RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 3. Августин (Никитин)

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 3-4.

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Интервью

«Там, где Богородица – игуменья». Архангельский художник о путешествии длиной в три года

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

16 декабря 1918 в протоколе Совета Палестинское общество обозначается как «Российское» (а не «Русское», с января 1918 г.)

17 декабря 1918 скончался член-учредитель ИППО граф С.Д. Шереметьев

18 декабря 1887 скончалась почетный член ИППО, пензенская дворянка М.М. Киселёва

Соцсети


Сотрудничество Х.М. Лопарева с Императорским Православным Палестинским Обществом[1]

V.V. Tsys’, O.P. Tsys’, Nizhnevartovsk. COOPERATION BETWEEN C.M. LOPAREV AND THE IMPERIAL ORTHODOX PALESTINIAN SOCIETY

В статье раскрываются основные направления, этапы, результаты научного сотрудничества ученого-византиниста Х.М. Лопарева и Императорского Православного Палестинского общества.

The article dwells upon the main areas, stages and results of cooperation between Byzantine scholar C.M. Loparev and the Imperial Orthodox Palestinian Society.

Ключевые слова: Императорское Православное Палестинское общество, паломничество, древнерусская литература, научные издания.

Key words: the Imperial Orthodox Palestinian Society, pilgrimage, Old Russian literature, scientific publications.


Член ИППО с 1886 года Х.М. Лопарев с племянником П.И. Лопаревым. 1914 год.
ГАХМАО Ф. 480. Оп. 1. Д. 36.

Уроженец с. Самарово Тобольской губернии (ныне – г. Ханты-Мансийск) Хрисанф Мефодьевич Лопарев (1862–1918 гг.) – известный специалист в области истории и культуры Византии, Древней Руси, библиограф, краевед был тесно связан как со многими отечественными учеными – медиевистами, так и с рядом научных и общественных организаций, занимавшихся выявлением и изданием исторических источников, популяризацией исторического знания.

Ранние этапы научной биографии Хрисанфа Мефодьевича переплетаются с деятельностью Императорского Православного Палестинского общества (далее – ИППО). В числе членов-учредителей последнего находились люди, с которыми у Х.М. Лопарева сложились доверительные отношения, выражавшиеся изначально в покровительстве, поддержке (моральной, материальной, научной) со стороны старших, более опытных коллег молодому, подающему надежды уроженцу сибирской глубинки. Впоследствии они могли перерастать в партнерские, товарищеские, хотя близких друзей у Х.М. Лопарева, скорее всего, не было. 


В.Г. Васильевский

Среди тех, кто непосредственно входил в окружение Х.М. Лопарева, следует, в первую очередь, отметить его учителя В.Г. Васильевского (1838–1899 гг.). Знакомство начинающего ученого с профессором Петербургского университета Василием Григорьевичем Васильевским состоялось в конце марта 1883 года. Оно сыграло огромную роль в формировании научных интересов Х.М. Лопарева, в выборе направления его исследовательской деятельности. Постепенно взаимоотношения учителя и ученика утратили формальный характер. В.Г. Васильевский с симпатией и сочувствием отнесся к старательному, скромному, но крайне стесненному в средствах сибиряку. С конца 1883 г. Х.М. Лопарев стал регулярно бывать в доме профессора, познакомился с его родными и близкими, вошел в круг учеников и знакомых. Приглашения на семейные обеды, вероятно, со стороны преподавателя Петербургского университета носили характер своего рода «благотворительной помощи» полуголодному юноше. О том, что контакты между учителем и учеником вышли за рамки формальных свидетельствует тот факт, что летом 1884 г. и 1885 г. Х.М. Лопарев гостил у В.Г. Васильевского на даче, занимался с его сыновьями. В 1888 г. он даже советовался с наставником по поводу предполагаемой женитьбы на Ю.М. Поповой [1, с. 97–98].

Под влиянием В.Г. Васильевского происходило формирование устойчивого интереса Хрисанфа Мефодьевича к истории и культуре Византии. Совершенствование во владении греческим языком (равно как французским и немецким) открыло молодому ученому двери в мир средневековой религиозной философии, богословской, житийной литературы. Особое внимание Хрисанф Мефодьевич уделял проблемам влияния и взаимодействия византийской и древнерусской культур. В марте 1885 г. Х.М. Лопарев начал составлять «Каталог книг по истории Византии», впоследствии регулярно пополнявшийся. В этот подсобный для начинающего исследователя библиографический справочник были включены издания на латинском, французском, русском, немецком, греческом языках. Книги объединялись в один из 27 разделов: «Хронология», «География», «Нумизматика», «Критика источников», «Церковь» и т. д. [10]


С.Д. Шереметьев

Сближению Х.М. Лопарева с ИППО способствовало и то, что среди членов-учредителей общества был граф С.Д. Шереметьев[2] – покровитель Хрисанфа Мефодьевича, много сделавший для финансовой поддержки молодого ученого. С 1888 г. Х.М. Лопарев становится частым гостем в имении графа, занимается разбором его библиотеки, выполняет обязанности секретаря.

В этот же период Х.М. Лопарев познакомился с еще одним ученым, стоявшим у истоков Палестинского общества – директором канцелярии министерства финансов Д.Ф. Кобеко[3]. Определенную роль могло сыграть общение со студентом, позднее – приват-доцентом П.В. Безобразовым[4], деканом историко-филологического факультета Петербургского университета И.В. Помяловским[5].


В.Н. Хитрово

Тем не менее, решающее значение, в установлении прочных связей Хрисанфа Мефодьевича с ИППО сыграл все-таки известный византинист В.Г. Васильевский. Через него в 1886 г. налаживаются контакты тогда еще студента 4-го курса историко-филологического факультета Петербургского университета Х.М. Лопарева с одной из ключевых фигур в Палестинском обществе – В.Н. Хитрово[6]. Предметом общих интересов двух ученых оказались поиск и издание русских хождений в Святую землю. Об этом свидетельствует уже первое письмо В.Н. Хитрово, датированное 9 мая 1886 года:

«Милостивый Государь Хрисанф Мефодьевич. Обращаюсь к Вам с покорнейшею просьбою, не признаете ли возможным посетить меня, когда Вы признаете то для себя удобным. Так как мне желательно бы было переговорить с Вами окончательно об издании Коробейникова. Примите уверения в истинном моем почтении и совершенной преданности. В. Хитрово» [15, л. 1].

Выявление, сличение, подготовка к публикации, составление научных комментариев к описанию паломничеств Трифона Коробейникова и Василия Познякова в Святую землю[7] стали общей заботой двух ученых в последующие несколько месяцев.

Осуществление этого непростого замысла потребовало поездки сначала в Москву, а затем и в Казань. Официальное решение Совета ИППО о командировке Х.М. Лопарева было принято 9 июня 1886 года [12, л. 3]. Больших усилий стоило добиться разрешения на изучение архива графа А.С. Уварова, где хранился один из списков хождений В. Познякова. 

«…Думаю, что можно попробовать и отправиться Вам лично к графине[8]. Например, что Вы занимаетесь по поручению Палестинского общества и его председателя В[еликого]. К[нязя]. Сергея Александровича. Для сего последнего может она и сделает. Просите, чтоб рукопись была доставлена в Москву, куда она хочет, с тем, чтобы Вы бы могли бы только ею пользоваться. Если это не удастся, нечего делать придется доставать ее иначе, что, однако же, сопряжено будет с большими хлопотами и тогда нечего делать придется ее доставать сюда» [15, л. 4–4об.]. 

Не без труда в сентябре 1886 г. Х.М. Лопареву удалось получить от графини допуск к архиву ее покойного мужа, о чем свидетельствует следующий отрывок из письма В.Н. Хитрово:

«Значит все, многоуважаемый Хрисанф Мефодьевич, с божиею помощью устроилось к лучшему и Вы попали в Поречное тайнохранилище [9]. Бог в помощь Вам в Ваших трудах» [15, л. 7]. 

Василий Николаевич старался вникнуть в любые мелочи, относящиеся к поиску и копированию исторических источников, связанных с Палестиной, что подтверждается его письмами:

«Все Ваше расписание будущих Ваших занятий вполне одабриваю, за исключением последнего пункта 11. Вернусь в Петербург.

Дело вот в чем из Вашего письма вижу что в Казани 15 списков Коробейникова всех их если и вытребуешь то ни за раз а дай бог в течение года. Между тем это такое число… что нельзя обойтись без осмотра его досконального. Вот отчего мне кажется 11-й пункт нужно заменить на: отправляюсь в Казань. Первые десять пунктов оканчивайте и затем с божиею помощью поезжайте в Казань. Она и займет у Вас более одного месяца, а меж тем существенное дело будет сделано. Деньги на дорогу вышлю, когда будет подходить время. Кроме того сообщите мне какое количество списков имеется еще в провинциальных библиотеках и где именно по Вашим спискам...» (20 сентября 1886 г.) [15, л. 7–7об];

«…Моего письма к Вам в Поречье Вы вероятно не получили а оно было нужное. Дело в том, что в числе Уваровских рукописей есть список Зосимы, который мне очень нужно было бы иметь это рукопись Царского № 407. Л. 78. Что делать в Поречье опять не поедешь. Нужно будет иначе его добывать. Нельзя ли попытаться, чтоб его достал Леонид[10] и тогда можно будет списать его в Троице. Список этот нужен, потому что без него не издать Зосиму, который у меня почти совсем готов...» (5 октября 1886 г.) [15, л. 10];

«В Синодальной библиотеке № 374 и 375 заключают в себе проскинитарий[11] Суханова если не им написанный, то им исправленный. В 374 есть рисунки и план… Нельзя ли снять на тонкой бумаге один из планов и рисунков, чтоб я мог судить о них. В заключение добейтесь толку, можно ли если Палестинское общество обратится, получить рукопись в Питер и если можно, то к кому именно следует обратиться с просьбою о сем. Затем если бы они затруднились бы прислать рукопись в Общество, то не согласятся ли выслать ее в Публичную библиотеку для Палестинского общества. В библиотеке она была бы совсем сохранна. Но это нужно предложить только когда они не согласятся прислать в Общество» (8 октября 1886 г.) [15, л. 12об–13]. 

Х.М. Лопарев успешно справлялся с возложенными на него обязанностями, попутно выполняя и дополнительные просьбы В.Н. Хитрово.

«Вы с такою энергиею, многоуважаемый Хрисанф Мефодьевич, работаете, что я даже не успеваю Вам отвечать и вот передо мною два Ваши письма… Слава богу все идет удачно, сердечно радуюсь и как видит все устраивается лучше и удобнее чем мы предполагали. Это Вам помогают русские паломники Позняков и Коробейников, которые, наконец, благодаря Вам увидят свет в достойном виде…» [15, л. 14].

В конце 1886 года Хрисанф Мефодьевич вернулся в Петербург с тем, чтобы приступить к обработке собранного материала и сообщить членам Палестинского общества о результатах командировки. 28 декабря в доме графа С.Д. Шереметьева состоялось заседание отделения ученых исследований и изданий ППО, на котором был заслушан доклад Х.М. Лопарева «о рукописях Познякова и Коробейникова» [12, л. 1]. Основные выводы, к которым пришел исследователь, состояли в том, что «первый из них [Позняков] оставался до последнего времени почти совершенно неизвестен, тогда как книга Коробейникова пользовалась громадной известностью, хотя последний паломник заимствовал свое описание почти целиком из сочинения Познякова. Кроме того, из доклада оказалось, что найдено новое, неизвестное сочинение Коробейникова, интересное во многих отношениях. А именно: описание его путешествия в 1593 году» [12, л. 4].

Несколькими днями ранее (23 декабря 1886 г.) на заседании отделения ученых исследований и изданий ППО Х.М. Лопарев единогласно избирается секретарем отделения. В следующие месяцы Хрисанф Мефодьевич регулярно участвует во всех мероприятиях, организуемых Православным Палестинским обществом, присутствует на его годовом собрании [12, л. 10].

Общим итогом трудов Х.М. Лопарева на этом этапе стало подготовка к публикации хождений Трифона Коробейникова, иеродьякона Зосимы, Василия Познякова [См.: 19, 20, 21], участие в издании «прения» Арсения Суханова, хождения Игнатия Смолянина, трудов А.А. Цагарелли. Объем выполненных работ В.Н. Хитрово оценивался в 468 страниц или 29 ¼ печатных листов [15, л. 43]. Помимо этого Х.М. Лопарев занимался выявлением списков и подготовкой к печати хождения Василия Гагары (работа была позднее завершена С.О. Долговым), др. сочинений [См., напр.: 17].

Однако в 1889 г., казалось бы, успешно развивающее сотрудничество между В.Н. Хитрово и Х.М. Лопаревым внезапно прерывается. В конце января – начале февраля 1889 г. между двумя учеными состоялся обмен весьма резкими по содержанию, хотя и корректными по форме письмами.

Поводом для конфликта послужил финансовый вопрос. Условия выделения средств Х.М. Лопареву не были четко оговорены. Поэтому В.Н. Хитрово посчитал, что денег вполне достаточно для покрытия всех расходов за оказываемые Х.М. Лопаревым услуги. Последний же был с этим категорически не согласен. Противоположные выводы объяснялись различными принципами подсчета. Х.М. Лопарев утверждал, что он должен получать по 73 руб. в месяц, а В.Н. Хитрово исходил из того, что оплата составляет 50 руб. за печатный лист. К февралю 1889 г. Православное Палестинское общество выплатило Х.М. Лопареву 2336 рублей. Соответственно сибирский ученый полагал, что ППО ему должно, а В.Н. Хитрово был уверен, что ППО переплатило.

Помимо финансовых разногласий, определенную роль в конфликте сыграло, на наш взгляд, различие темпераментов Х.М. Лопарева и В.Н. Хитрово. Присущий Х.М. Лопареву размеренный, неторопливый стиль работы, его въедливость, внимание к мелочам диссонировали с неуемной энергией, непоседливостью секретаря Палестинского общества. В.Н. Хитрово забрасывал своего подопечного массой поручений, давал множество советов, не всегда профессиональных, что раздражало Х.М. Лопарева. Многое ему казалось мелочными придирками. Недовольство молодого ученого прорывалось даже в адресованных В.Н. Хитрово деловых письмах, посвященных сугубо научным вопросам:

«Жаль, что Общество Любителей Древней Письменности дает мне только 30 рублей в месяц, на что жить мне почти невозможно, а то бы Бог с ним, с Палестинским, где зарекомендовать себя со стороны добросовестности труда невозможно, где рискуешь налететь на уличение: этого не сказал, того не знал, то-то опустил из виду. Да помилуйте! Я все это знал и все бы написал, да мне ведь не позволяют обо всем нужном говорить...» [10, л. 73]. 

Необходимо указать и на некоторую мнительность Х.М. Лопарева, из-за чего его самолюбие иногда оказывалось уязвленным по малозначительным поводам. «…Ведь я был пешкою в руках Хитрово, – писал Хрисанф Мефодьевич, – я не смел ему делать никаких замечаний, а сделал – ну и пошло…» [15, л. 44об].

Влияние на развитие ситуации по данному сценарию могло сыграть также и поступление с 29 января 1889 г. Х.М. Лопарева на службу в Министерство народного просвещения, что предопределило изменение его интересов и планов на будущее.

Тем не менее, Х.М. Лопарев, несмотря ни на что был уверен в прочности собственных позиций, о чем свидетельствует следующий отрывок из письма к невесте, относящегося к апрелю 1889 года: 

«Несколько дней тому назад я встретился на Невском с Кобеко, одним из главных лиц в Палестинском Обществе. Он уже стороною узнал, что у меня с Хитрово вышла пренеприятная история. Он снова переспросил меня. Будучи неприятелем Хитрово, он нашел, что я совершенно был прав, что во всем виноват Хитрово. В заключении он сказал, что непременно он будет хлопотать о возвращении моем в Общество. ’’Нам без вас обойтись почти невозможно, мы хочем издавать переписку Востока с Россиею, где встречаются греческие грамоты: кто же будет их издавать? Ведь не я же и не Хитрово, которые ничего в них не понимаем?’’…» [11, л. 68]. 

Однако В.Н. Хитрово нашел выход из создавшегося затруднения благодаря знакомству с греческим византинистом, секретарем Иерусалимского патриарха Никодима А.И. Пападопуло-Керамевсом[12]. Еще 1 июля 1888 г. был заключен договор, согласно которому за 2400 франков тот обязывался поставлять ежегодно 20 печатных листов неизданных текстов [См.: 3, с. 31]. Сумма 120 франков за лист (около 35 рублей по тогдашнему курсу) была значительно меньше той, на которую претендовал Х.М. Лопарев. В качестве же и объеме работы, как показала дальнейшая деятельность А.И. Пападопуло-Керамевса, Палестинское общество существенно не потеряло.

Этот разрыв не поставил точку в отношениях двух ученых. В 1896 г. контакты Х.М. Лопарева с В.Н. Хитрово и Палестинским обществом возобновляются. На новом этапе сотрудничество не было столь активным, как ранее. Одно из главных событий данного периода научной деятельности Х.М. Лопарева – поездка на Афон в мае – июне 1896 года с целью изучения рукописных собраний монастырских библиотек. Вот как об этом писал сам Хрисанф Мефодьевич: 

«Средства… даны были нам Императорским Православным Палестинским Обществом, всегда чутко отзывающимся к потребностям всякого рода путешественников по святым местам Востока: приношу ему глубокую благодарность за оказанное мне доверие» [4, с. 1]. 

Итогом поездки стало копирование и последующее вовлечение в научный оборот ряда малоизвестных средневековых литературных памятников, таких как жития святого Лазаря Галисийского, совершившего паломничество в Палестину в XI веке; Иерусалимо-Синайского и Синайского путников XVI в.; повести об «Иорданском аскете» и мн. др.

В конце 1890-х – начале 1910-х гг. Х.М. Лопарев подготовил и издал еще несколько сочинений, посвященных паломничествам в Святую землю и Царьград. Среди них можно отметить «сказание» новгородского архиепископа Антония, русское описание Константинополя начала XIV в., анонимное Иерусалимское хождение начала XVIII века [См.: 2, 5, 6, 7][13].

Подготовка публикаций опять осуществлялась в тесном контакте с В.Н. Хитрово. «Глубокоуважаемый Хрисанф Мефодьевич, – писал секретарь ИППО 17 июля 1898 г., – Текст Антония, с божией помощью, окончен, что касается до предисловия, то я не отдавал его в печать, ожидая окончания и затем необходимости переговорить и условиться о нем. Поэтому буду просить Вас предоставить мне окончание, а затем дня через два три не отказать меня посетить» [15, л. 47].

Последнее письмо, которое В.Н. Хитрово отправил своему корреспонденту, датировано 3 октября 1902 года [15, л. 60]. О том, что прежние разногласия остались в прошлом, свидетельствует статья Х.М. Лопарева, написанная к годовщине смерти вдохновителя создания ИППО. «С умилением и благодарностью прочла я ваш очерк о деятельности моего дорогого усопшего, – писала вдова В.Н. Хитрово Софья Доминиковна, – очерк, который, к крайнему сожалению, не был прочитан. Вы первый сумели такими яркими и симпатичными чертами обрисовать его удивительную твердость и непреклонность в научных вопросах» [16, л. 1об].

Х.М. Лопарев по достоинству оценил жизненный путь, научные заслуги и других известных ученых – членов Императорского Православного Палестинского общества – А.И. Пападопуло-Керамевса и И.В. Помяловского [8, 9]. «Глубина археологического знания, при духовно-религиозном воспитании нашли себе глубокое и разностороннее применение в деятельности Православного Палестинского общества, – отмечал Хрисанф Мефодьевич в некрологе, посвященном памяти И.В. Помяловского, – Душа и секретарь Общества В.Н. Хитрово, умевший привлекать в ряды его выдающихся ученых для издания текстов старых паломников и памятников археологии Палестины, заинтересовал покойного нашего почетного члена широтою программы и с радостью открыл ему поле деятельности» [8, с. 4]. 


А.А. Дмитриевский
Фотография А. А. Дмитриевского с автографом 1905 г.
любезно предоставлена для сайта ИППО из архива С.Ю. Степанова, потомка А.А. Дмитриевского

Необходимо указать и на ту роль, которую сыграл Х.М. Лопарев в упрочении связей между ИППО и А.А. Дмитриевским[14].

С будущим секретарем ИППО Хрисанф Мефодьевич познакомился еще в 1890-е гг. В 1892 г. по просьбе И.В. Помяловского Х.М. Лопарев передал для А.А. Дмитриевского издание проскинитария критского иеромонаха Арсения Каллуди [14, л. 11–11об]. Они встречались в Константинополе в июне 1896 г. при возвращении Х.М. Лопарева с Афона.

Активная научная работа Алексея Афанасьевича по изучению истории Византии, православия не могли не привлечь внимания. По своей инициативе, или же, что более вероятно, по предложению Совета ИППО Х.М. Лопарев в начале 1904 г. обратился к А.А. Дмитриевскому с просьбой стать одним из постоянных авторов «Сообщений Императорского Православного Палестинского Общества». Вскоре был получен, хотя и содержавший определенные оговорки, но в целом, положительный ответ:

«Многоуважаемый Хрисанф Мефодьевич.

Благодарю за приглашение в сотрудники “Известий Императорского Православного Палестинского Общества” и охотно вступаю в ряды их, хотя заранее оговариваюсь, что я не могу быть сотрудником постоянным, ввиду чрезмерно тяжелой артиллерии моих научных занятий для издания, рассчитывающего на “широкую публику”.

Я уже отправил в Общество свою речь в годичном заседании Киевского отдела Императорского Палестинского Общества под заглавием: “Архимандрит Антонин (Капустин), как деятель на пользу Православия на Востоке и в частности в Палестине”. Жду оттисков этой статьи, которая объемом довольно большая. Впрочем, я еще не вполне окончил ее, и намереваюсь решить занимающий меня вопрос и неправильно, по моему, решенный: “Чем отличается арх. Антонин от арх. Порфирия Успенского”? Если найдете уместным, по напечатании моей речи, поместите и эту мою статью – я к Вашим услугам. Прошу меня известить.

Если успею к августу, могу дать описание торжеств в Иерусалиме в праздник Успения в Гефсимании по личным впечатлениям. Вообще, думаю, что мне удастся, быть может, иногда быть полезным для издания, Вами редактируемого» [13, л. 1–1об]. 

Как известно, в дальнейшем А.А. Дмитриевский не только осуществил все изложенное в приведенном выше письме, но и начал регулярно публиковаться на страницах «Сообщений ИППО», а затем стал активнейшим сотрудником Палестинского общества.

Таким образом, хотя в современных исследованиях, посвященных научной деятельности ИППО, о Х.М. Лопареве в лучшем случае приводится лишь краткое упоминание, вклад уроженца с. Самарова в изучение связей России и Святой земли нельзя признать малозначительным.

Конечно, вряд ли можно сказать, что Х.М. Лопарев был первым в ряду выдающихся византинистов. Не являлся он и личностью харизматической, окруженной учениками и всеобщим вниманием. Следует согласиться с В.И. Срезневским, указывавшем, что «талантом своим он не открыл новых горизонтов в той области, которой отдался, не создал новых теорий, не поразил ученый мир новыми оригинальными гипотезами, но он подготовил путь для будущих научных исследователей своим кропотливым трудом» [18, с. 341]. На своем научном поприще, в рамках ряда специальных тем и сюжетов Х.М. Лопарев считался и считается до настоящего времени признанным и всеми уважаемым специалистом, достойно представлявшим российскую историческую науку.

История же его сотрудничества с ИППО является примером успешного и взаимовыгодного взаимодействия отдельного ученого с общественной организацией. Проблему можно рассматривать и в несколько ином контексте. Важно оценить не только вклад Х.М. Лопарева в изучение древнерусского паломничества на Святую землю, но и влияние самого ИППО на формирование исследовательских интересов сибирского ученого. Без всякого сомнения, то внимание, которое на протяжении всей своей творческой деятельности уделял Х.М. Лопарев паломнической литературе, отдельным аспектам взаимоотношений России и Палестины обусловлено сотрудничеством с ИППО, тем более что это сотрудничество развивалось в период становления уроженца с. Самарово как ученого.

В этом состоит одна из важных заслуг Императорского Православного Палестинского общества: в конце XIX – начале ХХ вв. в сравнительно узком кругу специалистов по проблемам истории Византии и Древней Руси оно являлось силой, аккумулирующей творческие способности, как выдающихся деятелей науки, так и молодых перспективных исследователей.

Литература

1. «Искренно делюсь с Вами как с другом…»: из переписки Х.М. Лопарева и Ю.М. Поповой [Текст] / – Тюмень, 2011. – 231 с.

2. Книга Паломник: сказание мест святых во Цареграде, Антония Архиепископа Новгородского, в 1200 году / под ред. Хр.М. Лопарева [Текст] // Православный Палестинский сб. – Т. 17. – Вып. 3 (51). – СПб., 1899. – CXLIV, 113 с.

3. Лисовой Н.Н. В.Н. Хитрово – основатель Императорского Православного Палестинского Общества [Текст] / Н.Н. Лисовой // Хитрово В.Н. Собрание сочинений и писем. – Т. 1. – М.– СПб., 2011. – С. 5–48.

4. Лопарев Хр. Краткий отчет о поездке на Афон летом 1896 года [Текст] / Хр. Лопарев. – СПб., 1897. – 38 с.

5 Лопарев Х.М. Русское анонимное описание Константинополя (около 1321 г.) [Текст] / Х.М. Лопарев. – СПб., 1898. – 19 с.

6. Лопарев Х.М. Мелкие заметки о Палестине [Текст] / Х.М. Лопарев // Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества. – 1902. – Т. 13. – Ч. 2. – № 2–3. – С. 177–178.

7. Лопарев Х.М. Анонимное Иерусалимское хождение начала XVIII века [Текст] / Х.М. Лопарев. – СПб., 1912. – 22 с.

8. Лопарев Х.М. Иван Васильевич Помяловский. Некролог [Текст] / Х.М. Лопарев. – СПб., 1908.

9. Лопарев Х.М. Афанасий Иванович Пападопуло-Керамевс. Некролог [Текст] / Х.М. Лопарев. – СПБ., 1915.

10. Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). Ф. 1644. Оп. 1. Д. 9.

11. РГИА. Ф. 1644. Оп. 1. Д. 39.

12. Санкт-Петербургский филиал архива Российской Академии наук (далее – ПФА РАН). Ф. 107. Оп. 1. Д. 99.

13. ПФА РАН. Ф. 107. Оп. 2. Д. 143.

14. ПФА РАН. Ф. 107. Оп. 2. Д. 366.

15. ПФА РАН. Ф. 107. Оп. 2. Д. 514.

16. ПФА РАН. Ф. 107. Оп. 2. Д. 515.

17. Слово о некоем старце: Вновь найденный памятник русской паломнической литературы XVII в.: Сообщение Хрисанфа Лопарева [Текст] / – СПб., 1890. – 55 с.

18. Срезневский В.И. Хрисанф Мефодьевич Лопарев. Припоминания о его жизни и трудах [Текст] / В.И. Срезневский // Русский исторический журнал. – 1918. – Кн. 5. – С. 327–342.

19. Хождение купца Василья Познякова по святым местам Востока. 1558–1561 / под ред. Хр.М. Лопарева [Текст] // Православный Палестинский сб. – Т. 6. – Вып. 3 (18). – СПб., 1887. – ХХ, 106 с.

20. Хождение инока Зосимы. 1419–1422 / под ред. Хр.М. Лопарева [Текст] // Православный Палестинский сб. – Т. 8. – Вып. 3 (24). – СПб., 1889. – XXVI, 41 с.

21. Хождение Трифона Коробейникова. 1593–1594 гг. / под ред. Хр.М. Лопарева [Текст] // Православный Палестинский сб. – Т. 9. – Вып. 3 (27). – СПб., 1889. – LXXVI, 127 с.

___________
Примечания

[1] Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 13-61-01001.

[2] Шереметьев Сергей Дмитриевич, граф (1844–1918 гг.) – историк, политический и общественный деятель, председатель Археографической комиссии (с 1900), основатель (с 1877) и председатель (с 1888) Общества любителей древней письменности, председатель Общества ревнителей русского исторического просвещения в память императора Александра III. и мн. др. Один из членов-учредителей ИППО.

[3] Кобеко Дмитрий Фомич (1837–1918) – историк, библиограф, член-корреспондент Петербургской Академии наук (с 1890), директор Императорской Публичной библиотеки (с 1902).

[4] Безобразов Павел Владимирович (1859–1918) – историк, писатель. Активно сотрудничал с ИППО, членом-сотрудником которого избран 27 декабря 1883 года. Осенью 1883 г. был командирован ИППО в Турцию, Грецию и Италию для ознакомления с хранящимися в библиотеках греческими рукописями. Автор ряда работ, опубликованных на страницах «Православного Палестинского сборника» и «Сообщений ИППО». В частности, следует выделить «Проскинитарий по Иерусалиму и прочим святым местам безымянного, начала XVII века» (ППС. 1901. Т. 18. Вып. 3 (54)); «Английский путешественник о русских паломниках» (Сообщения ИППО. 1914. Т. 25. Вып. 1. С. 66–94).

[5] Помяловский Иван Васильевич (1845–1906 гг.) – филолог, историк, профессор римской словесности. В «Православном Палестинском сборнике» публиковались его статьи, посвященные паломничествам к Святым местам в поздней античности и раннем средневековье.

[6] Хитрово Василий Николаевич (1834–1903) – государственный и общественный деятель, писатель, ученый. Основатель и почетный член Императорского Православного Палестинского общества.

[7] Позняков (Поздняков) Василий – русский купец и путешественник. По поручению Ивана Грозного в конце 50-х – начале 60-х гг. XVI в. совершил поездку в Иерусалим и на Синай. Коробейников Трифон — русский купец, паломник и путешественник конца XVI века, участник посольств московского правительства в Царьград, на Афон и в Иерусалим в 1582 и 1593–1594 гг.

[8] Уварова Прасковья Сергеевна (1840–1924) – историк, археолог, вдова А.С. Уварова.

[9] Т. е. библиотеку и архив одного из основателей российской археологии графа Алексея Сергеевича Уварова (1825–1884) в имении Поречье, расположенном в 36 км северо-западнее Можайска.

[10] Архимандрит Леонид (Кавелин) (1822–1891 гг.) – наместник Троице-Сергиевской лавры в 1877–1891 гг.

[11] Проскинитарий – описание паломничества в Святую землю.

[12] Пападопуло-Керамевс Афанасий Иванович (1856–1912 гг.) – историк, палеограф. По национальности – грек. Родился в семье православного священника, эконома Эфесской епархии. С осени 1890 г. жил и работал в России.

[13] Последнее из указанных произведений было посвящено автором «благоговейной памяти В.Н. Хитрово».

[14] Дмитриевский Алексей Афанасьевич (1856–1929 гг.) – историк, создатель школы русской исторической литургики, преподаватель Киевской духовной академии (с 1884), секретарь Императорского Православного Палестинского Общества (с 1907). Автор, выпущенного к 25-летию ИППО труда «Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века: 1882–1907 гг. Историческая записка, составленная по поручению Совета Общества» (СПб., 1907).

Цысь В.В., доктор исторических наук, профессор
Цысь О.П., кандидат исторических наук, доцент

Статья опубликована в журнале «Вестник Сургутского государственного педагогического университета». 2013. № 6 (27). С. 131-139. ББК 63.3 - 8. УДК 94 (47)

Тэги: востоковедение, палестиноведение, Лопарев Х.М., Васильевский В.Г., Кобеко Д.Ф., Дмитриевский А.А., Хитрово В.Н., Пападопуло-Керамевс А.И., Шереметев С.Д.

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню