RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 августа 1914 прот. Василий Кулаков из Бари сообщает в ИППО, что война нарушила весь ход жизни на подворье

21 августа 1847 назначен членом Русской Духовной Миссии в Иерусалиме свт. Феофан Затворник

23 августа 1885 Священный Синод известил ИППО о разрешении производить "тарелочный сбор" в храмах в пользу Общества

Соцсети


Иерусалим. Александровское подворье

Каждый уголок страны библейской истории излучает свет, сиянием которого страна напутствует путешествующего по ней человека. Это единственная страна на земле, которая соединила земные события с событиями небесными и была отечеством многих святых и пророков.


Александровское подворье. Фото 19 века

Извилистые улочки Старого города в Иерусалиме приведут к Башне Антония, к часовне Осуждения, к арке «Се человек» («Эццо Хомо»), к маленькой улочке Эль-Вад, где Иисус Христос, изнемогая под тяжестью Креста упал в первый раз. Силы Его кончились, а впереди за поворотом – подъём на гору. Крест возложили на Симона Киринеянина. Далее путь Крестоносца подходил к воротам, носившим название «Судных врат», где заканчивался город и проходила укрепленная стена с высокой каменной башней.

Первым, кто заинтересовался этим участком земли в 1844 году был Прусский консул Шульц. В 1859 году по инициативе русского дипломата в Иерусалиме В. И. Доргобужинова эта земля, принадлежавшая коптскому священнику Георгию и его брату Ризке Алле была приобретена Россией для постройки на нём здания консульства. Позднее к нему были прикуплены соседние и подземные участки, и таким образом земельный участок, приобретённый за 40,859 франков имел площадь в 314 кв. саженей.

В 1860 году известный археолог Э. Пьеротти, расчищая место для постройки, обнаружил остатки древней стены. Позже, в 1864 году, француз граф Мельхиор де Вогюэ, производивший раскопки за свой счёт, увидел отдельно стоящую арку. Годом позже на место раскопок пришли английские археологи во главе с В. Вильсоном. Однако, системные раскопки были предприняты только Императорским Православным Палестинским Обществом в 1882 году при финансовой поддержке его председателя великого князя Сергея Александровича, пожертвовавшего 1000 рублей золотом на уникальные научные изыскания. Наблюдение и руководство в этом деле было поручено отцу архимандриту Антонину (Капустину), который возглавлял Русскую Духовную миссию в Иерусалиме с 1865 по 1894 годы.

Но только с 1883 года, благодаря активности архимандрита отца Антонина и его постоянного и верного помощника городского архитектора Конрада Шика, здесь начались интенсивные археологические раскопки.

Конрад Шик (1822-1901) родился в Германии, в 20 лет прибыл в Иерусалим с целью организации паломничества, и остался здесь до конца жизни, строя и проектируя, исследуя библейские памятники архитектуры, письменности и нумизматики., возводя целые кварталы в городе («Меа Шеарим»), а также отдельные здания (христианская школа для девочек «Талита куми», городской лепрозорий, собственный дом на улице Пророков, 58, больница им. Герхарда Хансена, Протестанская церковь Сент-Поль, международная Евангелическая церковь и др.). Он считался лучшим знатоком города. Его познания в области археологии сделали его непререкаемым авторитетом в области знания иерусалимских древностей, а составленная им карта Иерусалима ХIХ века, по сей день считается самой лучшей.

Остатки городской внешней и внутренней стены, обнаруженные археологами, Конрад Шик отнёс ко времени Ирода Великого, ввиду массивности и грандиозности найденных остатков и наличии элимов (выступов) в стене в два локтя ширины каждый. Найденные остатки стены древнееврейской эпохи находились на Ж И В О М грунте скалы, т. е. в своём первоначальном, нетронутом виде, образуя при этом целый хорошо сохранившийся угол. Арку с двумя колоннами сообщество археологов датировало началом II века, т. е. временем Римского императора Адриана (117–138 гг.), а остатки церкви, построенной Святой царицей Еленой, определили началом IV века. Но самым главным достижением было то, что Шик определил форму ворот в стене. Это сразу вошло в систему христианских святынь Иерусалима, как «порог Судных врат», через которые Иисус Христос покинул город, следуя к Голгофе.


Арка, найденная на «Русских раскопках»

Находка двух каменных плит (0,5?1м.) с углублением для затвора и части стены с отверстием, расширяющимся кверху, т. н. «игольным ушком» – произвели сенсацию в богословском научном мире. Город времени Иисуса Христа заканчивался городской стеной с воротами, запирающимися на ночь, оставляя маленькую щель, в которую мог пройти только человек. Вспомнились слова «…Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божье».


Порог Судных Врат

Архимандрит Антонин сохранил это святое место для России, выстроив здесь вместе с местным архитектором Г. Франгья и его помощником греком Николаем Г. Вальсамаки большое подворье с 1882 по 1891 год. Завершились археологические раскопки большим триумфом с награждением Конрада Шика орденом св. Станислава 2–ой степени в благодарность учёному за труды и отказ от преждевременной публикации результатов исследований.

Следующей главной заботой строителей было устроение церкви на подворье, которое требовало согласия Иерусалимского Патриархата, католического духовенства и турецкого правительства. Оттоманский Паша вообще запрещал какое-либо строительство на подвластных ему территориях, католики стояли на страже своих интересов, а Иерусалимская церковь заявила свой протест официально, опасаясь того, что русская церковь будет находиться рядом с главной святыней христианства – Храмом Воскресения Христова. Одним из условий Иерусалимского Патриарха о принадлежности церкви было категорическое заявление о том, что церковь должна принадлежать ЦАРСКОЙ ФАМИЛИИ, а не Палестинскому Обществу, в доме которого она будет находиться.

Особый такт, осторожность и тонкие дипломатические ходы архимандрита Антонина Капустина и всего дипломатического русского представительства на Востоке сделали своё дело – церковь на подворье с приютом для паломников общей площадью 1433 квадратных метра была освящена 22 мая 1896 года в честь Святого Благоверного князя Александра Невского.


Церковь св. Александра Невского. (Современный вид)

«Весь дом снаружи был разукрашен Русскими и Турецкими флагами, а внутри зеленью и цветами. На торжестве присутствовало около 250 человек, помимо 600 православных туземцев, разместившихся по коридорам и по террасе», – писал один из очевидцев праздника.

Всем присутствующим на празднике, был предложен праздничный обед. Под одной крышей оказались храм, «порог Судных врат» и археологические древности. Фрагменты сохранившегося Священного «порога Судных врат» с мостовой закрыли стеклянной витриной и обнесли с трёх сторон чугунной ажурной решёткой, за которой возвышается ныне высокий камень с Голгофы, выкупленный у греков за огромные деньги.

Живописный этюд И. Е. Репина «Несение Креста», исполненный им в 1898 году, находится рядом с Распятием. На его оборотной стороне значится надпись: «Сей образ Несение креста, написанный мною в Иерусалиме приношу в дар Иерусалимской русской церкви «На раскопках». Желал бы, чтобы образ был заделан под стекло и помещён на левой стороне при пороге Ворот (не высоко). Прошу на литургиях поминать имена моих родителей Евфимия и Татианы.
И. Репин 1898 июль 27».

Перед поездкой в Иерусалим художник сказал: «Пишут, что я еду в Палестину, чтобы собирать материал для задуманной картины: «Искушение Христа». Я почти никогда не работаю над одною своей картиной, а над несколькими своими вещами сразу: попишу немного одну, затем перехожу к другой, заканчиваю третью, а там снова возвращаюсь к первой. Я просто еду с целью, вообще, ознакомиться с памятниками глубокой древности, с колыбелью библейских народностей, с природой, их окружавшей».

Паспортная книга Сергиевского подворья Иерусалима за 1898 год хранит запись под № 151, сделанную самим художником: «Профессор Илья Ефимович Репин. С. Петербург. 30 VI – 98.— 25 VII 98. 27 дней».

На продольных стенах церкви в рамах висели живописные полотна (3 метра высоты и 2 метра в ширину) Николая Андреевича Кошелева (1840-1918), академика, профессора Петербургской Академии Художеств, талантливого художника, работавшего в Москве в Храме Христа Спасителя, в Петербурге в церкви Воскресения Христова («Спас на Крови»), в церкви приюта братьев Брусницыных, в Свято-Троицком соборе в Иерусалиме, в Александро-Невском соборе в Варшаве, в русских храмах Женевы и Буэнос-Айреса. Тема 18 больших полотен мастера – Страсти Христовы, отражающие эпизод за эпизодом весь Крестный путь Спасителя от Гефсиманского сада до Голгофы, Распятие и Сошествие во ад.

Ни один из современных художников, ни Ге, ни Васнецов, ни Нестеров, ни Репин не видели решения столь сложной задачи средствами станковой живописи. Кошелев принял единственно правильное решение – писать на холстах основные сюжеты Крестного пути Иисуса Христа, разместив их на значительном расстоянии от пола и почти вплотную друг к другу. Масштабно-ритмический строй трёхметровых полотен, благодаря их высоте, освещению и колористическому эффекту, как бы поднимал и самого зрителя к тем святым местам, по которым их вёл художник, и магической частью которых являлась картина.

Художник выводит нас от событий библейских до современности, осмысливая событие в категориях классического искусства, гармонии света и цвета. И если отнести Н. А. Кошелева к представителям «Салона», то он наиболее талантлив среди «отличников» академий – Т. Неффа, К. Маковского, А. Рябушкина. Г. Семирадского, М. Скотти, Ф. Бронникова, П. Сведомского. Само понятие красоты художник нашёл в совершенстве рисунка, мастерстве композиции и колорита.

Н. А. Кошелев, человек из низов, добившийся высокого признания, писал живописные полотна, посвящённые страданию и подвигу Иисуса Христа в течение 10 лет, равных которым нет ни в русской, ни в мировой живописи.

Рядом с порогом «Судных врат» установлены 23 чёрные мраморные метровые мемориальные доски с именами русских жертвователей и датами их упокоения, написанных золотыми буквами. Вот их имена:


Мемориальные доски с именами жертвователей

Василий Николаевич Хитрово, Граф Ефим Васильевич Путятин, его дочь графиня Ольга Евфимиевна Путятина, Епископ Порфирий (Успенский), великий князь Николай Николаевич, великая княгиня Александра Георгиевна, великий князь Константин Николаевич, Его Императорское Величество Государь Император Александр III, архимандрит Антонин (Капустин), князь М. Р. Кантакузин, граф Сперанский, Н. Ф. Фан-дер-Флит и другие известные имена учёных, государственных деятелей и жертвователей ИППО.

Справа от Порога «Судных врат» на стене висит киот из розового с бело-серыми прожилками мрамора с иконой преподобного Сергия Радонежского в память о носившем его имя Президенте и первом Председателе Православного Палестинского общества Великом князе Сергее Александровиче. Икона написана в старых русских традициях, когда перед написанием ликов святых, иконописец на доску накладывал «свет», т. е. золото и икону писал не на «фоне», а на «свету». Через золото говорит сам Божественный Свет, потому что оно не краска, и оно не имитирует свет (и цвет), а являет его. «Как бы ни были прекрасны другие небесные цвета, всё-таки золото полуденного солнца – из цветов цвет и из чудес чудо. …Ибо всякому цвету и свету на небе и в поднебесье источник – солнце».

«В память Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Александровича – основателя и Председателя Императорского Православного Палестинского Общества. 1882 – 1905», – гласит надпись под киотом.

Проект киота и лампады перед ним был разработан после убиения великого князя в 1905 году террористом Каляевым по просьбе его супруги великой княгини Елизаветы Фёдоровны академиком архитектуры Михаилом Тимофеевичем ПРЕОБРАЖЕНСКИМ (1854-1930).

Мастерская гранитных и мраморных изделий А. Баринова изготовила киот из мрамора, а «Товарищество производства серебряных изделий И. П. Хлебникова, сыновья и К» в соответствии с проектом архитектора, сделало металлическую раму – оклад для иконы преподобного Сергия Радонежского.

Перед киотом постоянно горит лампада, зажжённая великой княгиней Елизаветой Фёдоровной в Москве и привезённая в Иерусалим. С тех пор она носит название «Елизаветинской неугасимой лампады».


Киот с иконой преп. Сергия Радонежского
и Елисаветинской лампадой

Киот с иконой преп. Елисаветы,
освященный 1 ноября 2006 года

Здесь, у Порога Судных врат, вспоминаешь не только об археологическом прошлом этого библейского места, но и о личности великого князя, которому оно обязано жизнью.

Великий князь Сергей Александрович был четвёртым сыном Императора Александра II и Императрицы Марии Александровны (1824-1880) – дочери великого герцога Гессенского Людвига II. Александр II незадолго перед рождением сына побывал в Троице-Сергиевой лавре и, стоя перед ракой святого преподобномученика Сергия Радонежского, дал обет в том, что если у него родится сын, он назовёт его Сергеем. Появившегося на свет 29 апреля 1857 года мальчика нарекли именем Сергий. Получив прекрасное образование и воспитание, благодаря, во-первых, своей матери, а затем фрейлине А. Ф. Тютчевой, К. П. Победоносцеву, преподававшему ему энциклопедию права, профессору К. Н. Бестужеву-Рюмину, воспитавшему в нём любовь к отечественной истории, князю С. Н. Урусову – патриоту России, принявшему у него присягу на верность Царю и Отечеству, профессору О. Ф. Миллеру, блестяще знавшему русскую литературу, историку С. М. Соловьёву, правоведу Н. С. Таганцеву, политэконому В. П. Безобразову.

После убийства отца – императора Александра II 21 мая 1881 года, он вместе с великими князьями Павлом Александровичем и Константином Константиновичем едет на Святую Землю, чтобы укрепиться душой для будущего служения своему Отечеству. В Иерусалиме у подножия Голгофы он был посвящён в рыцари Гроба Господня.

В 1884 году великий князь женится на принцессе Гессен-Дармштадской Елизавете, девушке необычайной красоты, чистоты и света, рядом с которой «распускались все души». О ней говорили, что она не только внешне ослепительно хороша, но и по «внутренней жизни была красавица».

Великий князь Константин Константинович Романов в день свадьбы преподнёс великой княгине восторженные стихи:

«Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:
Ты так невыразимо хороша!
О, верно, под такой наружностью прекрасной
Такая же прекрасная душа!
Какой-то кротости и грусти сокровенной
В твоих очах таится глубина;
Как ангел ты тиха, чиста и совершенна;
Как женщина, стыдлива и нежна.
Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой
Твою не запятнает чистоту.
И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
Создавшего такую красоту!»

К.Р.

В Москве начинается высокое служение Сергея Александровича в качестве генерал-губернатора столицы. Кроме того, он являлся покровителем, главой и почётным членом 39 обществ, научных и культурных учреждений, членом Государственного совета, командовал войсками Московского военного округа. С 1882 года великий князь являлся бессменным руководителем Императорского Православного Палестинского общества в течение 23 лет. Жертвуя значительные средства на строительство церквей Александра Невского («Русские раскопки»), Преображенской на горе Фавор, Марии Магдалины, Канны Галилейской, а также Сергиевского подворья в Иерусалиме, великий князь приезжает на Святую Землю второй раз в 1888 году со своей женой Елизаветой Фёдоровной, чтобы освятить храм в Гефсимании.

Незаслуженная клевета, сплетни в высшем свете, надуманные обвинения, послужили поводом к созданию искажённого образа великого князя и началась его травля и преследования, закончившиеся трагической развязкой. 4 февраля 1905 года в 2 часа 45 минут бомба, брошенная в карету анархистом И. Каляевым трагически оборвала жизнь великого князя.

Великая княгиня Елизавета Фёдоровна продолжила дело своего мужа на Святой Земле, возглавив ИППО с 1905 года. Вплоть до своей мученической кончины под Алапаевском, великая княгиня делала ежегодно пожертвования на строительство подворий, школ и больниц на Святой земле, а также руководила всеми делами Общества. 18 июля 1918 года великая княгиня вместе со своей келейницей монахиней Варварой, великим князем Сергеем Михайловичем, тремя сыновьями великого князя Константина Константиновича Иоанном, Константином и Игорем, а также князем Владимиром Палей и Ф. М. Ремезом была заживо брошена в шахту старого рудника. Её честные мощи покоятся ныне в Иерусалиме в храме святой Марии Магдалины.

Александровское подворье в центре старого Иерусалима свято бережёт память о великом князе. Гостей и паломников подворья «встречает» неизвестный до недавнего времени живописный портрет Сергея Александровича, найденный в архиве и принадлежащий кисти неизвестного художника, исполненный, вероятно, в первый приезд великого князя на Святую Землю в 1881 году.

За Порогом Судных Врат с востока существует выход на Русскую улицу. Небольшое темное помещение с одним маленьким окном вверху послушно приняло три тайно доставленных из России колокола весом 38, 28 и 5 пудов. Их тащили по ночам на катках женщины из Яффы, чтобы не вызвать подозрений у местных властей. Сейчас колокола молчат в надежде на скорое радостное и светлое время возрождающейся святыни. Иногда они всё-таки подают свой голос, сверяя своё время с действительностью и проверяя надёжность защиты двух древних гранитных колонн, стоящих по бокам «звонницы». Конрад Шик и архимандрит Антонин определили, что колонны являлись когда–то частью пропилеев Воскресенской базилики императора Константина, что требует к ним особого почтения.

Помещения большого 2-этажного Александровского подворья предназначались для храма, комнат паломников, приемных залов, библиотеки и музея.

Самое большое помещение подворья занимает храм во имя святого благоверного Великого Князя Александра Невского с деревянным резным двухрядным иконостасом, ведущим свою историю ещё с византийских времён. Высота литургического зала 10 метров, длина 22 метра. В центре церковного зала перед иконостасом стоит каменный престол*, который учёные и археологи относят к придельному храму базилики царя Константина, возведённого им в IV веке. В торце западной стены висят 14 живописных икон в чёрных рамах на подрамниках, открывающих верующим святые лики подвижников веры Христовой. «Портретная галерея» изображает реальные исторические лица в единственной в своём роде грандиозной и строго продуманной композиции, устремлённой ввысь, созданной талантливым живописцем В. Ф. Пасхиным.

Продолжают обильную пищу для созерцания 16 образов аскетов, праведников и исповедников вдоль северной и южной стен храма, расположенных горизонтальным поясом между окнами. Высота икон соответствует размеру оконных проёмов и равняется 2 метрам 82 сантиметрам. Образы святых исполнены в строгой живописной манере в рост, в строгих чёрных монашеских рясах, с нимбами на золотом фоне. Это святые Предтеча и Креститель Господа Иоанн, Андрей Первозванный, Георгий Победоносец и преподобный Харитон Исповедник, Иоанн Дамаскин и Порфирий, архиепископ Газский, великий Варсонофий и архиепископ Кирилл Алевский, преподобные Иоанн Хозевит и Феоктист Спостник, Герасим Иорданский и Илларион Великий, Великий Феодосий и Савва Освященный, Евфимий Великий и Великий равноапостольный император Константин и его мать святая равноапостольная Елена.

На восточной стороне храма, на значительной высоте, расположено тройное окно-витраж с изображением Распятия с предстоящими Богоматерью и святым Иоанном Богословом. Среднему окну высотой в 5 метров сопутствуют два меньших боковых.

Вплотную к церкви с севера примыкают помещения музея, в стеклянных витринах которого хранится большое количество стеклянных, глиняных и металлических фрагментов вещей разного времени, обнаруженных при раскопках. Любопытны подвесные светильники, различной величины и формы кресты, миниатюрные стеклянные сосуды, изящные подсвечники и дверные замки с львиными головами. Многие глиняные поделки в виде лампад, чаш и привесок, имеют коптское происхождение. Любопытны арабские монеты и ночники древнееврейской формы. Уникальными экспонатами являются хорошо сохранившиеся нагрудные, поясные и головные вериги из железа, которых нет ни в одном музее мира. (В православной аскезе такие металлические узы или оковы носились на теле для умерщвления плоти, т. е. победы над страстями). Самые тяжёлые из них – поясные, весом в 8 кг 500 гр. Нагрудные весят – 4 кг 100 гр., головные – 2 кг 250 гр. Завершает экспозицию нательный крест, весом в 1 кг 700 гр. Вериги имеют аннотацию, которая гласит: «Сняты у Русского паломника Петра, скончавшегося в Иерусалиме 8 ноября 1865 года».

В центре зала на деревянной квадратной в плане (99 на 99 см) вращающейся подставке экспонируется ажурный металлический макет купола храма Воскресения Христова высотой 66 см. Рядом скромная печка «буржуйка» с трубой и уличный фонарь ХIХ века.

По стенам расположены фрагменты колонн, капителей и баз, извлечённых археологами на месте раскопок в 1860-е годы, принадлежащих разным временным периодам.

На первом этаже Подворья сразу же при входе расположена Приёмная комната или как называют её «Царская», хотя ни император Александр III, ни Николай II никогда здесь не бывали. Вероятно, название родилось из-за царских портретов и предметов убранства интерьера этого зала, занимавшего угловое помещение здания.

Перед иконой с 15 ликами святых и надписью: «Икона в память чудесного спасения жизни Государя Императора и Его Августейшего Семейства 17 сентября 1888 года» стоят два бронзовых подсвечника и горит лампада в память о трагическом случае на железной дороге около станции Борки, когда Император Александр III держал на своих плечах крышу вагона до тех пор, пока все члены его семьи не были спасены.

На стенах висят, написанные с натуры свадебные парные портреты Николая II и Александры Фёдоровны в больших золочёных овальных рамах. Главным украшением залы является огромное надкаминное зеркало, которое со вниманием «рассматривает» каждого гостя, и мраморные часы с двумя бронзовыми канделябрами и 4 небольшие семейные фотографии последнего русского царя-мученика Николая II в кругу семьи, раскрашенные самими детьми.

Рядом с Царской комнатой расположена канцелярия с парадным портретом великого князя Николая Александровича – будущего императора Николая II и живописной картиной «Спаситель в терновом венце» кисти Николая Андреевича Кошелева с авторской подписью, а также графические портреты великого князя Сергея Александровича, последнего флигель-адъютанта Николая II–генерала М. Г. Хрипунова и управляющего Подворьем В. М. Антипова.

На второй этаж Александровского Подворья ведёт старинная деревянная лестница, выходящая в коридор и объединяющая комнаты для священнослужителей, библиотеку и архив.

С третьего этажа лестница выводит на крышу, оставляя над собой стеклянный фонарь перекрытия. Удивительным является в этом здании маленький квадратный в плане внутренний дворик, в который «заглядывают» помещения как подвального, так и первого и второго этажей и всегда остающийся в тени.

В подвальное помещение Подворья можно попасть как с улицы, так и из здания по крутой деревянной лестнице, спускающейся с верхнего этажа. Два коридора объединяют три небольшие комнаты, предназначавшиеся ранее для проживания служащих и цистерну, вмешавшую 15 760 вёдер воды. Помещения освещаются лежачими прямоугольными окнами, выходящими на Русскую улицу. Примечательными являются несколько камней стены с загадочными изображениями на них, явно древнего происхождения, которым археологи пока не нашли объяснения.

На террасе, примыкающей к храму с юго-запада, находятся общие палаты, для размещения паломников. Две из них довольно большие, с пятью окнами каждая. Остальные пять перед ними предназначались для сопровождающих священников.

Здание церкви двускатное и покрыто черепицей. С одной стороны (над музеем и ризницей), а так же над жилыми помещениями Подворья с противоположной стороны существует плоское покрытие в виде террасы, откуда открываются незабываемые виды на Старый город.

Во всём живописно-архитектурном строе Александровского подворья чувствуется национальное своеобразие. Это типичное здание эпохи эклектики конца ХIХ века с элементами необарокко в оформлении фасадов сооружения, с картушами, волютами, разорванным фронтоном, рустованными углами и высоким венчающим карнизом с эмблемой ИППО. Более репрезентативного здания, пожалуй, в Старом городе нет. А если говорить об археологическом собрании древностей, начиная с первого века до Р.Х., живописи гениальных И. Е. Репина и Н. А. Кошелева, талантливого художника В. Ф. Пасхина, бесценного собрания икон, мемориальных досок, уникального киота-скрижали, музейных экспонатов и святыни православия Священного Порога «Судных врат», то более значительного памятника русской духовной и мировой культуры на Святой Земле нет.

Когда-то Александровское Подворье принадлежало Императорскому Православному Палестинскому Обществу**. Осуществлял управление Подворьем до 2000 года епископ отец Антоний (Граббе), возглавлявший Русскую Духовную Миссию и Православное Палестинское Общество, находящиеся в ведении Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей. За годы, прошедшие с середины ХIХ века, комплекс ни разу не ремонтировался.

С ноября 2005 года и по 1 июня 2006 гола здание церкви Александровского подворья находилось на ремонте. 3 июня состоялось долгожданное освящение церкви высшими иерархами двух ветвей русского православия – председателем Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом и архиепископом Берлинским и Германским Марком. Служба прошла при участии Начальника Русской Духовной миссии в Иерусалиме архимандрита отца Елисея, монахинь Горненского монастыря, сестёр Гефсиманской обители, представителей мэрии Иерусалима, почётных гостей, прессы и прихожан. Всеобщее недоумение у всех присутствующих вызвало отсутствие*** уникального собрания живописи «Страстного цикла» художника Н. А. Кошелева – полотен мирового уровня и объяснение Н. А. Гофмана-(Воронцова), нынешнего председателя «ППО Иерусалим и Ближний Восток» о том, что картинам требуется реставрация, и потому они «отправились» в Америку в частную галерею Олега и Марии Байбаковых.


Стены церкви без полотен художника Н.Кошелева

Надеемся, что в скором времени Александровское Подворье на улице Даббага, 25 в самом центре Старого города будет доступно во всём объёме людям, интересующимся историей Святой Земли, её уникальной археологией и величайшей святыней христианства – Священным Порогом «Судных Врат».
_____________
Литература

1. «Россия в Святой Земле. Документы и материалы».Том 1.Москва.2000г. Стр.537- 589.
2. Н. Н. Лисовой. «Русское духовное и политическое присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в Х1Х – начале ХХ в». Москва «Индрик» 2006.
3. «Отчёт ППО за 1883-1884». С.-Петербург.1884.
4. «Седьмой отчёт ИППО за 1888- 1890 годы». С.-Петербург 1891.
5. «Учёные и литературные труды ИППО». 1891–1892.
6. «Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества». 1893–1896.
7. Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауз и И. А. Эфрон. Лейпциг – С. Петербург 1895. Том ХVI, стр. 476.
8. «Русское искусство. Очерки о жизни и творчестве художников второй половины Х1Х века. Москва. «Искусство».1962. стр. 285–296.
9. Научно – библиографический архив Академии Художеств России, ф, 25.оп.1, ед. 1655, л.4. С.-Петербург.
10. Архив православного паломнического центра «Россия в красках». Иерусалим. Паспортная книга Нового подворья. 1898. № 151.
11. Гнедич П. «История искусств» Т.III. С.-Петербург.1905. стр. 601–604, 607, 608.
12. Смышляев Д. Д. «Из путевых заметок пермяка». СПб, 1887.
13 А. Коптев «Воспоминания о поездке в Константинополь, Каир и Иерусалим в 1887 году». СПб. 1888.
14. Булгаков Ф. И. «Наши художники». СПб. 1889. стр. 211- 214.
15. Дмитриевский А. А. «Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882 – 1907».
16. Корнилов П. «Арзамасская школа живописи в первой половине Х1Х века». «Искусство». 1947. стр. 194
17. «Спутник паломника по святым местам. Париж. 1992. стр. 21–22.
18. Тыжненко Т. «Судные Врата». Газета «Православный С.-Петербург» № 13 (91). 1999.
19. Трибельский И. «Иерусалим. Тайна трёх тысячелетий». Иерусалим. 1999.
20. Маккавейский Н. «Археология истории страданий Господа Иисуса Христа».Киев 1891.стр. 203–296.
21. Буклет «Александровское Подворье». ИППО Иерусалим 2005.
22. «Святая Земля». Исторический путеводитель. Москва, 2006. стр. 38–39.
23. «Книга апокрифов». Санкт-Петербург. Амфора 2004.
24. Черкасов – Георгиевский В. Г. «Русский храм на чужбине». Москва. Паломник. 2003. стр. 183- 185.
25. «Жизнь и труды Апостолов Господних». Издательство Владимирской епархии. 2003.
26. Миллер Л. П. «Святая мученица Российская Великая княгиня Елизавета Фёдоровна». Москва. 2002.
27. Архиепископ Анастасий «Светлой памяти Великой княгини Елизаветы Фёдоровны». Иерусалим 1925.
28. «Золотой Святыни свет…». Москва. 2004.
29. «Жития святых святителя Димитрия Ростовского». Церковный календарь». М.2002.
30. «The Threshold of the Judgement gate at the «Russian Excavations» in Jerusalem. Minneapolis, mn.USA.

* Источник возникновения названия «каменный престол» имеет неизвестное происхождение. В дореволюционных изданиях ИППО нет никаких упоминаний о такой святыне. Очевидно, что мысль оставить настоящий престол посреди храма, а не в алтаре, была бы совершенно абсурдной для наших предшественников. В брошюре протоиерея В. Я. Михайловского «Храм Воскресения Господня в Иерусалиме и окружающие его святыни» (изд. ИППО 1901 года, с. 61) в описании Александровского подворья и его церкви есть такие строки: «По средине церкви сохраняются остатки большого столба от древнего храма Воскресения». Таким образом, версия о престоле является более поздней выдумкой. (Прим.Ред.)

** Юридически подворье оформлено на Российское Императорское Правительство. Императорское Православное Палестинское Общество построило это подворье и им управляло. После событий 1914-17 гг. подворье находилось в ведении членов ИППО, эмигрировавших после революции. После того, как скончались последние выходцы царской России, на подворье переходит к разным группировкам, называющих себя преемниками эмигрантского крыла ИППО. (Прим.Ред.)

*** В июле 2008 года картины Н. Кошелева были возвращены на место. (Прим.Ред.)

Фотоархив Православного Общества «Россия в красках»

Тыжненко Т.Е., действительный член Императорского Православного Палестинского Общества

01 июля 2007 г.

Россия в красках

Тэги: святыни Иерусалима, Святая Земля, недвижимости ИППО, Русская Палестина, Александровское подворье, Порог Судных врат, Кошелев Н.А., страсти Христовы

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню