RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

20 июля 1875 иеромонах Макарий (Сушкин) был торжественно избран игyменом Пантелеимонова монастыря, став первым русским настоятелем обители на Афоне

20 июля 1888 уполномоченный ИППО в Иерусалиме Д.Д. Смышляев пишет В.Н. Хитрово, что намерен подать в отставку из-за крайней усталости

21 июля 1914 вел. кнг. Елизавета Федоровна возвратилась в Москву после паломничества в Уфимскую, Пермскую епархии и Верхотурье

Соцсети


Гражданская война в Сирии и положение христианского населения

Сирийские христиане не являются однородной группой, а представляют собой множество общин по течениям христианства, которые они исповедуют. Наиболее многочисленными являются последователи Антиохийской православной церкви. Есть в Сирии также общины Мелькитской католической церкви, Сирийской католической церкви, Сиро-яковитской православной церкви, Русской православной церкви (РПЦ), Армянской апостольской церкви, Маронитской католической церкви, Халдейской католической церкви и др. Основными местами проживания христианского населения до войны были города Дамаск, Алеппо, Латакия, Хама и Хомс.

По разным оценкам, с 2011 года в результате войны в Сирии погибли около 100 тысяч человек, в том числе, более тысячи христиан. Покинули страну от 150 тысяч до 400 тысяч христиан.  Разрушены более 40 церквей, монастырей и прочих христианских учреждений.

Потери сирийских христиан сопоставимы с потерями христиан иракских: за последние 20 лет Ирак покинули около полумиллиона христиан (среди прочих беженцев, в том числе мусульман). Это подтверждает и представитель Патриарха Антиохийского и всего Востока при Патриархе Московском и Всея Руси архиепископ Филиппопольский Нифон: «Повторяется картина, которая была в Ираке. Основная проблема в Антиохийской церкви сейчас — положение верующих в Сирии и проблемы беженцев. Духовенство старается вдохновлять народ оставаться на своей земле».

Христиане Сирии не имеют возможности организованно представлять и защищать свои интересы. Поэтому они сегодня являются наиболее уязвимой и беззащитной категорией жителей страны, что стало причиной их массового исхода.

Те из христиан, которые пытаются укрыться в лагерях беженцев, сталкиваются там с новыми проблемами. Они боятся регистрироваться в статусе беженцев, опасаясь, что по окончании войны им будет некуда возвращаться. В случае победы оппозиции они подвергнутся тем же притеснениям, с которыми недавно столкнулись в родных городах. В случае же победы президента Башара Асада, он может воспринять беженцев как боевиков, скрывавшихся от правительственных войск за границей. К тому же в лагерях беженцев в Иордании и Египте имеют место случаи издевательств в отношении христиан.

Демонстрацией отношения к христианству стало похищение террористами 22 апреля 2013 года двух иерархов, возвращавшихся в Алеппо из Турции, где находились с гуманитарной миссией. Тогда в заложники были взяты архиепископ Юханн (Иоанн) Ибрагим и митрополит Булис (Павел) Язиджи, которые возглавляют в Алеппо соответственно Сиро-яковитскую и Антиохийскую православные церкви. Это преступление тем более носит вызывающий характер, что последний является родным братом Патриарха Антиохийского. Не исключено, что это дело боевиков «Джабхат ан-нусра» («Фронт поддержки»),  являющейся наиболее радикальной исламистской группировкой. Её боевики 23 июня этого года совершили нападение и разграбили францисканский монастырь Св. Антония Падуанского в Гассани (в 120 километрах от Алеппо). При нападении был убит монах Франсуа Мурад.

Однако на стороне Асада сирийские христиане сражаться не готовы, занимая в этом конфликте в большинстве своем нейтральную позицию. Самая же активная часть христиан в условиях масштабной гражданской войны оказалась расколота: среди христиан есть активно выступающие против режима Асада, и те, кто поддерживает оппозиционные силы. Например, президентом «Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил» с апреля 2013 года стал православный Джордж Сабра. Другой оппозиционер из числа христиан Мишель Кило критикует Церковь за якобы имеющее место сотрудничество с режимом и спецслужбами и призывает объявить ей бойкот.

Официальная позиция Церквей чаще всего остаётся на стороне правящего режима, потому что у священнослужителей нет причин выступать против Асада.  Время его правления хоть и связано с ограничением политических и гражданских свобод, но не угрожало свободе вероисповедания христиан и других общин, а даже защищало право граждан на полноценную религиозную жизнь. Тем не менее, поддержка действующего руководства Сирии высшим христианским духовенством страны иногда вызывает осуждение со стороны некоторых христиан. В тех населённых пунктах, которые перешли под контроль «сирийской свободной армии» (ССА), и где нет насилия и угроз со стороны радикальных исламистских группировок, местные христиане оказывают поддержку оппозиционерам. Они не вступают в их ряды, но снабжают их деньгами, продовольствием, предметами первой необходимости и т. п.

Особое беспокойство вызывает положение в Сирии паствы Русской православной церкви, которую до своего отзыва в Москву в июне 2013 года возглавлял представитель Патриарха Московского и Всея Руси при Патриархе Великой Антиохии и всего Востока архимандрит Александр (Елисов). По его словам, в отношении русскоязычного населения действует ещё и политический фактор, определяемый позицией России по сирийскому конфликту. После наложенного Россией вето на резолюцию Совета безопасности ООН по Сирии положение российских граждан в этой стране резко ухудшилось. Со стороны боевиков ССА и религиозных радикалов в их адрес звучат угрозы физической расправы. Им предлагают покинуть территорию сирийского государства как «виновникам гибели сирийцев и их детей».

Обстановка в Сирии сказалась и на численности прихожан храма священномученика Игнатия Богоносца в Дамаске (ими были, прежде всего, семьи российских граждан, находившиеся в Сирии по служебным делам, семьи, которые в полном составе являются православными). Теперь же они покинули страну. Остаётся небольшая группа прихожан из постоянно живущих в Сирии. Но часть из них уезжают, а многим трудно добираться до храма из пригородов. Численность прихода в Дамаске составляет всего около десяти человек. Полностью «растворились» общины РПЦ в городах Алеппо (при церкви пророка Илии) и Латакии (при церкви архангела Михаила). Таким образом, из трёх приходов РПЦ в Сирии в настоящее время функционирует только один – в Дамаске.

Густерин Павел Вячеславович, научный сотрудник Сектора Ближнего Востока Российского института стратегических исследований

11 июля 2013 г.

РИСИ

Тэги: Сирия, арабы-христиане

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню