RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

28 июля 1864 в Иерусалиме освящена русская церковь во имя св.мчц.Александры

28 июля 1893 А.Г.Нейдгардт писал в Синод о скором переводе собственности ИППО, записанной на разных лиц, в номинальную собственность вел.кн. Сергея Александровича

28 июля 1928 скончался член Совета РПО профессор Б.В. Фармаковский

Соцсети


Паломничество Великого князя Сергея Александровича и Великой княгини Елисаветы Феодоровны в Саровскую пустынь и Серафимо-Дивеевский монастырь в 1903 году


Саровский старец отец Серафим. Литография 1908 года

В 1903 году произошло величайшее духовное событие в жизни всей Российской Империи. В этот год был прославлен в лике святых прозорливый и давно почитаемый народом старец Серафим Саровский.

Еще в Царствование Государя Императора Александра III возникла идея прославления старца. Хотелось бы отметить тот факт, что величайший святой земли русской преподобный Серафим Саровский за много лет до официального прославления стал предстателем за Царствующий Дом Романовых.

Происходили исцеления от его мантии, благоговейно хранящейся у членов Дома Романовых, исцелялись и получали облегчение в скорбях по молитвам к нему как простые люди, так и члены Царствующего Дома. Многие представители Дома Романовых стали почитателями старца Серафима, и, конечно, прославление угодника Божия в 1903 году при деятельной поддержке Государя Императора Николая II явилось духовной вершиной единения Царской семьи. На резолюции о грядущем прославлении Государь Император Николай II собственноручно начертал: «Прочел с чувством истинной радости и глубокого умиления».

И Святейший Синод приступил к грандиозной работе: освидетельствованию честных останков старца, сбору несомненных свидетельств чудесной помощи по молитвам к приснопамятному отцу Серафиму. В этой работе возникали разные трудности и бюрократические препоны. Но та великая любовь, которую излучал отец Серафим, в конечном итоге покрыла все препятствия.

При земной жизни старца богатые, бедные, знатные, и власть предержащие практически ежедневно стекались к его келье, поверяли ему всю свою жизнь, открывали помыслы, скорби, нужды. Великая любовь, исходившая от отца Серафима, покрывала все и всех вокруг.

Святейший Правительствующий Синод по постановлению от 29 января 1903 года поручил Высокопреосвященному Антонию, митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому совершить в 19-й день июля 1903 года торжественное открытие мощей преподобного отца Серафима, Саровского Чудотворца.

В постановлении были такие слова о старце: «Своею высокою истинно-христианской подвижническою жизнью он еще у современников своих стяжал общую к себе любовь и веру в действенную силу пред Богом его святых молитв, а после его блаженной кончины память о нем, утверждаемая все новыми и новыми знамениями милости Божией, являемыми по вере в его молитвенное предстательство пред Богом за притекающих к нему, широко распространяется в православном русском народе и с глубоким благоговением им чтится… Благоговейного старца Серафима, почивающего в Саровской пустыни, признать в лике святых, благодатию Божиею прославленных, а всечестные останки – святыми мощами» [1].

Кульминацией духовного единения Царя со своим народом стали Саровские торжества 1903 года. В дни прославления преподобного Серафима помощь Божия России стала настолько очевидна, что во все последующие годы испытаний и потрясений память об этих днях станет залогом любви Божией к нашей стране.

Веру народную в святость старца Серафима и его предстательство пред Богом за притекающих к нему с молитвою разделила Царская Семья и члены Дома Романовых.

3 июля 1903 года: «…прибывший в Саровскую пустынь Высокопреосвященный митрополит Санкт-Петербургский Антоний, совместно с Преосвященными епископами Нижегородским Назарием и Тамбовским Иннокентием, совершил перенесение всечестных останков преподобного Серафима из места первоначального их погребенья в церковь, святых Зосимы и Савватия и переложение их в новый кипарисовый гроб, сооруженный, усердьем Их Императорских Величеств…

По окончании литургии, владыка митрополит последовал из Успенского собора с крестным ходом к месту упокоенья преподобного Серафима и здесь, в сослужении епископов Назария и Иннокентия, совершил пред его гробом панихиду об упокоении его души. Затем священнослужителями гроб с всечестными останками преподобного подняли на рамена и, в предшествии крестного хода, в сопровождении Высокопреосвященного митрополита Антония и Преосвященных епископов Назария и Иннокентия, понесли оный при трогательном пении "Святый Боже" братии обители в церковь святых Зосимы и Савватия, находящуюся здесь же, в стенах обители.

Это шествие производило глубоко-умилительное действие на всех, во множестве собравшихся в обитель богомольцев. По внесении в храм, гроб был установлен посредине храма на том надгробии, которое ранее находилось над могилою преподобного… При этом особенно было замечательно то, что все присутствовавшие в алтаре лица ясно ощущали благоуханье, исходившее от святых мощей и не имевшее никакого подобия с обычными благовониями. Кипарисовый гроб со святыми мощами преподобного был вставлен в особо приготовленную дубовую гроб-колоду и поставлен посреди вышеназванного храма, где был оставлен до дня торжественного открытая мощей преподобного.

16 июля было собственно днем начала торжеств. Этого числа в двенадцать часов дня последовал редкий благовест большого монастырского колокола, созывавший богомольцев на торжественную панихиду в Успенский собор. Панихида совершена была архиерейским служением, при чем на ектеньях и возгласах поминались имена благочестивейших Государей Императоров и Государынь Императриц, начиная с Императрицы Елизаветы Петровны до Императора Александра III включительно, имена почивших преосвященных тамбовских, строителей и игуменов Саровской пустыни, родителей преподобного Серафима, — Исидора и Агафии, и самого приснопамятного иеромонаха Серафима.

17 июля, согласно церемониалу, был совершен грандиозный крестный ход из Дивеевского монастыря и других монастырей нижегородской епархии в Саровскую пустынь… Картина была в высшей степени величественная… В 10 часов утра 17-го числа в Успенском соборе началась торжественная литургия по приснопамятном иеромонахе Серафиме. Ее совершал первенствующий член Святейшего Синода Высокопреосвященный Антоний, митрополит Петербургский, с Преосвященным Назарием, епископом Нижегородским. При окончании литургии Преосвященный Назарий, епископ Нижегородский, произнес глубоко прочувствованное слово. После литургии митрополит Антоний, епископ Назарий и многочисленное духовенство в облачениях из золотого глазета совершили торжественную панихиду по приснопамятному иеросхимонаху Серафиму» [2]. 




Страницы из дневника Государя Императора Николая II. ГАРФ

Государь Император Николай Александрович отправился на прославление старца Серафима из Царского Села в Саровскую обитель 15 июля со своей супругой и ближайшими родственниками. В своем дневнике Государь записал: «В 7¼ тронулись в путь на богомолье в Саровскую пустынь. Едим с Мама, Ольгой и Петей. Впереди нас едут: Николаша, Петюша, Милица, Стана и Юрий» [3].

В паломничество вместе с Государем отправились: Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна, Великая княгиня Ольга Александровна с супругом Петром Александровичем Ольденбургским, Великий князь Николай Николаевич, Великий князь Петр Николаевич с супругой Великой княгиней Милицей Николаевной и князь Георгий Максимилианович Лейхтенбергский с супругой Анастасией Николаевной, урожденной принцессой Черногории. 


Августейшие супруги Великий князь Сергей Александрович и Великая княгиня Елизавета Федоровна

На следующий день в Москве к Высоким паломникам присоединились еще двое из Дома Романовых – Великий князь Сергей Александрович и его супруга Великая княгиня Елисавета Феодоровна. На страницах дневника Государя за 16 июля 1903 года есть запись: «Утром в Москве к нам сели в поезд дядя Сергей и Элла» [4].

Светлый образ и житие Саровского чудотворца всегда были драгоценными для Его Высочества Сергея Александровича. В доме Великого князя преподобного Серафима почитали задолго до официального прославления, а потому Его Высочество с огромной радостью воспринял известие о предстоящей канонизации.

Проследить паломнический путь Их Высочеств Великого князя Сергея Александровича и Великой княгини Елисаветы Феодоровны можно на основе дневников Государя Императора Николая Александровича, самого Великого князя и писем Великой княгини к своим родственникам, а также на материалах, которые были опубликованы на страницах периодической печати всей Российской Империи. Большой материал представлен и в воспоминаниях тех лиц, которые имели счастье посетить тожества 1903 года.

В дар Саровской обители Великий князь Сергей Александрович к мощам старца привез специально заказанную лампаду с изображениями святых. Еще до поездки, на страницах дневника Его Высочество отметил об этом вкладе: «Получил мою лампаду в византийском стиле для мощей пр. Серафима. Она просто восхитительна. На ней образа родителей святых, 800 жемчужин, принадлежащих Мама» [5].


Женская депутация с хлебом-солью ожидает встречи с Государем Императором

На всем протяжении Царского пути народ из окрестных сел и деревень в праздничных нарядах выходил на станции и приветствовал своего Монарха восторженными криками.

Так особый прием был устроен на станции близ села Выездная Слобода, где все Августейшие особы участвовали во встрече с дворянами Нижегородской губернии: «Все станции по пути Царского следования были убраны флагами и зеленью. Не доезжая Арзамаса, подле села Выездная Слобода устроена была специальная Царская платформа, с павильоном, красиво драпированным, убранным пальмами и другими растениями.

17-го июля в 12 часов дня Императорский поезд подошел к платформе. В сенях железнодорожного павильона Их Величествам депутацией Арзамаса поднесены были хлеб-соль. В отдельном дворянском павильоне ожидали Их Величеств дворяне Нижегородской губернии.

Нижегородский губернский предводитель дворянства, поднося хлеб-соль на серебряном блюде, между прочим сказал: «И ныне, и впредь, и во веки Нижегородский дворянин грудью встанет за Веру, Царя и Отечество». Золотые слова! - они должны запечатлеться в сердце каждого русского» [6].

Далее путь Высоких паломников в Саровскую пустынь продолжился на лошадях: «В 25 минут 1-го часа Государь, Государыня, Великие князья и княгини отбыли на лошадях в Саровскую пустынь при оглушительных криках восторженного народа. Это шестидесятиверстовое следование Государя до обители было истинно триумфальным шествием. Население сел и деревень воздвигало красивые арки с трогательными надписями, усыпало путь Царского следования цветами… В селе Павловском для встречи Августейший гостей было собрано все духовенство округа, по которому следовал Царский кортеж; по обеим сторонам дороги стояли крестьянские девушки в праздничных нарядах; в воздухе развевались хоругви и золотом сияли запрестольные кресты и облачения духовенства» [7].

Множество народа по пути следования Высоких паломников от радости и счастья их видеть падали в обморок, плакали, крестились на проезжающие кареты. Эти встречи простых крестьян произвели неизгладимое впечатление на Государя Императора и Великого князя Сергея Александровича, которые отметили это на страницах дневников.

Государь Император на страницах своего дневника от 17 июля 1903 года отметил: «В 11 час. приехали в Арзамас. В шатре у платформы были встречены дворянством, земством, городами и крестьянами Нижегородской губернии. Сели в экипажи и отправились в путь по хорошей и пыльной дороге. Проезжали через большие села, крестьяне встречали снаружи выстроенные вдоль дороги. Пили чай в палатке в 40 верстах от Арзамаса. На границе Тамбовской губернии опять большая встреча от всех сословий. Очень живописны были крестьянки в своих нарядах и мордвинки также» [8]. Его Высочество Сергей Александрович в дневнике записал: «Масса крестьянок в живописных костюмах» [9].


Торжественная встреча Государя Императора крестьянскими депутациями Тамбовской губернии

В половине шестого вечера Царский кортеж прибыл к границе Тамбовской губернии: «Там, на дороге, окаймленной густым сосновым лесом, была воздвигнута красивая, в русском стиле, арка, увенчанная посредине фронтона сияющим золоченым крестом. В середине ее на фронтоне виднелся с одной стороны образ старца Серафима, а с другой — лик Спасителя. За аркой слева, в лесу, была устроена декоративная палатка-сень, в виде старого ветхого шатра-навеса, прикрепленного к деревьям, издали казавшегося ветхою избою в лесу.

Здесь собрались встретить Их Величеств все власти губернии, дамы и местные дворяне. Близ арки стали земские начальники, городские и волостные депутации, а за ними - широкий эффектный полукруг крестьянских депутаций. Эти депутации имели чрезвычайно оригинальный вид: Тамбовская губерния выслала сюда своих типичных коренных представительниц в их любопытных ярких колоритных костюмах. Сначала шли ряды красивых рослых великорусских крестьянок в шитых сарафанах и парчовых кокошниках с золотом. Далее тянулись ряды мордвы и мещеряков в их белых, тоже расшитых всевозможными узорами костюмах. Позади них, чтобы лучше оттенить красочность и эффектную пестроту их одежд, были поставлены однотонными рядами татары в зеленых, черных и белых халатах. Государь обошел дворян и земских начальников. Государыни Императрицы обходили земских начальников и каждого отдельно удостоили своим вниманием. Государь повелел старшинам передать всем крестьянам Тамбовской губернии благодарность Его Величества за хлеб-соль. Государь Император, Государыни Императрицы, Великие князья и княгини отбыли на лошадях в Саровскую пустынь; оглушительное "ура" сопровождало Царский кортеж. Долго не расходились крестьянские депутации, и долго гремели их радостные крики и летели вверх крестьянские шапки» [10].


Архиереи встречают Государя Императора и членов Дома Романовых в святых вратах Саровской пустыни


Паломники во дни торжеств в Саровской пустыни. На переднем плане Царский корпус

Чем ближе кортеж подъезжал к Саровской обители, тем толпы народа становились все гуще. Тысячи богомольцев стояли на подъезде к пустыни. Живая стена из десятков тысяч людей плотным кольцом окружила святую обитель: «За вратами обители впереди народа встали стройными линиями монахини Дивеевского и Понетаевского монастырей. Взоры всех устремлены на величественный Саровский лес, откуда, прежде всего, должны показаться экипажи с Августейшими путниками. Около 4 часов пополудни начался на монастырской колокольне могучий благовест большого колокола, возвещавший о скором прибытии в обитель Их Императорских Величеств. В 5 часов начался трезвон во все колокола, отличающийся особенною мелодичностью звуков в Саровской пустыни. Около 5½ часов показался из лесу первый, запряженный четверкою лошадей экипаж, в коем изволили быть Их Императорские Величества Государь Император и Государыня Императрица Александра Феодоровна. Могучее "ура" многотысячной толпы народа было неописуемо. У святых врат обители Их Императорские Величества вышли из экипажей. Владыка митрополит Антоний с Преосвященными и всеми духовными лицами, участвующими в Саровских торжествах, встречал Их Величеств во святых вратах и приветствовал речью… 


Новый кипарисовый гроб, в который были переложены мощи отца Серафима

От святых врат Их Императорские Величества с Высочайшими Особами последовали по устланной красным сукном дорожке, в предшествии владыки митрополита и прочих духовных лиц, в Успенский собор, где было совершено краткое молебствие. Из собора Их Величества проследовали к церкви святых Зосимы и Савватия, где находится гроб со святыми мощами преподобного Серафима. Войдя в церковь вместе с владыкою митрополитом и другими бывшими здесь Преосвященными, Их Императорские Величества и Высочества поклонились всечестным останкам преподобного. Затем Их Императорские Величества последовали в так называемый игуменский корпус, где в верхнем этаже приготовлены покои для Государя Императора и Государыни Императрицы Александры Феодоровны, а в нижнем — для Великого князя Сергея Александровича с супругою Великою княгинею Елизаветою Феодоровною. При входе в покои Их Величества были встречены, по русскому обычаю, хлебом и солью от братии обители. Для Государыни Императрицы Марии Феодоровны покои приготовлены в так называемом архиерейском корпусе, где было помещение также и для Великой княгини Ольги Александровны с ее Августейшим супругом. Помещение для прочих Высочайших особ находилось вне стен обители за рекою Сатисом, близ леса, во вновь сооруженном здании. Непосредственно по встречи Их Величеств, владыка митрополит, вместе с участвовавшими во встрече Преосвященными архиереями и духовенством, направился в Успенский собор и совершил там благодарственное Господу Богу молебствие о благополучном прибытии Их Величеств» [11].


Страницы из дневника Государя Императора Николая II. ГАРФ

В своем дневнике Государь Император записал 17 июля: «В 6 ч. въехали в Саровскую обитель. Ощущалось какое-то особое чувство при входе в Успенский собор и затем в церковь Св. Зосимы и Савватия, где мы удостоились приложиться к мощам святого отца Серафима. В 6½ час. вошли в наш дом. Мама живет напротив. Весь двор был наполнен огромной толпой богомольцев… Вечером исповедовались в келлии преподобного Серафима, внутри нового храма у схимника Симеона, бывшего офицера. Потом повели туда Мама. Легли спасть довольные и не усталые» [12]. 

Его Высочество Сергей Александрович на страницах своего дневника 17 июля отметил: «Митрополит Антоний встречал – лития в соборе. Ходили потом в другую церковь прикладываться к мощам пр. Серафима. Мы живем в доме с Ники. После обеда жена, Ольга, Петя и я идем к источнику тропой. И искупались под струей. Удивительно чувствую!! Красота местности. Много было чудес эти дни. Господи, благослови - аминь» [13].

Их Императорские Высочества Великий князь Сергей Александрович и Великая княгиня Елисавета Феодоровна вечером 17 июля молились вместе с Государем Императором и родственниками за всенощным бдением в Успенском соборе, во время которого они приняли участие в величественном крестном ходе из собора в храм во имя святых Зосимы и Савватия Соловецких Чудотворцев.

В крестном ходе Их Высочества шли с зажженными свечами: «Вся масса народа, стоявшая по пути, стала креститься и опустилась благоговейно на колени. Шествие направилось в больничную церковь, где, стоял гроб с останками св. Серафима. Перед храмом были приготовлены особые носилки для святых мощей, покрытые темно-зеленым бархатом с золотым позументом. У гроба преподобного Серафима митрополит совершил троекратное каждение; затем все архиереи троекратно сделали земные поклоны и с архимандритами вынесли гроб из храма и поставили на носилки. По бокам их поддерживали оо. архимандриты, передние ручки приняли на руки Государь Император и Великие князья, а за остальные ручки поддерживали митрополит и архиереи, по бокам гроба 4 диакона держали рипиды. Торжественное шествие, сопровождаемое Государынями Императрицами и Великими княгинями, направилось из Зосимо-Савватиевской церкви к теплому собору, где шествие остановилось, и была совершена литая. Затем шествие направилось вдоль южной стены теплого собора, и здесь, против вновь сооруженной церкви, была совершена вторая литая архиепископом Димитрием. Последующие литии были совершены против алтаря Успенского собора, у северных и у западных дверей собора.

Здесь митрополит Антоний прочел молитву: "Владыко многомилостиве", и гроб с мощами преподобного Серафима был снят с носилок, внесен на средину собора и поставлен на катафалк, закрытый покровом из зеленого бархата с золотым позументом. Певчие исполняли стихиру: "Радуйся, преподобный Серафиме". Ключарь снял покрывавший гроб, шитый шелками и золотом покров из малинового бархата, который был унесен в алтарь. Впереди гроба с мощами преподобного был поставлен громадный подсвечник, а по бокам стали 4 диакона с рипидами.

По совершении крестного хода в собор, митрополит совершил благословение хлебов и вина, и всенощная продолжалась обычным порядком. После чтения кафизмы, преосвященным Иннокентием, епископом Тамбовским, было произнесено приличное торжеству поучение… После чтения св. Евангелия, митрополит и архиереи приложились к святым мощам и помазались освященным елеем. Державный Повелитель земли русской Благочестивейший Император Николай Александрович смиренно преклонил колени пред новым заступником православия земли русской, преподобным Серафимом, и приложился к мощам угодника Божия, а затем принял помазание от митрополита освященным елеем. После Государя Императора прикладывались к мощам Государыни Императрицы Александра Феодоровна и Мария Феодоровна, Великие князья и княгини. Их Императорские Величества, Государь Император и Государыни Императрицы, приложившись к святым мощам преподобного Серафима, изволили отбыть из собора» [14].

Архимандрит Сергий (Тихомиров), ректор Санкт-Петербургской Духовной семинарии (с 1899 по 1905 год), будущий митрополит, видел лично, как Великий князь Сергей Александрович с супругой благоговейно приложились к мощам старца Серафима: «Вдруг сюда же входят военные генералы, дамы, барышни… Я стоял у крышки гроба и не обратил сначала особенного внимания… Но всматриваюсь… И что же? Это Великий князь Сергий Александрович с Великой княгиней Елисаветой Феодоровной, и Великая княгиня Ольга Александровна с принцем Петром Александровичем Ольденбургским. Тронули они нас до глубины души. Когда им ответили, что принесли гроб, в котором лежал в земле Преподобный, они преклонились перед крышкой гроба (а гроб опускали в могилу), целовали ее. В гробу, от ветхости его, есть нечто вроде праха, пыли… Они брали эту пыль, завертывали ее в бумажки и уносили с собой. А Великий князь Сергий Александрович даже помогал опускать гроб в могилу» [15].

Его Высочество Сергей Александрович с супругой все эти дни, пребывая в Сарове, живут жизнью, столь любимой им: службы, молитва, святые источники, встречи с Божьими людьми. 

О жизни в Сарове так напишет в своем дневнике Государь Император Николай II: «Слыхали о многих исцелениях сегодня и вчера. В соборе во время обнесения св. мощей вокруг алтаря случилось также одно. Дивен Бог во святых Его! Велика неизреченная милость Его к дорогой России; невыразимо утешительна очевидность нового проявления благодати Господней ко всем нам. На Тя, Господи, уповахом, да не постыдимся во веки. Аминь!» [16].


Во дни торжеств в Саровской пустыни

Ее Императорское Высочество Великая княгиня Елисавета Феодоровна в письме к сестре Баттенбергской принцессе Виктории напишет: «Столько прекрасных и свежих впечатлений. Мы ехали шесть часов, прежде чем добрались до монастыря; жители деревень выглядят так живописно в своих ярких и нарядных костюмах. Монастырь очень красив, а расположен он в великолепном сосновом лесу. Богослужения и молитвы произвели на нас самое прекрасное впечатление. Прп. Серафим был монахом, жившим в восемнадцатом столетии на редкость чистой и праведной жизнью. Он исцелял людей от физических и душевных недугов; чудеса продолжались и после его смерти. В этот день тысячи и тысячи людей собрались со всей России, чтобы помолиться. Больные приехали из Сибири, с Кавказа. Какие несчастья и болезни нам удалось увидеть и какую веру! Как если бы мы жили во время Христово… Как они молились, как рыдали, эти бедные матери со своими больными детьми, и, слава Богу, многие исцелялись! Мы сами были свидетелями того, как маленькая немая девочка заговорила, но как ее мать молились за нее!» [17].

Думается, что все увиденное Великой княгиней во время Саровских торжеств, существенно повлияло на выбор Ее Высочества, сделанный после гибели своего супруга, когда она всю себя без остатка отдала людям. Великая княгиня приняла православную веру всей своей глубокой и одухотворенной личностью.

В течение своей земной жизни, сначала вместе с супругом Великим князем Сергеем Александровичем, а после его гибели - одна, она совершила множество паломничеств: это были древние русские города, большие и малые монастыри, уединенные пустыни и скиты. Там, у чудотворных икон, целебных мощей святых угодников, на святых источниках, она черпала силы для своей титанической деятельности.

Но Саровское паломничество, несомненно, стоит на особом месте. Именно там, в Сарове, на время торжеств как бы стерлись все различия между людьми: богатые и нищие, высшие сановники и простые крестьяне, странники и калеки, - все они жили в эти дни единой духовной семьей. И Великая княгиня так и написала об этом времени, что это было «как если бы мы жили во время Христово».

18 июля Его Высочество Сергей Александрович записал в своем дневнике, подведя итог дню: «Дивный, жаркий день. Встали в 6 ч. и пошли в собор к обедне, где приобщались Ники, Минни и Алекс. Пили чай с ними. Обходили весь монастырь. В 11 ч. соборная панихида по батюшке Серафиме – трогательно. В 2 ч. я пешком с Ники в обе пустыньки – народу сплошная стена. В общем 10 верст – остальные в экипажах. В ½7 ч. всенощная – Ники, я и братья несли носилки, на которых лежали мощи, из малой церкви в собор – умилительно, трогательно – народу 60 т. Прикладывались – ушли мы в ½10 ч. – устали, но чудесно» [18].

День 18 июля начался с торжественной Божественной литургии в левом приделе Успенского собора во имя Киево-Печерских Чудотворцев. Великий князь Сергей Александрович и Великая княгиня Елисавета Феодоровна молились в храме. Скромность и простота Романовых просто поражала очевидцев: «Вдруг приходят в собор Их Величества, приходят сюда, как простые, обыкновенные богомольцы, без всякой свиты, и становятся на левом клиросе. Царь и Царицы вместе с народом стояли, вместе молились, вместе с ними и причащались. Многие в народе плакали от радости и счастливого сознания, что они молятся вместе с Государем и Государынями» [19]. 


Саровская пустынь во дни торжеств

После краткого отдыха Государь Император в сопровождении всех прибывших в Саров членов Дома Романовых отправился осматривать обитель. Великий князь Сергей Александрович неотступно сопровождал Его Величество, а Великая княгиня шла рядом с Государыней Александрой Феодоровной. 


Царственные особы на Саровских торжествах

Архимандрит Сергий (Тихомиров) написал: «После краткого отдыха Государь со всеми прибывшими сюда особами Царской Фамилии осмотрел все, что только можно было осмотреть... Ходил он с семидесятипятилетним старцем игуменом... Народ везде почтительно расступается, давая дорогу. Но куда Царь с Царицами - туда и народ со своими котомками за спиной... И мощное "ура" не прекращается, как только из соборов или церквей показываются перед народом Царственные Богомольцы» [20].

Протоиерей Василий Бощановский так и записал об этом дне: «День 18 июля — это день общения Государя со Своим народом. Он нередко появлялся то там, то здесь: в пределах монастырского двора и вне стен монастыря. Появлялся без особой внешней охраны. Народ всюду принимал своего Царя-батюшку радостно, восторженно — по-царски. Гром рукоплесканий, мощное русское "ура" неслось со всех сторон, где только появлялся Божий Помазанник. Нередко к Государю подходила группа крестьян. Образовывался круг, в центре - Государь. Начиналась беседа Отца с Детьми, Детей с Отцом. О чем говорил державный Отец со своими верноподданными Детьми, не знаю. Но я видел с какою радостью и слезами умиления отходили от Государя те, кого удостаивал Он своей речи и царской ласки» [21].

После осмотра всех монастырских святынь и достопримечательностей все члены Дома Романовых молились за панихидой в Успенском соборе: «По окончании литургии редкий благовест призывал в собор помолиться на панихиде в последний раз об упокоении души приснопамятного иеромонаха Серафима. В собор на панихиду изволили прибыть Их Императорские Величества и Их Высочества… Непосредственно следовавшая за панихидой лития отслужена была в часовне, над могилою Преподобного. Туда изволили выходить Их Величества и все Августейшие Особы. Там в последний раз возглашена была и вечная память приснопоминаемому иеромонаху Серафиму. По окончании литии Их Величества и Их Высочества возвратились в свои покои, а Высокопреосвященный митрополит с архиереями и прочим духовенством прошел в собор и здесь торжественно совершил освящение лика старца Серафима на верхней доске, покрывающей раку, иконы в сени над ракою и самую раку» [22]. 


Страницы из дневника Государя Императора Николая II. ГАРФ

После панихиды в соборе, Государь Император отправился со всеми своими родственниками на места подвигов старца Серафима. В своем дневнике Его Величество записал: «В самый жар дядя Сергей, Николаша, Петюша, Юрий и я отправились пешком в пустынки вдоль Саровки. Мама, Аликс и другие поехали в экипажах. Дорога, идущая лесом, замечательно красива. Вернулись домой пешком; народ был трогателен и держался в удивительном порядке» [23]. 


Паломники во дни торжеств 


Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна разговаривает с монахинями, на втором плане виден Великий князь Сергея Александрович


Государь Император Николай II с супругой и матерью осматривает Саровскую обитель

По пути следования Августейшим паломникам объяснения давали архимандрит Серафим (Чичагов) и Саровский отец игумен Иерофей (Мелентьев). «Подробно осмотрев источник, купальни, вкусив воды из источника, пешком прошли дальше к камню о. Серафима, на котором он молился в течение тысячи дней, а отсюда проследовали к Дальней пустыни, где Августейших Гостей встретил и показывал достопримечательности места Преосвященный Тамбовский.

Их Величества спускались в пещеру, куда уединялся Преподобный и затем возвратились в обитель. Государь Император снова шел пешком с Великими князьями. Нужно было видеть восторженное и радостное настроение народа, усеявшего по пути Царского паломничества все живописные полянки и холмики и несмолкаемо приветствовавшего своего любимого Государя громким сердечным "ура! ". Его Величество в некоторых местах, милостиво улыбаясь, близко подходил к любящему его народу, и многие, в порыве радости и умиления, устремлялись целовать его царственную руку или полы его белой одежды. Все до глубины души умилены его высоким благочестием и с полной любовью и благоговением взирают на него, хотя и в подобающем ему царственном величии, но в смирении духа прибывшего в далекую пустынь засвидетельствовать свою веру в дивного Старца и вместе с верным и великим народом своим прославить его во святых и тем утвердить величие и истинность веры и Церкви Православной» [24].

Вечером 18 июля все члены Дома Романовых во главе с Государем Императором присутствовали на всенощном бдении. Так в дневнике Его Императорского Величества об этом сказано: «В 6½ ч. началась всенощная. Во время крестного хода при изнесении мощей из церкви Св. Зосимы и Савватия мы несли гроб на носилках. Впечатление было потрясающее видеть как народ и в особенности больные, калеки и несчастные относились к крестному ходу. Очень торжественная минута была, когда началось прославление и затем прикладывание к мощам. Ушли из собора после этого, простояв три часа за всенощной» [25].

В дар Саровской пустыни и к мощам старца Серафима Саровского Чудотворца было доставлено великое множество подношений из всех концов необъятной Российской Империи. Свои дары привезли и Августейшие паломники.

Среди даров был и вклад Великого князя Сергея Александровича и его супруги Великой княгини Елисаветы Феодоровны: «Вокруг святой раки преподобного Серафима Саровского, в арках сени, утверждено всего 36 лампад — дар Высочайших Особ. Все эти лампады утверждены на стороне, обращенной к главному Успенскому приделу собора. Лампада Их Величеств круглой формы, золотая, украшенная драгоценными камнями из сибирских горных пород, в натуральном виде, без шлифовки, и древне-христианским знаком имени Иисуса Христа, в виде букв Х и ХР в круге, из мозаичной эмали… Справа от этой лампады, на шелковой ленте фиолетового цвета, прикреплена лампада Их Императорских Высочеств Великого князя Сергия Александровича и Великой княгини Елисаветы Феодоровны. На золотом ободке лампады находятся художественно сделанные из мозаичной эмали миниатюрные иконы святого благоверного и Великого князя Александра Невского и Марии Магдалины. Между святыми иконами вырезан славянскою вязью следующий текст: "Богом прославленному святому старцу Серафиму Саровскому с теплою верою приносят сию лампаду Великий Князь Сергий Александрович и Великая Княгиня Елисавета Феодоровна. 19-го июля 1903 г.". Четыре цепочки лампады составлены из ажурных листьев с жемчужиною на каждом листке; внизу лампады подвешен продолговатый крест из белой эмали; вся лампада украшена жемчугом» [26].

Во время всенощной из храма святых Зосимы и Савватия Соловецких Чудотворцев состоялось главное действо: торжественный крестный ход с мощами старца Серафима вокруг Успенского собора. Все члены Дома Романовых приняли участие в этом шествии: «Впереди всех нес гроб сам Царь. Царицы и княгини следовали за гробом...» [27].

Протоиерей И.Добротворский так описал свои впечатления от увиденного: «Взглянул я на священное шествие, и потрясенный представившимся зрелищем, моментально вскочил на ноги, и было отчего: сам Великий Государь правой рукой поддерживает спереди конец шеста носилок с правой стороны, а конец второго шеста лежит на плече Великого князя Сергия Александровича; за ним под носилками находятся еще четверо Великих князей. Все они несут бремя св. останков смиренного вельможи Царя царствующих. Вид их самих уподоблялся виду ангелов в белых одеяниях, с перекинутыми через плечо голубыми лентами. Оружия на них не было. Группа эта полна была истинного изящества» [28].

Во время обнесения мощей старца Серафима вокруг собора случилось у всех на глазах чудо: «Когда св. мощи проносили мимо некоей девицы, прибывшей из Астрахани, не владевшей ногами уже 5 лет, она вдруг поднялась и начала слезать с носилок, ступила на землю и пошла, хотя слабо и нерешительно. В понятном волнении она заявила обступившим ее о своем исцелении, горячо благодаря Бога, и многие плакали. Плакала и она от радости и восторга» [29]. В своем дневнике Его Высочество Сергей Александрович как раз отмечает это, когда пишет, что много было чудес в эти дни [30].

Кульминация всего праздника - это день 19 июля. Великий князь Сергей Александрович в своем дневнике отметил: «Жаркий, чудный день. В 9 ч. пошли к обедне – молились как никогда! Еще мы носили мощи кругом церквей. При нас исцелилась немая девочка – умилительно» [31].

Подробно описывает этот случай участник событий епископ Никон (Рождественский), который был непосредственным свидетелем чуда. Когда святые мощи старца стали опускать в дубовый гроб: «… под сению великолепной раки, то одна женщина быстро просунула руку между нами, несшими гроб, отерла белым платком дно гробницы, в коей мы несли св. мощи, и тотчас отерла платком личико своей дочери... Девочка тут же заговорила: она была немая... Можно себе представить всю радость матери!.. Свидетелем сего чуда был сам Благочестивейший Государь, который на другой день, после напутственного молебна пред отъездом, изволил подозвать к себе эту девочку с матерью и лично с ними беседовал по поводу сего исцеления» [32].

Во время обедни Его Высочество подает записку с именами своих близких и друзей. Эта записка была сохранена его супругой. Ныне она находится в фонде Великого князя, хранящимся в Государственном архиве Российской Федерации: «О здравии Павла, Владимира, Димитрия, Константина, Елисаветы, Марии, Елисаветы. Саров, 19 го июля 1903 года» [33].

Первым упомянут родной брат Павел, далее старший брат Великий князь Владимир Александрович, любимый друг Великий князь Константин Константинович, племянники и воспитанники Дмитрий и Мария (они же – крестники Великого князя), супруга самого Великого князя и Великая княгиня Елизавета Маврикиевна.


Крестный ход с мощами преподобного Серафима Саровского 19 июля 1903 года вокруг Успенского собора

После Божественной литургии состоялся торжественный крестный ход. В крестном ходу приняли участие все члены Дома Романовых во главе с Его Величеством: «Носилки приняли спереди Государь Император и Великие князья, сзади – митрополит и архиереи, а по бокам поддерживали о.о. архимандриты, и начался крестный ход вокруг собора… За мощами следовали Государыни Императрицы Мария Феодоровна и Александра Феодоровна и Великие княгини, а за ними шли министры, лица Государевой Свиты, представители местной администрации и масса богомольцев со свечами. Картина была в высшей степени торжественная. Тысячи богомольцев, стоявших на пути, падали на колена и оглашали воздух молитвенными возгласами» [34].


Крестный ход с мощами преподобного Серафима Саровского 19 июля 1903 года. Хромолитография

Великий князь Сергей Александрович шел в крестном ходе с мощами старца Серафима вторым, сразу за Государем Императором, а Великая княгиня Елисавета Феодоровна шествовала рядом с Государынями Императрицами Александрой Феодоровной и Марией Феодоровной, следом за архиереями.

Государь Император Николай II в своем дневнике записал: «Встали в 7½ и через час пошли к Мама и затем к обедне, которая длилась вместе с молебном с 9 ч. до 12½ ч. Также умилителен, как вчера, был крестный ход с гробом, но с открытыми мощами. Подъем духа громадный и от торжественности события, и от поразительного настроения народа» [35].

После окончания Богослужения, Их Высочества Сергей Александрович и Елисавета Феодоровна еще раз подошли к мощам святого старца Серафима.

Протоиерей И.Добротворский в своих воспоминаниях так описал виденное им: «По отбытии Государя, прошел офицер и объявил, что теперь допущены будут приложиться к св. мощам угодника сначала хоругвеносцы и духовенство, а вслед за ними и прочие. Но не тут-то было: народ сразу двинулся к собору всей массой и если бы не подоспевшие казаки, живо задержавшие народную лавину, то не миновать бы беды. Мне с великим усилием удалось высвободиться из этих живых тисков, стихийную силу коих я ощутил сознательно. Затем направился было я к северным боковым дверям, рассчитывая через них проникнуть в собор, но безуспешно. Видел я потом, как Великий князь Сергий Александрович с супругой своею и Великой княгиней Елисаветой Феодоровной с тем же намерением, что и я, подошли к южной двери собора, но и они вынуждены были смиренно прождать минут 10, пока их впустили. После столь высокого урока, я отложил всякое попечение о попытках проникновения в собор и встал на северо-восточном углу трапезной в ожидании выхода в оную Высочайших гостей на званый обед» [36].

Отец протоиерей И.Добротворский в своем описании пребывания на торжествах пишет о Великой княгине Елисавете Феодоровне: «Но вот, наше внимание привлекло к себе новое видение: в последнем окне Царского дворца справа, в верхнем этаже стоит, смотря на народ, красавица Царица вся в белом, а в нижнем этаже в тоже время смотрит из окна сестра Ее Великая княгиня Елисавета Феодоровна. Проносят св. иконы, освященные при мощах угодника Божия и они обе совершенно истово крестятся. Сердце трепещет глядя на них. Не хотелось оторваться от этого обаятельного зрелища» [37].

После краткого отдыха Их Императорские Величества в сопровождении всех членов Дома Романовых присутствовали на праздничной монастырской трапезе: «Присутствовали на трапезе все лица Государевой Свиты. Всех приглашенных было триста человек. Очень симпатичным казалось то, что Саров и здесь себе верным оказался... К роскошному обеду не было подано никакого вина. Вместо вина в сосудах из белого железа были наставлены на столах монастырские квасы и меды. Тарелки под этими сосудами, вазы для фруктов, перечницы, солонки — все из дерева местного Саровского приготовления. Обед прошел прекрасно» [38].


Члены Дома Романовых у павильона Тамбовского дворянства

В половине пятого Их Императорские Величества и все Их Высочества с лицами свиты посетили павильон Тамбовского дворянства, расположенный вблизи реки Сатиса и красиво украшенный.

Сопровождали Государя Императора и Августейшие супруги Сергей Александрович и Елисавета Феодоровна. Тамбовское дворянство устроило шикарную встречу: «По прибытии в павильон, Их Величеств встретило Тамбовское дворянство во главе с Губернским предводителем. Их Величества изволили с благодарностию принять гостеприимное радушие Тамбовского дворянства. При следовании Их Величеств в павильон и обратно, блестящая вереница дворян и неисчислимое множество православного и верного народа восторженно приветствовали их несмолкаемым "ура!"» [39].

У павильона Тамбовского дворянства было сделано несколько шикарных снимков, на которых можно видеть всех членов Дома Романовых, включая Их Высочеств супругов Сергея Александровича и Елисавету Феодоровну. 


Члены Дома Романовых следуют на источник преподобного Серафима Саровского.
Крайний справа Великий князь Сергей Александрович 


Великая княгиня Елисавета Феодоровна и Государыня Александра Феодоровна на источнике преподобного Серафима Саровского


Купальня на источнике преподобного Серафима


Государь Император Николай II в сопровождении членов Дома Романовых выходит из часовни на источнике преподобного Серафима

Вечером Их Высочества Великий князь Сергей Александрович с супругой, а также Государь Император с сопровождающими лицами посетили источник преподобного.

Великий князь 19 июля отметил в своем дневнике: «Около ½10 ч. мы пошли купаться к источнику: Аликс, жена и Ольга, потом Ники и Петя, замыкания с Минни – не узнавали – ночь дивная. Я с Ники и Петей купались» [40]. 

После посещения святого источника Августейшие супруги Сергей Александрович и Елисавета Феодоровна исповедовались у Саровского иеросхимонаха Симеона. Великий князь записал в дневнике: «В 11 ч. в келье пр. Серафима: жена, Ольга, Петя и я исповедовались у схимника» [41]. 


Страница из дневника Великой княгини Ольги Александровны. ГАРФ

Но более подробно описала это родная сестра Государя Императора Великая княгиня Ольга Александровна: «Аликс, тетя Элла и я пошли на источник… Добравшись туда, мы прошли в часовню и зачерпнули немного воды. Затем подоспели Мама и дядя Сергий. Мы пошли купаться. Это было снова замечательно и ужасно холодно. По нашему возвращению дядя Сергий, тетя Элла, Петя и я пошли в новый неосвященный собор и ждали в келье отца Серафима схимника Симеона, чтобы он пришел и исповедовал нас! Наконец он пришел – и, как мне показалось, при виде нас был очень удивлен, так как не ожидал нас здесь увидеть. После чтения молитв для всех нас тетя Элла пошла первой. Мы долго сидели на алтарных ступеньках в темноте и много думали о том, что мы увидели, почувствовали за эти несколько дней. Белая пустая церковь – очень пыльная, пахнущая сыростью и штукатуркой, показалась мне очень уютной. От маленьких лампадок, висевших там и тут перед святыми образами в огромном здании, исходил спокойный мягких свет. Схимник был хорошим духовником и дал мне прекрасные ответы о гневе и о том, как себя останавливать, о которых я должна всегда помнить» [42].

Иеросхимонах Симеон (Стефан Лаврентьевич Толмачев) происходил из дворянской семьи Курской губернии. Он оставил службу в чине подполковника и с 1876 года подвизался в Сарове. В 1896 году он был пострижен в великую схиму, был библиотекарем, принимал участие в подготовке полного описания Саровской пустыни и пятого издания «Жития» старца Серафима.

На следующий день, 20 июля, Их Высочества Сергей Александрович, Елисавета Феодоровна, а также Великая княгиня Ольга Александровна с супругом Петром Александровичем Ольденбургским присутствовали на ранней литургии в храме святых Зосимы и Савватия Соловецких Чудотворцев.

Великий князь записал в своем дневнике: «Встали в ½6 ч. Я в кителе киевском. Пошли приложиться к мощам и в Зосимо-Савватиевскую церковь к обедне, где приобщились Св. Тайн – дивно! Масса народа. Ольга, Петя с нами» [43].

Государь Император Николай II со всеми остальными членами Дома Романовых присутствовал на молебне в Успенском соборе. Этот был последний день пребывания в Саровской пустыни.

Архимандрит Андрей (Ухтомский), присутствовавший на торжествах прославления старца Серафима, где ему был пожалован «наперсный с украшениями крест из кабинета Его Императорского Величества», писал: «20-го июля утром Царь батюшка уехал из Сарова, помолившись преподобному Серафиму в последний раз; тот же сонм священнослужителей служил Царю и напутственный молебен. Христолюбивый, православный Царь преклонил в последний раз колена пред своим новым молитвенником; долго Он, преклонив главу на св. раку, стоял на молитве. С ним помолились и Государыни Царицы и другие Великие князья, бывшие в Сарове. Помолился Царь, завещав народу своему стремление к святой и непорочной жизни, почтение и поклонение к праведникам Божиим; Царь завещал своему народу любовь к св. Церкви и к храмам Божиим… Когда Государь проезжал из Сарова, то приказал сказать своему народу, что он в восхищении от того времени, которое он провел в св. обители» [44].

Сразу после молебна в Успенском соборе все члены Дома Романовых покинули святую Саровскую обители и направились в Серафимо-Дивеевский женский монастырь.

По пути Царский кортеж посетил паломнический городок: «Из 148-ми бараков тут образовались целые длинные улицы. На средней живою стеною стояли массы народа. Медленно двигались между ними экипажи Царского поезда. Дружное одушевленное "ура" оглашало воздух. Их Величества милостиво кланялись всем. В городке выстроены были две часовни. В одной из них находился Преосвященный Тамбовский Иннокентий. Подъехав к этой часовне, Их Величества и Их Высочества вышли из экипажей и отслушали молебен. После молебна Преосвященный приветствовал Его Величество краткой речью, закончив словами: "Да будет благословенно исхождение Твое, как было радостно Твое пришествие в Святую обитель. Благословен грядый во Имя Господне!"» [45]. 


Троицкий собор Серафимо-Дивеевского женского монастыря 

Серафимо-Дивеевский женский общежительный монастырь в то время представлял собой огромную и благоустроенную обитель: «В нем под попечительным управлением игумении Марии, 83-летней старицы, подвизается 950 сестер, из них 100 монахинь и 850 послушниц… В обители красуется семь благолепных храмов и величественная новая колокольня. Это огромное иноческое общежитие, целая "область", по выражению в Бозе почившего Киевского митрополита Иоанникия, раскинувшаяся почти на три версты, представляет собою дружную семью, одушевляемую благоговейной любовью к основателю обители, все заветы которого свято соблюдаются "сиротами Серафимовыми"» [46].

Заранее Дивеевская обитель стала тщательно готовиться к посещению Высоких паломников: «В монастырской ограде, по пути Царского следования, выстроились шпалерами до собора инокини обители, а впереди их ученицы церковно-приходских школ.

Около 10 часов утра Царский поезд (в экипажах), при несмолкаемом одушевленном "ура", при звоне колоколов, приблизился к Дивеевскому собору. Высочайшие Гости встречены были, при входе их в собор, Преосвященным Назарием, епископом Нижегородским, в сонме священнослужителей, со святым крестом и святою водою. 


Выход Царственных Особ из Троицкого собора Серафимо-Дивеевского женского монастыря.
За Государыней шествует Великий князь Сергей Александрович

Владыка приветствовал Государя Императора и Государынь Императриц речью. После обычной ектений и многолетия Высочайшие Гости молились пред иконою Божией Матери "Умиление", пред которою в молитве скончался в Сарове преподобный отец Серафим, и пред местночтимою иконою "Нерукотворенный Образ Спасителя" и прикладывались к ним. Всем Высочайшим Богомольцам поднесены были от обители иконы монастырской живописной: преподобного отца Серафима, Умиление, Явление Божией Матери преподобному о. Серафиму. Государь Император и Государыни Императрицы изволили осматривать придельный северный храм собора, приготовленный к освящению в честь преподобного отца Серафима, и в особенности живопись собора, обладающую высокими достоинства¬ми; вся она есть духовная жертва дивеевских подвижниц, несущих живописное послушание в обители. Из собора Высочайшие Гости проследовали в покои настоятельницы монастыря игумений Марии и изволили слушать литургию в домовой церкви при игуменских покоях» [47].


Паша Саровская. Литография 1908 года

Сильное впечатление на Царственных паломников произвела встреча с блаженной Прасковьей Ивановной. Это отметили в своих дневниках многие участники встречи. Так сначала ее посетили Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна, Великий князь Сергей Александрович, его супруга Великая княгиня Елисавета Феодоровна и Великая княгиня Ольга Александровна со своим мужем Петром Александровичем Ольденбургским.

Его Высочество Сергей Александрович записал 20 июля в своем дневнике: «Игуменья Мария прелестное впечатление. С Минни мы, Олей, Петей к блаженной Прасковье Ивановне – курьезное впечатление!!» [48].

Государь Император Николай II также был потрясен встречей с блаженной: «В 10½ приехали в Дивеевский женский монастырь. В домовой церкви настоятельницы матери Марии отслушали обедню. Затем все сели завтракать, а Аликс и я отправились к Прасковье Ивановне (блаженной). Любопытное было свидание с нею. Затем мы оба поели, а Мама с другими посетили ее» [49].

Прощаясь с блаженной, Государь сказал: «Прасковья Ивановна единственная истинная раба Божия. Все и везде принимали его как Царя, а она одна приняла его как простого человека» [50].

После затравка и свидания с блаженной Прасковьей Ивановной, все члены Дома Романовых обозревали монастырские достопримечательности: посетили церковно-приходскую школу с приютом для девочек-сирот, Преображенскую кладбищенскую церковь, алтарь которой был сооружен из кельи отца Серафима. 


Вещи преподобного Серафима Саровского

«Отсюда Высочайшие Гости направились в так называемую "пустынку" Дивеевскую; - это прежняя келлия (маленькая избушка) о. Серафима, вырубленная им самим на его "ближней пустынке" в Сарове, у источника, близ реки Саровки. После кончины его эта келлия перенесена в Дивеев и сохраняется в том самом виде, какою она была у преподобного; и этот памятник для более надежного сохранения заключен, как в футляре, в наружную постройку. В келлии хранится часть того же камня - свидетеля продолжительного молитвенного бдения о. Серафима, - и обрубок дерева, заменявший ему стул. В келлии совершается "неусыпающее" чтение Псалтири… Высочайшие Посетители молились в келлии о. Серафима и осматривали памятники его подвигов.

После того Высочайшие Гости посетили монастырскую живописную. Дивеевская живописная заключает в себе отделы: собственной живописи, фотографии, литографии и метахромотипии. Живописную посетили все Особы Царствующего Дома, бывшие в Дивееве; Преосвященный Назарий встретил их и знакомил с работами сестер-художниц; старшая живописной монахиня Серафима, а также монахини Анастасия и Лидия давали объяснения» [51]. Также состоялась еще и встреча Царственных паломников в Дивеевской обители с Еленой Ивановной Мотовиловой, супругой Николая Александровича Мотовилова. Так Великий князь Сергей Александрович записал: «Были и у Мотовиловой, хорошо помнящей преп. Серафима» [52].

Перед отъездом Высочайших паломников из Дивеевской обители: «… в покоях игумении удостоились представиться Их Императорским Величествам и Их Императорским Высочествам настоятельницы женских монастырей Нижегородской и других епархий и имели счастье поднести различные произведения собственной работы монахинь. В 3 часа 10 минут дня последовал Высочайший отъезд из обители. Инокини, ученицы и народ стояли по пути Царского следования. При звоне колоколов при неумолкаемых криках "ура" Высочайшие Гости отбыли из ограды монастыря, осеняя себя крестным знамением на монастырские храмы, сопровождаемые всеобщими верноподданническими благожеланиями» [53].

21 июля 1903 года Августейшие супруги Великий князь Сергей Александрович и Великая княгиня Елисавета Феодоровна были уже в своем подмосковном имении Ильинское. Его Высочество записал в дневнике в этот день: «Все только и говорили о Сарове – дивные были минуты – подъем духа громадный» [54].

Вернувшись домой, Великий князь принимает решение описать Саровское паломничество: «Хочу описать подробно наше паломничество» [55]. Так в дневнике 25 июля Великий князь записал: «… начал писать в отдельные тетрадки описание нашего паломничества, занимался этим почти весь день» [56].

Запись в дневнике от 26 июля: «Продолжал описывать основательно и подробно Саровское паломничество» [57]. К великому сожалению пока ничего не известно об этом труде Великого князя.

В течение многих дней после возвращения он с воодушевлением раздает всем своим друзьям образки преподобного Серафима, привезенные из паломничества. 


Телеграмма Царской Семьи Великому князю Сергею Александровичу и Великой княгине Елисавете Феодоровне. ГАРФ

22 июля Августейшие супруги направили из имения Ильинского телеграмму на имя Государя Императора и его супруги: «Благодарим за дивные незабвенные минуты душевного умиления, которые испытали вместе с Вами. Сердечно, крепко обнимаем тебя и Аликс. Сергей и Элла» [58]. В ответ они получили телеграмму от Государя Императора: «Всецело находимся под обаянием всего пережитого с Вами. Крепко Вас обнимаем. Ники» [59].

Великая княгиня Елисавета Феодоровна, как и все, вернувшись с торжеств, еще долго продолжала пребывать под впечатлением всего увиденного. В письме к Вдовствующей Императрице Марии Феодоровне она написала: «Храни тебя Господь, моя милая. Я все еще нахожусь под теми чудными впечатлениями» [60].

Все участники этого паломничества были единодушны во мнении, что они оказались причастны к великой и могучей русской истории, выдвинувшей из своей среды исполина духа и веры – святого старца Серафима. Праздник открытия мощей преподобного Серафима Саровского духовно объединил всю Россию, стал поистине общерусским торжеством. Еще долгие годы, после сего события, многочисленные его участники будут писать книги, статьи, описывать свое паломничество в дневниках и рукописях.

Уже после гибели своего супруга Великого князя Сергея Александровича, Ее Высочество Елисавета Феодоровна совершит еще не одно паломничество на места подвигов святого старца Серафима. Перед надвигающимися грозными событиями 1917 года, она как бы предчувствуя годы испытаний, станет посещать Саров и Дивеево еще чаще.

Ее участие в жизни этих обителей не ограничится лишь только визитами. Ее Высочество станет активно помогать этим монастырям, жертвуя свои средства на благолепие и украшение обительских храмов. 

______________
Примечания

1.    Деяния Святейшего Синода от 29 января 1903 года. Кормчий. 1903 год. № 8. С. 86-88.  

2.    Государь Император Николай II на Нижегородской земле в 1896, 1903, 1913 годах. Издательский отдел Нижегородской епархии. 2009 год. С. 198-205.

3.    ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 246. Л. 41.

4.    Там же.

5.    Там же. Ф. 648. Оп. 1. Д. 39. Л. 98об.

6.    Государь Император Николай II на Нижегородской земле в 1896, 1903, 1913 годах. Издательский отдел Нижегородской епархии. 2009 год. С. 189.

7.    Саровские торжества 1903 года в фотографиях, документах, воспоминаниях. Дивеево. 2003 год. С. 101.

8.    ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 246. Л. 42.

9.    Там же. Ф. 648. Оп. 1. Д. 39. Л. 101об.

10. Государь Император Николай II на Нижегородской земле в 1896, 1903, 1913 годах. Издательский отдел Нижегородской епархии. 2009 год. С. 191-192.

11. Там же. С. 205-206.

12. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 246. Л. 42-43.

13. ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 39. Л. 101об.

14. Государь Император Николай II на Нижегородской земле в 1896, 1903, 1913 годах. Издательский отдел Нижегородской епархии. 2009 год. С. 212-216.

15. Саровские торжества 1903 года в фотографиях, документах, воспоминаниях. Дивеево. 2003 год. С. 117.

16. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 246. Л. 47.

17. Буксгевден С., баронесса. Венценосная мученица. Жизнь и трагедия Александры Федоровны, Императрицы Всероссийской. М., 2007 год. С. 160-161.

18. ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 39. Л. 102.

19. Саровские торжества 1903 года в фотографиях, документах, воспоминаниях. Дивеево. 2003 год. С. 117.

20. Там же. С. 122.

21. Там же. С. 123.

22. Там же. С. 124-125.

23. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 246. Л. 44.

24. Саровские торжества 1903 года в фотографиях, документах, воспоминаниях. Дивеево. 2003 год. С. 130-131.

25. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 246. Л. 44-45.

26. Из Сарова и Дивеева. Прибавление к Церковным Ведомостям. 1903 год. № 32. С. 1219-1220.

27. Саровские торжества 1903 года в фотографиях, документах, воспоминаниях. Дивеево. 2003 год. С. 140.

28. Добротворский И., протоиерей. Поездка в Саров ко дню открытия святых мощей преподобного Серафима Саровского чудотворца. Нижегородский Церковно-общественный вестник. 1914 год. № 28. С. 735.

29. Там же.

30. ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 39. Л. 102.

31. Там же.

32. Никон (Рождественский), епископ. Саровская Пасха. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1904 год. С. 19-20.

33.ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 14. Л. 1.

34. Открытие мощей преподобного Серафима Саровского чудотворца. Московские Церковные Ведомости. 1903 год. № 30. С. 396. 

35.ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 246. Л. 46.

36. Добротворский И., протоиерей. Поездка в Саров ко дню открытия святых мощей преподобного Серафима Саровского чудотворца. Нижегородский Церковно-общественный вестник. 1914 год. № 29. 751.

37. Там же. С. 752.

38. Саровские торжества 1903 года в фотографиях, документах, воспоминаниях. Дивеево. 2003 год. С. 173.

39. Государь Император Николай II на Нижегородской земле в 1896, 1903, 1913 годах. Издательский отдел Нижегородской епархии. 2009 год. С. 223.

40.ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 39. Л. 102.

41. Там же.

42. К батюшке Серафиму. Воспоминания паломников в Саров и Дивеево (1823-1917). М., 2006 год. С. 375-376.

43.ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 39. Л. 103.

44. Андрей (Ухтомский), архимандрит. Царь и народ, Русь Православная, в Сарове. Казань. 1904 год. С. 9-10.

45. Саровские торжества 1903 года в фотографиях, документах, воспоминаниях. Дивеево. 2003 год. С. 178-179.

46. Там же. С. 183-184.

47. Архангельский Ф., священник. Высочайшее посещение Дивеевского монастыря, Нижегородской епархии. Прибавление к Церковным Ведомостям. 1903 год. № 32. С. 1213. 

48.ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 39. Л. 103.

49. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 246. Л. 48.

50. Саровские торжества 1903 года в фотографиях, документах, воспоминаниях. Дивеево. 2003 год. С. 206.

51. Архангельский Ф., священник. Высочайшее посещение Дивеевского монастыря, Нижегородской епархии. Прибавление к Церковным Ведомостям. 1903 год. № 32. С. 1215. 

52. ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 39. Л. 103.

53. Архангельский Ф., священник. Высочайшее посещение Дивеевского монастыря, Нижегородской епархии. Прибавление к Церковным Ведомостям. 1903 год. № 32. С. 1216.

54. ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 39. Л. 104.

55.Там же.

56. Там же. Л. 105об.

57. Там же. Л. 106.

58. Там же. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1427. Л. 137.

59. Там же. Ф. 648. Оп. 1. Д. 98. Л. 50.

60. Там же. Ф. 642. Оп. 1. Д. 1586. Л. 65.

Панин А.Н.

Тэги: вел.кн. Сергей Александрович, вел.кнг. Елизавета Федоровна, императрица Александра Федоровна, Николай II, императрица Мария Федоровна, августейшие паломничества, Дивеево, св. Серафим Саровский, вел.кнг. Ольга Александровна, принц Ольденбургский П.А., Саров

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню