RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

29 апреля 1857 родился великий князь Сергей Александрович, первый председатель ИППО с 1882 г. по 1905 г. В 1889 г. в этот день в Иерусалиме на башне Сергиевского подворья впервые был поднят флаг ИППО

29 апреля 1903 в Иерусалиме состоялась закладка Николаевского подворья ИППО

29 апреля 1908 автор фундаментального труда «Описание Иерусалимской библиотеки» А. И. Пападопуло-Керамевс стал действительным членом ИППО

Соцсети


Археологические памятники Русской Палестины
по архивным материалам 1870-1910-х годов

Статьями об Иерихоне в прошлом номере «Российской археологии» (Беляев, 2009; Бутова, Лисовой, 2009) Императорское Православное Палестинское Общество (ИППО) положило начало исследованию русских недвижимостей в Святой Земле с точки зрения их интереса для археологии. Задача настоящей публикации — дать общий обзор сведений о древностях Русской Палестины, содержащихся в документах конца XIX — начала XX в., и тем самым предоставить специалистам-археологам возможность опираться на них в разработке планов дальнейших изысканий. Как показывает каталог, составленный в свое время одним из авторов, значительный интерес в археологическом отношении представляют чуть ли не все объекты (а их более 70, см.: Лисовой и др., 2000), что, впрочем, естественно для Сиро-Палестинского региона. В журнальный обзор включены, разумеется, только главные. При этом мы не стремимся проанализировать или проверить сообщаемые источниками сведения по археологии, тем менее критиковать их атрибуции и датировки (вполне отвечавшие уровню науки своего времени, они сегодня могут подчас выглядеть наивными). Подробная интерпретация — дело будущего, для сегодняшней же работы необходим надежный «итинерарий», каким и послужит публикуемый комментированный список.

Большинство интересующих нас объектов связано с именем архимандрита Антонина (Капустина; 1817-1894). Настоятель посольских церквей в Афинах (1850-1860), Константинополе (1860-1865), начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (1865-1894) — на всех местах своего служения Антонин много и плодотворно занимался научными изысканиями. Один из первых исследователей греческих и славянских рукописей Иерусалима, Афона и Синая, он известен и как опытный коллекционер-нумизмат, которому были обязаны своими нумизматическими собраниями не только Палестинское Общество, но и многие другие духовные и светские научные учреждения и музеи (о нем: Дмитриевский, 1904. с. 95–148; Киприан (Керн), 1934; Лисовой, 2000а. с. 197–225; Пономарев, 2001. с. 239–251; Фонкич, 1983. с. 368–379; Помяловский, 1886; Гурулева, 1998. с. 235–243; Бутова. 2006). Наконец, им были собраны материалы для археологического музея, включающие прекрасную коллекцию керамики, архитектурные детали и другие артефакты (Loukianoff, 1931. Р. 97–101. Р1. I–VIII; Гурулева, 2007). Несмотря на утраты, эти материалы, сохранившиеся в Иерусалиме, ждут научного описания и размещения в постоянной экспозиции.

И все же архимандрит Антонин — член многих научных обществ на родине и за рубежом (Афинского, Немецкого Восточного и Русского археологических обществ; Одесского Общества истории и древностей, Московского общества любителей духовного просвещения, Уральского Общества любителей естествознания; почетный член Императорского Православного Палестинского Общества и Киевского Церковно-археологического общества; почетный член Киевской, Санкт-Петербургской и Московской Духовных академий), кавалер греческого Командорского креста ордена Спасителя «за ученость» — как археолог недостаточно известен научному миру.

«Бесплатной, долговременной и самой приятной школой изучения христианских древностей» стало для него воссоздание византийского храма св. Никодима в Афинах (XI в.), переданного греческим правительством в собственность России в качестве посольской церкви, и возникшие в связи с этим строительством археологические задачи (Антонин (Капустин), 1886. с. 469; Бутова, 2008. с. 102-108). Назначенный в 1865 г. начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, Антонин увлеченно принялся за исследование памятников, связанных с событиями Ветхого и Нового Завета. И удивительно — все его научные достижения осуществлялись как бы между делом: основные служебные обязанности были связаны с церковной дипломатией, укреплением канонических связей Русской и Иерусалимской Церквей, утверждением русского влияния в Святой Земле. Знаток библейской археологии, он тактично и осторожно вступал в переговоры с главами арабских семейств, во владении которых находилась земля, связанная с местами, священными для православных верующих, и терпеливо, умело, экономно вел дела по приобретению недвижимости. Так, один за другим были приобретены участки в Хевроне (с Мамврийским дубом, 1868; ныне принадлежащее РДМ подворье в честь Святых Праотцев), в Яффе (1869; ныне подворье Праведной Тавифы), в Айн-Кареме (1871; ныне Горненский Свято-Казанский женский монастырь), на Елеоне (1871; ныне Русский Вознесенский монастырь), в деревне Силоам («Могила дочери фараона», 1873), в Иерихоне (1874; подворье св. Иоанна Предтечи) и другие.

Палестинское «владельчество» и строительство о. Антонин неразрывно связывал с задачами православной археологии. В его дневниках и письмах находят отражение не только собственные исследования на Елеоне, в Айн-Кареме, Гефсимании, Иерихоне, но и раскопки всех известных археологов-палестиноведов того времени. На первых порах ему приходилось не столько исследовать, сколько готовить почву для создания Русской Палестины, но при этом он никогда не упускал из виду возможности археологии как области науки и как мощного рычага в борьбе государств и религий на политической арене Ближнего Востока. Наш краткий обзор показывает, что перспективы археологического исследования участка не просто принимались во внимание — подчас они становились главным аргументом в пользу приобретения. Принятие таких решений было невозможно без усилий по разработке археологической карты, сбора сведений у местного населения, словом, без археологической разведки.


Рис.1. План Иерусалима. А. В. Елисеев, 1885 г.

Начнем с Иерусалима и его окрестностей (рис. 1, 2). Самый известный объект в Старом Городе — Русское место близ храма Гроба Господня, ныне Александровское подворье (Лисовой и др., 2000. № 10).

В 1859–1861 гг. русским консулом В. И. Доргобужиновым и начальником Русской Духовной Миссии епископом Кириллом (Наумовым) были куплены три участка земли по улице Даббага (араб, дубильщиков), общей площадью 1429 м2. На участке планировалось строить здание русского консульства, но строительство было отложено, а потом и вовсе отменено из-за обилия археологических остатков. Как писал секретарь Палестинского Комитета Б. П. Мансуров, «сделанные изыскания обнаружили, что очистка подземелья потребует долгих работ и больших расходов, ибо здесь оказалась насыпь развалин и векового мусора, вышиною более пяти сажен (10 м). Очистка подземелий начата была в 1859 г. и будет производиться по мере средств» (Россия в Святой Земле, 2000. Т. I. с. 232, 233). Верхушки колонн храма Гроба Господня эпохи Константина впервые отметил на этом месте прусский консул Е. Шульц в 1843 г. По приобретении участка в русскую собственность Палестинский Комитет поручил итальянскому археологу Э. Пьеротти провести на участке археологические разведки. Пьеротти обнаружил (1860) остатки стены древнееврейского периода. Француз, маркиз Ш.М. де Вогюэ, год спустя открыл часть проездной арки, которую отнес к эпохе Константина. В 1860-х годах здесь работали также английские исследователи В. Уилсон и Б. Кондор, а в 1874 г.— сотрудник французского консульства (и по совместительству археолог) Ш. Клермон-Ганно. Но хотя «многое было кое-как отыскано, связи между этим не было определено» (Раскопки на Русском месте…, 1894.с. VII).

Рис.2. Иерусалим. Кладка стены V в. до н.э. на территории Александровского подворья

Лишь после того как было создано Палестинское Общество, нашлись необходимые финансовые возможности. В 1883 г. начались крупномасштабные археологические изыскания, которые возглавляли архимандрит Антонин и приглашенный им немецкий архитектор и археолог Конрад Шик. Оба были к этому времени опытными археологами. Шик за годы работы в Иерусалиме (с 1846 г.) накопил уникальный опыт в исследовании библейских древностей: именно им были открыты такие выдающиеся памятники, как Силоамская и Овчая купели, он также составил историко-топографические планы Иерусалима и его окрестностей, доныне сохранившие свою научную ценность. Раскопки осуществлялись в соответствии с требованиями тогдашней археологической науки. Благодаря подробным отчетам архимандрита Антонина и его дневнику, а также регулярно производившейся фотофиксации основных этапов работ сегодня можно восстановить ход и оценить качество раскопок почти по дням. Так, 10 июня 1883 г. был открыт памятник евангельского времени — Порог Судных Врат, через которые Спаситель шел на Голгофу. Были раскрыты также фрагменты древней иерусалимской стены и пропилеи храма Воскресения (рис. 2) (подробнее см.: Лисовой, Бутова, 2008. с. 66-71).

В Кедронской долине, к юго-востоку от Иерусалима, 15 февраля 1866 г. (менее чем через полгода после приезда в Палестину) Антонин приобрел участок Уара ед-Дуббак с двумя пещерами, из которых большая (Румманийе, т. е. «Гранатовая», или Дейр-Эссинийе) — погребальная пещера с входной камерой и пятью квадратными залами с 30 локулами (Лисовой и др., 2000. № 26; план см.: Россия в Святой Земле, 2000. Т. II. с. 247), являвшаяся, по мнению А. А. Олесницкого, гробницей царя Иудейского Иосии (ученый исследовал ее в 1873–1874 гг., см.: Олесницкий, 1875. с. 262, 406-411). 14 января 1885 г. Антонин водил на экскурсию в «большую пещеру-могилу» В. Н. Хитрово: «Прибытие к Румание. Осмотр тщательный Озииной могилы. Таковый же соседней — уж конечно Манассииной» (Антонин (Капустин), архимандрит. Дневник за 1885. ГМИР. № 6364. с. 11). Как писал генконсул в Иерусалиме А. Г. Яковлев в донесении обер-прокурору Св. Синода К. П. Победоносцеву от 3 сентября 1899 г., «было бы очень желательно хорошо исследовать обе пещеры. Весьма возможно, что где-нибудь в полу будет найден камень, так плотно прикрывающий собой отверстие, ведущее еще далее внутрь земли, что его может открыть только опытный глаз привычного археолога. (…) В заключение я осмеливаюсь повторить, что было бы желательно охранить те 2/3 большой пещеры, которые находятся вне нашей недвижимости, и произвести основательные раскопки в обеих пещерах» (Россия в Святой Земле, 2000. Т. II. с. 274-277).

Наиболее интересна для византийской археологии территория Русского Спасо-Вознесенского женского монастыря на Елеонской горе. В 1869–1871 гг. архим. Антонин приобрел, один за другим, 11 участков на самой вершине горы общей площадью 53748 м2 (Лисовой и др., 2000. № 15). Дневник Антонина позволяет восстановить важные подробности: «26 ноября 1870 г. Переехал на Елеон, спускался в систерну, собирал мозаику, производил измерения и разные наблюдения; 15 января 1873 г. Находясь на Св. Горе и производя археологическия раскопки на месте алтаря древней базилики я слушал сперва необычайную музыку во Св. Граде около часу пополудни, а потом продолжительный колокольный звон; 18 января 1873 г. Якуб Элеонский с открытиями. Продолжая рыть к северу от золотой мозаики, он напал на базу стоявшей когда-то тут колонны. Похоже, говорит, на базы Вифлеемских колонн. Таиб (араб, хорошо — Авт.). Значит, несомненно напали на древнюю церковь; 24 января 1873 г. Якуб просит приехать читать вновь открытую греческую надпись на помосте бывшей церкви. Наскоро перекусив, я возлез на сераго, и недолго думая очутился в Москобии Элеонской. Надпись, в 11 строк, изсечена на мраморной плите четыреугольной, обломанной во всю длину с левой, начинательной стороны буквы на две от каждой строчки. Видно, что погребена некая ФЕОДОСИЯ монахиня, скончавшаяся 14 сентября, индиктиона 11-го царства Христова, года 11… Вероятно своего возраста. Полагать надобно, что усопшая девочка состояла на послушании в женской обители. Плита (от пожара, должно быть) растрескалась на куски. При мне уже ровно к северу от плиты откопали базу и бруски колонны, как раз vis-?-vis с открытою прежде. Ясно, что мы напали на развалины небольшой базилики. Эта пара колонн была первая от алтаря, восточная стена котораго совнутри по древнему обычаю одета была золотою мозаикою. Приятно убедиться, что это была греческая и след (овательно) несомненно православная церковь» (Антонин (Капустин), архимандрит. Дневник за 1870 г. Библиотека ИППО. Б. IV. № 853/12. с. 225; Антонин (Капустин), архимандрит. Дневник за 1873. РГИА. Ф. 834. Оп. 4. Ед. хр. 1126. Л. 4об.;6).

Вряд ли можно назвать эти изыскания планомерными раскопками, в лучшем случае — это разведки, в которых археолог руководствовался интуицией, накопленным опытом и, конечно, историко-рели-гиозными соображениями. Средства на проведение раскопок предоставила А. И. Кадышева, паломница-благотворительница, мечтавшая о собственном доме на святом месте. Несмотря на отсутствие профессиональной документации, исследования Антонина на Елеоне можно достаточно подробно проследить, помимо дневника, благодаря еще одному уникальному источнику. По записям и воспоминаниям Антонина ход работ восстановил и записал русский дипломат и историк-любитель С. М. Дмитревский, секретарь, а в первые месяцы 1885 г. управляющий русским консульством в Иерусалиме. Его рукопись (подносной экземпляр для вел. кн. Сергия Александровича) сохранилась в библиотеке ИППО в Москве (Дмитревский, 1885).

Во время этих работ были обнаружены фрагменты напольной мозаики с изображениями животных и растений и гробницы. Размер мозаики составлял 20 м2. «У сев. бордюра мозаики сохранилась нетронутая временем надпись на древнеармянском языке, гласящая, что „это могила блаженной Шушаник, матери Артабана. Февраля 18-го“. Таким образом, о. архимандрит открыл роскошнейший памятник VI века». «При дальнейшей расчистке найденной мозаики была открыта другая, плотно прилегавшая к первой, гораздо проще ее, в виде параллелограммов по белому полю и не такой тщательной отделки. Для сохранения их обеих о. архимандрит решил защитить их крышей. (…) Они согласились выстроить дом в 2 этажа, верхний отдать в распоряжение г-жи Кадышевой, а нижний с мозаикой — для отдохновения случайных посетителей» (Дмитревский, 2006. с. 56, 57).

В таком виде застал антониновские мозаики Н. П. Кондаков, прибывший со своей экспедицией в Иерусалим в ноябре 1891 г.: «В главной зале, прикрывающей собою древний пол, расставлены по полу, с краю мозаического рисунка и размещены в шкапу множество мелких древностей, найденных в гробницах холма Елеона, открытых на русском месте: из этих древностей главное внимание на себя обращают 11 погребальных урн, украшенных резьбою, представляющей двери мавзолея и иные орнаменты, далее множество плит, иные с крестами, монограммами и пр., лампочки, стеклянные фиолы и пр.» (Кондаков, 1904. с. 257).


Рис.3. Иерусалим. Елеонский Вознесенский монастырь.
Мозаика с именем кувикулярии Феодосии в Игуменском корпусе

Северо-восточнее храма расположена часовня — по преданию, на месте Обретения главы св. Иоанна Предтечи. В византийский период на этом месте существовала церковь, мозаичные полы которой также были обнаружены и вскрыты архим. Антониной во время елеонских раскопок. Здесь сохранилось три мозаики, в том числе содержащая армянскую надпись с именем епископа Иакова (Е. С. Лукьянова считала, что надпись на несколько веков моложе и лишь вписана в более древние напольные мозаики, см.: Loukianoff, 1939. Р. 3, 8). На территории монастыря имеются и другие археологические объекты, описанные в работах С. М. Дмитревского и Е. С. Лукьяновой (рис. 3). Посвятив восемь лет изучению елеонской археологии (1929-1937), Лукьянова свела материал в цельную картину, в которой все почти антониновские находки оказались частями единого памятника Константиновского времени — знаменитого комплекса «Елеона» (Loukianoff, 1939. Р. 38–41, план-реконструкция: Р. 39; Лисовой, 2008).

На юго-западном склоне Елеонской горы в 1881–1884 гг. был приобретен участок Карм уль-Газаль или, по-другому, «место Каллистрата» (Лисовой и др., 2000. № 17). Как писал А. Г. Яковлев, «здесь о. Антонин нашел хорошо сохранившуюся в виде круга мозаичную надпись на греческом языке, которая сообщает, что под нею погребен преподобный Каллистрат (умер в VI в.). Боясь оспаривания со стороны греков или турок, он прикрыл надпись землею. Здесь, по словам о. Антонина, можно было бы произвести интересные раскопки» (Россия в Святой Земле, 2000. Т. II. с. 244; воспроизведение мозаики см.: Дмитревский, 2006. с. 20, 53). В настоящее время местоположение мозаики не установлено.

Рис.4. Иерусалим. Центральный коридор «Гробница пророков»

Неподалеку, напротив «места Каллистрата», Антонин приобрел в 1882 г. участок под названием Карм аль-Хараб или «Гробницы Пророков» (Лисовой и др., 2000. № 18). По преданию, здесь находятся гробницы пророков Аггея, Захарии и Малахии (VI–V вв. до н.э.). Сам Антонин не верил этой легенде. В отношении к консулу Д. Н. Бухарову от 18 ноября 1886 г. он писал: «Такого же (археологического. — Авт.) рода приобретение мое, датируемое 1883 годом, составляет могильная пещера на западном склоне горы Елеонской, известная у гидов под кличкою „Гробов Пророческих“, не имеющею смысла и приурочиваемая археологами к памятникам языческого культа первых населителей места,— купленная мною у одного из местных жителей с прилегающею к ней площадкою в несколько десятков квадр. саженей» (Россия в Святой Земле, 2000. Т. II. с. 208). В 1890 г. памятник был исследован археологом-августинцем Л. Х. Венсаном (Гробницы пророков, 1901. с. 142-152). Современные археологи датируют погребения I -V вв. н.э. — кокким относятся к доадриановскому времени, а многочисленные граффити на стенах сообщают, что здесь похоронены христиане из Сирии или Месопотамии, бывшие, очевидно, на поклонении в Иерусалиме. Лестница от входа ведет в круглый зал (8.5 м диаметром), от которого отходят на север, восток и юг три коридора длиной 9–12 м, соединенные двумя большими полудугами, внешняя из которых является погребальной камерой с 26 локулами на внешней стене (план см.: Murphy-О'Connor, 1998. Р. 124. Fig. 36) (рис. 4).

Завершая обзор участков на Елеоне, отметим, что в 1931–1934 гг. на участке храма св. Марии Магдалины русским археологом Г. И. Лукьяновым было расчищено семь ступеней Елеонской улицы-лестницы, по которой совершился Вход Господень в Иерусалим; еще восемь были раскрыты им в долине Кедрона близ греческого храма Первомученика Стефана.


Рис.5. Иерусалим. Общий вид «Гробницы дочери фараона»

Другая группа иерусалимских участков размещалась в районе Силоама (Лисовой и др., 2000. № 23, 25). Первый купленный здесь Антонином памятник — «Силоамский монолит». В цитированном отношении от 18 ноября 1886 г. упомянут «могильный памятник, к коему привязывается славное имя Соломона, находящийся в деревне Силоам, насупротив знаменитого источника сего имени. Значение сей покупки чисто археологическое» (Россия в Святой Земле, 2000. Т. II. с. 208). Участок, приобретенный в 1873 г., состоит из двух пещер (рис. 5 и 6), высеченных в скале, из которых большая называется «Могила дочери Фараона» (имеется в виду одна из жен Соломона) или по-арабски «Мегарет уз-Зун-нар» («пещера с поясом или с карнизом»). Писатель-паломник Е. Л. Марков рассказывает о встрече там с русской монахиней Мариной из Вятской губернии, обитавшей, с позволения о. Антонина, в «гробнице Фараонитки» «с тульским самоваром и суздальской иконой» (Марков, 1891. с. 161-163).


Рис.6. Иерусалим. Карниз «Гробница дочери фараона»

В той же деревне Силоам из двух участков составилось владение Хакурет уль-Баядер, или Уллие (первый приобретен архимандритом Антонином в 1878–1882 гг., второй - генеральным консулом А. Г. Яковлевым в 1900 г.; 29 августа 1900 г. весь участок переведен на имя Председателя ИППО вел. кн. Сергия Александровича). Археологическую ценность участка определяют высеченная в скале древнееврейская гробница и остатки византийской церкви (к началу XX в. сохранились часть древней штукатурки и надпись на сирийском языке). А. А. Олесницкий трактовал «гробницу» как скалу-голубятню, или перистереон, о которой говорит Иосиф Флавий («Иудейская война», V, 31). Но ученый не имел возможности осмотреть внутренность комплекса, между тем как Яковлев, внимательно обследовавший комплекс, обнаружил в западной и восточной стенах помещения по три локулы, обычные для древнееврейских гробниц (см. план, снятый архитектором Р. Пальмером: Россия в Святой Земле, 2000. Т. II. с. 280). По мнению Яковлева, изложенному им в отношении в Хозяйственное Управление при Св. Синоде от 18 сентября 1900 г. (Россия в Святой Земле, 2000. Т. II. с. 279-281), речь должна идти именно о гробнице, вход в которую сделан на высоте 4 м от основания. В раннехристианское время в ней, возможно, была устроена небольшая церковь, предположительно сирояковитская, о чем могла бы свидетельствовать плохо сохранившаяся и не вполне разобранная консультантами Яковлева сирийская надпись. Дальнейшее исследование комплекса, насколько нам известно, не проводилось.

К северо-востоку от Иерусалима, при въезде в селение Аната (древний Анафоф, родина пророка Иеремии), Антонином в 1879 г. был куплен участок Бет-уль-Хараб (Лисовой и др., 2000. № 40), на котором, согласно донесению А. Г. Яковлева послу в Константинополе А. И. Нелидову от 12 июня 1895 г., были обнаружены остатки древнего христианского храма, предположительно связанного с памятью пророка: «колонны, базы колонн и остатки мозаики, под которой, по мнению Антонина, находится могила какого-нибудь выдающегося лица» (Россия в Святой Земле, 2000. Т. II. с. 250). В другом документе Яковлев отмечает: «Этот участок, имеющий в себе согласно ныне составленному плану 37082/100 кв. метра, был куплен 29-го октября 1879 г. о. Антонином на имя Я. Е. Халеби за 740 фр., т. е. по 2 фр. за 1 кв.м. Весь интерес его заключается в небольших остатках на нем древнего христианского храма (два невысоких куска стены, несколько мраморных плит пола и оснований колонн),— как это изображено на прилагаемых при сем двух светописях. Находящиеся в его юго-восточном углу две комнаты без потолка — новейшие постройки» (Россия в Святой Земле, 2000. Т. II. с. 270).

Из позднейших русских археологических удач необходимо назвать открытия на Гефсиманском участке (Лисовой и др., 2000. № 13). Во время строительства церкви Марии Магдалины в 1885 г., при раскопке места под фундамент будущего храма, на внешней алтарной стороне были обнаружены древнееврейские скальные гробницы с характерными локулами (Письмо о.Антонина к секретарю ППО М. П. Степанову от 3 июля 1885 г., опубл.: Россия в Святой Земле, 2000. Т. I. с. 414). В ноябре того же года был найден клад серебряных монет времен крестоносцев (Письмо о. Антонина к М. П. Степанову от 16 ноября 1885 г., опубл.: Россия в Святой Земле, 2000. Т. I. с. 416). Интересные находки имели место и в 1892 г., когда возводился так называемый «дом Великого Князя» (Новые археологические находки, 1892. с. 355).

Вне Иерусалима, кроме работ в Иерихоне, необходимо назвать находки на окраине Яффы, где в 1868 г. был приобретен Яффский сад (Лисовой и др., 2000. № 70). На его участке находятся построенный Антонином храм во имя св. апостола Петра и праведной Тавифы и часовня с гробницей Тавифы, где открыты византийские мозаики VI в. (Лисовой, 20006. с. 589-612).

Исключительно перспективна в археологическом отношении и русская недвижимость вблизи Хеврона (Лисовой и др., 2000. № 36). Здесь, на сложившемся из 12 разновременных приобретений 1868–1889 гг. участке (совр. назв. Хирбет эс-Себта или Сибте) со знаменитым Мамврийским Дубом (ныне Троицкий Хевронский монастырь), были обнаружены древние иудейские гробницы очень хорошей сохранности (рис. 7). 1 декабря 1869 г. Антонин отметил в дневнике: «на месте нашем открылась древняя еврейская гробница, прямо против Дуба, наверху», и упоминал ее позже (4 января 1885 г.: «Пещерница Марина (о ней выше) с просьбой посидеть с неделю у Дуба и выглядеть наши тамошние 6 пещер-могил древних»).

Израильский археолог Я. Чехановец[1], при осмотре участка в Хевроне в 2006 г., отметила следы древней хозяйственной деятельности (сельскохозяйственные террасы и все еще растущие масличные деревья, восходящие к эпохе Средневековья); находки керамики и мозаичных тессер IV — первой половины VII в. н.э., монет позднеримского времени; скальные жилища (кельи?) ранневизантийского периода; семейные иудейские гробницы I в. до н.э.— I в. н.э. и резервуар для воды; погребальные пещеры и каменоломни раннего железного века (вероятно, VIII–VII вв. до н.э.— 586 г. до н.э.).


Рис.8. Бет-Захария. Фрагмент руин

Объем статьи не позволяет остановиться на других объектах. В десятке метров от русского Троицкого собора лежит в земле случайно найденная о. Антонином большая каменная колонна, предположительно, для Иерусалимского храма, поврежденная каменотесами и оставленная на месте. В Вифании, на участке русской школы, раскопана стела с греческой надписью о встрече Иисуса Христа с Марфой и Марией. Массу неизвестного материала таит участок Горненского монастыря в Айн-Кареме, территорию которого не обследовал ни один археолог. На развалинах византийского храма было основано архимандритом Леонидом (Сенцовым) подворье с домовой церковью в Бет-Захарии (рис. 8). Участок Хирбет-ан-Насара, приобретенный Антонином в Хевроне, самим названием свидетельствует о «христианских развалинах». Об археологических памятниках, найденных возле «Дома над сводами» в Тивериаде, подробно писал М. И. Ростовцев. Особого разговора заслуживает возобновленная в начале XX в. Лавра преп.Харитона Исповедника в Айн-Фаре, где помимо скальной церкви, массовых мозаичных россыпей сохранилась также гробница святого основателя.

Даже предварительный обзор показывает, что отечественные археологи должны по праву входить в когорту ученых, успешно работавших в 1860-1900-х годах в Святой Земле. Русская наука отдает себе отчет в том, какой прекрасный ресурс для фундаментального исследования оставлен ей в наследство (см. обзоры: Беляев, 1998. с. 52–56, 199–208, 235–239; 2003. с. 9–20; 2007. с. 43-55). Однако для того, чтобы реализовать заложенные в XIX в. возможности, требуется государственная поддержка.

Добиться серьезного отношения государства к научным исследованиям в Сиро-Палестинском регионе ученые пытались уже в 1900-х годах. По инициативе известного ученого-семитолога П. К. Коковцова и Секретаря ИППО В. Н. Хитрово при Совете ИППО были организованы «Собеседования по научным вопросам, касающимся Палестины, Сирии и сопредельных с ними стран», которые академик В. В. Бартольд характеризовал позже как «одну из немногих попыток образования в России общества ориенталистов со специальными научными задачами» (1977. с. 475). Первое же Собеседование (11.04.1900) было посвящено обсуждению записки П. К. Коковцова «О необходимости русских археологических изысканий в Палестине». «Эпоха, которую мы переживаем,— говорил докладчик,— останется, без сомнения, навсегда памятною в летописи человеческих знаний необыкновенными открытиями в области древнейшей истории человека на земле и блестящим расцветом археологической науки. Глубокий интерес к прошлому, в особенности к самому отдаленному прошлому, лишь в известной степени удовлетворенный теми сведениями, которые можно было извлечь из ограниченного числа сохранившихся литературных памятников древности, должен был естественно рано или поздно заставить человечество обратиться за пополнением своих знаний к вещественным остаткам прошлого». Подчеркнув далее «донельзя обидный для русского самолюбия факт» слабого участия представителей русской науки в археологических открытиях в Палестине в конце XIX в., Коковцов ставил вопрос: «Можно ли помириться окончательно с таким положением дел, не отвечающим ни мировому политическому положению России, ни современному прогрессу русской науки во всех областях знания? Можно ли допустить, чтобы наше безучастное отношение к древнему Востоку могло быть всегда ошибочно истолковано иностранцами в смысле полного равнодушия русского образованного общества и русских ученых к научным вопросам несомненной важности? Если „нигде потребность в знании и описании Палестины не ощущается так сильно, как в России“ (докладчик цитирует слова В. Н. Хитрово из книги „Палестина и Синай“. - Авт.), и если, прибавлю от себя, кроме разве рассеянных потомков древнего Израиля, ни один народ в мире не связан до такой степени неразрывно с древностями Палестины, как русский народ, то нигде, казалось бы, не может и не должна проявляться и более живая деятельность по всестороннему археологическому изучению Палестины, как именно у нас в России» (Коковцов. 1901. с. 360, 364, 365).

Председательствовавший при обсуждении доклада В. Н. Хитрово высказал надежду, что к 25-летнему юбилею ИППО в 1907 г. можно будет собрать первый научный симпозиум русских археологов-палестиноведов, чего, однако, не произошло. В 2007 г. Общество отметило уже 125-летний юбилей. С сожалением констатируем, что и сегодня мы, несмотря на ряд бесспорных достижений русской палестинской археологии XIX в., только-только готовимся продолжить работу там, где остановились наши предшественники 120–130 лет назад.

_____________
[1]. Пользуемся случаем поблагодарить Яну Чехановец за предоставленную возможность ознакомиться с ее неопубликованными материалами.

Литература
  1. Антонин (Капустин), архимандрит. Из Румелии. СПб., 1886.
  2. Бартольд В. В. История изучения Востока в Европе и России. // Соч. Т IX. М, 1977.
  3. Беляев. Л.А. Христианские древности. М., 1998.
  4. Беляев. Л.А.«Религиозная археология» в русской и зарубежной исторической науке // ППС. Вып. 100. М., 2003.
  5. Беляев Л. А. Традиция русских археологических исследований в Святой земле // ППС. Вып. 105. М., 2007.
  6. Беляев Л. А. Памятники византийского периода в Иерихоне: результаты и перспективы изучения // РА. 2009, № 3.
  7. Бутова Р. Б. Дневник начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрита Антонина (Капустина) как исторический источник //Родное и вселенское. М., 2006.
  8. Бутова Р. Б. Архимандрит Антонин (Капустин) на Православном Востоке: Афины-Константинополь- Иерусалим // История российско-греческих отношений и перспективы их развития в ХХI веке. Афины; М., 2008.
  9. Бутова Р. Б., Лисовой Н. Н. К истории русских археологических исследований в Иерихоне // РА. 2009, № 3.
  10. Гробницы пророков // Сообщения ИППО. 1901.Т.12. Вып.2.
  11. Гурулева В. В. Архимандрит Антонин как нумизмат // Государственный Эрмитаж. Нумизматический сборник 1998. К 80-летию В. М. Потина. СПб., 1998.
  12. Гурулева В. В. «В Палестине скоро будет русский музей» (Музей архимандрита Антонина в Иерусалиме) // Вспомогательные исторические дисциплины. Вып. ХХХ. СПб., 2007.
  13. Дмитриевский С. М. Русские раскопки на Елеонской горе. [Иерусалим, 1885] // Архив ИППО (И.П.П.О. Н. V. № 1232).
  14. Дмитриевский С. М. Русские раскопки на Елеонской горе / Подг. текста, сопроводит. статья и ком. Н. Н. Лисового. М., 2006.
  15. ">Дмитриевский А. А. Начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин (Капустин) как деятель на пользу Православия на Востоке, и в частности, в Палестине. (По поводу десятилетия со дня его кончины) // Сообщения ИППО. 1904. Т.ХV. Вып.2.
  16. Киприан (Керн), архимандрит. Отец Антонин (Капустин), архимандрит и начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Белград, 1934. Репринт: М., 1997.
  17. Коковцев П. К. Записка о необходимости русских археологических изысканий в Палестине и о расширении в этих видах деятельности ученого отдела ИППО // Сообщения ИППО. 1901. Т.ХII. Вып.1.
  18. Кондаков Н. П. Археологическое путешествие по Сирии и Палестине. СПб., 1904.
  19. Лисовой Н. Н. Архимандрит Антонин (Капустин) – исследователь синайских рукописей. (По страницам дневника) // Церковь в истории России. Сб. 4. М., 2000а.
  20. Лисовой Н. Н. Храмы Русской Палестины. // Россия в Святой Земле. Т. II. М., 2000б.
  21. Лисовой Н. Н. Елеонский Вознесенский русский монастырь // Православная энциклопедия. Т.ХVIII. М., 2008.
  22. Лисовой Н. Н., Бутова Р. Б. Порог Судных Врат: к 125-летию открытия // Православный паломник. 2008. № 3.
  23. Лисовой Н. Н., Платонова З. И., Савушкин В. А. Сводный каталог русских недвижимостей в Святой Земле // Россия в Святой Земле. Документы и материалы. Т. I. М., 2000.
  24. Марков Е. Л. Путешествие по Святой Земле. СПб., 1891.
  25. Новые археологические находки близ церкви Марии Магдалины // Сообщения ИППО. 1892. № 3.
  26. Олесницкий А. А. Святая Земля. Отчет по командировке в Палестину и прилегающие к ней страны. 1873–1874. Т. I. Иерусалим и его древние памятники. Киев, 1875.
  27. Помяловский И. В. Описание древних и средневековых монет, принесенных в дар Православному Палестинскому Обществу архимандритом Антонином, начальником Духовной Миссии в Иерусалиме. СПб., 1886. (Палестина и Синай; Вып. 2.).
  28. Пономарёв С. И. Памяти отца архимандрита Антонина. 1. Хронологический список сочинений и переводов его. 2. Статьи о нем / Подг. к печати и предисл. Р. Б. Бутовой // Богословские труды. Сб. 36. Русская Духовная Миссия в Иерусалиме: новые документы и материалы. М., 2001.
  29. Раскопки на Русском месте близ храма Воскресения в Иерусалиме, произведенные под руководством архимандрита Антонина в 1883 г. // Православный Палестинский сборник. 1894. Т. III. Вып. 1(7).
  30. Россия в Святой Земле. Документы и материалы / Сост., подг. текста, вступ. статья и ком. Н. Н. Лисового. Т. I, II. М., 2000.
  31. Фонкич Б. Л. Антонин (Капустин) как собиратель греческих рукописей // Древнерусское искусство. Рукописная книга. Сб. 3. М., 1983.
  32. Loukianoff E. Le musée du couvent russe du Mont des Oliviers à Jérusalem // Extrait du Bulletin de l’Institut d’Égypte. T XIII. Session. 1930–1931. Cairo. 1931.
  33. Loukianoff E. «Ο Ελαίων» // Mémoires présentés à l'Instut d'Égypte. T. 42. Le Caire, 1939.
  34. Murphy-О'Connor J. The Holy Land. An Oxford Archaeological Guide from Earliest Times to 1700. Fourth edition, revised and expanded. Oxford; N. Y., 1998.

В статье использованы фото Р. Б. Бутовой

Беляев Л.А., доктор исторических наук
Бутова Р.Б., кандидат исторических наук
Лисовой Н.Н., доктор исторических наук, кандидат философских наук

Опубликовано в журнале РОССИЙСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ, 2009, № 4, Октябрь-Декабрь. С. 46–57 в рубрике «К 150-летию Императорской Археологической комиссии»
© 2009 г. Л. А. Беляев*, Р. Б. Бутова**, Н. Н. Лисовой***
* Институт археологии РАН, Москва, ** Научно-издательский центр ИППО, *** Институт российской истории РАН, Москва

Тэги: археология, Коковцов П.К., Кондаков Н.П., Елеон, Порог Судных врат, Хитрово В.Н.

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню