RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 2. Августин (Никитин)

Таврический отдел Императорского Православного Палестинского Общества (1900-1917 гг.): по материалам «Таврических епархиальных ведомостей». Р.А. Близняков, М.А. Агатова

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 1. Августин (Никитин)

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Анонсы и объявления

Принимаются статьи для Иерусалимского вестника

21 сентября

Лекция «Искусство Византии V–VIII вв.», Санкт-Петербург

21 сентября

Презентация проекта для школьников «Русь-Византия. Общие страницы истории», Москва

25 сентября

Презентация книги Ю.Матвеевой «Декоративные ткани в мозаиках Равенны: семантика и культурно-смысловой контекст», Москва

26 сентября

Открытие выставки «Восточные христиане: две тысячи лет истории», Париж

28 сентября

Лекция «Искусство Византии IX–XV вв.», Санкт-Петербург

29 сентября

Открытие выставки «Православие в Святой Земле: Альфа и Омега», Санкт-Петербург

1 октября

Открытие выставки «Загадочный сюжет одной картины Андрея Иванова», Москва

8 октября

Лекция «Византия и Русь», Москва

14 ноября

Конференция «Актуальные вопросы изучения христианского наследия Востока», Москва

16-17 ноября

V научные чтения «Россия. Грузия. Христианский Восток», Москва

Россия на карте Востока

Летопись

24 сентября 1884 Д.Д. Смышляев предложил создавать отделения ИППО в губерниях

24 сентября 1895 был открыт Донской отдел ИППО в Новочеркасске

24 сентября 1902 вел.кн. Сергей Александрович с вел.кнг. Елизаветой Федоровной прибыли на богомолье в Троице-Сергиеву лавру

Соцсети


Православные школы в Дамаске


А.П. Беляев. Православные школы в Дамаске. СПб.: Тип. В. Ф. Киршбаума, [1901?]. - 23 с.; 24 см. - Авторство установлено из автографа. - Отд. отт. - Нет тит. л.
ПСТГУ

Не углубляясь в слишком давнее прошлое, я приведу прежде всего сведения, добытые мною из устных источников, о состоянии православных школ в Дамаске, с начала текущего столетия.

Во время антиохийского патриарха Серафима (1813 - 1823) в Дамаске существовала одна маленькая школа для мальчиков. В школе этой обучали простому чтению и закону Божию. Содержание преподавателя было самое жалкое: из церковных доходов выделялись ему гроши; сверх того, сами ученики платили ему по 10 пара [1] за каждую неделю и столько же за каждую выученную молитву, или псалом, или главу Евангелия.

В таком виде и при таких условиях помянутая школа продолжала держаться и при следующем патриархе блаженнейшем Мефодии - вплоть до 1832 года. В этом году Сирией овладел, как известно, Ибрагим-Паша, который предоставил христианам Сирии полную религиозную свободу. Секретарем Ибрагима-Паши и в то же время его доверенным лицом был некто Бахри-бей, греко-католик[2]. Благодаря влиятельному положение Бахри-бея и в особенности сильной поддержке французского консульства, Франция, как известно, играла первостепенную роль при египетском правительстве Махмет-Али, - греко-католическая община в Дамаске сразу воспрянула к жизни. Эта община приобрела в Дамаске обширный кусок земли, на котором до того находилась еврейская синагога. На месте синагоги быстро была выстроена церковь. Одновременно основалось в Дамаске несколько греко-католических школ. Еще большее число школ, прекрасно поставленных, было открыто латинскими конгрегациями, которые воспользовались редкою веротерпимостью Ибрагима-Паши и массами прибывали в Сирию. И так не успели православные дамаскинцы собраться с силами, чтобы противостать усиленно в их городе греко-котоликов, как увидели себя окруженными со всех сторон врагами. Прошло еще немного времени, и православные дети стали поступать в латинские школы, где их, конечно, старательно и искусно посвящали в догматы католицизма.

Прекрасно сознавая всю опасность такого положения для православия и в то же время не будучи в силах, собственными средствами, удержать поступательное движение торжествующих католиков, патриарх Мефодий обратил молящие взоры к могучему северному исполину православия. Во внимание к ходатайству православного иерарха, Императорское Российское правительство разрешило приезд в Россию сирийского духовного лица и производство денежных сборов на поддержание гибнущего дела православия в Дамаске.

Православные Россияне, как всегда, откликнулись сочувственно на мольбы своих далеких единоверцев.

Уже в скором времени по начатии сборов, присланное духовное лицо имело возможность отправить патриарху Мефодию настолько порядочную сумму денег, что в Дамаске, вблизи от патриархии, была открыта большая школа для мальчиков с десятью преподавателями. Кроме Закона Божьего и арабского языка, в ней ученики могли изучать языки: греческий, турецкий и итальянский. Удачный подбор учителей и их энергия сдвигали то, что вновь открытую православную школу стали посещать католические дети. Таким образом дело православия в Дамаске было временно спасено. Материальная поддержка из России не только не оскудевала, а, напротив‚ она даже приняла характер регулярной субсидии. Высокопреосвященный Неофит, митрополит Илиуполский, сделавшийся в то время представителем антиохийского патриарха в Москве, ежегодно высылал патриарху Мефодию денежные суммы на содержание школы. Такой сравнительно благоприятный для развития интересов православия период времени в Дамаске длился до конца дней блаженнейшего Мефодия.

Заместитель блаженнейшего Мефодия патриарх Иерофей хотя и не сделал ничего для помянутой школы в смысле улучшения ее состояния, но пришел на помощь своей пастве, открыв маленькую школу для девочек, преподавательницею в этой школе была назначена патриархом одна из сестер-монахинь известного в Сирии Седнайского монастыря.

Между тем вышеупомянутый высокопреосвященный Неофит был уведомлен из Дамаска, что блаженнейшим Иерофей далеко не влагает в дело просвещения своей Сирийской паствы всех получаемых им на сей предмет из России денег. Вследствие сего, имея на руках 16 тысяч рублей митрополит Неофит (+1853 г.) побоялся отправить патриарху Иерофею эту сумму, а, накупив на нее процентных бумаг, положил оные на хранение в государственный банк и определил, чтобы поступающие ежегодно проценты посылались в Дамаск на содержание православных школ при Патриархии. Это желание высокопреосвященного Неофита было уважено нашим правительством; положенным на хранение в государственном банке 16 тысячам рублей было присвоено наименование: училищного капитала антиохийской патриархии, и ежегодные проценты с оного, в размере приблизительно 800 рублей были исправно пересылаемы патриархам до позднейшего времени.

В 1860 году, как известно, разразилось над Дамаском страшное несчастие. В Дамаске и некоторых других частях Сирии была произведена мусульманами и друзами ужасная резня христиан. Благодаря преступному послабление турецких правителей страны, была перебита масса христиан, причем их жилища в христианском квартале Дамаска подвергались предварительному разграблению и затем разрушению и сожжению.

Только достойное всяких похвал заступничество известного Абд-ел-Кадера и некоторых других человеколюбивых мусульман за несчастных христиан не допустило жестоких друзов и фанатиков-мусульман истребить все христианское население Дамаска.

Вскоре затем последовавшее вмешательство великих держав вызвало должное; возмездие преступным мятежникам и постепенное водворение порядка в смятенной Сирии и ее главном центре - Дамаске. Для вознаграждены безвинно и жестоко пострадавших от друзского погрома сирийских христиан была учреждена индемнизационная комиссия.

В силу определения названной комиссии, в пользу антиохийского патриархата и православной церкви в Дамаске была присуждена индемнизация в 65 тысяч турецких лир[3].

Еще до резни, патриарх Иерофей выехал из Дамаска в Константинополь по делам своей церкви. Извещенный о приведенном определении комисии, он предписал своему викарию в Дамаск получить деньги и хранить оные до его возвращения, что и было исполнено.

С водворением спокойствия и порядка в Дамаске православная арабская община поспешила, одновременно с восстановлением своих жилищ, вновь устроить школу для своих детей. С этою целью было нанято небольшое помещение, и в нем временно открыта школа. По возвращении в Дамаск патриарх Иерофей прибрел, располагая громадною индемнизационною суммою, обширный дом, в котором была устроена большая школа для мальчиков; на одном же из больших земельных участков, принадлежащих православной церкви, он стал строить здание под школу для девочек. На содержание этих двух школ патриарх Иерофей выдавал ежегодно получаемые из России проценты с вышеупомянутого училищного капитала. Денег этих было однако недостаточно для удовлетворены текущих нужд названных школ, - почему община пополняла недостающее из собственных своих средств и доходов с вакуфов разного назначения.

По истечении известного времени, община, не видя, чтобы патриарх Иерофей намеревался оказать ей помощь, в целях подъема ее духовного состояния, решилась в 1874 году потребовать от него отчета в способе расходования им, как полученной им индемнизации в 65 тысяч турецких лир, так и денег, присылаемых ему из России. Блаженнейпий Иерофей наотрез отказался дать на это какой-либо ответ. Тогда, 3 июля 1874 года, православные дамаскинцы, с своими священниками во главе, устроили в соборе внушительную демонстрацию. Обычное упоминание имени патриарха при священнодействии было опущено. Патриарх бросился к сирийскому вали за помощью, но Халет-Паша посоветовал ему не обострять положения вещей и устроиться с паствою полюбовно. В виду угрожающего образа действий общины и не найдя ожидаемой поддержки со стороны властей, блаженнейший Иерофей увидел себя вынужденным войти с общиною в полюбовное соглашение. Соглашение состоялось, - и вот на каких условиях: патриарх должен выдать общине 300 тысяч пиастров[4], при следующем распределении: 100 тысяч пиастров - на школы, 100 тысяч пиастров- на церкви и 100 тысяч пиастров - на бедных. Блаженнейший Иерофей выплатил наличными 235 тысяч пиастров, а на остальную сумму в 65 тысяч пиастров выдал вексель.

Спрашивается теперь, как распорядилась община с полученными деньгами? На школьные 100 тысяч пиастров, были куплены земли, доходы с коих поступали на содержание школ. На 100 тысяч пиастров, предназначенных на благотворительную помощь бедным, был куплен один стотысячный пиастровый «Серги» - турецкая облигация сирийского вилайета. Вследствие злоупотребления, учиненного с этим «Серги» одним из православных арабских старшин, незаслуженно пользовавшимся в свое время полным доверием национальной комиссии, община снова тщетно домогается вернуть эти 100 тысяч пиастров.

Из церковных 100 тысяч пиастров блаженнейшим Иерофеем было выплачено только 35 тысяч пиастров, которые были употреблены на покрытие разных расходных статей; на остальные же 65 тысяч пиастров патриарх Иерофей выдал вексель, который и по-сейчас хранится в общинной кассе.

Выговаривая себе 300 тысяч пиастров, православная арабская община предоставляла дальнейшее распоряжение процентами с так называемого училищного капитала Антиохийской патриархии на полную волю блаженнейшего Иерофея. Патриарх Иерофей воспользовался этим своим правом и, действительно, решился было прекратить обычную выдачу школам этих процентов‚ но в это время в С.-Петербурге уже состоялось постановление направлять дальнейшую отсылку означенных процентов не непосредственно патриарху, а в распоряжение ИМПЕРАТОРСКОГО Российского Генерального Консульства в Бейруте, для передачи по назначению. Это постановление было, как говорят, обусловлено неудовольствием ИМПЕРАТОРСКОГО Правительства на Блаженнейшего Иерофея за его личное участие в Константинопольском соборе, объявившем Болгарскую церковную схизму.

Еще в 1873 году, Патриарх Иерофей‚ уступая настояниям состоящей при патриархии национальной комиссии ведающей интересы арабской православной общины в Дамаске, назначил трех школьных попечителей. На обязанность этих трех лиц‚ выбранных из общины Патриархом сообща с комиссиею, было возложено управление школами, причем они также должны были заботиться об улучшении состояния оных.

Попечители взялись за дело горячо и с любовью. Прежде всего, они выработали школьный устав‚ завели строгие порядки в школах и увеличили число преподавателей.

Для усиления средств, ассигнуемых на содержание школ, они открыли подписку. По этой подписке Православные Дамаскинцы вносили на школы суммы, сообразно материальному благосостоянию и доброй воле каждого. В силу школьного устава, попечители, в конце каждого учебного года, должны были давать национальной комиссии подробный отчет о движении доходов и расходов по вверенной им части и о состоянии оной во всех отношениях. Комиссия утверждала эти отчеты лишь по обстоятельной их проверке.

Привожу здесь извлечения школьных отчетов с 1873 по 1894 год включительно:

1873 год

Доходы

% училищного капитала . . 18.000 
По подписке. . . . . . . . . . . . .10.991‚35
От лотереи . . . . . . . . . . . . .. . 5.143,05
»  школьных вакуфов. . . . . . . 2.150‚00
Церновн. тарелочн. сбор . . . 5.459,00
Чрезвычайный . .  . . . . . . . . . 6.000‚00

                           Итого . . . . .47.744‚00

Расходы

Содержание учащего персонала. . . . . … . . 36.169‚30
Долги предыдущих лет…. 03.558,15
Служебн. издержки, произведенные Епископом Серафимом . . . . . 01.930,00
Обзаведение и ремонт . . 06.8З7‚20
Остаток. . . . . . . . . 00.248‚15

               Итого. . . .47.744‚00

Число учеников - 230; учениц - 140 всего 370; учащего персонала - 11 чел.

С 1 Января по 1 Сентября 1874 г.

Доходы

% училищного капитала. . 12.000‚00
Дар Епископа Фараха. . 02.500,00
По подписке. . . . . . . 04.680‚30
% с суммы, завещан. Еп. Агапием Салиба, . . . . 05.100‚00
От продажи книг. . . – 00.119‚10
От школьных вакуфов. – 00. 050,00
Церновн. тарелочн. сбор. 02.595,20
Дефицит. . . . . . . . 01.520,10

               Итого . . 28.565‚30

Расходы

Содержание учащего персонала .  – 25.099,00
Разные (книги бедным ученикам и ученицам и поземельные налоги). . 03.466‚30
Итого. . . 28.565‚30
Число учеников -320; учениц - 150 всего 470; учащего персонала - 11 чел.

С 1 Сентября 1874 г. по 1 Сентября 1875 г.

Доходы

Объяснение см. ниже в примечании . . . . . 16.650,05
% с училищн. капитала. . 18.517,20
% с суммы, завещ. Еп. Агапием Салиба . . . . 01.200,00
От иноверн. учеников и продажи книг . . . . 00.625,10
Церковн. тарелочн. сбор. 03.462,30
От школьных вакуфов. 01.730,15

                     Итого . . . 42.176‚00

Расходы

Раздача книг бедным ученикам и ученицам. 00.401,15
Содержание учащего персонала. . . . . . . . . 34.523,30
На лавку (вакуф школы). 00.435,20
Зимнее отопление. . . . . 00.З73,20
Разные. . . . . . . . . . 0З.600‚30
Постройка одной комнаты. 02.841,05

                  Итого. . . . 42.176‚00

Число учеников – 315; учениц - 170 всего 485; учащего персонала - 13 чел.

Примечание. Когда состоялось известное соглашение общины с Патриархом в июле 1874 года, относительно 300 тысяч пиастров, то Православные Дамаскинцы перестали жертвовать по подписке на школы. Национальная комиссия, предвидя от этого предстоящий недочет в школьной смете, решила пополнить его из доли в 35 тысяч пиастров, полученных на церковные нужды.

С 1 Сентября 1875 г. по 1 Сентября 1876 г. доходов было - 46‚400 пиастров, из коих 10‚000 пиастров составляли % с училищного капитала.

С 1 Сентября 1876 г. по 1 Сентября 1877 г. доходов было - 35‚200 пиастров, из коих 10‚206 пиастров - % с училищного капитала.

С 1 Сентября 1877 г. по 1 Сентября 1878 г. доходов было - 42‚000 пиастров, из коих 12‚О00 пиастров - % с училищного капитала.

В доходах с 1 Сентября 1878 г. по 1 Сентября 1879 г. 20,000 пиастров составляли % с училищного капитала Антиохийской патриархии, присылаемых из России.

До 1893 года общая сумма доходов и расходов в бюджете Православных школ в Дамаске составляла от 42 до 46 тысяч пиастров ежегодно.

В 1893 году община получила от Патриарха Спиридония 7,000 французских золотых[5], в счет тех 10 тысяч французских золотых, которые Блаженнейший Спиридоний обязался выплатить общине, при своем избрании на Антиохийский патриарший престол. Как известно, православные сирийцы духовные и миряне долго и упорно отказывались признать своим патриархом Блаженнейшего Спиридония, выборы коего были ими признаваемы неправильными. Крупным денежным взносом и другими заманчивыми обещаниями, Блаженнейший Спиридоний утвердился на святительском престоле. На 7,000 французских золотых, полученных таким образом, приобретено общиною несколько новых вакуфов.

С 1893 года доходы в школьном бюджете представляют приблизительно следующие цифры;

                                                     пиастров.

С прежних вакуфов. . . . . . . . . . . 18‚000
С новых вакуфов. . . . . . . . . . . . 32‚000
Церковный тарелочный сбор. . . . . . . . 03‚000
% с училищного капитала . . . . . . . . 04,600
Чрезвычайные . . . . . . . . . . . . . . 01‚000

                              Итого . . 68‚500

Что же касается расходов по означенным школам, то они достигают приблизительно до 62‚000 пиастров, следовательно, превышают доходы на 3-4 тысячи пиастров. Недочет получается по той причине, что число учащего персонала увеличено. Так в школе для мальчиков имеется 11 преподавателей; для девочек : учительниц. Нанято два привратника в мужскую школу и  один - женскую. Сверх того, содержавшиеся прежде на средства Православного благотворительного общества в Дамаске Св. Иоанна Дамаскина вечерние классы отошли в ведение попечительства вышеупомянутых школ.

Таким образом, приходится из школьных доходов выделять некоторую сумму на выдачу жалования преподавателям в вечерних классах. Однако, школьные попечители вышли из материального затруднения, установив взимать ежегодную небольшую плату от 2 до 10 франков с учащихся детей мало-мальски зажиточных родителей.

За исключением православной мужской школы в Мейданском квартале Дамаска, о которой речь будет ниже, две другие мужские школы и одна женская помещаются в христианском квартале, вблизи от православной патриархии. Здесь будет кстати напомнить, что женская и одна мужская школы были открыты, как сказано выше, после резни 1860 года. 2-ая же мужская школа была выстроена в 1882 году на участке земли, принадлежащем Седанайскому монастырю на иждивение местных православных. Школы для мальчиков - 6-ти классные, причем каждый класс имеет от 2 до 5 отделений. Деление на отделения обусловливается слишком неравными силами в знании предмета и способностями учеников, а равно самим предметом, которым занимаются, например, только некоторые ученики. В первых трех классах маленькие дети постепенно приучаются к простому чтению и заучиванию наизусть молитв.

В 4-м классе находятся более взрослые ученики, умеющие уже хорошо читать. Здесь они обучаются хорошему письму, и здесь же они знакомятся с первоначальными элементами французского языка. В 5-й класс поступают взрослые ученики, вполне освоившиеся с курсом пройденных четырех классов. Здесь им преподаются: священная история, катехизис, грамматика, синтаксис, литература, логика, арифметика, алгебра, геометрия, география, законоведение, и языки: турецкий, греческий и французский. Преподавание ведется на родном арабском языке, и, только при практических упражнениях на иностранных языках‚ беседа между учителем и учениками происходит на соответствующем уроку языке.

Число учеников в этих школах - 400.

Женская школа имеет три класса: 1-й класс для начинающих; 2-й посвящен беглому чтение и письму; в 3-м же классе взрослые ученицы изучают: священную историю, катехизис, грамматику, арифметику, географию и французский язык, а также искусство шитья, вышивания и другие ручные работы.

Число учениц в этой школе достигает 200.

Вечерние классы, или, как здесь принято называть таковые: ночная школа, были открыты в Дамаске в 1886 году Православным благотворительным обществом Св. Иоанна Дамаскина. Цель их доставить возможность бедным детям и сиротам, снискивающим себе пропитание дневною работою, или даже вполне взрослым людям, ремесленникам и мастеровым, обучиться даром чтению, Закону Божию и арифметике. Польза от таких классов несомненна, если принять в соображение, что контингент рабочего люда из Православных в Дамаске; довольно велик. Находясь днем на работе, рабочему люду только и остается вечернее время для школьного обучения. Насколько успешно привился к здешнему народу такой способ обучения, можно судить по тому, что помянутое Общество ввело в свои классы в 1888 г. изучение турецкого и французского языков. Православные Дамаскинцы с готовностью откликнулись на приглашение общества поддержать начатое дело, и общество могло не только содержать, но и развивать ночную школу почти исключительно на деньги, которые им собирались здесь ежемесячно по подписке.

В 1891 году, во время выборов Патриарха Спиридония, члены общества Св. Иоанна Дамаскина примкнули к большинству сирийцев, высказавшихся против этих неправильных выборов, Когда Патриарх Спнридоний прибыл в Дамаск, члены общества запретили ученикам своей школы посещать Божественные службы, которые совершал в соборе Блаженнейший Спиридоний.

Узнавши об этом, Патриарх, при помощи вали, закрыл общество. По примирены со своею паствой Блаженнейший Спиридоний согласился на возобновление деятельности общества, но на непременном условии, чтобы содержимая обществом школа отошла в ведение главного школьного управления в Дамаске. Таким образом, ночная школа поступила под надзор трех вышеупомянутых попечителей, и содержание ее преподавателей было отнесено: на счет содержания двух других мужских и одной женской школ. По отзыву некоторых лиц, нынешнее состояние вечерних классов хуже прежнего, когда 24 члена общества принимали непосредственное участие в развитии оных и усилении пользы, ими приносимой.

Кроме исчисленных школ, в Дамаске, в отдаленном от центра города, но значительном по количеству населения, Мейданском квартале, имеются еще две школы мужская и женская. Всех жителей в названном квартале насчитывается приблизительно до 60 тысяч душ, из коих только от 4,500 до 5,000 приходится на долю христиан. Из этого числа православных 1,500 душ.

После событий 1860 года, Мейданцы открыли маленькую мужскую школу для первоначального обучения грамоте и письму, преподавал только один учитель, ничтожное содержание коего собиралось частью из тарелочного сбора в Мейданской церкви, частью из взносов самих учеников, которые платили каждую субботу своему наставнику кое-какие гроши. Дети более зажиточных Мейданцев посылались родителями в центральные городские школы, хотя до них и приходилось идти не менее часа от квартала.

В таком состоянии помянутая школа продержалась до 1889 года. В этом году Мейданцы решились во чтобы то ни стало улучшить свою школу. Решение же это было принято ими вследствие того, что они стали сильно опасаться последствий от конкуренции вновь открытой в их квартале и хорошо обставленной школы протестантов, а равно не могли не сознаться, что и Мейданские школы католические быстро прогрессируют во всех отношениях. На помощь Православным Мейданцам пришло Православное Мейданское благотворительное общество, учрежденное в 1880 г. Оно обязалось выплачивать ежегодно на содержание школы для мальчиков и другой школы для девочек, им же открытой, определенную сумму. Материальное улучшение положения школьного дела быстро привлекло в стены мужской школы настолько большое число детей, что помещение оной оказалось недостаточным. Тогда Православная Мейданская община постановила прикупить соседний с церковью дом, который и присоединила к школе, находящейся рядом с церковью. Покупка дома была сделана на средства вышеназванного общества. Учащий персонал был усилен.

Усердие учителей, способность и прилежание детей поставили Мейданскую школу в скором времени на уровень центральной городской школы. К сожалению, прогрессирование ее‚ в скором же времени, затормозилось. Причиною тому оказался недостаток в деньгах на ее содержание. Главный заработок Мейданцев заключается в хлебных торговых операциях. Мейданский квартал обращен по направленно к Хоранской дороге. Как известно, Хоран есть исконная житница Сирии. Ведя обширную торговлю хлебными продуктами, Хоранцы поставляют их в громадном количестве на Дамасские рынки. В Мейданском квартале и расположен ряд тех складов, где хранятся и продаются эти продукты. Сильный упадок цен на хлеб за последние годы не мог, конечно, не отразиться на благосостоянии Мейданцев, производящих, как я выше сказал, торговые операции с хлебом. Соответственно уменьшились и  ресурсы Мейданского Православного благотворительного общества, которое, купив в кредит вышеупомянутый дом под школу, очутилось в большом долгу.

Но дорожа своими школами и, до известной степени, ревниво оберегая их достоинство в глазах своих соотчичей-горожан, а также католиков и протестантов в Мейданском квартале, Православная Мейданская община прибегла к усиленным подпискам и взиманию платы с учеников и на таким образом собираемые денежные средства поддерживала свои школы до 1892 года.

В 1892 году прибыл в Дамаск вновь избранный Антиохийский Патриарх Блаженнейший Спиридоний. Мейданцы, с самого начала избирательной борьбы сильно негодовавшие на недостойный ее характер, не пожелали даже видеть, как они говорили: Иерарха, не своими достоинствами и не по праву, а своими деньгами и насилием приобревшего себе святительский трон. Столь   явная и упорная неприязнь Мейданцев побудила Блаженнейшего Спиридония, при содействии бывшего тогда советника Антиохийской патриархии Тавлариуса, искать средств к примирению с ними. Время и обстоятельства помогли его стараниям в указанном смысле, и вот Мейданцы согласились признать себя паствою Патриарха Спиридония, за что он посулил им выделить 2,000 наполеонов, из тех 10‚000‚ которые он обязался уплатить Православной Арабской общине в Дамаске при своем избрании на Патриарший престол. Но, к сожалению, лишь только он утвердился на Святительском престоле, как стал, видимо, пренебрегать данными разными денежными обязательствами, и если выполнял некоторые из них, то не в точном смысли данных обещаний. Вследствие сего, в Дамаской общине возникли волнения и беспорядки, подавление коих обусловливается обыкновенно денежными взносами Блаженнейшего Спиридония.

То же самое случилось и по отношение к Мейданской православной общине. Вместо условленных 2,000 золотых, она согласилась, в конце концов, на получение от Патриарха Спиридония 1,300. Часть этой суммы была уплачена ей наличными, а, вместо недоплаченного остатка, Блаженнейший Спиридоний стал ежегодно выдавать ей на школы 5,000 пиастров, или что тоже 45 тур. золотых, как бы проценты на сумму долга. Но этих процентов оказалось слишком недостаточно на покрытие расходов на школы, так как вышеназванное благотворительное общество, находясь в долгу, могло давать на школы в год только 2,400 пиастров и эпитропы Мейданской школы решили с прошлого года совершенно прекратить выдачу на ту же цель части церковных сборов, которые целиком стали идти в уплату долга общины в 15 тысяч пиастров, употребленных на необходимые пристройки и ремонт Мейданской церкви.

Цифра доходов составляла при следующем распределении:

От патриарха... . . . . . . . . . . . . . 5,000[6]
» благотворительного общества . . . . . . . 2,400
»   школьных вакуфов. . . . . . . . . . . 1,800
» ученических взносов и по подписке . . . 8,020
» чрезвычайный . . . . . . . . . . . 900

                      Итого. . . . . . 18,120

Расходы по содержание мужской и женской школ в Мейданском квартале исчисляются следующим образом:

Преподавателю арабского языка и наук . . 4,800[7]
Преподавателю турецкого языка . . . . . . 2,400
Преподавателю французского языка. . . . . 2,400
Преподавателю в подготовительном отделении и пения....... . 2,400
Преподавателю во втором отделении . . . . 1,800
Арабской учительнице . . . . . . . . . . 2,400
Двум привратникам. . . . . . . . . . . 1,920

                               Итого . . . . . 18,120

Учеников - 200; учениц свыше 100, всего до 300.

Преподается: Священная история, катехизис, арифметика, алгебра, геометрия, счетоводство, география, французский и турецкий языки.

Но так как ученические взносы и сборы по подписке значительно сократились, то получился недочет, покрыть который было нечем. Волею-неволею пришлось уменьшить расходы по содержанию школ, что, в свою  очередь, вызвало переход более 80 бедных учеников в протестантскую школу, где не только не взимается платы за учение, но и учебные пособия раздаются даром.

Несмотря на относительно порядочное материальное обеспечение Православных школ в Дамаске, несмотря на сознание туземной православной общины, что в этих рассадниках просвещения заключается прочное основание будущего ее благосостояния, - сознание, сказывающееся в том, что Православные Дамаскинцы, при каждом удобном случае, стараются увеличивать вакуфный капитал, процентами с коего главным образом поддерживается и развивается школьное дало в Дамаске, несмотря, наконец, на самую любовь детей Православных Дамаскинцев к учению и приобретению всяческих полезных знаний, - католическая и протестантская пропаганды воспитывают в своих Дамасских школах многих Православных детей. Конечно, большинство этих детей кончают тем, что покидают веру своих отцов. Между тем православные Дамаскинцы и посейчас продолжают посылать своих детей в инославные школы. Причины тому следующие:

1) в протестантских школах преподавание происходит даровое; мало того, раздаются даром учебные пособия и от времени до времени учеников награждают подарками;

2) в школе же Лазаристов, хотя и взимается небольшая плата за учение, тем не менее, более зажиточные Православные предпочитают отдавать своих детей на обучение к Лазаристам, так как их школа поставлена образцово. Сверх того, воспитанники Лазаристов приобретают довольно хорошее знание французского языка, что весьма необходимо для общественных условий дамасской жизни. Молодые люди, владеющие французским языком, охотнее принимаются на службу в местные различные административные, финансовые и торговые учреждения.

В Православных школах в Дамаске французский язык был исключен из предметов преподавания до 1872 года. Но когда Православная община увидела, что в основанные в Дамаске, после резни 1860 года, крупные общественные учреждения, как-то: общество эксплоатации Бейрутско-Дамасской шоссейной дороги, отделение Отоманского Банка, Акцизное табачное управление, коммерческие дома и проч. и проч., приглашались на службу на хорошее содержание люди, знакомые с французским языком, то управленцу помянутых школ озаботилось о введении преподавания французского языка. Принимая во внимание, однако, что практика французского языка значительно шире ведется в школе Лазаристов, где сам настоятель и братья постоянно беседуют с детьми по-французски, знания во французском языке учеников православных школ несравненно ниже тех же знаний учеников Лазаристов.

Достаточно будет сказать, что у католических сестер милосердия в Дамаске имеется хорошо устроенный интернат, чтобы объяснить себе нахождение в оном большого числа Православных девочек. Здешняя Православная школа для приходящих девочек представляет, во всех отношениях, поистине мало удачный снимок с подтянутого католического учебного заведения. Только не в меру развитый у католических сестер вероисповедный фанатизм, доходящий до того, что они даже не могут равнодушно смотреть на пребывание в каком-нибудь Православном долге служанки-католички и всячески стараются ее выманить оттуда, заставляет Православных Дамаскинцев относиться с предубеждением к католическому интернату.

У протестантов также имеется в Дамаске женский интернат. Девочки, поступающие туда, воспитываются даром, но при непременном условии принять протестантство. К сожалению, и здесь, несмотря на столь категорическое и решительное условие, можно найти многих православных детей, уже покинувших веру своих родителей.

Впрочем, нельзя же требовать, чтобы стремления и цели пропагандистской деятельности были благоприятны интересам Православия. О сем надлежит думать тем, кто призван, и кому, следовательно, надлежит радеть о не только уже сохранении в лоне Православия Православных по рождению, но и о возвращении в лоно Православия заблудших овец. А, ведь, чуть не весь состав католиков и протестантов в Сирии составился отщепенцами Православия. Неимение же надежды на прекращение гибельной и недостойной борьбы, которая упорно, и не десятки, а сотни лет, раздирает Сирийскую паству и разметывает Православных Сирийцев по разным иновериям, грозит еще большим ослаблением силы Православия в стране.

Я говорю о борьбе пасущих и пасомых в Сирии. Начало происхождения этой борьбы надо искать в отдаленном прошлом. Суть ее заключается в том, что православная туземная арабская паства ищет пути, по которому она могла бы выйти из мрака своего угнетенного духовного и нравственного состояния. Свет, который исходит из Православной Антиохийской патриархии, слишком слаб, чтобы помочь Православным Сирийцам найти помянутый путь. Поэтому и по настоящий день они все еще бродят в юдоли печали, и не только не ослабевают, но, наоборот, становятся все сильнее их призывные крики о помощи.

Дальнейшее рассуждение о пагубном влиянии производимом на коренные интересы Православия в Сирии традиционной междоусобной борьбой ее Православных элементов, далеко отвлекло бы меня от задачи моего настоящего специального труда. Но полагаю, что и сказанного довольно, чтобы искренно, от всего сердца, пожелать скорейшего наступления лучших времен для многострадальной Антиохийской церкви.

В тесной зависимости от фазисов той же борьбы стоит, конечно, и школьное дело в Сирии. И указания знаменитого педагога ХХVII века Я. А. Коменского на то, чем должна быть школа, все еще представляются «мечтами» для Дамасских Православных школ Х1Х века.

Вот эти «мечты»:

1. чтобы школа была приятным местом для учащихся;

2. чтобы преподавание носило такой характер‚ при котором более всего имеется в виду возбудить живой интерес учеников;

3. чтобы в школе дети находили добрый пример, ласковое слово и всегда искреннее, открытое благорасположение;

4. чтобы умы учащихся питались истинными зернами фактов, а не шелухою слов.

Принимая во внимание замечательные природные способности арабских детей, обладающих‚ в большинстве случаев, прекрасною памятью, их любознательность и быстрое усвоение всего того, что в особенности касается лингвистики и коммерческих наук, Православные школы в Дамаске, при правильной постановке в них дела, действительно были бы «приятным местом» для учащихся. К сожалению, «живой интерес» в этих школах принесен в жертву рутинному и бессмысленному затверживанию текстов по всем отраслям знаний.

Ученик, как у нас принято выражаться в таких случаях, долбит ему заданное и повторяет пред учителем заученное, как попугай, без всякого сознания смысла или значения им рассказываемого. И странное чувство приходится иной раз испытывать, при виде бойкого мальчика, не умеющего рассказать, уж не только своими словами, но хотя бы с заменою одних слов другими, простой эпизод из священной истории.

Мерилом знаний для учащих и родителей учащихся служит умение ученика передать на память словами текста эпизод, начиная с любой строчки и даже слова страницы.

Спрашивается теперь, находят ли здесь дети в школе добрый пример, ласковое слово и всегда искреннее, открытое благорасположение. Увы! в этом отношении дети Православных Дамаскинцев приучаются, уже с малых лет, «недоброму примеру» в школе. В пояснение сего достаточно будет сказать, что учащиеся дети становятся временами усердными участниками в тех враждебных демонстрациях, которыми православная арабская община выражает свой протест против неправильного образа действий своего Патриарха. Нередко подобные волнения в общине достигают таких размеров, что ученики, и у домашнего очага и в школе, только и слышат что грозные слова по адресу угнетателя их родителей и врага Православных Сирийцев. Можно ли после этого искать в Дамасских Православных школах искреннего, открытого благорасположения к учащейся молодежи со стороны лиц, которым надлежит печься об ее воспитании и образовании?

Поэтому и выходит, что умы учащихся в местных Православных школах питаются шелухою слов‚ а не истинными зернами фактов. Надобно учить детей благочестию и православной вере, говорит в своей «Книге бытия моего» Преосвященный епископ Порфирий Успенский, посетивший Дамаск в 1844 году. К горькому сожалению, то же самое приходится сказать и теперь. По словам Владыки Порфирия: колебание в вере или отступничество от веры происходит от незнания оной. А где, как не в школах, этих рассадниках духовного просвещения, может насаждаться и согреваться дух веры, дух православия? докончу я. В данном отношении нельзя не согласиться вполне с мнением, высказанным по сему предмету в том же 1844 году Преосвященным Порфирием, что «помощь России нужна в Сирии да и здесь надобно подумать о средствах к прекращению зла, т. е. увеличения контингента папистов и протестантов на счет православных Сирийцев». Под этим средством я разумею училища - откровенно в заключение сознается Владыка.

______________
Примечания

[1] Около 11/2 коп.

[2] Здесь греко-католиками принято называть униатов.

[3] Приблизительно до 500 т. р.

[4] Пиастр немного меньше 7 коп. Значит из полученных 500 т. р. всего блаженнейший Иерофей отдал 21 т. р.‚ в действительности, как увидим ниже, всего 5 т. р. Большинство остальных денег были им внесены в Афинский банк, откуда ныне по прошествии 10 лет со дня смерти Иерофея, Антиохийская патриархия тщетно еще их домогается.

[5] Около 52 т. р.

[6] В пиастрах.

[7] В пиастрах.

Беляев А.П., секретарь Императорского Православного Палестинского Общества в 1903-06 гг.

OCR Л.Н. Блинова

Тэги: Антиохийский патриархат, школьное дело, Сирия, арабы-христиане

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню