, которых, по повелению государя, сообщенному гофмаршалом графом И.К. Бенкендорфом, имел счастье представить Их Величествам вице-председатель Общества Н.М. Аничков. Государь и государыня изволили милостиво спрашивать управляющего русскими подворьями в Иерусалиме Н.Г. Михайлова, начальницу учительской семинарии в Бейт-Джале Е.И. Голубеву и уполномоченного Общества в Одессе М.И. Осипова по школьному и паломническому вопросам, как подлежащим ближайшему их заведованию на местах их служения по доверию и полномочию Палестинского Общества. Осчастливленные высоким вниманием Их Величеств, эти скромные работники Общества навсегда сохранят в своих сердцах чувства восторженного удовольствия и живейшей признательности за оказанную им исключительную милость.

* * *


Танцевальный (Купеческий) зал Большого Петергофского дворца.
Фото: spbhi.ru

Купеческий зал — один из роскошнейших по обстановке и украшениям во всем обширном Петергофском Большом дворце. Золото, бронза, художественные произведения живописи и скульптуры придают этому залу особый блеск. Для предстоящего заседания по средине зала был поставлен покоем длинный стол, покрытый малиновым сукном. По одной стороне стола был помещен ряд кресел для Высочайших особ и членов Совета Общества, а на противоположном крае, во всю его длину, были красиво разложены изящные издания Палестинского Общества, появившиеся в течение первого двадцатипятилетия его существования и выразительно свидетельствовавшие о плодотворной научно-литературной его деятельности. Пред столом были поставлены в два ряда кресла для присутствующих.

В зал вошли Их Величества и Высочайшие особы и заняли за столом места. В центре изволил поместиться государь император, рядом справа — государыня императрица, слева — великая княгиня Елисавета Феодоров(35)на, а около заняли кресла Их Императорские Высочества, великие княжны Ольга Николаевна и Мария Павловна, великие князья Алексей Александрович и Димитрий Павлович, а также Его Высочество князь Иоанн Константинович. За тем же столом по обе стороны Высочайших особ поместились: почетный вице-председатель Общества Д.С. Арсеньев, вице-председатель Н.М. Аничков, помощник председателя М.П. Степанов, члены Совета: И.Е. Шевич, В.К. Саблер, А.П. Рогович, П.И. Остроумов, протоиерей П.И. Соколов, В.В. Латышев, Н.Г. Дебольский, М.П. Боткин, М.Т. Преображенский и Н.П. Быков, и. об. секретаря Общества профессор А.А. Дмитриевский и помощник секретаря камер-юнкер Д.В. Истомин.

В рядах кресел, расположенных пред столом, за коим поместились особы императорской фамилии, и назначенных для приглашенных на торжество, центральное место занял высокопреосвященный Антоний, митрополит С.-Петербургский, по правую и левую его стороны поместились архиепископы и епископы — члены Св. Синода: Сергий Финляндский, Агафангел Рижский и Митавский, Арсений Псковский и Порховской, Николай б. Тверской, Иннокентий Тамбовский и Шацкий, Никон Вологодский и Тотемский и Платон Чигиринский, а равно другие духовные лица: придворный сакелларий протоиерей П.А. Благовещенский и архимандрит Игнатий, представитель Антиохийского Патриарха.

Из придворных дам здесь находились: обер-гофмейстерица светлейшая княгиня М.М. Голицына, статс-дама графиня А.А. Олсуфьева, фрейлина принцессы Баттенбергской мисс Кёр, фрейлины: Е.Ф. Джунковская, княгиня Е.Н. Оболенская, М.А. Торопчанинова.

Тут же заняли места: председатель Государственного Совета М.Г. Акимов, министры: Императорского Двора барон В.Б. Фредерикс, финансов — В.Н.Коковцов, народного просвещения — П.М. фон-Кауфман, иностранных дел — А.П. Извольский и обер-прокурор Св. Синода П.П. Извольский, члены Государственного Совета: И.А. Горемыкин, А.Г. Булыгин, Б.В. Штюрмер. Из членов-учредителей Общества были вдова д. т. с. С.Д. Хитрово и граф Н.Ф. Гейден, члены Общества: сенатор Н.П. Боголюбов, генерал-майор А.К. Боярский и А.Б. Коптев. Из придворных чинов присутствовали: обер-гофмаршал князь А.С. Долгорукий, обер-церемониймейстер граф В.А. Гендриков, гофмаршал граф П.К. Бенкендорф, дворцовый комендант В.А. Дедюлин, генерал-лейтенант М.М. Аничков и дежурный флигель-адъютант и воспитатель великого князя Димитрия Павловича полковник Г.М. Лайминг. Тут же находились: редактор «Сообщений И. П. П. Общества» профессор И.И. Соколов, вышеуказанные, приглашенные из Иерусалима, лица — Е.И. Голубева и Н.Г. Михайлов и из здешних служащих в Обществе — одесский уполномоченный М.И. Осипов, бухгалтер В.И. Белынский и старший делопроизводитель В.Д. Юшманов. По составу участников это было исключительное, единст(36)венное заседание Совета и деятелей Палестинского Общества, собравшее в тесный союз царственных особ и представителей церкви, первых слуг царских и подвижников науки, основателей и руководителей Общества и дальних его сотрудников в Святой Земле и на пути к святым местам из нашего отечества.

Столь исключительное собрание само по себе свидетельствовало, насколько почтенна была деятельность Палестинского Общества за первую четверть века его существования, но все присутствующие сознавали, что пред работниками Общества открывается еще весьма обширное поприще для сеяния истинно-христианского знания и для гуманитарного воздействия на бедных и малообразованных наших братьев по вере. И верилось, что блестящее по составу участников и историческое по своему значению заседание Совета в Большом Петергофском дворце является ручательством грядущей славы Палестинского Общества и умноженного его преуспеяния на великом поприще любви, правды и добра, во имя которых оно и возникло, и благополучно прошло свой первый путь в течение минувшей четверти века.


Николай Милиевич Аничков (1844–1916), почетный член ИППО,
член Совета, председатель Отделения по поддержанию Православия,
вице-председатель ИППО (1900-1908).

По открытии заседания, вице-председатель Общества Н.М. Аничков прочитал следующий Высочайший рескрипт, данный на имя августейшего председателя Палестинского Общества великой княгини Елисаветы Феодоровны.

«Ваше Императорское Высочество!

Двадцать пять лет тому назад, по мысли в Бозе почившего супруга Вашего и других ревнителей благочестия, возникло Императорское Православное Палестинское Общество для оказания содействия отечественным паломникам, посещающим святые места Востока, а также для изучения и распространения среди народа сведений о Святой Земле и поддержания в ней православия. Руководство новым Обществом незабвенный мой родитель император Александр III вверил своему августейшему брату великому князю Сергию Александровичу, дважды посетившему Иерусалим по завету блаженной памяти императрицы Марии Александровны, моей возлюбленной бабки.

Приняв председательство в Палестинском Обществе, великий князь Сергий Александрович содействовал своими трудами и материальными средствами обретению во Святом Граде Порога Судных Врат на месте базилики  императора Константина и, воодушевляя своим примером усердных своих сотрудников, поставил Общество на такую высоту, что оно вскоре заняло почетное место среди подобных ему Палестинских Обществ других европейских государств, привлекло внимание иерархов Русской и Восточных Церквей и представителей ученого мира, расположило к себе паломников и заслужило благодарную любовь православного населения Святой Земли.

После кончины приснопамятного основателя Общества, Я поручил Вашему Императорскому Высочеству заботу о близком сердцу почившего (37) деле, с которым Вы ознакомились, предприняв вместе с великим князем путешествие к святым местам Палестины. В деле этом Ваше Высочество нашли новое поприще для проявления Вашей всегдашней отзывчивости на все доброе и любви к России.

Под попечительным председательством Вашим Общество сохранило, зри помощи Божией, приобретенное им доверие населения и все свое значение в Святой Земле. Ныне, обладая в Палестине владениями, ценностью почти в два миллиона рублей, оно имеет 8 подворий, где находят приют до 10 000 паломников, больницу, 6 лечебниц для приходящих, весьма многими посещаемых, и 101 учебное заведение с 10 400 учащихся; за 25 лет им выпущено в свет 347 изданий по палестиноведению.

Столь плодотворные труды руководимого Вами Палестинского Общества вызывают во мне отрадную потребность выразить Вашему Императорскому Высочеству и всем достойным деятелям Общества мою сердечную признательность. Я уверен, что, при живом участии Вашем, Общество и впредь будет с прежним успехом выполнять высокие задачи, предначертанные ему Августейшим Основателем.

Пребываю к Вам неизменно доброжелательный

На подлинном собственною Его Императорского Величества рукою начертано:
и сердечно любящий Вас
НИКОЛАЙ.

В Петергофе
21 мая 1907 года».


А.А. Дмитриевский (1856-1929), секретарь ИППО и почетный член ИППО.
Фотография А.А. Дмитриевского с автографом 1905 г.
из архива потомка Дмитриевского - С. Ю. Степанова любезно предоставлена для сайта IPPO.Ru

Затем слово было предоставлено и<сполняющему> об<язанности> секретаря Общества, профессору А.А. Дмитриевскому, который и занял просвещенное внимание высокого собрания своей речью на тему: «Державные защитники Святой, Земли и покровители Императорского Православного Палестинского Общества и августейшие паломники у Живоносного Гроба». Указав на первый пример царственного паломничества ко Гробу Господню в лице византийской царицы св. Елены и на покровительство Святой Земле императора Константина Великого, которому потом подражали цари Православного Востока и инославного Запада, оратор перешел к обзору фактов державной защиты Гроба Господня и царственного к нему паломничества в нашем Отечестве, начиная с удельного периода в его истории и оканчивая современной эпохой, причем сосредоточил свое изложение, как и естественно, на обстоятельствах, вызвавших к бытию Палестинское Общество, в связи с державным ему покровительством Высочайших особ. В речи рельефно был выражен рост палестинской идеи у престола русских венценосцев и их сподвижников и представлен блестящий к нему комментарий в исторических фактах их защиты (38) православия в Святой Земле, паломничества к святым местам Востока и покровительства вновь учрежденному по тем же мотивам Палестинскому Обществу. Речь профессора А.А. Дмитриевского была прослушана с живым интересом и произвела прекрасное впечатление.


М.П. Степанов (1853 - 1917),
помощник Председателя ИППО, почетный член ИППО



Наследник цесаревич
Алексей Николаевич (1904-1918),
сын императора Николая II


Великая княжна
Ольга Николаевна (1895-1918),
дочь императора Николая II

 
Великий князь
Владимир Александрович (1847-1909),
брат императора Александра II

 
Великий князь
Алексей Александрович (1850-1908),
брат императора Александра II


Великая княгиня
Ольга Александровна (1882-1960),
сестра императора Александра III

 
Великий князь
Михаил Александрович (1878-1918),
брат императора Александра III

 
Княжна крови
Ирина Александровна (1895-1970),
дочь великого князя Александра Михайловича

 
Князь крови
Иоанн Константинович (1886-1918),
сын великого князя Константина Константиновича

Августейшие особы, избранные почетными членами ИППО
на юбилейном собрании 21 мая 1907 г.


Великая княжна Ольга Николаевна в парадном платье.
На плече приколот золотой знак почетного члена ИППО. 1911 г.

После речи проф<ессора> А.А. Дмитриевского поднялся с места один из пионеров палестинской идеи в России, сотрудник великого князя Сергия Александровича в деле устройства Палестинского Общества, его преданный и опытный работник, а ныне и помощник председателя, М.П. Степанов, и провозгласил имена особ императорской фамилии, соизволивших принять звание почетных членов Общества. В состав новых августейших деятелей Общества вступили: наследник цесаревич и великий князь Алексий Николаевич, великие князья: Михаил Александрович, Владимир Александрович, Алексий Александрович и князь Иоанн Константинович, великая княгиня Ольга Александровна и великая княжна Ольга Николаевна и княжна Ирина Александровна. При этом новым августейшим членам Общества, присутствовавшим на заседании, — великой княжне Ольге Николаевне и князю Иоанну Константиновичу были вручены августейшим председателем Общества великой княгиней Елисаветой Феодоровной знаки почетных членов.


Завершительным актом торжественного заседания было поднесение государю императору, государыне императрице и великим князьям, княгине и княжнам экземпляров исторической записки, составленной, по поручению Совета Общества, профессором А.А. Дмитриевским, под заглавием — «Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века (1882-1907 г.). Выпуск I. Русские учреждения в Святой Земле до 1889 г. СПб., 1907», а также альбома — «Русские учреждения в Святой Земле и почившие деятели Императорского Православного Палестинского Общества (1882-1907)». Экземпляры обоих изданий Общества, в прекрасных переплетах, имели счастье подносить царственным особам вице-председатель Н.М. Аничков и и. об. секретаря А.А. Дмитриевский, который и был удостоен государем милостивой беседы.

По окончании заседания Их Величества отбыли на дачу «Александрия», а приглашенным участникам торжества был предложен в Петровском зале чай. Около пяти часов все отправились в придворных экипажах на вокзал железной дороги, а оттуда в особом поезде — в Петербург.

* * *
В радостно-восторженном настроении возвращались деятели Общества из Петергофа. Все глубоко были тронуты царственным вниманием к ним и преисполнены были живейшей благодарности государю и государыне, удостоившим оказать им высокое и милостивое гостеприимство в царских чер(39)тогах. Факт дарственного сочувствия Обществу повысил веру усердных его работников и в святое дело служения далеким братьям по религиозно-нравственным воззрениям, и в свои собственные силы, окрылил всех светлой надеждою на лучшее будущее в положении и деятельности Общества, укрепил 3 сознании успешного осуществления новых планов и предприятий этого благодетельного учреждения в нашем отечестве и ободрил в их просветительно-филантропических стремлениях. Поэтому на юбилейном торжестве Общества не замечалось и не было ни розни, ни отчуждения, хотя собрание было единственным и исключительным по составу, — здесь, напротив, господствозало полное общение, наблюдалась повсюду величавая простота, сквозило во всем сочувствие идее, руководящей Общество. Прибывшие в царский чертог избранники принесли сюда самое дорогое свое приобретение — любовь к Святой Земле и к святому делу Палестинского Общества.

II


Сергиевский дворец (бывш. дворец Белосельских-Белозерских) в Санкт-Петербурге, где жила великокняжеская семья Сергея Александровича и Елизаветы Федоровны. 1890-е.
Напротив дворца - Аничков мост через Фонтанку, справа от дворца - подворье Троице-Сергиевой лавры с храмом прп. Сергия Радонежского

Отрадное воспоминание оставил в присутствующих и второй день юбилейных празднеств Общества — 22 мая 1907 года, когда торжество совершалось в Петербурге, во дворце августейшего председателя, великой княгини Елисаветы Феодоровны. И этот день посвящен был молитве и торжественному заседанию.

Тесная семья членов Совета Общества, его деятелей и служащих в канцелярии долгом своей благодарной признательности считала начать этот знаменательный день заупокойной молитвой по основателе и первом председателе Общества, в Бозе почивающем великом князе Сергии Александровиче, мученически скончавшемся в стенах Московского Кремля 4 февраля 1905 года.

В десять часов утра небольшой храм во дворце великой княгини Елисаветы Феодоровны стал наполняться бывшими сотрудниками в Бозе почившего великого князя, хранителями его заветов, исполнителями его предначертаний в области задач Палестинского Общества, горячими почитателями светлой памяти этого царственного паломника к Живоносному Гробу Господню, всю жизнь свою не умолкавшего в своих думах и трудах ради Сиона и Иерусалима. Литургию за упокой чистой его души совершил член Совета Общества и председатель училищного Совета при Св. Синоде, протоиерей П.И. Соколов, при пении певчих Преображенского полка, которым когда-то командовал почивший великий князь. После литургии была отслужена панихида при трогательно-художественном исполнении певчими церковных песнопений; присутствующие горячо молились об упокоении в обителях небесных светлой и любвеобильной души безвременно почившего основателя Императорского Православного Палестинского Общества.

(40) Кончилась умилительная служба, потухли священные лампады, по храму клубами носился благоухающий фимиам, а верные сподвижники великого князя Сергия Александровича и пламенные о нем молитвенники, собравшись в храме его дворца, где незримо витал чистый дух Почившего, который, вероятно, не раз молился в этом тихом священном месте и испрашивал у Господа Бога благословения и помощи в своих делах, еще долго оставались здесь, мысленно вспоминая и воспроизводя в своем сознании облик незабвенного их руководителя, проникнутого горячим и искренним желанием поддерживать православие в Святой Земле и сопредельных с нею странах Православного Востока.

В три часа дня во дворце великой княгини Елисаветы Феодоровны начался съезд участников предстоящего торжественного собрания Палестинского Общества. Прежде всего, сюда прибыли члены Совета Общества in corpore, так как Ее Императорское Высочество изволила выразить желание сняться на общей фотографической группе с ближайшими сотрудниками. Приветствуя августейшего председателя Общества, вице-председатель Н.М. Аничков имел счастье поднести Ее Высочеству букет из ландышей с лентой красно-голубого цвета (на какой носятся знаки пожизненных членов Общества). Затем, фотографом Буасона была снята группа членов Совета Общества во главе с великой княгиней Елисаветой Феодоровной и великим князем Димитрием Павловичем. С соизволения великой княгини вице-председатель представил потом Ее Высочеству редактора «Сообщений ИППО» профессора И.И. Соколова, делопроизводителя канцелярии Общества В.Д. Юшманова и бухгалтера В.И. Белынского, с которыми великая княгиня изволила милостиво беседовать по делам, относящимся к их специальным занятиям в Обществе.

Между тем обширные залы дворца стали наполняться приглашенными участниками торжества. Сюда прибыли — высокопреосвященный митрополит Антоний, все члены Св. Синода, присутствовавшие и на торжественном заседании в Петергофе, и кроме того архиепископ Ставропольский Агафодор, епископы Сергий Ямбургский, Антонин Нарвский и Кирилл Гдовский, министры и члены Государственного Совета, представители ученых и просветительных обществ, высших учебных заведений, административных и иных учреждений Петербурга, столичные, провинциальные и заграничные деятели Палестинского Общества, все служащие в его канцелярии и другие лица. Общее число собравшихся простиралось свыше 200 человек. Это было редкое собрание по разнообразию своего состава и по блестящему внешнему своему виду.

В четыре часа дня в Белом зале дворца, в присутствии великой княгини Елисаветы Феодоровны и великого князя Димитрия Павловича, был совершен благодарственный молебен пред водруженной здесь в прекрасном киоте из дубового дерева иконой преп. Сергия Радонежского, пред которой со (41) времени мученической кончины великого князя неугасимо горит лампада, и другими иконами, присланными с Востока в благословение Обществу ко дню его юбилея. Богослужение совершил высокопреосвященный митрополит Антоний, при участии архиепископов Агафангела Рижского и Сергия Финляндского и епископа Иннокентия Тамбовского, протоиереев П.И. Соколова и П.А. Благовещенского, архимандрита Игнатия и придворных протодиаконов. Пели певчие Преображенского полка. В конце молебна было возглашено многолетие государю императору, государыням императрицам, наследнику цесаревичу, великой княгине Елисавете Феодоровне, великому князю Димитрию Павловичу и всему царствующему дому. После царского многолетия была возглашена вечная память императору Александру II, императрице Марии Александровне, императору Александру III, великим князьям Сергию Александровичу, Константину Николаевичу, Николаю Николаевичу и великой княгине Александре Георгиевне, а также всем почившим основателям, деятелям и сотрудникам Палестинского Общества.

Здесь возглашены были незабвенные имена начальников Русской Духовной Миссии в Иерусалиме — епископа Порфирия (Успенского), епископа Кирилла (Наумова), архимандритов Леонида (Кавелина) и Антонина (Капустина), членов-учредителей Палестинского Общества Константина Петровича Победоносцева и графа Евфимия Васильевича Путятина, секретарей Общества — Василия Николаевича Хитрово и Алексея Петровича Беляева, вице-председателей Общества — Тертия Ивановича Филиппова, Феодора Петровича Корнилова и Николая Николаевича Селифонтова и других почивших деятелей и благотворителей Палестинского Общества. Светлая и благодарная память об этих мужах разума и совета навсегда останется достоянием истории Палестинского Общества и преемственно, из рода в род, будет передаваться последующим его деятелям и работникам, как поучительный пример инициативы, энергии, опыта и знания. Палестинское Общество и этим приснопамятным церковным и государственным деятелям обязано тем, что оно существует, прочно утвердилось среди разнообразных по задачам и кругу деятельности российских учреждений, с честью выполняет свою священную миссию на Православном Востоке и успело занять почетное положение среди подобных ему европейских обществ.

Одни из поименованных деятелей, как епископ Порфирий, архимандрит Антонин и другие, своими просветительными и благотворительными трудами на Востоке предварили деятельность Палестинского Общества и подготовили для него путь морального воздействия на туземное православное население. Они пламенели горячей любовью к Святой Земле, почти всю жизнь свою посвятили на служение нуждам и интересам местной Православной Церкви, признавали историческим призванием русского народа и правительства идти с делами помощи и милосердия к православным арабам, а сами шли в ряду самых первых и наиболее самоотверженных (42) пионеров русской просветительной и филантропической миссии в Палестине и Сирии. Другие деятели Палестинского Общества, как В.Н. Хитрово и К.П. Победоносцев, с чутким пониманием нужд и потребностей православия на Востоке соединяли отчетливое представление о средствах, которыми можно было уврачевать эти нужды, прекрасно выразумели исторический путь отношений России к Православному Востоку и вполне логически пришли к идее учреждения Императорского Православного Палестинского Общества. Проникнутые этой идеей, они не успокоились ради Сиона и Иерусалима до тех пор, пока такое Общество не возникло и не стало прочно на путь исторической своей деятельности.

Каких громадных трудов и усилий стоило им это великое дело, сколько энергии и знаний пришлось затратить им при осуществлении своего благородного почина, как почтенно было их самопожертвование, огонь которого не потухал в течение длинного ряда лет!.. А когда Палестинское Общество возникло, то симпатичные его задачи привлекли к совместной и общей работе лучших деятелей, которые и поделили между собою различные отрасли палестинского дела, приняв на себя работы то по устройству в Сирии и Палестине народных школ и храмов, лучшей постановке учебно-воспитательного дела в первых и по снабжению священными предметами и утварью вторых, то по организации паломничества ко Гробу Господню и ко святым местам Палестины, то, наконец, по научному исследованию Святой Земли и популяризации правдивых и объективных о ней сведений в русском народе. Их трудами и знаниями возросло и окрепло Палестинское Общество, с успехом совершило свой высокий и разносторонний подвиг, дожило до знаменательного дня своего двадцатипятилетия. Память о них должна быть незабвенной, а почтенные их имена, неразрывно связанные с делом святым и богоугодным, будут всегда произноситься с похвалами и с чувствами благодарности и уважения. Их молитвенное поминовение в день юбилейного торжества Общества есть дань признательности и любви со стороны ближайших продолжателей их подвига и от имени всех верных сынов нашей святой церкви и родины, которым дороги интересы православия и национального самосознания. Да будет же память о них вечной, светлой, нравственно-поучительной и созидательно-творческой в области просвещения и благотворения — в духе и силе задач и деятельности Палестинского Общества. Современные деятели Общества, о многолетии которых также возглашены были моления во время благодарственного Господу Богу чинопоследования, проникнуты сочувствием к их заветам и готовы следовать им в подлинном и авторитетном их значении и достоинстве.

По окончании богослужения всем приглашенным на торжество был предложен шоколад и чай. Во время этого перерыва августейшая хозяйка, великая княгиня Елисавета Феодоровна, милостиво обходила гостей (43) и изволила беседовать с каждым из членов Св. Синода и прочими епископами, с обер-прокурором Св. Синода и с некоторыми другими гостями. Затем все перешли из Белого зала в обширное помещение библиотеки, где и были сделаны приготовления к торжественному заседанию. При входе в помещение был поставлен длинный стол, покрытый красным сукном, за которым и заняли места — в центре великая княгиня Елисавета Феодоровна, справа великий князь Димитрий Павлович, почетный вице-председатель <ИППО> генерал-адъютант Д.С. Арсеньев и помощник председателя генерал-лейтенант М.П. Степанов, слева вице-председатель д. т. с. Н.М. Аничков, и далее с обеих сторон прочие члены Совета Общества. Пред столом был расположен длинный ряд кресел, на которых и поместились приглашенные участники торжественного акта, причем митрополит Антоний, члены Св. Синода и прочие иерархи заняли первый ряд.

* * *
Торжественное заседание открылось чтением Высочайшего рескрипта, данного на имя председателя общества, великой княгини Елисаветы Феодоровны. Рескрипт был прочитан вице-председателем Н.М. Аничковым. По прочтении рескрипта хор певчих исполнил народный гимн «Боже, Царя храни», покрытый троекратным громким «ура». Когда замолкли звуки гимна, Н.М. Аничков доложил собранию приветственную телеграмму, присланную Ее Императорским Величеством государыней императрицей Марией Феодоровной великой княгине Елисавете Феодоровне, а вслед затем помощник секретаря Палестинского Общества, камер-юнкер Д.В. Истомин, прочел приветственную телеграмму великого князя Константина Константиновича.

Затем и. об. секретаря Общества профессор А.А. Дмитриевский предложил просвещенному вниманию собрания «Извлечение из Исторической записки Императорского Православного Палестинского Общества за 25 лет его существования (1882-1907 гг.)». В этом извлечении сжато и ясно изложены были обстоятельства возникновения Палестинского Общества и представлены итоги его деятельности за первую четверть века в отношении поддержания православия в Святой Земле и Сирии путем устройства школ и храмов и религиозно-нравственного просвещения туземного православного населения, в отношении благоустройства быта паломников ко Гробу Господню, в отношении научного изучения Палестины и соседних стран Востока и распространения в русском народе достоверных сведений о Святой Земле. Речь профессора А.А. Дмитриевского по своему содержанию и изложению вполне соответствовала торжественности юбилейного акта.

По окончании речи начался прием депутаций от различных обществ и учреждений и были прочитаны некоторые приветственные телеграммы.

(44) Прежде всего выступил с приветствием Обществу маститый первоиерарх русской церкви, высокопреосвященный митрополит Антоний и прочитал адрес от имени Святейшего Синода. В этом адресе, имеющем для Палестинского Общества особливо важное значение, отмечены плоды 25-летней деятельности Палестинского Общества, совершенной по почину приснопамятного великого князя Сергия Александровича, из усердия к святыням Палестины и по любви ко Гробу Господню, принесено приветствие от Святейшего Синода всем ревнителям славы Христовой, осуществляющим святые задачи Общества, и преподано благословение Божие всем современным его деятелям, с выражением упования, что не оскудеет любовь православного русского народа ко всем возлюбившим славу Живоносного Гроба Господня. В знамение своего приветствия и благожеланий Святейший Синод благословил Палестинское Общество святою иконою Воскресения Христова, которая и была поднесена высокопреосвященным Антонием августейшему председателю Общества великой княгине Елисавете Феодоровне. Ее Императорское Высочество благоговейно осенила себя крестным знамением пред этим священным даром и, приняв святую икону из рук первоиерарха Русской Церкви, облобызала ее.

Икона, поднесенная Обществу в благословение от Святейшего Синода, по своей живописи представляет истинно художественное произведение. На иконе утверждена вызолоченная доска с надписью: «Благословение Святейшего Синода Императорскому Православному Палестинскому Обществу в день 25-летия его деятельности. 21 мая 1907 года». Второе приветствие Обществу было принесено архимандритом Игнатием, представителем Антиохийского Патриарха Григория IV. В адресе, прочитанном от имени Патриарха и всей Антиохийской Церкви, была выражена глубокая признательность многострадального сиро-арабского народа Палестинскому Обществу за его просветительные и благотворительные дела для обездоленного туземного населения Сирии и Палестины, а вместе с тем от имени целой Сирийской страны была засвидетельствована высокая ценность всей деятельности Общества на поприще просветительном и благотворительном.

Юбилейное торжество Палестинского Общества явилось светлым праздником для всей Антиохийской Православной Церкви, вместе с духовенством и народом. В благословение Обществу и августейшему его председателю, великой княгине Елисавете Феодоровне, Патриарх Григорий прислал из далекого Дамаска святые иконы. Для Общества была прислана великолепная икона из перламутра, весьма тонкой, изящной и художественной восточной резьбы. В центре иконы изображены апостолы Петр и Павел, утверждающие Церковь Антиохийскую; на правой и левой сторонах центрального изображения помещены два ангела, а на четырех углах иконы находятся резные изображения четырех евангелистов; на(45)верху иконы утверждено резное изображение на перламутре Рождества Христова. Икона помещается в деревянном черного цвета киоте со стеклом. Это приветствие из отдаленной Сирии, с места непосредственной деятельности Палестинского Общества, произвело на Совет Общества, во главе с августейшим председателем, и на всех участников торжества самое отрадное впечатление, доказав всем, что заботы и труды Общества обрели почву добрую и восприимчивую, нуждающуюся в семенах света и правды, и совершаются в такой среде, которая сознает все значение братской помощи и отвечает на дела любви самыми горячими чувствами признательности.

Далее, епископ Чигиринский Платон, представитель высокопреосвященного Флавиана, митрополита Киевского и Галицкого, от имени этого иерарха и киевского отдела Палестинского Общества, в своем приветствии Обществу выяснил смысл его юбилейного торжества применительно к современным обстоятельствам, оттенив идеи сочувствия и любви к ближнему, главенствующие в деятельности Общества.

В последовавшем затем длинном ряде адресов и приветствий от различных учреждений и обществ охарактеризована была вся многоразличная и многотрудная деятельность Общества как в целом своем составе, так и в отдельных частностях и подробностях.

Так, Императорская Академия Наук, в лице ее представителей барона В.Р. Розена и В.В. Латышева, в своем адресе указала на ученые работы и исследования Общества, составившие огромный вклад в сокровищницу палестиноведения, церковной истории, археологии и агиологии и стяжавшие Обществу глубокое уважение всего ученого мира. Императорская Академия Художеств в своем адресе, украшенном подписью августейшего президента Академии великого князя Владимира Александровича и прочитанном академиком М.П. Боткиным, отметила заслуги Общества для искусства. Учебный Комитет при Святейшем Синоде (депутаты — протоиерей Г.И. Титов и т. с. А.В. Добряков) в своем приветствии указал на труды Общества для богословской науки и духовного просвещения.

Училищный Совет при Святейшем Синоде в адресе, прочитанном председателем, протоиереем П.И. Соколовым, отметил, наряду с другими заслугами Общества, и его заботы об охранении и укреплении святой православной веры среди русского народа изданием книг, брошюр и листков по палестиноведению, картин с изображением святых мест Палестины и устройством народных чтений с туманными картинами. В адресе С.-Петербургской Духовной Академии (депутация: ректор епископ Ямбургский Сергий, профессора И.И. Соколов и протоиерей А.П. Рождественский) было высказано приветствие Обществу, как добровольцу-миссионеру и просветителю туземного населения Палестины и Сирии, как уполномоченному — от имени русского народа — благотворителю на нужды (46) местного православия и его защитнику от посягательств инославной пропаганды, как заботливому руководителю и организатору русского паломничества ко Гробу Господню и как весьма серьезному и продуктивному научному деятелю. В адресе Императорского Историко-Филологического Института в С.-Петербурге, прочитанном его директором академиком В.В. Латышевым, указаны услуги Общества как духовно-нравственному просвещению русского народа, так и русской науке во всех областях, соприкасающихся с его задачами, а также отмечено участие в научных трудах Общества со стороны некоторых деятелей Института. Императорский Археологический Институт в Петербурге в своем адресе, прочитанном директором профессором Н.В. Покровским, указал на важность и разнообразие заслуг Общества для археологической науки.

О научной деятельности Общества, в частности в области археологии Православного Востока, говорил и граф А.А. Бобринский в своем приветствии от имени Императорской Археологической Комиссии. От имени Императорского Русского Археологического Общества приветствие было принесено его секретарем Б.В. Фармаковским, указавшим на ценность заслуг Палестинского Общества для археологии, которые выразились в издании источников науки, в производстве археологических раскопок и в устройстве экскурсий; «праздник Палестинского Общества, говорил оратор, есть вместе с тем и праздник русской науки». В адресах Императорской Археографической Комиссии (депутаты — Б. А. Тураев и П.Г. Васенко) и Общества Востоковедения (г.-л. Н.К. Шведов, подполковник А.Е. Снесарев и штабс-капитан Е.А. Пасыпкин) охарактеризована научная и просветительная деятельность Общества.

В поэтически составленном адресе Совета С.-Петербургского Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной церкви (депутация: протоиереи — А.А. Дернов, П.Н. Лахостский и Г.И. Шавельский, священник П.А. Миртов) в ярких чертах изображено светлое значение паломничества во Святую Землю и рельефно отмечены заслуги Общества в деле религиозно-нравственного просвещения русского народа, в частности путем благоустройства паломнического быта. Этот адрес написан так живо и красноречиво, и о. Миртов прочитал его так выразительно и увлекательно, что, несмотря на позднее уже время и утомление присутствующих, он был выслушан с напряженным вниманием и с самым сочувственным одобрением.

В адресе Высочайше учрежденной Постоянной Комиссии народных чтений (депутация: председатель Комиссии Е.П. Ковалевский, члены — В.Н. Мамонтов, П.Б. Потехин и И.И. Дмитревский) говорилось о сотрудничестве Комиссии с Обществом на поприще духовного воспитания и просвещения народа и выражалась надежда на будущее их общение в этом святом деле. Адрес от Русского Общества Пароходства и Торговли (47) (депутация: председатель правления контр-адмирал К.С. Старицкий, члены правления генерал-майор С.И. Полушкин и д. с. с. А.Е. Молчанов) свидетельствовал о росте русского паломничества в Святую Землю в течение 25-летней деятельности Палестинского Общества. Представитель высокопреосвященного Димитрия, архиепископа Казанского и Свияжского, и местного отдела Палестинского Общества архимандрит Андрей в прочитанном адресе заявил, что при содействии Общества разноплеменная и разноязычная паства казанская привыкает чтить святые места Палестины и чрез то возрастает в благодати церковного общения со всем русским народом. Наконец, генерал-майор А.К. Боярский принес приветствие от Императорского Российского общества спасения на водах, состоящего под Высочайшим покровительством Государыни Императрицы Марии Феодоровны, а гофмейстер член Государственного Совета В.Н. Поливанов приветствовал Общество от имени Симбирского его отдела.

После принятия депутаций с адресами и устными приветствиями помощник секретаря Общества Д.В. Истомин приступил к чтению многочисленных телеграмм и письменных поздравлений, которые были получены — от Патриархов Иерусалимского Дамиана и Антиохийского Григория, от митрополитов, приходских общин и учреждений Сирии, от высокопреосвященного Владимира, митрополита Московского, и Флавиана, митрополита Киевского, от многих русских иерархов, от духовных академий и университетов, от различных обществ и учреждений в России и за границей.


Икона Святого Андрея Первозванного.
1907 г. Андреевский скит на Афоне. ГМИР

Между прочим, Духовный Собор Александро-Невской Лавры в Петербурге пожертвовал Обществу три тысячи рублей (свидетельствами 4% государственной ренты) на учреждение стипендии для пансионера или пансионерки имени в Бозе почивающего великого князя Сергия Александровича в одной из школ Общества, а Русский Пантелеймонов монастырь и Ильинский скит на Афоне прислали Обществу в благословение иконы св. великомученика Пантелеймона и св. пророка Илии. Обе иконы — прекрасного афонского письма. Икона св. Пантелеймона украшена золотой ризой с эмалью. На ней утверждена следующая надпись: «Императорскому Православному Палестинскому Обществу в день 25-летия учреждения Общества от Русского Афонского Пантелеимонова монастыря. 21 мая 1907 года». На иконе св. пророка Илии находится такая надпись: «Благословение Афонского Ильинского скита Императорскому Православному Палестинскому Обществу в день 25-летнего юбилея. 21 мая 1907 года».

Что касается вообще приветствий Обществу в день его юбилейного торжества, то, отсылая интересующихся из своих читателей к подлинному их тексту, напечатанному ниже, отметим, что чтение их во время торжественного заседания во дворце великой княгини Елисаветы Феодоровны продолжалось несколько часов. В конце заседания были избраны (48) новые почетные члены Палестинского Общества: вдова д. т. с. <В.Н. Хитрово> С.Д. Хитрово, начальница школ Общества в Бейруте М.А. Черкасова, главноуправляющий Собственною Его Императорского Величества канцелярией, гофмейстер статс-секретарь А.С. Танеев, председатель в отделении Общества по пособию православным паломникам т. с. доктор медицины Л.Ф. Рагозин, председатель в Отделении ученых изданий и исследований академик В.В. Латышев. Торжество закончилось уже в конце седьмого часа вечера, когда августейшая хозяйка, великая княгиня Елисавета Феодоровна, откланявшись гостям, удалилась во внутренние покои. Вслед затем начался разъезд участников палестинского праздника.

* * *
В радостном настроении и с полным моральным удовлетворением вышли из великокняжеского дворца участники этого торжества. Казалось, что сейчас состоялся действительно великий праздник, было совершено истинно доброе и прекрасное дело. В самом деле, ведь юбилейное торжество Палестинского Общества было праздником любви к ближнему, истинно христианского просвещения людей, пребывающих во тьме невежества, и борьбы за лучшее достояние человеческого существа — его религиозную совесть, торжеством защиты векового духовного достояния сиро-арабов — православной веры их отцов, охраны святых мест Палестины от иноверцев и инославных, оказания материальной и моральной помощи русскому паломничеству.

Велики и необъятны духовные нужды человечества, глубоко и тяжко народное горе вообще, но особенно горька и безотрадна доля наших далеких по расстоянию, но близких по духу и вере братьев — православных сирийцев. Целыми веками создавалось его духовное убожество, путем систематических разорений уничтожалось его некогда цветущее материальное положение, в течение столетий не удовлетворялось его естественное стремление к духовному свету, — запросы совести и морального чувства оставались без ответа, религиозная жизнь постепенно приходила в упадок, не было ни храмов, ни священной утвари, ни школ, целый народ задыхался в насыщенной эгоизмом, произволом и беззаконием политической атмосфере. Казалось, что православное туземное население Сирии и Палестины на веки останется в стороне от истинных религиозно-просветительных течений и, под напором ислама, закончит свою историческую жизнь бесславным ренегатством. Правда, со второй половины XIX века в Сирию и Палестину начался усиленный приток католических и протестантских просветителей — монахов и монахинь, учителей и учительниц, докторов, ученых, техников, коммерсантов. В первое время туземное население с доверием относилось к незваным пришлым просветителям, предполагая, что они действительно протянут ему руку братской помощи (49) в затруднительном положении и дадут чадам святой православной церкви именно то, в чем они и нуждаются. Но скоро православные арабы должны были разочароваться: к ним явились волки в овечьей шкуре, — вместо хлеба им стали предлагать камень.

Дело в том, что появление на Востоке выходцев с инославного Запада было вызвано мотивами, главным образом, религиозного миссионерства. Католики и протестанты, прибывши в Палестину и Сирию, все свои действия, учреждения, научные занятия организовали с таким расчетом, чтобы сделать их целесообразным орудием вероисповедной пропаганды среди православного туземного населения. Задачам прозелитизма служили и школы католические и протестантские, и больницы, и филантропические заведения, и храмы, и миссионерские станы, и врачебная помощь, и проповедь, и политическое покровительство в период турецкого произвола, и золото для уплаты податей, и усвоение туземного языка и обычаев, и коварное панибратство «знатных европейцев» с представителями приходских православных общин. Словом, двинуты были в ход все тайные пружины прозелитизма, признаны пригодными всевозможные средства для смущения совести православных арабов и развращения их религиозного чувства.

И официальные сведения из Палестины и Сирии дают ясно понять, какое великое разрушение произведено католиками и протестантами в недрах Иерусалимской и Антиохийской Церквей во вторую половину XIX века. Католики успели завладеть некоторыми святыми местами Палестины, которые издавна принадлежали православным, успели отторгнуть от союза с церковью православной целые села, покрыли сетью своих школ и филантропических учреждений почти всю Палестину и Сирию, внесли великую смуту в умы и сердца православных арабов своим беззастенчивым порицанием Православной Церкви, духовенства и монашества, проповедью религиозного разлада, внушением вражды и недоверия к уставам и обычаям церковным и вообще создали самые благоприятные условия для торжественного шествия латинства на Православном Востоке. На одинаковом с ними поприще заявили себя большими успехами и протестанты, действовавшие аналогичными средствами.

Положение православного арабского народа было критическое. Средств для материального и морального противодействия инославному влиянию у него не было, туземное низшее духовенство в просветительном отношении немногим возвышалось над своей паствой и было бессильно парализовать пагубное воздействие на народ латинства и протестантства, а высшее духовенство, состоявшее почти исключительно из греческих архиереев, стояло далеко от своей паствы, не знало арабского языка, жизни и обычаев арабов, игнорировало их духовные нужды и потребности, не хотело, не могло или не умело идти навстречу современным запросам, осталось совершенно в стороне от грядущего бедствия и проглядело грозную (50) действительность, которая незаметно выросла пред лицом православного населения и предвещала большую опасность для всего православия в Палестине и Сирии.

Православный арабский народ, издавна лелеявший мечту о помощи с православного далекого севера, обращал свой просительный взор к могучему русскому народу, инстинктивно искал протянутую ему братскую руку помощи и дерзновенно надеялся, что его мольба будет, наконец, услышана. И сиро-арабский народ не разочаровался в своих упованиях. В России давно уже зрела идея учреждения специального Палестинского Общества с просветительными и благотворительными задачами. Необходимо лишь было, чтобы явился человек, который своим властным почином и авторитетным действием осуществил эту прекрасную идею и воплотил ее в реальном учреждении. И вот, в 1882 году около приснопамятного великого князя Сергия Александровича сгруппировался небольшой кружок идеалистов-палестиноведов, который и нашел в лице своего августейшего покровителя мощного устроителя весьма желательного и необходимого Палестинского Общества. С того времени идея стала фактом, проект воплотился в организованное учреждение, от слов и намерений русские идеалисты, проникнутые горячей любовью к Святой Земле и неумолчной заботой о православии, перешли к решительным действиям, упорным и энергичным трудам, к самоотверженной, гуманной деятельности.

Так выросло Императорское Православное Палестинское Общество. Оно возникло из других подобных учреждений, но имеющих характер скорее казенный, чем общественный; оно, в ряду просветительных и благотворительных обществ православной России, появилось самостоятельно и стало своевременно отвечать на жизненные запросы и на существенные потребности как православных арабов, для которых оно предназначено, так и тех верных сынов нашего отечества, которые в своих благородных стремлениях не замыкаются в узком кругу национализма и партийности. И отрадно было сознавать, что Палестинское Общество заняло ему одному принадлежащее место, явилось в критический период религиозно-просветительной нужды и в острую пору народного горя православных арабов, выступило на международное поприще добра и знания от имени всего русского народа, на его доброхотные пожертвования и во славу русского имени. А затем, деятельность Общества в первую четверть века его существования достигла весьма почтенных результатов, так что этот палестинский сотрудник последнего часа, по коллективной оценке посторонних авторитетов, ничем не меньше аналогичных учреждений латинского и протестантского образца.

Адрес к 25-летию ИППО "от черкасовских учительниц бейрутских школ".
Бейрут 1907 г. Шелк, дерево, перламутр, стекло. ГМИР

Об этом красноречиво свидетельствовал тот сонм мужей церковного самосознания, научного авторитета, государственного ума и опыта, который приветствовал Палестинское Общество в знаменательный день его первого юбилея. Отрадное и глубоко-трогательное впечатление произвели на всех (51) эти приветствия. Они принесены были Обществу из Патриархий Иерусалимской и Антиохийской, от иерархов и духовенства местных Православных Церквей, от представителей общин и учреждений, от многочисленных частных лиц. На торжество Палестинского Общества откликнулись русские духовные, дипломатические и иные учреждения на Православном Востоке, имевшие возможность непосредственно знать его деятельность на местах, среди туземного населения и для русского паломничества, непрерывной вереницей направляющегося к святыням Востока.

Что касается нашего отечества, то лучшим показателем его отношения к Обществу может служить Петербург, где находятся его центральные учреждения и сосредоточены пружины сложного механизма, работающего за десятки тысяч верст от административного центра. С редким единодушием и отзывчивостью отнеслись к юбилею Палестинского Общества самые разнообразные организации и учреждения столицы. Святейший Синод в полном своем составе, Государственный Совет и Правительствующий Сенат в лице отдельных своих представителей, Академии Наук и Художеств, Университет и Духовная Академия, Археологический и Филологический институты, Археографическая комиссия, Религиозно-просветительное общество и другие учреждения империи — все нашли те или иные пункты соприкосновения с деятельностью Палестинского Общества и признали своим долгом приветствовать его в юбилейный день то за поддержание православия в Святой Земле и Сирии и за противодействие натиску латинской и протестантской пропаганды, то за организацию школьного дела, то за научные труды и исследования в области востоковедения, стяжавшие Обществу почетную известность не только в России, но и за границей — как на Востоке, так и на Западе. Единодушный хор приветствий служит для Общества моральным удовлетворением за длинные годы сплошного, тяжелого и самоотверженного труда. Он ясно свидетельствовал, что Общество стоит на правильном пути, а его деятельность ценится в Палестине и Сирии, признается и пользуется сочувствием в церковных и общественных сферах нашего отечества. В этой справедливой оценке, в одобрении и сочувствии деятели Общества черпают новые силы для продолжения своего подвига во славу Церкви Православной и в честь русского имени.

III


В.Н. Хитрово (1834-1903), инициатор создания ИППО,
помощник Председателя, член Совета и секретарь ИППО, почетный член ИППО

Юбилейные торжества Палестинского Общества, по глубокому и искреннему убеждению ближайших его деятелей, были бы неполны и не закончены без молитвенного поминовения организатора Общества и первого его секретаря, незабвенного Василия Николаевича Хитрово (+ 5 мая 1903 г.). И вот, к 10 часам утра 23 мая на Никольское кладбище в Александро-Невской Лавре, к могиле Василия Николаевича собрались все (52) служащие в канцелярии Общества, вице-председатель <Н.М. Аничков>, и. об. секретаря Общества <А.А. Дмитриевский>, редактор «Сообщений ИППО» <И.И. Соколов>, вдова покойного <С.Д. Хитрово> и другие лица. Проста и обычна по внешнему виду эта могила. Нет ни гранитных надгробных плит, ни мраморного памятника, ни нарядного мавзолея**. Небольшой, покрытый зеленым дерном холм, усеянный благоухающими цветами, которые поддерживаются любящей рукой, ветвистый куст сирени, осеняющий холм, да высокий деревянный восьмиконечный крест с простой надписью имени и фамилии почившего и с массивным металлическим знаком Палестинского Общества — вот и все внешние принадлежности могилы Василия Николаевича.


Могила В.Н. Хитрово на кладбище Александро-Невской лавры.
1904 г. ГМИР

Но как много говорит эта скромная простота могильного кургана тому, кто знал Василия Николаевича и следил за его кипучей палестинской деятельностью. Незабвенный организатор Палестинского Общества был глубоко верующим сыном святой Православной Церкви, пламенным защитником и поборником палестинской идеи, которую он скромно и незаметно выносил в своей верующей душе и потом неумолчно проповедовал до самой своей смерти. Принадлежа по своему происхождению и первоначальной служебной деятельности к светскому кругу, Василий Николаевич, однако, с юных лет своих, под влиянием счастливого воспитания и воздействия верующей матери, стремился духом в Святую Землю, всегда носил в сердце своем священные о ней воспоминания, систематически изучал книжным путем превратную судьбу ее, а потом сделался как бы вечным паломником в Святую Землю, которую и посетил много раз, — непосредственно ознакомился с современным ее положением, особенно церковно-религиозным, и горько скорбел об упадке здесь православия под могущественным натиском латинской и протестантской пропаганды, об отчужденности между пастырями и паствой, о беспомощности и невежестве православного сиро-арабского народа, о неустройстве быта русского паломничества. Так созрела в нем и укрепилась идея учреждения русского Палестинского Общества.

И вот, начались страстные и самоотверженные искания путей и средств к осуществлению этой золотой мечты, возникло какое-то томление мятущегося духа Василия Николаевича, который ни на минуту не забывал о своем дорогом деле, всецело жил палестинской идеей, горел могучим желанием создать достойное русского имени религиозно-просветительное и миссионерско-благотворительное учреждение. Потребовались годы упорного труда, необходимо было вести обширную переписку с авторитетными палестиноведами, защищать палестинскую идею и доказывать необ(53)ходимость практического ее осуществления, прежде чем Палестинское Общество возникло при мощном покровительстве великого князя Сергия Александровича. А когда Общество было учреждено, Василий Николаевич всецело ушел в его святое дело, самоотверженно работал ради Сиона и Иерусалима, в полноте осуществил лозунг Общества, и на первых порах деятельности вынес его, можно сказать, на своих плечах. Да и во все последующее время он был душой Общества, работал не покладая рук, непрерывно горел ярким пламенем любви к Святой Земле, к православной церкви, к обездоленному сиро-арабскому народу.

Он и скончался героем на своем славном посту, не переставая жить делами и задачами Общества и на смертном одре. Пред кончиной он завещал — избегать помпы при погребении его, положить бренный его прах в простой гроб, утвердить на его скромной могиле деревянный крест, который он около двадцати лет тому назад привез из Святой Земли и хранил у божницы в своем рабочем кабинете, как священную реликвию Православного Востока и красноречивое memento mori. И водруженный на кресте знак Общества с многосодержательным девизом — «Не умолкну ради Сиона и ради Иерусалима не успокоюсь» как нельзя лучше характеризует жизнь и труды того, кто нашел себе вечный покой под этим священным памятником.

Тихо и стройно лились над могилой Василия Николаевича проникновенные звуки погребальных песнопений, горячо молилась об упокоении его души тесная и единодушная с его палестинскими помыслами и стремлениями семья сотрудников и сослуживцев. Кончилась панихида, но никто не спешил уходить от этой вещей могилы. Маститый вице-председатель Общества Н. М. Аничков, соединенный с почившим узами долгой и испытанной дружбы и бывший ближайшим его сотрудником в палестинском деле, обратился к присутствующим с несколькими словами, в которых очертил светлую личность Василия Николаевича и его значение в организации Палестинского Общества, благополучно вступившего во вторую четверть века своей полезной деятельности, призывал всех и к дальнейшему подражанию образцовому подвигу почившего, а в заключение сообщил, что Совет Палестинского Общества, ценя труды скромных работников его канцелярии, заботясь об их служебном благосостоянии, а вместе с тем исполняя завет и волю почившего Василия Николаевича, постановил ходатайствовать, пред кем следует, о правах государственной службы, со всеми ее последствиями, для всех служащих Общества.

Искренняя благодарность Совету и глубокий поклон его представителю были ответом от лица служащих на эту речь Н.М. Аничкова. На это Н.М. Аничков сказал, что благодарить следует того непостыдного деятеля Общества, пред могилой которого теперь все находятся и которому Общество обязано своим возникновением и благоустройством.

(54) Ему, незабвенному Василию Николаевичу Хитрово, следует принести земной поклон за все его плодотворные и многоценные труды для Палестинского Общества, а также и за его заботы о всех служащих в многоразличных учреждениях Общества. И с последними словами уже престарелый вице-председатель Общества, свидетель и участник его роста и величия, со слезами на глазах преклонил колена пред могилой своего друга и совершил ему земной поклон за все то добро, которое он сделал для Общества. Все присутствующие, по примеру своего руководителя в трудах на пользу Общества, также земно поклонились пред могилой приснопамятного В.Н. Хитрово.

Этим актом духовного единения, братского союза и помощи и закончились юбилейные торжества Палестинского Общества. Молитвой они начались и молитвой завершились, во имя христианской любви и братской помощи они, как и само Общество, возникли, и о той же любви, братстве и единомыслии они и свидетельствовали от начала до конца. В этой проповеди и реализации христианских начал все было искренно, справедливо, нормально. И эта правда в деятельности Общества и в юбилейном ее освещении и оценке произвела на всех отрадное и светлое впечатление. А Палестинское Общество, встретив всеобщее одобрение своей высокой миссии и полное сочувствие своей плодотворной деятельности, с новой энергией и с повышенным сознанием вступило во вторую четверть века своего существования, надеясь, при помощи Божией, под мудрым руководительством своего второго августейшего председателя великой княгини Елисаветы Феодоровны и при истинно-христианском и просвещенном содействии своих членов, сотрудников и сынов православной России, восходить в своей грядущей деятельности, на основе прежних задач и при свете исконных заветов православия и церковности, от силы в силу, во славу русского народа, православной церкви и Богом хранимого Российского государства.

______________
Примечания

* Печ. по первой публикации: Сообщения ИППО. 1907. Т. XVIII. Вып. 3 - 4. С. 383-421. Автор не указан. 

** В 1915 г. на могиле В.Н. Хитрово был установлен красивый мраморный памятник по проекту петербургского архитектора А.А. Парланда, создателя храма Спаса-на-Крови.

1. В скобках указаны номера страниц, номер означает верх страницы. Фото добавлены для Интернет-публикации.

И.И. Соколов (1865-1939), профессор С.-Петербургской Духовной академии, редактор "Сообщений ИППО"

OCR О.Б. Озеров, Л.Н. Блинова

Опубл.: Православный Палестинский сборник. Выпуск 108. К 130-летию Императорского Православного Палестинского Общества. — М.: Индрик, 2012. С.25-54

Тэги: вел.кнг. Елизавета Федоровна, Степанов М.П., Хитрово В.Н., Аничков Н.М., Дмитриевский А.А., кн. Олег Константинович, вел.кн. Константин Константинович, вел.кнг. Ольга Александровна, вел.кн. Константин Николаевич, вел.кн. Михаил Александрович, вел.кн.Николай Николаевич Старший, вел.кн.Алексей Александрович, вел.кн. Владимир Александрович, вел.княжна Ольга, вел.кн. Мария Павловна , цесаревич Алексей, почетные члены ИППО, Николай II, императрица Александра Федоровна, Романовы, ИППО

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню