RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 августа 1914 прот. Василий Кулаков из Бари сообщает в ИППО, что война нарушила весь ход жизни на подворье

21 августа 1847 назначен членом Русской Духовной Миссии в Иерусалиме свт. Феофан Затворник

23 августа 1885 Священный Синод известил ИППО о разрешении производить "тарелочный сбор" в храмах в пользу Общества

Соцсети


Елеонский Вознесенский Русский монастырь в 1869-1914 гг.

В 1869–1871 гг. архимандрит Антонин (Капустин) приобрел один за другим ряд участков на вершине Елеонской горы в острой конкуренции с французским кармелитским монастырем Pater Noster (Отче наш), основательницей которого была влиятельная Элоиза Аурелия де Босси, княгиня де ла Тур д'Овернь, приятельница императора Наполеона III, обладавшая несметным богатством.


Архимандрит Антонин (Капустин),
начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме
Территория монастыря объединяет 11 разновременно приобретенных участков общей площадью 53 748 кв. м. Есть сведения (управляющего российским консульством в Иерусалиме С. М. Дмитревского) о приобретении архим. Антонином 1-го участка в 1869 г., восходящие, очевидно, к сообщению самого владельца [1]

В официальном донесении в Святейший Синод от 28 октября 1885 г. архим. Антонин писал: «Элеонская церковь находится на самой вершине святой горы Вознесения, на участке земли, купленном мною в собственность Духовной Миссии в 1871 г.» [2]. Здесь имеется в виду получение в мае 1871 г. предварительных ходжетов (купчих) на первые 2 приобретенных участка [3]. Окончательные владельческие документы были выданы ему 11 окт. 1873 г.

Поскольку турецкие законы о недвижимости предполагали отдельное владельческое право на землю и отдельное на растущие на ней насаждения, архим. Антонин спешил закрепить за собой участок и в этом смысле. К тому же вершина Елеона была в то время лишена всякой растительности. Дневник архим. Антонина за 1873 г. позволяет восстановить подробности:

«5 января. Напившись чаю, отправился на Элеон. Кричали с Якубом по поводу ям, вырытых под маслины.
9 января. Отправление на Элеон ящика с 60 кипарисами. Зазеленеет Св. Гора.
11 января. Поездка на Элеон. Кипарисныя соображения. Будущия рощи, аллеи, куртины, парки и все другия пространства» [4].


Делегация ИППО у мозаик, открытых архим.Антонином (Капустиным).
Елеонский монастырь. 14 марта 2013 г.

Во время этих работ были обнаружены фрагменты напольной мозаики с изображениями животных и растений и гробницы. Средства на проведение раскопок предоставила А. И. Кадышева. Размер мозаики составлял 20 кв. м.

«У северного бордюра мозаики сохранилась не тронутая временем надпись на древнеармянском языке, гласящая, что «это могила блаженной Шушаник, матери Артабана. Февраля 18го». Таким образом о. Архимандрит открыл роскошнейший памятник VI века» [5].

Армянские храмы и монастыри появились на Елеоне уже в первые века христианства. Анастас Вардапет (VII — нач. VIII в.) в сочинении «Об армянских монастырях в Иерусалиме» среди армянских построек на Елеонской горе называет монастырь Панда во имя св. Иоанна Предтечи (в восточной части Елеона), монастырь Мамиконянов, также посвященный св. Иоанну Предтече, и монастырь Катаецоц, где ученики слушали заповеди блаженств (возможно, имеется в виду место будущего монастыря Pater Noster) [6]. Как сообщает армянский историк X в. Мовсес Каганкатваци, самый древний монастырь во имя св. Иоанна Предтечи на Елеоне был сооружен на «средства царя» из династии Аршакидов, т. е. до 428 г. [7].

«При дальнейшей расчистке найденной мозаики была открыта другая, плотно прилегавшая к первой, гораздо проще ее, в виде параллелограммов по белому полю и не такой тщательной отделки. Для сохранения их обеих о. Архимандрит решил защитить их крышей. Г-жа Кадышева согласилась даже участвовать своими средствами в этом деле, но с тем, однако, условием, чтобы сделать предполагаемую постройку в виде домика, где бы могла жить сама г-жа Кадышева во время своих приездов в Иерусалим. Для этого она предложила спроектировать домик в 2 этажа, устроить наверху жилое помещение, а внизу над большой мозаикой — церковь. При этом она желала, чтобы квартира ее выходила в церковь в виде хор: алтарь же следовало, по ее предположению, выдвинуть к востоку от мозаики и сделать в 2 света, чтобы крыша над алтарем и домом была общая. Такой фантастический проект, конечно, не мог быть одобрен о. Архимандритом, и он убедил г-жу Кадышеву видоизменить его. Тогда они согласились выстроить обыкновенный дом в 2 этажа, верхний отдать в распоряжение г-жи Кадышевой, а нижний с мозаикой — для отдохновения случайных посетителей» [8].

Произведя археологическую разведку вокруг находящегося на участке почитаемого «камня Богородицы» (места, на котором, по преданию, стояла Матерь Божия во время Вознесения), архим. Антонин нашел «кучи золотой мозаики и множество кусков белого мрамора», а также основания 2 колонн V–VI вв. Стало ясно, что именно здесь располагался в византийское время соборный храм женской обители, разрушенный в 614 г. персидским нашествием. Тогда на Елеонской горе было найдено более 1,2 тыс. трупов, были вырезаны монахини монастыря, руины которого обнаружил архим. Антонин [9]. На месте византийской базилики архим. Антонин начал возведение нового храма.


Елеон. Русский Спасо-Вознесенский
женский монастырь
Строительство затянулось на долгие годы. В 1876 г., когда стены были уже подняты на сажень, его пришлось прекратить за отсутствием средств. Потом разразилась русско-турецкая война 1877–1878 гг. Архим. Антонин и вся РДМ были вынуждены покинуть Палестину. По возвращении архимандрит продолжил строительство. В 1881 г., по данным дневника, храм уже был завершен, и архим. Антонин заботился о его внешнем и внутреннем убранстве.

Так, в записи от 13 февраля 1881 г. читаем: «Приехал московский Никола с елеонскими колоколами». Неделю спустя: «Добряк Рындин еще принес 90 рублей на Елеонскую церковь». Особо важна запись в дневнике, датируемая четвергом, 13 марта: «За окном шум непогодный. 12 часов (ночи). Черчение будущего иконостаса Елеонского, целомраморного, длившееся часа до третьего» [10]. 5 февр. 1886 г.: «Черчение плана нижнего яруса Елеонской колокольни для Н. Ф. Фан-дер-Флита» [11].

Приведенные записи доказывают прямое участие (если не авторство) архим. Антонина в проектировании как храмов и колоколен основанных им монастырей, так и их внутреннего убранства. Непосредственными исполнителями его архитектурных идей на Елеоне стали мастера-итальянцы. В письме секретарю ИППО М. П. Степанову, датируемом 11 октября 1888 г., архим. Антонин писал: «Желал бы всячески умолить Вас исходатайствовать трем итальянцам: Antonio Longodorni, Джованни-Батиста [Бизелли] и Гектору Белатти — золотые медальки в петлицу «за искусство» или «за усердие». Первый из них выстроил мою Элеонскую башню своими руками (подчеркнуто в документе.- Н. Л.) всю от первого камня до последнего. Второй свел невиданный в Святой Земле еще до нас купол тамошней церкви в 24 окна. Третий расписывал сей самый купол» [12].

К концу марта 1881 г. купол был завершен, но освящение церкви произошло только спустя 5 лет.

17 апреля 1881 г.встречаем в дневнике печальную запись: «Реуф [иерусалимский паша] запрещает мне строить церкви на Елеоне и в Горней и требует, чтобы на это был дан фирман султанский, и пока сей получится, чтобы я прекратил всякие работы. О россияне! До чего мы дожили!» [13].

Султанский фирман с разрешением на строительство церкви был выдан Высокой Портой в июне 1882 г., когда она практически была готова.

Из Одессы пароходом в Яффу в 1884 г. был доставлен иконостас от московского купца П. Д. Каверина, а в 1885 г.- хрустальная люстра для храма от камергера Ю. С. Нечаева-Мальцова [14].

Храм был освящен 8 июня 1886 г. во имя Спасителя, т. к. Иерусалимский патриарх Никодим категорически возражал против его освящения в честь Вознесения Господня, оставляя этот приоритет за местом Вознесения. Поэтому в русских официальных источниках церковь стали именовать Спасо-Вознесенской, а неофициально просто Вознесенской, как хотел основатель.


Елеон. Русские паломники у могилы архимандрита Антонина

На месте солеи храма были обнаружены базы 2 византийских колонн желтого мрамора (0,3 м высотой). На полу храма сохранились остатки плит желтого мрамора. В южном крыле креста в отдельных мраморных киотах с золочеными колонками находятся привезенные в нач. XX в. из России чудотворные иконы «Елеонская Скоропослушница» и «Взыскание погибших». В северном крыле — могила основателя храма архим. Антонина (Капустина).


Елеон. Русский Спасо-Вознесенский женский монастырь. Колокольня обители (Русская свеча)
Одновременно с храмом на самой вершине Елеона (828 м над уровнем моря) строилась 64-метровая 4-ярусная колокольня (Русская свеча), самое высокое здание Иерусалима: с балюстрады верхнего яруса на востоке видно Мёртвое море (по преданию, не хватило 1 сажени, чтобы на западе можно было увидеть Средиземное море). Она увенчана высоким пирамидальным шатром. Это сооружение со сдержанным плоскостным декором уподоблено итальянским романским колокольням.

В финансировании елеонского проекта помимо вышеупомянутой благотворительницы Кадышевой и монахини Филареты (Волковой) участвовал гр. Г. С. Строганов, шталмейстер Высочайшего Двора, совершивший паломничество на Св. землю в 1880 г. Он пожертвовал 12 тыс. франков на улучшение состояния русских построек в Иерусалиме, 7 тыс. франков — архим. Антонину на строительство на Елеоне, 1 тыс. франков — патриарху Иерусалимскому Иерофею [15]. В 1886 г. гр. Н. А. Стенбок-Фермор (урожденная Яковлева) переслала архим. Антонину 10 тыс. руб. на украшение храма. Среди др. пожертвований — золоченый крест для купола храма (А. Д. Расторгуев), золото для купола (Л. М. Соболева). Были и др. жертвователи, вносившие от 1 до 1 тыс. руб. Все имена архим. Антонин записывал в специальной книге, которую планировал опубликовать.

Среди елеонских благотворителей особое место принадлежит соликамскому купцу А. В. Рязанцеву, который помимо нескольких тысяч рублей, пожертвованных в разное время (в т. ч. на иконостас, стоивший 2 тыс. руб.), заказал в Москве колокол в 308,5 пуда с горельефными иконными изображениями. Колокол был отправлен из Одессы на пароходе «Корнилов» 12 марта и выгружен на берег в Яффе 27 марта 1884 г. Чтобы доставить его в Иерусалим (железной дороги до 1892 не существовало), архим. Антонином «в воскресенье, 27 января <1885 г.>, сделано было надлежащее воззвание к люду Божию о помощи. 105 человек (на 2/3 женщины) спешно прибыли утром во вторник в Яффу и принялись за дело» [16].


Колокол, пожертвованный купцом Александром Рязанцевым,
доставлен на Елеон из Яффы

60 км, отделяющих Яффу от Иерусалима, колокол тянули с помощью веревок и полотенец вместо лямок. Половина пути пролегала по сыпучим пескам, так что в день нельзя было проходить иногда более версты. «За этот труд архим. Антонин не мог предложить людям ничего кроме пищи, да и едва ли между ними нашелся бы человек, ожидающий какую-нибудь плату» [17]. Доставка колокола заняла 7 дней. Вечером 5 февраля колоколу «была восторженная встреча, поднявшая на ноги весь город» [18].

На следующий день архим. Антонин призвал паломников поднять колокол на Елеон. После молебна, в 10 часов утра, тысячи людей двинулись в путь. Нужно было спуститься в долину Кедрона, чтобы затем вновь подняться на гору. Только к 6 часам вечера удалось подтянуть колокол к ограде русского участка. 7 февраля колокол был осторожно выгружен в пространство, окруженное фундаментом колокольни (заложен в кон. 1884), и поставлен вертикально на деревянные брусья. По мере возведения следующих ярусов колокольни колокол каждый раз поднимали на новый уровень. Строительство колокольни было завершено в 1887 г. Крест для нее был пожертвован братом архим. Антонина московским протоиереем Платоном Капустиным и доставлен в Иерусалим в 1888 г. [19].

Кроме Спасо-Вознесенского храма и колокольни в Елеонском монастыре находится еще несколько храмов. На средства русской благотворительницы И. Г. Силаевой, проживавшей в Иерусалиме, к 1910 г. была выстроена часовня на месте Обретения главы св. Иоанна Крестителя. Еще в византийский. период здесь существовала церковь, мозаичные полы которой также были обнаружены и вскрыты архим. Антонином во время елеонских раскопок.

Сохранилось 3 мозаики с геометрическим орнаментом и изображениями птицы, животного, граната или кисти винограда, а также армянской надписью с именем еп. Иакова (по мнению Е. С. Лукьяновой, она на несколько веков моложе и лишь «вписана» в более древние напольные мозаики [20]). Углубление в полу, где лежала честная глава св. Иоанна Предтечи, выделено мозаикой. Инокини Елеонского монастыря читают в часовне Неусыпаемую Псалтирь.

К востоку от Спасо-Вознесенского храма расположен архимандритский дом, на нижнем этаже которого помещается музей древностей, собранных архим. Антонином (бывш. «дом Кадышевой», 2 верхние комнаты которого впоследствии были выкуплены архим. Антонином). Дом построен на восточной оконечности выровненной платформы, за которой начинается восточный склон Елеонской горы. Перед ним находятся остатки 3 римских колонн желтого мрамора. На 1-м этаже сохранились мозаики, самая большая из них (7,35?3,5 м) — часть обширного мозаичного ковра (8,5?10 м) с изображениями агнца, фазана, утки, рыб и двойных кистей винограда [21] [22]. Под зданием находится подземная гробница, разделенная узким коридором на 2 неравные части: слева, на нижнем уровне,— 6 ниш для 6 тел; справа, на верхнем уровне,— 6 меньших ниш, использовавшихся, вероятно, как оссуарии. Гробницу, относящуюся к ранневизантийскому времени, трудно точно датировать [23].

К востоку от музея лестница из 30 ступеней ведет в большую 2-камерную пещеру, в одной из камер которой также сохранилась мозаика (100х72 см) с армянской надписью: «Молитвами святого Исаии и преподобных отцов, я, Ваган, создал это в память ради прощения грехов». Тот факт, что контуры рисунка прослеживаются на надписи, свидетельствует о том, что и в этом случае армянская надпись была вставлена позже [24]. «Вся пещера до 5 сажен длиною была наполнена человеческими костями… Не был ли это монастырский склеп Исаии с братией, заделанный и увековеченный надписью каким-то благочестивым Ваганом?.. Через несколько времени вся эта масса человеческих костей под влиянием кислорода воздуха стала тлеть и превратилась в тончайшую пыль. Тогда можно было заметить, что весь пол пещеры был разделен низенькими перегородками на 16 отделений разной величины» [25]. Трудно сказать, сообщались ли между собой главное здание и описанная пещера, т. к. строительные работы сделали невозможным дальнейшее археологическое исследование. Отметим только, что уровень пещеры на 5 м ниже, чем пол с мозаиками в архимандритском доме.

После возведения дома архим. Антонин решил выровнять место, прилегающее к его восточной стене.

«При расчистке около самой стены дома случайно напали на 16 каменных гробов, стоящих поверх земли, в виде четырех групп, с крестообразным проходом между ними. Гробы эти были плотно закрыты каменными плитами и тщательно замазаны известью. Некоторые из них, у южной стороны прохода, оказались поврежденными и пустыми, но северные остались нетронутыми и заключали покойников. Над всем этим склепом заметны были остатки сводов, которые о. Архимандрит реставрировал и дополнил новыми. Сверху он покрыл все террасою, которая плотно примкнула к восточной стене дома» [26].

Архим. Антонином был найден фрагмент большой белой мозаики с 2 черными овалами и греческой надписью: «Феодосия, славнейшая кувикулария» [27], в наст. время находящийся в доме игумении, в ее келье-кабинете. По предположению Лукьяновой, речь идет о кувикуларии (постельничей) Евдокии, супруги имп. Феодосия II, и на месте, где была найдена надпись, находился дом императрицы. В эпитафии на плите, хранящейся в музее Елеонского монастыря, тоже встречается имя Феодосии, но оно относится к др. лицу и датируется 592 г. [28].

Е. С. Лукьянова, изучавшая елеонскую археологию в 1929–1937 гг., обобщила результаты исследования в виде стройной концепции, согласно которой почти все находки архим. Антонина являются фрагментами единого архитектурного памятника времени равноапостольного Константина I Великого — Елеоны. По мнению исследовательницы, это была огромная базилика, сопоставимая по размерам и отчасти по архитектурным особенностям с базиликой Рождества Христова в Вифлееме. Оспаривая наиболее распространенное среди археологов убеждение, что остатки Елеоны следует отождествлять с фундаментами гораздо более скромного по размерам строения на месте кармелитского монастыря Pater Noster, Лукьянова попыталась реконструировать план базилики времен равноапостольного Константина, полностью вписав его в территорию Елеонского монастыря, действительно весьма близко подступающую с востока к Имвомону — месту Вознесения Господня [29]. Руины на кармелитском участке принадлежат, по ее мнению, монастырю прп. Мелании Римляныни Старшей [30]. Пока эта гипотеза не нашла подтверждений.

В 1895 г., после смерти архим. Антонина, Я. Е. Халеби по просьбе нового начальника РДМ архим. Рафаила (Трухина) купил на его деньги на Елеоне участок размером в 4 дунама (0,4 га), граничащий с участками архим. Антонина, и т. о. округлил владения Елеонского монастыря [31].

После решения Святейшего Синода о превращении женского общежития на Елеонской горе в женскую общину и получения благословения от Иерусалимского Патриарха Дамиана 12 августа 1906 г. (в день рождения архим. Антонина) состоялось открытие общины. Игуменом был назначен о. Парфений (Нарциссов), настоятельницей (старшей сестрой) — монахиня Евпраксия (Миловидова), бывшая послушница московского Алексиевского монастыря. Приехав в 1880 г. в Иерусалим для поклонения св. местам, она долго жила в различных греческих монастырях, пока, познакомившись с архим. Антонином и его помощником игум. Парфением, не стала их постоянной помощницей. Приобретя в июле 1899 г. собственный дом в Иерусалиме (на ул. Пророков, напротив русского Вениаминовского подворья), она оформила его по примеру архим. Антонина как вакуф, который после нее перейдет к «бедным монахам и паломникам православного вероисповедания, русским подданным, проживающим при Русской [Елеонской] церкви» [32]. В 1912 г. настоятельница Евпраксия была награждена наперсным крестом. Она скончалась 12 декабря 1914 г., прожив на Елеоне 26 лет [33].

Община, состоявшая первоначально из 15 сестер, управлялась, как и Горненский монастырь, в соответствии с «особыми правилами», утвержденными Святейшим Синодом 24 июля — 5 августа 1898 г. Каждый из монастырей жил за собственный счет, на средства из нештатных источников. Дополнительным источником дохода было монастырское рукоделие: изготовление церковных риз, воздухов, пелен, продажа сорочек паломникам для омовения в Иордане (они хранились потом верующими для похорон, в качестве саванов), писание монахинями икон и картин в иконописных мастерских (в настоящее время иконы, писанные горненскими и елеонскими сестрами, можно видеть во всех православных храмах Святой земли). В нач. XX в. нередкой практикой было устройство послушниц в качестве прислуги в русские и иностранные дома Иерусалима. Кроме того, сестры трудились на всех подворьях миссии.

Число сестер в Елеонском монастыре быстро росло и составило к 1914 г. около 180 чел. [34]. Средства, поступавшие в кассу общины, были недостаточны. Доходы за 1911 г. равнялись 19 112 руб., за 1912 г.- 13 114 руб., за 1913 г.- 12 334 руб. Иными словами, в среднем елеонские сестры должны были жить на 6 руб. 80 коп. в месяц [35].

Оскудение содержания монашествующих было связано со строительством в монастыре, поглощавшим все средства.

Начальник РДМ архим. Леонид (Сенцов) отмечал (в записке 1913) в качестве своей особой заслуги

«приведение в порядок русского участка на Елеонской горе, окруженного каменной, на мокрой кладке оградой. А главное, основана там женская община, где живут теперь около 200 сестер, для которых устроены здания и для жилья (5 больших корпусов), и для рукодельных мастерских, и для золочения икон; а также устроена гостиница для помещения поклонников на 300 человек. Выстроена также часовня для постоянного чтения Псалтири и для отпевания умерших сестер (т. е. часовня Обретения главы св. Иоанна Крестителя.- Н. Л.)» [36].

В 1907 г. в северо-восточном углу монастыря было начато строительство большого соборного храма в честь Страшного Суда Господня, но из-за первой мировой войны и революции в России в 1917 г. постройка осталась незавершенной: успели только достроить нижний храм во имя прав. Филарета Милостивого, служащий в настоящее время трапезной для насельниц обители (освящен митр. Анастасием (Грибановским) в 1925).

На территории обители сохранился также дом ученика и соратника архим. Антонина игумена Парфения (Нарциссова), зверски убитого искавшими «монастырское золото» злоумышленниками в 1909 г. (в настоящее время в доме расположена монастырская библиотека).

_____________
Примечания

[1]. Дмитревский. 2006. С. 54
[2]. Россия в Св. Земле. Т. 2. С. 199
[3]. Дмитревский. 2006. С. 55
[4]. Антонин (Капустин), архим. Дневник за 1873 г. // РГИА. Ф. 834. Оп. 4. Ед. хр. 1126
[5]. Дмитревский. 2006. С. 56
[6]. Тер-Мкртичян. 1991. С. 94-95
[7]. Там же. С. 14
[8]. Дмитревский. 2006. С. 56-57
[9]. Антонин (Капустин), архим. Дневник за 1873 г. // РГИА. Ф. 834. Оп. 4. Ед. хр. 1126; Святой Елеон. 1986. С. 23
[10]. Антонин (Капустин), архим. Дневник за 1881 г. // Б-ка ИППО. Инв. номер: ИППО. Б. IV. № 853/23
[11]. Он же. Дневник за 1886 г. // Там же. № 853/28
[12]. АВП РИ. Ф. ИППО. Оп. 873/1. Д. № 588. Л. 68–68 об.
[13]. Антонин (Капустин), архим. Дневник за 1881 г. // Б-ка ИППО. Инв. номер: ИППО. Б. IV. № 853/23
[14]. Осипов. 1892. С. 463
[15]. Россия в Св. Земле. Т. 1. С. 150, 240
[16]. Антонин (Капустин), архим. Из Иерусалима // ЦВ. 1885. № 14. С. 240
[17]. Дмитревский. 2006. С. 63
[18]. Антонин (Капустин), архим. Из Иерусалима // ЦВ. 1885. № 14. С. 240
[19]. Осипов. 1892. С. 463
[20]. Loukianoff. 1939. P. 3, 8
[21]. Кондаков Н. П. Археологическое путешествие по Сирии и Палестине. СПб., 1904. С. 257
[22]. Loukianoff. 1931
[23]. Eadem. 1939. P. 7-8
[24]. Ibid. P. 5
[25]. Дмитревский. 2006. С. 57-58
[26]. Там же. С. 58
[27]. Там же. С. 31, 60
[28]. Там же. С. 29, 59
[29]. Loukianoff. 1939. P. 38-41
[30]. Ibid. Р. 37
[31]. Никодим (Ротов). 1997. С. 307
[32]. Россия в Св. Земле. Т. 2. С. 298
[33]. Никодим (Ротов). 1997. С. 372
[34]. Россия в Св. Земле. Т. 2. С. 118
[35]. Лисовой Н. Н. Русское духовное и политическое присутствие в Св. Земле и на Ближ. Востоке в XIX — нач. XX в. М., 2006. С. 362
[36]. Никодим (Ротов). 1997. С. 341

Источники

1. Антонин (Капустин), архим. Отчет о пожертвованиях в Иерусалимскую миссию // ДБ. 1875. № 12;
2. Осипов М. И. Отчет уполномоченного ИППО в Одессе за время с 1883 по 1892 г. // СИППО. 1892. Т. 3. Вып. 4. С. 457–472;
3. Дмитриевский А. А. Памяти члена Рус. духовной миссии в Иерусалиме о. игумена Парфения, убиенного на горе Елеонской: Некр. // Там же. 1909. Т. 20. Вып. 2. С. 298–308;
4. Тер-Мкртичян Л. Х. Армянские источники о Палестине, V–XVIII вв. М., 1991;
5. Россия в Св. Земле. 2000. 2 т.

Литература

1. Кусмарцев П. И. Светлый праздник Вознесения Господня на св. Елеонской горе: Мысли и чувства паломника в Св. Земле. Иерусалим, 1911.
2. Loukianoff E. S. Le Mus?e de Convent russe du Mount des Oliviers ? J?rusalem // Bull. de l'Inst. d'?gypte. Le Caire, 1931. T. 13.
3. eadem. «?? ???????». Le Caire, 1939. (M?moires pr?sent?s ? l'Inst. d'?gypte; T. 42).
4. Святой Елеон: Русский Спасо-Вознесенский женский монастырь на святой горе Елеон: К 100-летию со дня освящения Спасо-Вознесенского храма, 1886–1986. Иерусалим, 1986;
5. Никодим (Ротов), митр. История Рус. духовной миссии в Иерусалиме. Серпухов, 1997;
6. Лисовой Н. Н. Приди и виждь: Свидетельства Бога на Земле. М., 2000. С. 226–232;
7. Дмитревский С. М. Русские раскопки на Елеонской горе / Подгот. текста, сопроводит. ст. и коммент.: Н. Н. Лисовой. М., 2006.

Лисовой Н.Н., доктор исторических наук, кандидат философских наук

Статья из 18-го тома "Православной энциклопедии"

Седмица.RU

Тэги: Русская Палестина, святыни Иерусалима, Елеон, Антонин (Капустин)

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню