RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 августа 1914 прот. Василий Кулаков из Бари сообщает в ИППО, что война нарушила весь ход жизни на подворье

21 августа 1847 назначен членом Русской Духовной Миссии в Иерусалиме свт. Феофан Затворник

23 августа 1885 Священный Синод известил ИППО о разрешении производить "тарелочный сбор" в храмах в пользу Общества

Соцсети


Памяти в Бозе почившей первой августейшей паломницы в Св. Землю Ее Императорского Высочества великой княгини Александры Иосифовны


Фото из книги: Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века (1882-1907): историческая записка, сост. по поручению Совета О-ва проф. А.А. Дмитриевским. - Санкт-Петербург: Тип. В. Ф. Киршбаума, 1907.

23 июня с. г., после кратковременной болезни, мирно и в полной христианской готовности к переходу в горние селения, почила о Господе первая царственная паломница в Св. Землю из благополучно ныне царствующего Дома Романовых великая княгиня Александра Иосифовна, супруга в Бозе почившего великого князя генерал-адмирала Константина Николаевича. Отошедшая в вечность великая княгиня, старейший член Императорского Дома, скончавшаяся на 81-м году своей жизни, близка и дорога Императорскому Православному Палестинскому Обществу не только как почетный член его, но и по своей живой связи с ныне существующими в Иерусалиме русскими богоугодными странноприимными заведениями, и по ее всегдашнему живому и горячему сочувствию к человеколюбивым и высоко христианским его задачам и целям.

Вторая дочь герцога Саксен-Альтенбургского Иосифа (1789 - 1868) от его брака с Амалией, герцогиней Вюртембергской (1799-1848), родившаяся 26 июня 1830 г., получила имя Александры-Фредерики-Генриетты-Полины-Марианны-Елизаветы. Наделенная от природы выдающимся умом и замечательной красотой, обладая прекрасным добрым сердцем и чувствительной нежной душой, юная принцесса Саксен-Альтенбургская обратила на себя благосклонное внимание второго сына русского Императора Николая I, великого князя Константина Николаевича (f 1892 г.), генерал-адмирала русского флота. 18-летняя принцесса 30 августа 1848 г. вышла замуж за великого князя Константина Николаевича и вступила в семью блестящего Двора Государя Николая I. Подарив своему счастливому супругу четырех сыновей, из коих один скончался в раннем возрасте: Николая Константиновича (род. в 1850 г.), Константина Константиновича (род. в 1858 г.) и Димитрия Константиновича (род. в 1860 г.) и двух дочерей: Ее Королевское Величество Королеву эллинов Ольгу Константиновну (род. в 1851 г.) и Веру Константиновну (род. в 1854 г.), бывшую в замужестве за великим герцогом Вюртембергским Евгением, в Бозе почившая великая княгиня Александра Иосифовна, после принятия православия, отдалась всецело воспитанию своей семьи, в духе глубокой преданности Православной Церкви и ее установлениям, и делам широкой христианской благотворительности. Как супруга генерал-адмирала русского флота, она направляла свою высокогуманную сердечную попечительность на облегчение тяжелой участи лиц, так или иначе причастных военно-морской службе, на обеспечение несчастных семей родных моряков и на воспитание их сирот. Созданные по ее инициативе и покровительствуемые ею женская гимназия в Кронштадте и приют для бедных детей в Павловске останутся навсегда памятником ее сердечной отзывчивости и христианской гуманной попечительности в этом направлении. Раненые и больные морских и военных лазаретов, которых она охотно и довольно часто дарила своим посещением, пользовались ее особенным вниманием и заботливостью. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. побудила сердобольную великую княгиню свой мраморный дворец в Петербурге и свой дворец в Павловске обратить в мастерские, в которых Ее Высочество совместно с русскими интеллигентными дамами неустанно работали над шитьем белья и изготовлением перевязочных материалов для снабжения наших военных лазаретов.

Но сердечная попечительность почившей великой княгини Александры Иосифовны была обращена не только на лиц военно-морской службы, но и вообще на русских людей, главным же образом - из простолюдинов. В этом отношении справедливость подсказывает нам с особенной выразительностью и глубокой благодарностью отметить ее заботы и попечения о русских паломниках из простого народа, посещающих Св. Землю на поклонение Живоносному Гробу Господню.

В 1858 г., как известно, Государю Императору Александру II благоугодно было, в своих неустанных заботах об улучшении быта русских паломников в Св. Земле, образовать особый, Высочайше утвержденный Палестинский Комитет и во главе его поставить своего старшего брата, Его Императорское Высочество великого князя Константина Николаевича. Благодаря этому обстоятельству, ему представилась счастливая возможность побывать в Св. Земле, ознакомиться на месте с бытом наших паломников в Иерусалиме и сделать выбор необходимого места для русских паломнических подворий, обслуживающих с некоторыми дополнениями и улучшениями наших паломников и до настоящего времени. В этом далеком и трудном путешествии, по влечению своего доброго и искренно верующего сердца, решилась сопутствовать своему августейшему супругу и юная великая княгиня Александра Иосифовна, имея на руках младенца-первенца великого князя Николая Константиновича.

Русская эскадра под флагом генерал-адмирала, с царственными паломниками, 28 апреля прибыла в Яффу и высадила Их Высочеств на берег. После ночлега в греческом монастырском подворье, августейшие паломники через Рамле направились сухопутно в Св. Град, имея на пути ночлег в палатках близ Сариса. В 10 часов утра, 30 апреля, при громадном стечении народа царственные паломники были торжественно встречены у самого порога Свято-гробского храма престарелым Иерусалимским Патриархом Кириллом с сонмом иерархов, духовенства и святогробского иночества. В приветственном слове, исполненном сердечной теплоты, самых горячих чувств благодарности и одушевляющей его восторженной радости, маститый старец-Патриарх со слезами на глазах и с волнением в голосе приветствовал царственных паломников со счастливым благополучным окончанием ими далекого странствования, напоминая им, что они в лице своем являют первый счастливый пример паломничества из особ благополучно царствующего Дома Романовых и второй - после византийского императора Ираклия - из царственных лиц православного исповедания. Одушевленная, горячая речь первоиерарха Сионской Церкви, на виду драгоценной для всего христианского мира святыни - Живоносного Гроба Спасителя, произвела на высоких паломников глубокое впечатление и вызвала на их глазах слезы сердечного умиления. Предшествуемые святогробскими клириками, с пением церковных песнопений, августейшие паломники вступили под своды Святогробского храма и с восторгом и умилением лобызали Гроб Господень, Голгофу, камень миропомазания и с живым интересом обозревали храм Воскресения и все достопоклоняемые места. Приняв затем радушное приглашение Его Блаженства - иметь помещение на все время пребывания Их Высочеств в Иерусалиме в его саду, августейшие паломники расположились в новом доме, построенном для Русской [Духовной] Миссии и носившем имя "Порфириевского".

Все свое 10-дневное пребывание во Св. Граде высокие путешественники провели в обозрении достопоклоняемых мест, освященных стопами Спасителя: 1 мая они посетили Крестный путь (via dolorosa), Гефсиманию и гору Елеонскую, 2-го - обозревали стены Иерусалима, армянский монастырь и дом Тайной вечери на Сионе, 3-го - слушали Патриаршее богослужение у Гроба Господня и приобщились Святых Таин, осматривали стены города с другой стороны и место плача иудеев, 4-го - великий князь путешествовал в лавру св. Саввы Освященного, 5-го - посетили знаменитую Омаровскую мечеть, 6-го - совершена ими была поездка, в Вифлеем и его окрестности, 7-го - путешествовали ко гробу праведного Лазаря и 9 мая торжественно отбыли из Иерусалима.

В частности, Ее Императорское Высочество великая княгиня Александра Иосифовна могла уделить святыням Иерусалима гораздо больше внимания и времени, чем ее августейший супруг, великий князь Константин Николаевич, занятый исполнением высочайшего повеления касательно осмотра и приобретения удобных участков земли в Иерусалиме для устройства русских паломнических богоугодных заведений и в виду его желания всесторонне ознакомиться с бытом наших паломников, уже принятых на попечение руководимого им Палестинского Комитета.

Появляясь то там, то здесь на святых местах со своей небольшой свитой и отдаваясь в религиозном восторге молитвенному созерцанию прочих христианских святынь, Ее Высочество, в чарующем блеске своей юной красоты, наружной внушительной представительности и необыкновенной любезности и доступности, производила на всех обитателей Иерусалима обаятельное впечатление, которое потом долго хранилось в преданиях очевидцев и после отбытия Их Высочеств из Иерусалима. Несомненно, этим впечатлением, оставленным в Иерусалиме целокупным пребыванием Их Императорских Высочеств, следует объяснять и тот факт, что первый русский храм в Иерусалиме в доме Русской Духовной Миссии был посвящен св. великомученице царице Александре - ангелу-хранителю Ее Высочества. Также нельзя отрицать и того, что и в религиозно-настроенной душе великой княгини Александры Иосифовны пребывание в Иерусалиме оставило глубокий, неизгладимый след на всю ее последующую жизнь, сказавшись в ее живом интересе к Св. Земле и ее святыням и к развитию и постепенному росту в нем русских богоугодных учреждений*. Здесь разгадка и того знаменательного факта, что 15 мая 1860 г. бывший начальник Русской Духовной Миссии, еп. Мелитопольский Кирилл позволил себе выразить надежду, что Его Высочеству великому князю Константину Николаевичу "может быть, благоугодно будет увековечить память его посещения Востока устройством церкви близ Гроба Господня на развалинах оконечностей храма, устроенного Константином Великим в честь и славу Воскресшего из мертвых"**. Т.е., иными словами говоря, на месте, приобретенном русскими в городе близ храма Воскресения для консульства, по-нынешнему - на месте Порога Судных Врат в Александровском подворье, еп. Кирилл выражал желание соорудить русский храм, который много лет спустя не без усилий осуществило Императорское Православное Палестинское Общество. И есть основание думать, что только недостаток денежных средств и необходимость направить все усилия на окончание в Иерусалиме необходимых грандиозных русских богоугодных сооружений отвлекли внимание великого князя Константина Николаевича от этого великого и заманчивого по идее сооружения...

______________________

* Дело Палестинского Комитета № 24, по Азиатскому департ. №935. №17,4. 27, л. 29.
** Дело Палестинского Комитета № 1, по Азиатскому департ. № 930, 11-9, 1857 г. №17.4. 20, л. 59.

______________________

Появление на свет Божий второго сына Их Высочеств, здравствующего августейшего Президента Императорской Академии наук, Его Императорского Высочества великого князя Константина Константиновича, как плод их горячей молитвы на святых местах, - было сочтено Их Высочествами "радостным событием" семьи, и они пожелали в "память" его создать что-нибудь в Святой Земле. На предложение еп. Мелитопольского Кирилла через д.с.с. Чечерина: "Не благоугодно ли было бы Его Императорскому Высочеству обратить августейшее внимание на забытый священный Фавор и там устроить священный памятник счастливого события в августейшем семействе Его; вместе с пособием можно бы передать святому старцу (иеромонаху Иринарху) мысль об устройстве в храме особого придела во имя равноапостольного царя Константина"*, - от щедрот Их Императорских Высочеств было послано на сооружение Фаворского греческого храма на месте Преображения Господня 3000 руб.** Устройство Константиновского придела при этом храме, однако же, на практике почему-то не осуществилось.

______________________

* Дело Палестинского Комитета № 15, по Азиатскому департ. № 920,11 -9, 1857 г. № 17. Ч. 22, л. 3.
** Там же. Л. 22.

______________________

В память того же события Их Высочествами были пожертвованы, по просьбе вифлеемского игумена, в Вертеп Рождества Христова серебряные лампады*.

______________________

* Там же. Л. 3.

______________________

Посещение Их Высочествами Вифлеема и соседней с ним деревушки Вифсахур (или Бет-Сахур) в долине пастушков, на месте, где явились ангелы с радостной вестью о рождении Спасителя пастухам, стерегущим в поле свои стада (Лк. 2,8-16), и безотрадно тяжелые впечатления, вынесенные августейшими паломниками от весьма убогой и крайне запущенной находящейся здесь подземной греческой церкви, основание которой положено было еще св. царицей Еленой, внушили Их Высочествам великодушную готовность создать на этом месте новый храм на свои средства. "Его Императорское Высочество Государь великий князь Константин Николаевич, после посещения Св. Града, исполненный благодарности Господу за ниспосланные на него и августейшее семейство Его благословения, - писал Б.П. Мансуров еп. Мелитопольскому Кириллу от 8/20 ноября 1859 г., - возымел желание оставить в Святой Земле видимый и вечный знак паломнического подвига Его Императорского Высочества, и основать там на одном из освященных Евангелием мест православный храм, коего ктиторами были бы Их Императорские Высочества Государь великий князь, Государыня великая княгиня и августейший их сын"*, т.е. "выстроить на собственные средства церковь"**, а при ней "дом для причта со службами и садом"***. Несколько позже, 29 июля 1860 г., великий князь Константин Николаевич писал тому же Мелитопольскому епископу Кириллу, что "Государю Императору благоугодно было изъявить желание, чтобы православная церковь, предполагаемая к постройке близ Вифлеема у деревни Вифсахур, в долине, ознаменованной явлением ангелов пастырям, сооружена была иждивением Его Величества и всего Императорского Семейства"****, не только "к вящему возвеличению православного исповедания в Святой Земле"*****, но чтобы и служила "для восточных братии наших предвестником спасения от тяжких скорбей, их окружающих", и "видимым выражением союза и сыновней любви Государя и всего Его Семейства и всей России к общей нашей Матери - Православной Церкви"******. И, конечно, не вина в Бозе почивших великого князя Константина Николаевича и великой княгини Александры Иосифовны, что "их искреннее участие в этом святом деле" так и не осуществилось, и Бет-Сахурский храм доселе остается в том же жалком плачевном состоянии. Происки и интриги католиков, при поддержке французского консула в Иерусалиме де-Барейра и французского посла в Константинополе г. Тувенеля*******, а главным образом неискренность и опасения русского влияния со стороны Патриарха и святогробского духовенства встали на пути этого благого намерения Их Высочеств и лишили настоящий храм подобающего ему великолепия.

______________________

* Дело Палестинского Комитета № 24, по Азиатскому департ. № 935, 11-9, 1857 г. № 17. Ч. 27, л. 2 об.
** Там же. Л. 5.
*** Там же. Л. 3.
**** Там же. Л. 26.
***** Там же. Л. 2 об.
****** Там же. Л. 28 об.
******* Там же. Л. 21-22,68-69.

______________________

Когда русский собор в Иерусалиме во имя Живоначальной Троицы был окончен постройкою и приступили к его внутренней отделке, Ее Высочество совместно со своим супругом великим князем внесли 6000 руб. на бронзовые золоченые царские врата для иконостаса, которые были заказаны в Петербурге гальванопластическому и литейному заведению г.г. Генке и Плеске, бывшему герцога Лехтенбергского, и выполнены, по свидетельству академика М.И. Эппингера, "с особым искусством и тщательностью в отделке". На Парижской выставке 1867 г. эти царские двери их мастеру стяжали даже серебряную медаль, а затем они служили украшением и международной выставки в 1870 г. в Петербурге*.

______________________

* Дмитриевский А.А. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века: 1882-1907 гг. СПб., 1907. С. 76.

______________________

В день открытия Православного Палестинского Общества, 21 мая 1882 г., во дворце великого князя Николая Николаевича Старшего, на торжественном молебне и общем собрании Общества в числе приглашенных почетных гостей присутствовала и в Бозе почившая великая княгиня Александра Иосифовна*. По поручению Его Императорского Высочества великого князя Сергия Александровича, Председателя Общества, член-учредитель Общества Т.И. Филиппов здесь же на заседании просил Ее Высочество принять звание почетного члена Общества**. После поднесения диплома на это звание Секретарем Общества М.П. Степановым Ее Императорское Высочество великая княгиня Александра Иосифовна изволила ответить Обществу следующим сердечным письмом на имя августейшего Председателя:

______________________

* Кроме августейшего Председателя, из Высочайших Особ присутствовал на этом собрании и августейший хозяин дворца - великий князь Николай Николаевич Старший.
** Дмитриевский А.А. Указ. соч. С. 193, прим.

______________________

"С истинным удовольствием принимаю я звание почетного члена председательствуемого Вами Православного Палестинского Общества и приношу Вашему Императорскому Высочеству и господам членам мою сердечную благодарность за оказанную честь. В воспоминание счастливых дней, проведенных в поклонении Св. Гробу Господню, и сочувствуя высокой цели Общества, я желаю вносить для развития его деятельности ежегодно по 75 руб. Александра. 1 декабря, 1882 г.".

Свое обещание Ее Высочество выполняла до 3 февраля 1911 г. По кончине почетного члена великого князя Константина Николаевича в 1892 г., в Обществе возникла счастливая мысль увековечить память его в Палестине устройством поминального дома. "Состоящее под председательством моим Императорское Православное Палестинское Общество, - писал великий князь Сергий Александрович, - в благодарственном воспоминании о незабвенных заслугах для Палестины в Бозе почившего Государя великого князя Константина Николаевича, предположило соорудить на Русском месте Елеонской горы близ Иерусалима небольшой дом в память Его Императорского Высочества, с тем, чтобы поселенный в оном и вполне обеспеченный в своем существовании русский богомолец мог бы, в виду Св. Града, возносить непрестанно моления о вчинении души в Бозе почившего великого князя в селении праведных. Но предварительно приведения в исполнение этого предположения считаю долгом испросить на сие соизволение Вашего Императорского Высочества. 12 марта 1892 г. Сергий".

"В тягостной утрате моей, - писала в ответ августейшему Председателю Ее Императорское Высочество, - любезное сообщение Ваше о трогательном предположении Палестинского Общества принесло мне глубокое сердечное утешение. Дом на Елеонской горе, в виду Святого Града, учрежденный в память забот моего великого князя об интересах русского Православия в Палестине, будет также навсегда свидетельствовать о том, как Палестинское Общество с августейшим Председателем во главе достойно чтит услуги своих сочленов. Непрестанное моление будущего обитателя этого дома о вчинении души моего дорогого почившего в селениях праведных исполняет сердце мое радостным умилением и искренней признательностью к Вашему Императорскому Высочеству и почтенному Палестинскому Обществу. Александра. 18 марта 1892 г.".

15 сентября 1892 г. по поводу освящения того же Гефсиманского дома, в память великого князя Константина Николаевича, депешей на имя "нежно любимого" Председателя Общества Его Императорского Высочества великого князя Сергия Александровича, Ее Высочество великая княгиня Александра Иосифовна засвидетельствовала, что она "с глубоким сердечным утешением узнала" об освящении домика, которым, как гласит ответная телеграмма великого князя, "увековечивается в Св. Граде воспоминание о высоком ревнителе о наших паломниках".

Нелишне прибавить, что с памятью о великом князе Константине Николаевиче возникла мысль в Обществе увековечить и память нежно любимой их внучки, великой княгини Александры Георгиевны, в Бозе почившей супруги великого князя Павла Александровича. Совет Общества в заседании своем 26 ноября 1892 г. выработал и утвердил особые правила для жильцов этого домика на Елеонской горе, получавших, кроме дарового помещения с приличной обстановкой, и ежемесячное пособие в размере одного наполеондора. Домик этот находится ныне в ведении Духовной Миссии в Иерусалиме, коей поручено заведование и церковью св. Марии Магдалины на Елеонской горе.

Вся жизнь в Бозе почившей великой княгини Александры Иосифовны лучшей поры прошла в воспитании своей семьи, в делах общественного благотворения и в посещении ею знаменитых российских обителей и пустынь, как, напр., Валаамской, Троице-Сергиевской Лавры, Троице-Сергиевской пустыни под Петербургом и др. В пору преклонного возраста Ее Высочество жила замкнуто, в тесном кругу своей родственной семьи и преданных ей приближенных. Но она бережно и всегда неизменно тепло и сердечно хранила вынесенные ею светлые воспоминания о своем паломничестве в Св. Землю, живо интересовалась всегда успехами русского дела здесь, и тем стяжала себе полное право на вечную память и глубокую признательность со стороны Императорского Палестинского Общества, которое впишет золотыми буквами имя Ее Высочества среди своих приснопамятных и достойнейших палестинолюбцев на Пороге Судных Врат для вечного поминовения. 

Дмитриевский А.А., профессор, секретарь Императорского Православного Палестинского Общества в 1906-1918 гг.

Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества. 1911. Т. XXII. Вып. 4. С 617-627.

Литература и жизнь

Тэги: почетные члены ИППО, августейшие паломничества, вел.кнг. Александра Иосифовна

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню