RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 февраля 1896 открыт Уфимский отдел ИППО

20 февраля 1899 началась четырехмесячная инспекция школ ИППО Н.М.Аничковым

22 февраля 1828 родился Д.Д. Смышляев, первый уполномоченный ИППО в Иерусалиме, почетный член ИППО

Соцсети


Христиане Турции: от трагедий к надежде

Интервью с епископом Кириллосом (Сикисом)


Сожжённые дома и убитые близкие, изгнание и рассеяние – такова судьба множества православных греческих семей, живших в прошлом веке в Турции. О прошлом и настоящем христиан Ближнего Востока мы расспросили иерарха Константинопольской православной церкви, епископа Эрифреса Кириллоса (Сикиса), возведенного в сан в сентябре нынешнего года в церкви святого Вукола в Измире. Это была первая хиротония после 1922 года. Благодаря русскоязычным христианам, поселившимся в Турции и деятельности ассоциации изучения русского языка и культуры Измира, церковная жизнь здесь стала более насыщенной и активной, открываются новые храмы, нужны священники.

— Ваше преосвященство, расскажите, пожалуйста, откуда Вы родом?

— Мои предки родом из Айвалыка — городка у моря недалеко от Измира (Смирна). После малазийской катастрофы — войны с турками и измирского «пожара» в 1922-м году*, моим близким, как и тысячам других людей пришлось покинуть родной дом и землю и переселиться на остров Мидили, принадлежащий Греции. Там я и родился. Наша семья жила в материальном плане трудно, мы занимались сельским хозяйствам, выращивали овец.

Более 1,5 миллиона греков тогда бежали из Турции, многие были переселены принудительно в 1924 году. Многие из переселенцев даже не были греками, они лишь были христианами, и даже не знали греческий язык, но за веру были изгнаны со своих земель.

Остров Мидили находился напротив моего родного городка в Турции.

— Владыка, Вашим близким, наверное, сложно было каждый день видеть родной город, не имея возможности даже побывать в нём?

— Да, это было очень тяжело. Тем грекам, что уехали в Европу или Америку, пожалуй, было психологически проще принять изгнание. А те, кто остались неподалеку от своих разорённых домов, приходилось сложно. Помню, мои родители и многие их друзья, порой подолгу стояли на берегу и смотрели на родной остров, пока их глаза не становились красными от слёз. Ведь там, на Айволыке осталась не просто собственность, могилы предков, но история семей и всего народа.

— Как получилось, что Вы выбрали стезю священника?

— Всё моё детство прошло при церкви, я, можно сказать, рос в храме, среди свечей и икон. Для меня было естественным верить в Богу, и я желал служить Ему. Несмотря на уже упомянутые финансовые трудности, которые не позволяли одновременно учиться мне и моему старшему брату, Божьим промыслом, в 12 лет я поступил в семинарию в Афинах. Образование там было семилетним: три года гимназии, три года лицея, седьмой год — теологические уроки. Правила строгие, но мне нравилась учёба. Правда, я учился с перерывами – так как работал на текстильной фабрике, чтобы помогать семье.

После семинарии продолжил обучение на богословском факультете в университете. Затем отправился в монастырь на Афоне и пребывал там до тех пор, пока мой близкий друг не стал Митрополитом. Он попросил меня вернуться на Мидили и начать служить в церкви. Для меня это было символично — вернуться туда, откуда начался мой путь. Тому служению я посвятил четверть века.

Позже, по приглашению Александрийского Патриархата я служил в Камеруне в составе команды священников: мы строили школы, помогали копать колодцы, привозили лекарства людям. Это был очень необычный, интересный опыт. Совершал подобные благотворительные поездки в Сербию, во время войны в Югославии.

А с 2013 года стал служить в Измире, в церкви Святой Фотиньи.

— Скажите, а что произошло с тем античным и христианским наследием, с культурными и религиозными ценностями, что остались от греков в Турции?


— Увы, крупнейшие церкви были превращены в мечети или разрушены, из тысяч храмов, действовавших до 1922 года, в Турции осталось всего несколько десятков церквей…

Христианская культура подверглась разрушению: уничтожались картины, древние фрески. Многие деревни и города, которые населяли когда-то христиане-греки в Турции, остались пустынными. И до сих пор они не заселены никем. Это больно.

— Каково количество православной паствы в Турции теперь?

— Где то 3000-5000 тысяч человек, и большая часть — это не греки. Мало кто сегодня помнит ещё одну ужасную дату. После бегства и переселения греков в 1922 году, на сентябрь 1955 года в Стамбуле оставалось более 150 000 представителей нашего народа. Существовали целые греческие кварталы, был развит бизнес. В течении двух ночей – 6 и 7 сентября, в столице страны прошли ужасающие погромы. Некоторых греков о предстоящей беде предупредили друзья, сказав чтобы те бежали, взяв с собой самое важное. Но большинство людей ничего не знали.

Они потеряли всё, многие — жизнь… Это было черные дни. На автобусах отовсюду свозили экстремистов. При помощи провокаторов, христиан-греков обвинили в разных грехах и в предательстве, в том, в чём они были невиновны. Разнузданная толпа ворвалась в греческие кварталы: людей убивали, сжигали, насиловали и обворовывали. Негодяи знали, куда идти — ещё до всех этих событий были заранее отмечены дома и магазины христиан.

Погромы происходили не только в Стамбуле, но и на островах вблизи него, где проживало преимущественно греческое население. Тысячи представителей моего народа были тогда убиты!

Но власти официально признали всего 16 жертв погрома. После тех дней от христиан в Стамбуле почти никого не осталось. Еврейская и армянская дисапоры тоже сильно пострадали. Эти события случились не так уж и давно. И прискорбно, что кровавый сентябрь оказался незаметным для всего мира.

— Сегодня подобным же образом, весь, так называемый цивилизованный мир, закрывает глаза на убийства христиан…

— К сожалению, это горькая правда. На Ближнем Востоке и сейчас самым жестоким и наглым образом притесняют, убивают и берут в рабство христиан — алавитов и езидов — и никто не защищает их. Зато в совете безопасности ООН, некогда христианские страны — США, Британия пекутся о так называемой умеренно оппозиции, с которой воюет Башар Асад. Но это оппозиция – и есть террористы, осуществляющие сегодня геноцид христиан! Западный мир обеспокоен правами меньшинств больше, чем жизнями миллионов христиан на Ближнем востоке.

— Владыка Кириллос, недавно Вы стали епископом Элитеи (Эрифреса). Что это за область?


— Это древнее греческое обозначение земель недалеко от Измира — Карабурун, Чешме и т.д.

— Раз уж мы заговорили о древних греческих землях, хочу спросить вас, что вы думаете о будущем Греции?

— Страна долгое время проходит сложные времена. Но есть надежда, что когда-то наступит стабильность и тогда снова будет хорошо.

— По-вашему мнению, какова роль России в современном мире?

— Я думаю, роль России в мире — это принести в мир баланс. Дать альтернативу «единственно верному курсу» западных стран. Этот мир сильно испортился после того, как в нём долгое время властвовал единственный хозяин. Теперь всё не так. Слава Богу, что Россия возвращается в мировую политику!

Справка
* Малоазийская катастрофа — самое трагическое событие в греческой истории: конец трёхтысячелетней греческой истории Малой Азии и изгнание коренного православного греческого населения из своих древних земель. Геноцид греков начатый младотурками в годы первой мировой войны (1914—1918), завершённый кемалистами после поражения греческой армии в Малоазийском походе (1919—1922), вместе с искоренением населения со своих исконных земель.

Подготовили Андрей Пономарёв, Елена Есаулова

Православие.фм


01 ноября 2016 г.

Тэги: Турция, Константинопольский Патриархат

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню