RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

20 июля 1875 иеромонах Макарий (Сушкин) был торжественно избран игyменом Пантелеимонова монастыря, став первым русским настоятелем обители на Афоне

20 июля 1888 уполномоченный ИППО в Иерусалиме Д.Д. Смышляев пишет В.Н. Хитрово, что намерен подать в отставку из-за крайней усталости

21 июля 1914 вел. кнг. Елизавета Федоровна возвратилась в Москву после паломничества в Уфимскую, Пермскую епархии и Верхотурье

Соцсети


Н. В. Пигулевская и ее роль в сохранении научной традиции
по изучению христианства

17 февраля 2000 г. исполнилось 30 лет со дня кончины выдающегося отечественного историка, ориенталиста и византиниста H. B. Пигулевской. Она родилась в 1894 г., и основной период ее научной деятельности охватывал 20-е — 60-е годы XX в., годы, когда, будучи уничтоженной на корню церковная историческая наука в России уже не существовала, и шаткая возможность изучать историю христианства и христианской церкви сохранялась лишь в рамках светской науки.

H. B. Пигулевская оказалась в числе немногих российских исследователей, занимавшихся темами, связанными с историей христианства. Сейчас, на исходе XX в., отчетливо видно, что именно на ее плечи легла огромная ответственность за сохранение и развитие научной традиции в этой области знания. Божий промысел распорядился так, что Н. В. Пигулевская и своим сильным характером, и уровнем полученного образования, и жизненным опытом оказалась хорошо подготовленной к выполнению столь нелегкой миссии.

Окончив в 1911 г. частную гимназию М. Н. Стоюниной, H.B. поступила на историкофилологический факультет Высших женских (Бестужевских) курсов, где особое влияние на формирование ее научных интересов оказали И. Д. Андреев и A. B. Kapташев, читавшие курсы истории церкви и идейных течений раннего христианства. Именно под их влиянием Н. В. Пигулевская выбрала для себя редкую область научных занятий — историю раннехристианской и византийской церкви. Поставив перед со бой задачу изучения столь сложного явления, H.B. вскоре поняла необходимость усвоения восточных языков — древнееврейского и сирийского, требуемых для глубокого исследования источников по истории христианской церкви. Курсы этих языков она прослушала у гебраиста M. H. Соколова и сиролога А. П. Алявдина, но памятники Библии с ней читал и комментировал академик П. K. Koковцов. П. K. Koковцов оказал значительное влияние как на формирование научных интересов H.B., так и на методы и стиль ее работы, когда выводы основываются на точном филологическом анализе источников. Таким образом, занимаясь в 1918–1922 гг. на восточном факультете СанктПетербургского университета, Н. В. Пигулевская получила второе высшее образование, превзойдя по широте научного кругозора некоторых своих учителей. H.B. yпорно двигалась к поставленной цели, и это тем более удивительно, что происходило в годы большевистской революции и гражданской войны, когда рушились устои общества, которому она принадлежала по рождению и воспитанию, когда с беспощадной жестокостью подавлялось и искоренялось православное мировоззрение, которое она с детства усвоила и которому не изменяла в течение всей своей жизни.

Успехи в избранной Н. В. Пигулевской научной области подтверждаются ее ранними работами. Сохранившиеся в рукописях и находящиеся ныне в Архиве АН доклады, статьи и конспекты посвящены анализу источников no истории раннего христианства: апокрифическим «Одам Соломона”, проблеме авторства Евангелия от Иоанна, теме „Иисус Христос и ”народ земли” в Евангелии и апостольской проповеди“. Лишь последняя из названных работ была посмертно опубликована, правда с измененным по цензурным соображениям заглавием: ”Из истории социальных и религиозных движений в Палестине в римскую эпоху”. Ранние работы H.B. отличаются стремлением выявить в источниках отражение важнейших социальных явлений, что, конечно же, было вызвано бурными событиями в окружающем ее мире. Желанием понять новую жизнь, приспособиться к ней можно объяснить и ее вступление в просветительский кружок A. A. Мейера „Воскресенье“, возникший в 1917г. и ставший идеологическим преемником ”левого» крыла петербургского религиознофилософского общества. Несмотря на мирную программу поисков путей возрождения общества, эта организация была сочтена контрреволюционной, почти все ее члены были арестованы и присуждены к различным срокам лагерей. Н. В. Пигулевская была арестована в 1928г., получила срок 5 лет, который провела в Соловецких лагерях. Лишь в 1934г. она вернулась в Ленинград и приступила к активной научной работе. Существенный вклад в изучение христианства и истории древней церкви Н. В. Пигулевская внесла, занимаясь сирологическими штудиями. В исследовании сирийских источников она явилась прямой наследницей В. В. Болотова, который был первым отечественным историком церкви, обратившимся в своих научных изысканиях к текстам на различных восточных языках. В очерке «Из истории церкви сироперсидской» (1901 г.) содержится уникальный для того времени обзор начального периода истории христианства в Иране, приводится список католикосов Селевкии-Ктесифона, дается хронология персидской иерархии, причем все даты детально выверены и проконтролированы на основании всех доступных тогда B. B. Болотову источников. В этом очерке большую важность имеет экскурс, в котором впервые характеризуются особенности литургического несторианского года. В "Лекции по истории древней церкви” вошел раздел «Церковная историография в Сирии”, который включал сведения о таких сирийских писателях и церковных деятелях, как Марута Майферкатский, Иоанн Эфесский, псевдоДионисий Тельмахрский и др. Перу B. B. Болотова принадлежит также предварительное описание сирийских рукописей из собрания СанктПетербургской Духовной Академии, которые поступили затем в Отдел рукописей Российской национальной библиотеки.

He имея никакой возможности в условиях советской власти заниматься изучением высших проявлений церковно-христианской жизни: исследованием догматических споров, историей церковных соборов и церковной иерархии у сирийцев, исторической литургикой, Н. В. Пигулевская использовала сирийские источники для рассмотрения более обыденных, повседневных, но от этого не менее важных и интересных сторон жизни сирийской церкви, впервые осознав и продемонстрировав, что многие культурные явления разноязычного христианского мира, уходят корнями в сирийскую почву.

Во-первых, Н. В. Пигулевская показала важную роль сирийцев в формировании христианской книжнописьменной культуры. Еще до окончания университета она поступила на работу в Отдел рукописей Публичной библиотеки (ныне РНБ) на должность хранителя восточных рукописей. Следуя совету П. К. Коковцова, она обратила внимание на малоизученные, а то и просто неизвестные сирийские рукописи. В числе наиболее известных ее открытий — два последних листа рукописи, содержащей сочинение сирийского писателя VII в. Сахдоны „Книга совершенств“. Ее находка оказалась очень важной поскольку идентификация листов позволила уточнить личность автора, содержание текста, прочесть имя переписчика и узнать о месте и времени создания рукописи, основная часть которой находилась в Страсбурге. Впоследствии в разных хранилищах были найдены и другие листы этой же рукописи, и благодаря всем находкам мы имеем ясное представление о своеобразном сочинении несторианского сирийского писателя. Современные исследования показали, что труд Сахдоны через переводы нашел отражение и в других восточнохристианских литературах — арабской и грузинской. H.B. разработала подробный формуляр описания сирийских богослужебных рукописей и описала согласно ему все сирийские рукописи, хранящиеся в СанктПетербурге. Выполненное ею подробное описание сирийских рукописей, содержащих библейские тексты, впервые появилось в журнале Revue biblique еще в 30 е гг., и лишь позднее было включено в „Каталог сирийских рукописей Ленинграда“, опубликованный в Вып.6 (69) Палестинского сборника. Благодаря описаниям Н. В. Пигулевской все наши рукописи могут теперь быть использованы и в исследованиях по библеистике, и в штудиях по исторической литургике. Она неоднократно обращалась к теме: „Распространение сирийской письменности и языка на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке“, описывала пути этой экспансии и объясняла ее причины, главной из которых считала активную деятельность сирийских христианских миссионеров.

Во-вторых, на основе сирийских источников Н. В. Пигулевской удалось реконструировать и подробно описать систему сирийского христианского образования, как начального, так и высшего. Собрав уникальные сведения разбросанные по различным сирийским памятникам, она установила, что программа начального обучения, его методы, сохранялись на протяжении многих веков и носили международный характер, являясь общими для всего христианского мира. Особое внимание в своих исследованиях H.B. уделила Низибийской высшей школе — сирийской Духовной академии, просуществовавшей с V по VIII вв. и сыгравшей важную роль не только в деле христианского образования, но и в развитии многих светских наук. H.B. на основе учебной программы, дошедшей в составе „Номоканона“ Авдишо бар Берихи, дала подробное описание предметов, изучавшихся в сирийской высшей школе, а на основе впервые переведенных ею на русский язык „Правил Низибийской академии“ дала яркую картину жизни и быта сирийской духовной школы, в которой получили воспитание многие известные деятели сирийской церкви. В трудах H. B. Пигулевской была изучена и сирийская христианская наука, развивавшаяся как при духовных школах, так и при монастырях. В книге „Культура сирийцев в средние века“ она дала отдельные очерки о филологии у сирийцев, сирийской философии, которая в значительной степени опиралась на переводы с греческого, ставшие основой для богословия, гомилетики и, особенно, апологетики, алхимии, медицине, космографии.

В-третьих, следуя почину B. B. Болотова, Н. В. Пигулевская очень много внимания отдавала изучению сирийской христианской исторической литературы. Ею были переведены полностью и включены в исследовательский оборот „Эдесская хроника“, „Хроника“ псевдоИешу Стилита, части „Церковной истории“ Иоанна Зфесского, „Хроники 1234 г.“, городская хроника с изложением истории Кархи де Бет Селох. Ряд монографий H.B., вышедших в 40-е — 60-е гг. нашего столетия и посвященных различным проблемам византийской и ближневосточной истории, написаны с привлечением богатого материала сирийских исторических сочинений. Сирийская христианская историография была использована ею не только как кладезь сведений по истории христианской церкви, но и заняла подобающее ей значительное и важное место в изучении светской истории как отдельных регионов и государств — Византии, Ирана, Южной Аравии, Закавказья, Средней Азии, Индии, Китая,— так и в ”решении общеисторических проблем социальной истории и истории культуры». H. B. Пигулевская отметила две главные черты, присущие сирийской христианской историографии, которые и делают ее своеобразным и незаменимым источником — уникальность многих сообщений, неизвестных по текстам на других языках, с сохранением живых подробностей происшедшего, и отсутствие официозности по сравнению с параллельными христианскими грековизантийскими и арабскими авторами.

Нина Викторовна была очень живым, деятельным человеком, личностью, вокруг которой всегда собиралось много учеников и последователей. Для успешного претворения в жизнь работы по изучению христианского Востока она создала в Институте востоковедения АН уникальный коллектив, официально зарегистрированный в 1958 г. как Кабинет Ближнего Востока. При этом Кабинете прошли подготовку многие специалисты по истории христианства в Закавказье и Средней Азии. Говоря о роли H.B. в деле изучения восточнохристианского наследия, нельзя не вспомнить и того обстоятельства, что с 1950 г. она являлась бессменным вице-председателем и организатором научной работы Палестинского общества, деятельность которого активизировалась благодаря решению Президиума AH. B Течение почти двух десятилетий (50-e-60 гг.) она выполняла также обязанности ответственного редактора «Палестинского сборника», который был возобновлен ее же усилиями.

В кратком докладе трудно с исчерпывающей полнотой дать характеристику многогранной научной деятельности Н. В. Пигулевской, однако, кажется, что все сказанное позволяет говорить о ее существенном вкладе в дело сохранения и передачи традиции по изучению христианства и христианской церкви на Востоке.

Мещерская Е.Н., профессор, доктор исторических наук

Доклад прочитан 19 апреля 2000 г. в Санкт-Петербурге на конференции, посвященной 100-летию кончины профессора Санкт-Петербургской Духовной Академии, доктора церковной истории, член-корреспондента Императорской Академии наук Василия Васильевича Болотова

Тэги: Пигулевская Н.В., РПО

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню