RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 3. Августин (Никитин)

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 3-4.

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Интервью

«Там, где Богородица – игуменья». Архангельский художник о путешествии длиной в три года

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

14 декабря 1873 начальник РДМ архим. Антонин (Капустин) приобрел участок земли в Иерихоне, на равнине Иорданской

15 декабря 1909 А. А. Дмитриевский отправился на Ближний Восток для ревизии учреждений ИППО

15 декабря 1915 митрополит Владимир освятил Николо-Барградский храм ИППО в Петербурге

Соцсети


Палестинское общество и предприниматели Среднего Урала
(конец XIX — начало XX вв.)

10 апреля 1894 г. в Екатеринбурге,  являвшемся центром Екатеринбургской  епархии, был создан отдел Императорского Православного Палестинского общества.

Инициаторы создания новой организации, главной целью которой объявлялась пропаганда сведений о деятельности Палестинского общества, во второй половине 1890-х гг. весьма энергично и целеустремленно занимались пополнением своих рядов. Львиную долю членов вновь созданного отдела Императорского Православного Палестинского общества составили священнослужители, взявшие на себя основную массу практической работы. Светская часть екатеринбургского отдела в основном была представлена предпринимателями, большую часть которых составляли верхотурские, екатеринбургские, камышловские и шадринские купцы.

Наличие немалого количества предпринимателей в рядах екатеринбургского отдела Императорского Православного Палестинского общества объясняется рядом  причин. Во-первых, финансовое благополучие многих российских общественных организаций в значительной мере зависело от своевременной уплаты членских взносов. Именно по этой причине общественные организации настойчиво вербовали в свои ряды коммерсантов и промышленников, видя в них, прежде всего, исправных плательщиков членских взносов. Во-вторых, многие предприниматели занимали видные посты в органах городского и земского самоуправления и могли помочь молодой организации в получении денежных субсидий, в бесплатном выделении помещений для проведения чтений и аналогичных мероприятий.

Стоит отметить, что притяжение общественных организаций и предпринимателей нередко носило взаимный характер, поскольку многие предприниматели на рубеже XIX—XX вв. проявляли устойчивый интерес к различным видам общественной деятельности, активно сотрудничая как с органами земского и городского самоуправления, так и с самодеятельными организациями. Довольно часто подобное сотрудничество не сводилось лишь к уплате взносов: многие коммерсанты и промышленники были деятельными членами исполнительных органов общественных организаций и непосредственными участниками различных мероприятий.

Основная масса предпринимателей, пополнивших  ряды екатеринбургского отдела Императорского Православного Палестинского общества, может быть с полным правом отнесена к числу ярких участников общественной жизни Урала. Большинство членов екатеринбургского отдела, к моменту своего вступления в ряды Палестинского общества, успело оставить заметный след в деятельности органов местного самоуправления, в жизни многих общественных организаций, а также отличиться на ниве благотворительности.

Так, купец 1-й гильдии Илья Иванович Симанов (10.09.1850 —?) в 1884–1894 гг. являлся екатеринбургским городским головой. Занимая данный пост, Илья Симанов организовал масштабное мощение городских улиц, упорядочил водоснабжение горожан, внес существенный вклад в создание комитета по разбору и призрению нищих и сделал немало других полезных вещей. Не менее яркой фигурой в истории органов местного самоуправления являлся Алексей Никитич Казанцев (1846 — 15.10.1896), принадлежавший к одному из старейших купеческих родов Екатеринбурга. Получив высшее образование и став присяжным поверенным, Алексей Никитич не ограничился профессиональной деятельностью: в 1873–1879 гг. он занимал пост председателя Екатеринбургского уездного земства. Кроме того, он много лет был деятельным гласным Екатеринбургской городской думы и Екатеринбургского уездного земства, а также весьма активным членом ряда общественных организаций. Его близкий родственник и крупный золотопромышленник, Гавриил Гавриилович Казанцев (12.03.1854 — 19.04.1902) также играл выдающуюся роль в деятельности Екатеринбургского уездного земства и Екатеринбургской городской думы. Он был не только деятельным гласным органов самоуправления, но и занимал в 1898–1902 гг. пост екатеринбургского городского головы. Помещик и совладелец ряда небольших предприятий Николай Андреевич Клепинин (24.04.1841 — 03.05.1905) более 20 лет возглавлял Екатеринбургское уездное земство, сделав на своем посту немало полезного.

Верхотурские, камышловские и шадринские купцы, вступившие в ряды Палестинского общества, также  оставили заметный след на ниве общественной деятельности. Шадринский купец 1-й гильдии Амплий Гавриилович Ушков многие годы подвизался в качестве гласного городской думы и уездного земства, а также немалый срок деятельно трудился на посту шадринского городского головы и в должности почетного мирового судьи по Шадринскому уезду. Верхотурский купец 2-й гильдии Тимофей Александрович Балыков был не последней фигурой в уездном земстве, а также состоял деятельным членом многих благотворительных организаций.

Львиная доля предпринимателей-сотрудников екатеринбургского филиала Императорского Православного Палестинского общества весьма охотно сотрудничала как со светскими общественными организациями, так и с обществами, созданными под эгидой церкви, а также с епархиальными структурами. Этот факт объясняется тем, что львиная доля предпринимателей, вступивших в ряды екатеринбургского отдела Императорского Православного Палестинского общества, являлась людьми глубоко верующими. Глубокая религиозность многих деловых людей проявлялась и в личной жизни, и в общественной деятельности, в том числе в форме сотрудничества с епархиальными структурами и религиозными организациями. Примеров подобного сотрудничества в истории Среднего Урала можно найти превеликое множество.

Екатеринбургский купец Михаил Глебович Корольков (ок.1853 —?), помимо того, что состоял действительным пожизненным членом Императорского Православного Палестинского общества, являлся действительным членом комитета миссионерского православного общества и почетным членом общества взаимного вспомоществования учившим и учащим в церковно-приходских школах и школах грамоты Екатеринбургской епархии. Кроме того, Корольков продолжительное время был старостой Свято-Духовской церкви и потратил немало сил и средств на ее благолепие. При его непосредственном участии при церкви был создан хор и приглашен руководитель хора М. М. Суворов. М. Г. Корольков принимал самое деятельное участие в финансировании церковно-приходской школы, существовавшей при Свято-Духовской церкви. Епархиальное начальство высоко ценило заслуги М. Г. Королькова и не раз ходатайствовало перед вышестоящими структурами о его награждении. В апреле 1901 г. М. Г. Корольков был пожалован за заслуги по духовному ведомству золотой шейной медалью «За усердие» на Владимирской ленте (01.04.1901). Несколько позднее, в апреле 1907 г. он был награжден за заслуги по тому же ведомству золотой шейной медалью «За усердие» на Андреевской ленте.


М. И. Иванов

Действительный  пожизненный член Императорского Православного  Палестинского общества екатеринбургский купец Михаил Иванович Иванов (ок.1837–26.01.1906) также состоял в рядах общества взаимного вспомоществования учившим и учащим в церковно-приходских школах и школах грамоты Екатеринбургской епархии, и, кроме того, являлся членом попечительства о бедных воспитанницах епархиального женского училища. Некоторое время Иванов был членом епархиального училищного совета, почетным попечителем школы псаломщиков и образцовой церковно-приходской школы при Архиерейском доме, а также старостой домашней церкви 1-й женской гимназии.

М. И. Иванов был не только деятельным членом вышеупомянутых организаций и попечительств, но и щедрым благотворителем. Каждый год он жертвовал по 500 руб. на нужды образцовой школы при Архиерейском доме, а также выделял средства для ремонта церкви Екатеринбургской 1-й женской гимназии. Кроме того, он постоянно приходил на помощь Екатеринбургскому Ново-Тихвинскому женскому монастырю. Пресса писала, что Иванов «… не останавливался перед затратами в десятки тысяч на устройство разных помещений в Ново-Тихвинском женском монастыре, пользовавшимся его особым его вниманием. Здесь сооружен им на свои средства целый корпус, где теперь помещаются иконостасные мастерские»[1]. Кроме того, на средства М. И. Иванова в 1900 г. было возведено здание, предназначенное для нужд сестер Ново-Тихвинского монастыря. В здании были размещены богадельня и больница.

Пресса  писала по этому поводу:

«22 октября в Ново-Тихвинском монастыре состоялось скромное, и, вместе с тем, редкое в  монастырской жизни торжество освящения  каменного двухэтажного здания, построенного для богадельни и больницы благотворителем екатеринбургским купцом М. И. Ивановым на собственные средства. Создателю богоугодного заведения М. И. Иванову была поднесена от сестер монастыря святая икона Тихвинской Божией Матери, покровительницы святой обители, изготовленная сестрами в шитой золотом ризе с украшением уральскими цветными камнями. От М. И. Иванова всем престарелым и убогим сестрам, переведенным из старых келий в нижний этаж, прекрасно устроенного во всех отношениях здания, был предложен чай и обед»[2].

За свою полезную деятельность в духовном ведомстве Иванов не раз получал архипастырские свидетельства, а также был пожалован в декабре 1904 г. орденом святой Анны 2-й степени.


П. М. Ошурков

Члены Палестинского общества, братья Ошурковы, Павел (ок.1830 — 26.06.1898) и Михаил (ок.1845 — 19.01.1905) также были широко известны своей общественной и благотворительной деятельностью. Старший из братьев, Павел Михайлович, немалое время был почетным блюстителем по хозяйственной части Екатеринбургского духовного училища. Занимая этот пост, П. М. Ошурков сыграл заметную роль в приобретении для нужд училища нового дома. Современники особо отметили тот факт, что из 9202 руб., пошедших на покупку дома, 1202 руб. были уплачены лично П. М. Ошурковым, получившим за это благодеяние благословение Святейшего Синода с выдачей грамоты. В последующем П. М. Ошурков за заслуги по духовному ведомству был награжден золотыми шейными медалями «За усердие» на Владимирской и Андреевской лентах. На одном из заседаний городской думы об этом человеке было сказано следующее:

«Все мы знаем покойного Павла Михайловича как человека в высшей степени гуманного и отзывчивого на все доброе и полезное; состоя членом почти во всех благотворительных учреждениях нашего города, он принимал живейшее участие в делах благотворения как личным трудом, так и материальными пожертвованиями, и с его утратой наши благотворительные учреждения потеряли много»[3].

Высокая степень сотрудничества с религиозными организациями и епархиальными  структурами была характерна не только для екатеринбургских предпринимателей, но и для купечества Верхотурского, Камышловского и Шадринского уездов. Подтвердить вышесказанное можно следующим примером. Верхотурский купец Т. А. Балыков настолько плодотворно трудился на благо церкви, что не раз за отличия на духовном поприще получал высокие награды. В декабре 1905 г. он был пожалован серебряной  медалью «За усердие» для ношения на шее на Владимирской ленте, а в декабре 1916 г. по ходатайству епархиального начальства был возведен в сословие потомственных почетных граждан.

Вышеприведенные примеры доказывают, что высокий уровень сотрудничества с органами самоуправления и общественными  организациями различного типа, в  том числе с религиозными обществами, был присущ большинству предпринимателей, вступивших в ряды екатеринбургского отдела Палестинского общества.  Исходя из этого факта, можно утверждать, что торгово-промышленный класс Среднего Урала делегировал в Палестинское общество значительную часть своей элиты.

Став членами екатеринбургского отдела Палестинского общества, основная масса предпринимателей свою деятельность в вышеуказанной самодеятельной организации свела к уплате членских взносов. Инициаторов создания отдела Палестинского общества подобное поведение предпринимателей устраивало, так как благодаря своевременной уплате членских взносов коммерсантами и промышленниками отдел получил постоянный, хотя и относительно небольшой источник доходов. Особой необходимости привлечения предпринимателей к практической деятельности не было, так как отдел при организации чтений о Святой земле опирался, прежде всего, на священнослужителей, являвшихся более компетентными в данном вопросе.


Г. Г. Казанцев

Несколько иначе инициаторы создания отдела подходили к вопросу участия предпринимателей в деятельности исполнительных органов  самодеятельной организации. В частности, на должность казначея отдела и его заместителя, как правило, выбирались представители торгово-промышленного мира Среднего Урала. В частности, обязанности казначея отдела первое время исполнял купец Павел Ошурков, его заместителями в разные годы являлись потомственный почетный гражданин Гавриил Казанцев и купец Илья Симанов.

Должность заместителя председателя отдела также занимал представитель делового мира — управляющий екатеринбургской конторой Государственного банка действительный статский советник Андрей Иванович Кожевников (? — 11.02.1911), который находился на этой должности около 10 лет. Андрей Иванович собственных торгово-промышленных заведений не имел, но, руководя крупнейшей кредитно-финансовой структурой Урала, был широко известен в предпринимательских кругах, в которых пользовался громадным авторитетом. Некоторые осведомленные современники именовали его «лидером наших торгово-промышленников», подразумевая под «нашими торгово-промышленниками» прежде всего коммерсантов и заводчиков Екатеринбурга. Кожевников умел объединять людей ради достижения какой-либо благой цели. Он, в частности, сыграл выдающуюся роль в открытии в Екатеринбурге общественной библиотеки, торговой и художественно-промышленной школ. Занимая пост председателя отдела Палестинского общества, А. И. Кожевников сыграл не последнюю роль в том, что многие представители делового мира Среднего Урала стали членами данной организации.

В начале XX в. отношение многих членов екатеринбургского отдела из числа коммерсантов и промышленников к Палестинскому обществу существенно изменилось.  Многие из них попросту покинули общество. Причин подобного явления было несколько. Некоторые из активных членов из числа представителей торгово-промышленного и финансового мира сменили место жительства, навсегда покинув Урал. В частности, именно так был вынужден в 1906 г. поступить А. И. Кожевников, продолжительное время  игравший весьма значительную роль в местном филиале Императорского Православного Палестинского общества. Еще одной серьезной причиной потерь личного состава екатеринбургского отдела Палестинского общества в начале XX в. стали кончины ряда выдающихся предпринимателей. Так, в 1902 г. скончался Гавриил Казанцев,  в 1905 г. умерли Михаил Ошурков и Николай Клепинин, в 1906 г. не стало Михаила Иванова, в 1911 г. умер шадринский купец Федор Соснин. Стоит отметить тот факт, что молодое поколение предпринимателей не спешило пополнять ряды Палестинского общества, равно как и ряды других общественных организаций, действующих под эгидой церкви. Во многом это объясняется меньшей степенью религиозности молодых предпринимателей, а также ростом экономических проблем.

Существенное  влияние на екатеринбургский отдел  Палестинского общества оказали экономический кризис начала XX в. и затяжная депрессия. Многие предприниматели, столкнувшиеся в данный период с резким падением покупательского спроса и целой чередой других неприятностей, практические полностью сосредоточились на спасении собственных торгово-промышленных фирм, значительно сократив участие в деятельности  общественных организаций. Коммерсантам и промышленникам, вынужденным потуже затянуть пояса, пришлось ввести режим жесткой экономии, распространившийся и на уплату членских взносов всевозможным общественным организациям.

В первое десятилетие XX в. многие самодеятельные организации столкнулись как с оттоком членов, особенно из числа предпринимателей, так и с регулярной неуплатой членских взносов. Наиболее масштабный характер данные явления приобрели в 1905–1910 гг. Екатеринбургский отдел Палестинского общества не избежал общей участи и также столкнулся с оттоком активистов из числа предпринимателей и неуплатой членских взносов. В отчете филиала общества за 1906/1907 гг. есть упоминание, что за отчетный период екатеринбургский отдел Палестинского общества покинул ряд предпринимателей, в том числе верхотурский купец Тимофей Балыков и екатеринбургские купцы Алексей Железнов и Гавриил Логинов. Причиной выхода всех трех предпринимателей из состава общества была указана «обременительность уплаты членских взносов».

На  другом отчетном собрании было констатировано, что к началу 1911 г. в организации  имеется немало «мертвых душ», то есть членов общества, не подавших заявлений  о выходе из организации, но не платящих членские взносы в течение нескольких лет. В частности, было отмечено, что в списках общества значатся несколько предпринимателей, не платящих взносов в течение 4–5 лет. После недолгих дебатов было решено исключить всех злостных неплательщиков. В число исключенных попали весьма известные на Среднем Урале предприниматели М. П. Брагин, М. Г. Корольков, Е. В. Савинов, К. Г. Шубцев.

Неуплата  взносов вышеупомянутыми предпринимателями  была в значительной мере следствием экономического кризиса и затяжной депрессии. Так, екатеринбургский купец Михаил Глебович Корольков в период депрессии оказался в сложнейшем финансовом положении, так как потерпел весьма и весьма значительные убытки в результате форс-мажорных обстоятельств. В период 1905–1907 гг. торговый дом «Братья Корольковы» стал жертвой ряда чрезвычайных происшествий: в 1905 г. во время беспорядков в Одессе сгорело несколько вагонов с товаром, принадлежащих Корольковым. В этот же временной период Корольковы из-за пожаров потеряли обозы со всеми товарами в дер. Кашино (Екатеринбургский уезд) и г. Тобольске, еще один корольковский обоз провалился под лед на реке Иртыш. Вдобавок ко всем несчастьям, разорилась большая группа купцов, являвшихся должниками торгового дома «Братья Корольковы», что принесло Корольковым немалые убытки[4].

Конечным итогом всех несчастий стала несостоятельность самих Корольковых, за которой последовала распродажа их имущества. Кроме того, над ними нависла угроза тюремного заключения. Корольковы писали по этому поводу: «… в настоящее время, потеряв все, что имели, не зная, что дальше будет с нами и нашими семьями, с кучей малолетних детей на руках, больные и разбитые постигшим нас несчастьем, мы еще все время находимся под угрозой быть заключенными под стражу и должны трепетать за свою свободу…»[5]. Не желая оказаться под стражей, Корольковы пустились в бега и скрывались от правосудия несколько лет. Естественно, что в подобных условиях Михаилу Королькову было не до участия в деятельности общественных организаций и уплаты членских взносов. Корольков был не единственным разорившимся  предпринимателем. Практически такая же судьба постигла И. И. Симанова и некоторых других купцов.

М. П. Брагин, Е. В. Савинов и некоторые  другие бывшие члены екатеринбургского  отдела Императорского православного  Палестинского общества избежали участи М. Г. Королькова и И. И. Симанова, но длительная борьба за выживание заставила их отказаться от участия в деятельности общественных организаций, в том числе и екатеринбургского отдела Палестинского общества. Смерть ряда активистов, разорение и отказ от членства многих предпринимателей негативно повлияли на бюджет екатеринбургского отдела Палестинского общества и оказали сильное отрицательное воздействие на эффективность его деятельности.

Екатеринбургский отдел Императорского Православного  Палестинского Общества существовал немногим более двух десятков лет. Успеху возникновения и становления отдела содействовали предприниматели Среднего Урала, вступившие в его ряды. Если участие предпринимателей в заседаниях отдела и деятельности его исполнительных органов оказало сравнительно скромное воздействие на судьбу новой общественной организации, то приток предпринимательских членских взносов на первых порах сыграл более весомую роль, обеспечив ей в 1894–1904 гг. если не материальное благополучие, то, по крайней мере, финансовую стабильность. Смерть ряда видных членов отдела из числа предпринимательской элиты, а также отказ многих коммерсантов и промышленников от членства в екатеринбургском отделе, являвшийся результатом переживаемых страной экономических трудностей, повлекли за собой ухудшение материального состояния организации и снижение эффективности ее практической деятельности.
_____________
Примечания:

[1]. Уральская жизнь. № 22. 1906, 27 янв.  С.3.
[2]. Уральская жизнь. № 295. 1900, 26 окт.  С.2.
[3]. ГАСО. Ф.8. Оп.1. Д.1976. Л.49 об.
[4]. Промышленность и торговля. №  13. 1908, 1 июля.
[5]. ГАСО. Ф.11. Оп.5. Д.4863. Л.106.

Микитюк В.П.

Статья выполнена при поддержке гранта РГНФ-Палестинское общество № 10-01-00523 а/П.
Статья прислана автором для сайта Императорского Православного Палестинского Общества 22 ноября 2010 г.

Тэги: отделы ИППО, Екатеринбург, РГНФ

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню