RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

27 июня 1925 после проверки Антирелигиозная комиссия возобновила регистрацию Палестинского Общества

29 июня 1695 синайский архим. Кирилл получил в Москве охранную грамоту на дары для монастыря - 20 икон и Евангелие в серебре

29 июня 1881 в письме к Антонину (Капустину) В.Н. Хитрово жалуется, что газеты плохо освещали поездку вел.кн. Сергея Александровича с братьями в Иерусалим и спрашивает о впечатлении о паломниках

Соцсети


Дневник Великого князя Сергея Александровича как исторический источник

Великий князь Сергей Александрович (1857–1905), один из младших сыновей императора Александра II, оставил большой след в политической, социально-экономической и культурной жизни России. Занимая одновременно посты московского генерал-губернатора (1891–1905), командующего войсками Московского военного округа (с 1896 г.), члена Государственного совета (с 1894 г.) и будучи близким советником своего племянника, императора Николая II, он оказал большое влияние на внутреннюю политику России. Как основатель Императорского Православного Палестинского общества, Музея изящных искусств имени императора Александра III (ныне Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина) и Императорского Российского Исторического музея имени императора Александра III (ныне Государственный Исторический музей) Великий князь внес значительный вклад в развитие отечественной культуры. Начиная с 1990–х гг. жизнь и деятельность Сергея Александровича активно исследуется историками: выходят книги 1, статьи 2, сборники документов 3 и отдельные публикации источников 4, проводятся научные конференции, посвященные Великому князю 5.

Дневники Великого князя Сергея Александровича за 1872–1878 и 1892–1905 гг. хранятся в его личном фонде в Государственном архиве Российской Федерации 6. Дневники за 1879–1891 гг. отсутствуют. Между юношескими дневниками 1870-х гг. и дневниками, которые велись Великим князем в зрелом возрасте, существуют принципиальные различия. В ранние годы Сергей Александрович вел дневники в довольно объемных тетрадях, записи достаточно подробные, характеристики как людей и событий, так и собственных ощущений – эмоциональные и развернутые. Дневники 1870-х гг. опубликованы И.В. Плотниковой с сокращениями в многотомном издании биографических материалов, посвященных Сергею Александровичу 7.

Поздние дневники велись в датированных памятных книжках карманного формата, предназначенных для ежедневных записей. Великий князь вел записи аккуратно, не пропуская ни одного дня. Здесь текст уже весьма лаконичный, зачастую протокольный. Вместе с тем, в отличие от «взрослых» дневников императора Николая II, у Сергея Александровича по-прежнему постоянно встречаются эмоциональные оценки происходящего и откровенные характеристики современников.

В силу высокого положения, занимаемого Великим князем, его широкой информированности и влияния на внутриполитические события царствования Николая II, дневник Сергея Александровича следует признать одним из важнейших источников по истории России конца XIX – начала XX веков. Вместе с тем, хотя дневник Великого князя и введен в исторический оборот, но это касается лишь исследований, непосредственно посвященных жизни и деятельности Сергея Александровича. В научных работах, затрагивающих более широкие аспекты российской истории, этот исключительно ценный источник по-прежнему игнорируется. Особенное внимание хотелось бы обратить на дневник за 1905 год, в котором фиксируются последние недели жизни Великого князя 8.

1 января 1905 года произошла важная перемена в его деятельности: Великий князь ушел с поста московского генерал-губернатора, но остался командовать войсками Московского военного округа, получив звание главнокомандующего. Спровоцированные революционерами кровавые события 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге привели к массовым беспорядкам в ряде городов России, в том числе и в Москве. Сергей Александрович, пользовавшийся огромным авторитетом как среди военных и гражданских властей, так и среди московских рабочих, в этот период фактически продолжал возглавлять не только военное, но и гражданское управление Москвой. Проявив весь накопленный управленческий опыт, а также мужество и хладнокровие, Великий князь сумел в считанные дни нормализовать обстановку в Первопрестольной, не допустив при этом даже самого минимального кровопролития. Гибель Сергея Александровича 4 февраля 1905 года от руки революционера-террориста помешала закрепить достигнутые успехи и превратить Москву в тот бурный год в оплот спокойствия и стабильности в империи. В дневнике Великий князь характеризует обстановку в Москве, описывает свои действия, направленные на минимизацию и прекращение беспорядков, отмечает общественные настроения. Благодаря исключительному положению автора дневник 1905 года следует признать одним из важнейших источников по истории Москвы в начальный период революционных потрясений.

Дневник Сергея Александровича за 1905 год вводился в исторический оборот с 1990-х гг., использовался и цитировался в ряде исследований 9. Фрагменты дневника были частью ряда публикаций документов 10, Практически в самом начале нового года, 2 января, Великий князь стал свидетелем террористического акта. Некий революционер попытался убить многолетнего сотрудника Сергея Александровича, бывшего московского обер-полицмейстера Д.Ф. Трепова. Покушение произошло на железнодорожном вокзале, прямо на глазах Великого князя, отъезжавшего в Санкт-Петербург для беседы с императором: «Когда я вошел в вагон – молодой челов[ек] подошел к Трепову и 3 раза стрелял в него из револьвера. Когда я выскочил на платформу – его уже держали – я к Трепову – осмотрел его со всех сторон и, убедившись, что, слава Богу, он невредим – уехал!! ужасное впечатление. Помилуй Бог!!» 11.

Следующий день, проведенный в обществе императора и его семьи, принес некоторое успокоение Великому князю: «…милое, доброе свидание! Гулял с Ники (Николаем II. – Д. С.) – хорошо мог говорить; он бодр, снова энерг[ично] настроен! mais est ce pour longtemps? [но надолго ли?]» 12. Вечером того же дня Сергей Александрович отправился обратно в Первопрестольную. Это была последняя встреча дяди и племянника.

Вскоре, 9 января, в Санкт-Петербурге произошли известные события, эхо которых уже на следующий день докатилось до Москвы: ««…в Питере ужасный погром с рабочими забастовавшими… забастовки и у нас начинаются… Уже толпа рабочих ходит по городу» 13.

Гражданские власти, возглавляемые временно исправлявшим должность московского градоначальника генералом И.Н. Рудневым, проявляли растерянность: «…Руднев совсем голову потерял!» – так охарактеризовал Великий князь поведение представителя верховной власти 14. В этой ситуации Сергей Александрович не только возглавлял войска в Москве, но фактически продолжил руководить гражданской администрацией. Спокойное мужество, твердость и уверенность Великого князя были вдохновляющим примером для представителей власти и рядовых жителей. Ближайшие дни после 9 января Сергей Александрович как главнокомандующий войсками округа совместно с подчиненными принимает активные меры по предотвращению беспорядков. Его задача заключалась в распределении войск таким образом, чтобы пресечь беспорядки, не допустив при этом пролития крови. С этим Великий князь справился блестяще. С 11 по 18 января Сергей Александрович ежедневно непосредственно занимается организацией расстановки войск совместно с начальником штаба Московского военного округа генералом бароном Е.А. Раушем фон Траубенбергом, а также с командиром Гренадерского корпуса генералом М.Ф. Ореусом 15. Для усиления московского гарнизона Великий князь немедленно вызвал из Твери 1-й Лейб-драгунский Московский Императора Петра Великого полк, а из Смоленска – 4-й пехотный Копорский генерала графа Коновницына имени Его Величества Короля Саксонского полк 16.

Динамику забастовок в Москве можно проследить по лаконичным записям Сергея Александровича: «…пока забастовки не увеличились – с войсками столкновений не было!» (12 января), «Забастовки продолжаются…» (13 января), «Забастовки есть, но пока немного» (14 января), «Забастовки в том же положении» (15 января), «…слава Богу, день прошел благополучно!» (16 января), «Забастовки утихают» (17 января), «Почти все забастовки кончились!» (18 января) 17. С тех пор в Москве при Великом князе было все спокойно, никаких упоминаний в его дневнике о забастовках и массовых беспорядках не встречается.

Уже после того, как рабочие вернулись к станкам, проявилось брожение и в студенческой среде, но Великий князь к этому отнесся иронично и снисходительно, понимая, что значительной роли студенческие волнения не сыграют: «Студенты на большой сходке в унив[ерситете] решили бастовать до 1 Сент[ября]! c’est fort [это сильно]!» 18.

Брожение проявилось и в земской либеральной среде. Влиятельной группой московских земцев-либералов был составлен адрес императору Николаю II – формально с просьбой, а фактически с требованием проведения либеральных реформ. В противовес этому обращению консервативно настроенные земцы под руководством А.Д. Самарина составили свой проект адреса, где призывали монарха твердо охранять начала самодержавия, бороться с беспорядками и не идти ни на какие уступки революционерам. Большинством голосов прошел именно адрес А.Д. Самарина, что вызвало живейшую радость Великого князя. 25 января он «демонстративно забросил карточки Самариным» 19, этим визитом выразив свою поддержку позиции земства.

Тем временем уже в двадцатых числах января обстановка в Москве нормализуется. Чрезвычайные ежедневные совещания Великого князя с генералами прекращаются. С беспорядками удалось полностью покончить, причем не было пролито ни капли крови. Сергей Александрович, будучи страстным театралом с юношеских лет, возобновляет поездки в театр, демонстрируя, что жизнь вошла в мирное русло. Так, 27 января он посещает выступление американской танцовщицы Айседоры Дункан, в результате чего в дневнике осталась ироничная запись: «…замечательно оригинально и грациозно, но очень мало одета» 20, а 2 февраля присутствует на благотворительном концерте с участием Ф.И. Шаляпина и С.В. Рахманинова 21.

В январе император Николай II выдвигает на важнейшие государственные посты соратников своего дяди. Должность санкт-петербургского генерал-губернатора занимает Д.Ф. Трепов, а министром внутренних дел становится А.Г. Булыгин, бывший помощник московского генерал-губернатора. Распространенная точка зрения, согласно которой Сергей Александрович сам продвинул своих прежних сотрудников на высшие посты, опровергается документами. В действительности, как свидетельствует дневник Великого князя, данные назначения стали для него неожиданностью. Узнав о новой должности Д.Ф. Трепова, Сергей Александрович записал: «Трепов назначен Петерб[ургским] Ген[ерал]-Губ[ернатором]… – помоги ему Господь! страшно за него!!» 22. Назначение же А.Г. Булыгина совершенно поразило Великого князя: «Слух пошел, будто Булыгин назначен М[инистром] В[нутренних] Д[ел] – еще не верю!» 23. То, что данные кадровые решения император принял самостоятельно, без какого-либо участия дяди, подтверждают также письма Сергея Александровича Николаю II 24 и Д.Ф. Трепову 25.

Помимо общей обстановки в Москве и в целом в Российской империи, дневник Великого князя характеризует и его повседневную жизнь. Каждый день был заполнен выполнением служебных обязанностей, приемом посетителей, протокольными посещениями различных мест и учреждений. При этом Сергей Александрович, образцовый семьянин, всегда находит возможность уделять время своим близким – жене, Великой княгине Елизавете Федоровне, и двум племянникам-воспитанникам, Великой княжне Марии Павловне и Великому князю Дмитрию Павловичу. Так, почти каждый день встречается запись: «Читал детям». Эта же запись есть и в последнем заполненном листе дневника, 3 февраля, накануне гибели Сергея Александровича 26.

Список источников и литературы

  1. Мельник В.И. Первый мученик царственного Дома: Великий князь Сергей Александрович Романов. Б. м., 2006; Гришин Д.Б. Трагическая судьба Великого князя. М., 2006; Великий князь Сергей Александрович Романов на посту председателя Императорского Православного Палестинского общества. М., 2009.
  2. Боханов А.Н. Обреченный // Родина. 1994. № 5. С. 42–47; Боханов А.Н. Великий князь Сергей Александрович // Российские консерваторы. М., 1997. С. 323–371; Гришин Д. «Знамение на благо»: о судьбе Великого князя Сергея Александровича // Московский журнал. 1994. № 10; Гришин Д. Устроитель Москвы // Москва. 1995. № 9; Лисовой Н.Н. «Президенты Палестины» (Памяти первых председателей Императорского Православного Палестинского общества Великого князя Сергия Александровича и Великой княгини Елизаветы Федоровны) // Православный Палестинский сборник. Вып. 100. М., 2002. С. 103–131; Белоусова М.А. Августейший воспитанник и его педагоги: (Детские и юношеские годы Великого князя Сергея Александровича) // Московский журнал. 2005. № 2. С. 47–53; Литвиненко Г.А. Николай II и Великий князь Сергей Александрович накануне революции 1905 г. // Материалы XII междунар. конф. студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». М., 2005. Т. 1. С. 272–275; Софьин Д.М. Великий князь Сергей Александрович и зубатовский эксперимент // Власть и общество в России: история и проблемы взаимоотношений. Смоленск, 2006. С. 68–71; Софьин Д.М. Великий князь Сергей Александрович и московское общество на рубеже XIX и XX веков // Вестник Перм. ун-та. 2007. Вып. 3(8). Серия «История и политология». С. 57–61; Софьин Д.М. «Великое Княжество Московское»: управление Великого князя Сергея Александровича Москвой как политико-административный феномен Российской Империи рубежа XIX–XX веков // Границы в пространстве прошлого: социальные, культурные, идейные аспекты. Тверь, 2007. Т. 1. С. 106–113; Софьин Д.М. Победоносцев и Великий князь Сергей Александрович // Константин Петрович Победоносцев: мыслитель, ученый, человек. СПб., 2007. С. 60–66; Вяткин В.В. Военная карьера Великого князя // Военно-исторический журнал. 2009. № 12. С. 48–50; Вяткин В.В. Великий князь Сергей Александрович: к вопросу о его нравственном становлении // Известия Алтайского гос. ун-та. 2011. Вып. 4 (72). Т. 1. С. 34–40; Софьин Д.М. Мифологема Великого князя Сергея Александровича (опыт дискредитации и десакрализации власти) // Альманах «Мгновения истории». Вып. 2. Августейшая паломница ее императорское высочество Великая княгиня Елисавета Феодоровна. Пермь, 2011. С. 14–17; Софьин Д.М. Айседора Дункан и ее танцы глазами Великого князя Сергея Александровича // Россия и мир в конце XIX – начале XX века: материалы Шестой всерос. науч. конф. Пермь, 2013. С. 144–147.
  3. Великий князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы / сост. И.В. Плотникова. Кн. 1–4. М., 2006–2011; Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II: документы и материалы (1884–1909 гг.) / авт.-сост. А.Б. Ефимов, Е.Ю. Ковальская. СПб., 2009.
  4. «Мы переживаем страшно трудные времена»: письма Великого князя Сергея Александровича Николаю II, 1904–1905 гг. / публикация Г.А. Литвиненко // Исторический архив. 2006. № 5. С. 101–109; «…Я и не воображал, что мы можем дожить до подобных безобразий»: 1905 год в дневнике и письмах Великого князя Сергея Александровича / публикация Д.М. Софьина // Вестник Перм. ун-та. 2008. Вып. 7 (23). Серия «История». С. 115–123; «Я занят ужасно – прямо нет свободной минуты…»: письма Великого князя Сергея Александровича Великому князю Константину Константиновичу, 1891–1905 гг. / публикация Д.М. Софьина // Вестник Перм. ун-та. Серия «История». 2012. Вып. 3 (20). С. 197–207.
  5. Великий князь Сергий Александрович в истории русского государства и культуры: материалы церковно-научной конференции, посвященной 100-летию со дня трагической гибели Великого князя Сергея Александровича (1857–1905) 17–18 февр. 2005 г. / отв. ред. Н.Н. Лисовой, А.В. Назаренко. М., 2007; На службе у России: Великий князь Сергей Александрович: матер. науч. конф. 2011–2012 гг., СПб.-М. / ред. И.В. Плотникова. М., 2013.
  6. ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 20–41.
  7. Великий князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы… Кн. 1. С. 229–350; Кн. 2. С. 39–166, 197–211.
  8. ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 40.
  9. Боханов А.Н. Великий князь Сергей Александрович…; Гришин Д. Б. Трагическая судьба Великого князя…; Софьин Д. М. Великий князь Сергей Александрович и московское общество…; Софьин Д. М. Айседора Дункан и ее танцы…
  10. «…Я и не воображал, что мы можем дожить до подобных безобразий»: 1905 год в дневнике и письмах Великого князя Сергея Александровича…; Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II: документы и материалы… С. 712–721.
  11. ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 40. Л. 4 об.
  12. Там же. Л. 5.
  13. Там же. Л. 8 об.
  14. Там же. Л. 10 об.
  15. Там же. Л. 9–12 об.
  16. Там же. Л. 9 об.
  17. Там же. Л. 9 об.–12 об.
  18. Там же. Л. 19 об.
  19. Там же. Л. 16.
  20. Там же. Л. 17.
  21. Там же. Л. 20.
  22. Там же. Л. 9.
  23. Там же. Л. 13.
  24. «Мы переживаем страшно трудные времена»: письма Великого князя Сергея Александровича Николаю II… С. 105; Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II: документы и материалы… С. 708.
  25. ГАРФ. Ф. 595. Оп. 1. Д. 51. Л. 3–5; «…Я и не воображал, что мы можем дожить до подобных безобразий»: 1905 год в дневнике и письмах Великого князя Сергея Александровича… С. 119.
  26. ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 40. Л. 20 об.

Обозреватель конференций Пермского края

Тэги: вел.кн. Сергей Александрович

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню