RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 3. Августин (Никитин)

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 3-4.

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Интервью

«Там, где Богородица – игуменья». Архангельский художник о путешествии длиной в три года

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

16 декабря 1918 в протоколе Совета Палестинское общество обозначается как «Российское» (а не «Русское», с января 1918 г.)

17 декабря 1918 скончался член-учредитель ИППО граф С.Д. Шереметьев

18 декабря 1887 скончалась почетный член ИППО, пензенская дворянка М.М. Киселёва

Соцсети


«Палестинское Общество стало проводником Благодатного огня в Россию и местом Голгофы»

К 150-летию великой княгини Елизаветы Федоровны на Научной секции отметили духовный подвиг первых председателей ИППО

25 ноября 2014 года в Центре Императорского Православного Палестинского Общества состоялось заседание Научной секции, которое было посвящено 150-летию великой княгини Елизаветы Федоровны, возглавлявшей Палестинское Общество между двух революций - 1905 и 1917 годов и заменившей на этом посту своего супруга великого князя Сергея Александровича - первого Председателя Общества.


В зале собрались историки и почитатели первых председателей ИППО, в том числе ведущие специалисты и авторы публикаций о великокняжеской чете и ее окружении: автор изданного Новоспасским монастырем 4-томника "Биографические материалы Великого князя Сергия Александровича" И.В. Плотникова, авторы и составители известного труда Православного сестричества во имя прмц. Елизаветы "Письма преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны" Т.В. Коршунова и О.С. Трофимова, автор книги об адъютанте Великого князя Сергия Александровича "В.Ф. Джунковский: политические взгляды и государственная деятельность" к.и.н. Анастасия Дунаева.


С основным докладом выступил доктор исторических наук, главный научный специалист Института российской истории РАН, заместитель председателя ИППО Николай Николаевич Лисовой. 

Рассказ докладчика позволил зримо представить, как провинциальная немецкая принцесса из благочестивой протестантской семьи прошла путь духовного возрастания и стала русской святой. Важное место на этом пути, по мнению Н.Н. Лисового, занимало ее участие в делах Палестинского Общества вместе с мужем великим князем Сергеем Александровичем.

Николай Николаевич в начале своего выступления подчеркнул, что хотел бы поделиться мыслями о связи Елизаветы Федоровны с Палестинским Обществом, которые он считает важными лично для себя, которые выкристаллизовались у него в процессе изучения жизни первых председателей Общества.


Великокняжеская чета Сергея Александровича и Елизаветы Федоровны необычна для русской истории и великокняжеских семей Романовых. В чем же эта необычность? Ведь среди великих князей этой эпохи были выдающиеся личности, люди яркие и талантливые. Например, великий князь Константин Николаевич, возглавлявший Палестинский комитет, неформальный лидер "партии Мраморного дворца" - влиятельной силы в русской истории. Или его сын великий князь Константин Константинович, незаурядный поэт К.Р., президент Академии наук, лучший друг великого князя Сергея Александровича. Из другой ветви можно назвать великого князя Николая Михайловича, известного историка и коллекционера.

Но Сергей Александрович и Елизавета Федоровна оказались выделены временем и роком. Изломы их судеб связаны с изломами времени, истории отечества, Русской Православной Церкви.

Кроме того, есть и другие критерии отличия.

Когда принцесса Элла приехала в Россию в 1884 году, став супругой великого князя Сергея Александровича, он к тому времени уже два года как возглавлял Палестинское Общество. Что представляла собой Элла в то время? Это была обычная немецкая принцесса, не подготовленная к тому, чтобы стать фигурой в русской истории. То есть ей нужно было или не пытаться что-то из себя представлять в России, или очень для этого постараться. Правила, в отличие от императриц, не обязывали ее быть православной, но быть неправославной означало оставаться нерусской. Так поступила жена великого князя Константина Константиновича, тоже немка, которая отказалась переходить в православие, хотя их дети были крещены в православие. 

Из этой параллели уже понятно, что Елизавета Федоровна могла жить так же, при этом даже активно заниматься благотворительностью, паломничеством... Это любопытный момент и очень непростой. Порой немецкие принцессы переходили в православие, но это не всегда означало внутренние перемены, православие становилось лишь внешним и формальным. У человека западных конфессий совершенно другое отношение к спасению души. Он не понимает благодати, для него христианство - это копилка заслуг. А когда христианские заслуги превалируют над благодатью, то религиозная дисциплина будет преобладать над благодатной свободой. В православии же есть понятие христианской свободы как соработничество с Богом.

Личные усилия Елизаветы Федоровны на пути к православию и дальнейшем возрастании в нем - это ее особый путь. Она все время борется с религиозной дисциплиной. ей трудно было принять православие, и с момента, как она к нему присоединилась в 1891 году, и до конца своей жизни она работала над собой, чтобы стать по-настоящему православной. Для Елизаветы Федоровны принятие православия в 1891 году - это не конец пути, а начало ее подвига. И она прошла его доблестно!

Есть и еще важные черты.

У молодой девушки из Дармштадта, из весьма провинциальной немецкой династии, были сформированы свои понятия государственного мышления, своя общеевропейская культура. Это совсем другой кругозор, другой масштаб истории. И вот человек, пусть даже это благочестивая немецкая принцесса, попадает в наш масштаб истории. Елизавета Федоровна испытала потрясение. Внутри нее появилось понимание, что надо учить русский язык, чтобы читать с мужем Достоевского.

Немалую роль во внутреннем преображении Елизаветы Федоровны сыграло ее участие в делах Палестинского Общества. Советы Общества в то время часто собирались на казенной квартире К.П. Победоносцева,  в них вместе с Сергеем Александровичем принимала участие и его супруга.

Надо понимать, чем было для России Палестинское Общество. Да, у нас много своих блистательных храмов, монастырей, но есть только одно место на планете, действительно святое - это Иерусалим, Гроб Господень. Образно говоря, Благодатный огонь, сходящий на Гроб Господень в Иерусалиме, доходил до России через Палестинское Общество. Оно было словно провод, по которому шла благодать из святого града в Россию.  Не все это понимали, но как Святой огонь связан с Голгофой, так и Палестинское Общество стало местом Голгофы.

Таким образом, Елизавета Федоровна, еще не будучи православной, уже была подключена к этому вдохновенному ключику, который дает открытость благодатным энергиям Божиим. 


Постепенно Элла, благодаря этому ключику, открывается. В первые годы своей жизни в столице, она хорошо одета, хорошо танцует, она украшение светского бального Петербурга. Но ключик внутри нее уже открыт, как и у Сергея Александровича.


И вот наступает 1888 год. Они едут в Иерусалим. Сергей Александрович во второй раз, а Елизавета Федоровна в первый.

К слову стоит отметить, что протестанты не ходят в храм Гроба Господня. Елизавета Федоровна же вошла в Кувуклию и вышла оттуда в слезах. Увидев это, турецкий паша сказал тогдашнему секретарю ИППО М.П. Степанову: "Поздравляю". Человек, хоть и неправославный, но живший на святых местах, все понял.

Это таинство души. Так Элла движется к православию, к интересам Палестинского Общества, которое она потом возглавит. Не сразу, через 2,5 года она присоединится к православию.

Посещение Иерусалима великим князем Сергеем Александровичем - важная веха в истории ИППО. Вернувшись в Россию, он пишет императору Александру III доклад, в котором призывает решить вопрос о русском духовном присутствии, упразднить Палестинскую комиссию, передать все ее дела и имущества Палестинском Обществу.

В этой связи необходимо понимать, что Палестинская комиссия - это структура МИД, а МИД - могущественная сила, которой Сергей Александрович своим докладом по сути объявил войну.

Начинается борьба, работают комиссии, проводятся многочисленные согласования... Борьба идет жесткая, вокруг Сергея Александровича сгущаются свинцовые тучи ненависти чиновников. Это все хорошо описано в дневниках В.М. Ламсдорфа. Однажды министр иностранных дел Н.К. Гирс приходит от государя и, опустив руки, обреченно говорит: "меня уволят". Его не уволили, но впоследствии уволили И.А. Зиновьева, директора Азиатского департамента, при котором действовала Палестинская комиссия. 

В марте 1889 года Александр III подписал указ о ликвидации Палестинской комиссии и передаче ее дел ИППО, а в 1891 году, тогда же, когда уволили Зиновьева, он назначает великого князя Сергея Александровича генерал-губернатором Москвы. 

Докладчик высказал собственное предположение, что это по существу было удаление неугодного МИДу великого князя подальше от столицы.


В сусальных житиях о великокняжеской чете пишут, что Сергею Александровичу император доверил важную миссию - Москву. Но едут супруги туда с тяжелым сердцем, в Москве они никому не нужны, там всех на посту генерал-губернатора устраивал князь В.А. Долгоруков. Он правил почти 30 лет, все уже к нему привыкли, хорошо знали и не ждали перемен. Несмотря на то, что великий князь Сергей Александрович и его супруга в итоге сделали для Москвы очень много, но отношение к ним, хоть это и несправедливо, в целом было плохим. И Москва стала началом их Голгофы.

В МИД рассчитывали, что отъезд Сергея Александровича в Москву помешает ему руководить Палестинским Обществом, этого не случилось, управление в ИППО велось четко, зато МИД оказался вне зоны влияния Сергея Александровича. 

Следующий акт трагедии - убийство великого князя Сергея Александровича 4 февраля 1905 года. 

Никто из императорской династии на похороны не приезжает, кроме великих князей Павла Александровича и Константина Константиновича, которые приезжают не официально, а частным образом, как близкие родственники. Великая княгиня Елизавета Федоровна оказывается наедине со своим горем в полном одиночестве.

Здесь докладчик провел аналогию с последующим убийством П.А. Столыпина в1911 году в Киеве. В обоих случаях была замешана охранка, в обоих случаях никто из правящей династии не пролил слезинки над гробом. После убийства Столыпина царская чета демонстративно покинула город, якобы того требовал протокол их вояжа по империи. 

Николай Николаевич задал вопрос: кто заказчик? И рискнул предположить, что недовольство правящей верхушки, уже может быть невысказанным вслух разрешением на подобную акцию, специального заказа и не нужно.


Елизавета Федоровна находит в себе силы пережить и это. Она и ранее писала, что они жили в изоляции, на отшибе, в клевете...

После смерти мужа великая княгиня дает свое согласие возглавить Палестинское Общество, и тем самым взваливает на себя тяжелый груз, занимая этот пост между двух революций. 

Докладчик отдал должное роли Елизаветы Федоровны на посту Председателя ИППО после мученической смерти своего мужа, не согласившись с некоторыми исследователями, что в годы председательства Сергея Александровича Общество развивалось поступательно вверх, а при Елизавете Федоровне наблюдался спад в работе. Николай Николаевич справедливо отметил, что так в целом развивалась русская история в тот период, и в таких условиях Елизавета Федоровна сумела осуществить прорыв в Барград, где Общество построило паломнический комплекс с храмом. В 1897 году при Сергее Александровиче не удалось реализовать эту идею, а в 1911 году наконец это получилось.

Далее выступающий наметил пунктиром последующие вехи в судьбе Елизаветы Федоровны. 

В 1912 году она возглавляет Барградский комитет, и в этом же году из-за Распутина происходит их окончательный разрыв с сестрой - императрицей Александрой Федоровной.

1916 год - убийство Г. Распутина. В нем замешан великий князь Дмитрий Павлович - племянник и воспитанник Сергея Александровича и Елизаветы Федоровны. Между Александрой Федоровной и Елизаветой Федоровной трещина уже невосстановима.

Далее личная Голгофа Елизаветы Федоровны продолжилась, завершившись в шахте под Алапаевском.

Н.Н. Лисовой отметил, что на заре создания Палестинского Общества раскопки у храма Гроба Господня открыли Порог Судных врат - начало пути Христа на Голгофу. Порог Судных врат был открыт за 23 года до гибели Сергея Александровича и за 35 лет до гибели Елизаветы Федоровны. Фактически это стало началом их личной Голгофы.


Завершая свое выступление, докладчик попробовал ответить на вопрос, могла ли судьба первых председателей ИППО сложиться иначе. Ответ был отрицательный. По его мнению, они пытались противостоять огромному развалу, поразившему династию. Точкой невозврата стал 1866 год, когда был совершен первый теракт в России - попытка покушения на императора Александра II. Тогда уже наметилась общая атеистическая тенденция. Сергей Александрович и Елизавета Федоровна пытались этому противостоять, поэтому их и считали главным препятствием. И первые председатели ИППО вполне осознанно взошли на свою Голгофу.

Николай Николаевич назвал первых председателей ИППО уникальным явлением в императорской династии, но призвал не поддаваться сусальным клише, которыми пытаются изобразить жизнь великого князя Сергея Александровича с супругой, других великих князей, царской семьи. Это были люди со своими подвигами, трагедиями, достоинствами и недостатками, он призвал изучать их жизнь в контексте документированной истории. А для этого надо не только знать большую историю, но и учитывать психологию.


Исследователь и автор 4-томника "Биографические материалы Великого князя Сергия Александровича" И.В. Плотникова задала докладчику вопрос, есть ли документы, подтверждающие неожиданную для нее точку зрения, что назначение великого князя в Москву явилось фактически ссылкой из-за его борьбы с МИД. Наоборот, великий князь отмечал, что ему оказано высокое доверие и он старается его оправдать, а в одном из писем написал, что причина его назначения в Москву очень серьезная. А его нежелание уезжать из столицы можно расценивать как глубокое переживание от разрыва семейных связей, разлуки с друзьями. 

Н.Н. Лисовой ответил, что не видит здесь противоречия. Иначе как высокое доверие, исполнение долга Сергей Александрович, убежденный монархист и патриот, и не мог воспринимать свое назначение. Но субъективно свой отъезд в Москву, ни он, ни его супруга не воспринимали как какое-то повышение. И в принципе на этот пост можно было бы найти и другие кандидатуры.

И по определению таких документов, которые однозначно подтверждали бы высказанное предположение, быть не может, не подписывал император указ, что ссылает своего родного брата в ссылку, но ему лично, как историку, читавшему дневники, воспоминания, сопоставляющему некоторые тенденции и факты, на первый взгляд якобы случайные, это совершенно очевидно. Радение всей душой за русское дело в святом граде очень дорого обошлось для великого князя.

Николай Николаевич сказал, что он не воспринимает как случайность и тот факт, что после Сергея Александровича больше никто из великих князей никогда не ездил на Святую Землю. До него ездили не раз, пусть иногда и преодолевая препоны, но после уже никто и никогда. МИД запретил даже поездку в Иерусалим цесаревича, хотя к его приезду готовились, уже были напечатаны программы пребывания, на Александровском подворье в его присутствии планировали освятить храм, но этот визит так и не состоялся. МИД не позволил, чтобы кто-то еще вмешивался в вертикаль управления на иерусалимском направлении.

Да, юридически однозначных документов, подтверждающих его гипотезу, не существует, как и сейчас мы зачастую не знаем подоплеки тех или иных назначений, но нужно исходить из косвенных свидетельств, коих немало.


Затем слово было предоставлено кандидату исторических наук, научному сотруднику Института всеобщей истории РАН, члену Совета ИППО, председателю Наблюдательного совета фонда "Елисаветинско-Сергиевского просветительского общества" (ЕСПО) Анне Витальевне Громовой, которая поблагодарив Николая Николаевича за интересный рассказ и глубокий анализ, подарила ему на память "дармштадтский портфель", который получили все участники научной конференции, прошедшей в рамках юбилейных торжеств на родине великой княгини Елизаветы Федоровны - в немецком Дармштадте. 

В портфеле находились: программа конференции; буклет про фонд ЕСПО и его выставку "Елисаветинское наследие сегодня"; программа концерта "Путь ко Христу"; книга "Элла", изданная в Марфо-Мариинской обители милосердия в 2014 году; фотоальбом из 124 фотографий про Дармштадт и детство Эллы. В портфелях находились также подарки для участников: медальон с изображением св. прмц. Елисаветы Федоровны, внутри которого в воск вделана частица деревянного гроба, в котором было привезено тело Елизаветы Федоровны на Святую Землю. Этот заказ от фонда ЕСПО специально для "Елизаветинских дней" изготовили сестры монастыря св. Марии Магдалины в Гефсимании, где покоятся мощи преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны. Также в портфели были добавлены небольшая икона св. прмц. Елисаветы, выполненная на перламутре,  и ее портрет также на перламутре - это настольные вещи с подставочкой.

Такой портфель был торжественно преподнесен в Дармштадте и Председателю ИППО С.В. Степашину, он передал его для Музея ИППО.


Анна Витальевна в своем выступлении поделилась своими впечатлениями о юбилейных мероприятиях на родине великой княгини Елизаветы Федоровны, инициатором и организатором проведения которых выступил фонд.

По словам Анны Витальевны, организаторы "Елизаветинских дней в Дармштадте" ставили перед собой три цели - молитвенно помянуть святую преподобномученицу великую княгиню Елизавету Федоровну на ее родине, собрать вместе "елисаветинские организации", носящие имя великой подвижницы милосердия и действующие в разных городах России и ближнего зарубежья (а таких только в Московской епархии около 60), и рассказать немцам о судьбе их соотечественницы.

Анна Витальевна отметила, что для нее главным открытием в дни торжеств стало полное незнание о судьбе Елизаветы Федоровны в Германии. Эти страницы истории для немцев - terra incognita. "Мы думали, что для них это будут давно известные общие места, повторение пройденного, а, оказывается, им тоже свойственна историческая амнезия". Кроме того, гостей не пустили в гробницу родителей Елизаветы Федоровны под предлогом того, что гробница находится в аварийном состоянии и может обрушиться, если в нее зайдет много людей. Такое отношение к своей истории, великому герцогу Гессенскому, много сделавшему для Дармштадта, тоже не может радовать.  

Далее Анна Витальевна рассказала о памятных местах, которые участники посетили в Германии. Выступление сопровождалось фотографиями, сделанными в ходе юбилейных мероприятий. 


Анна Витальевна полностью согласилась с Н.Н. Лисовым, который определил роль великокняжеской четы как удерживающих, но не согласилась с его оценкой в том, что Елизавета Федоровна была провинциальной принцессой из заштатного немецкого городка. По ее мнению, на Елизавету Федоровну и Сергея Александровича особое влияние оказали их матери, которых они очень любили и которые были выдающимися женщинами своего времени, сумевшими открыть сердца детей Богу. Элла и Сергей были словно предназначены друг для друга, они были духовно соединены.  

А.В. Громова рассказала, что в городском музее сохранилось много вещей, принадлежавших Элле в детстве, кроме того, там сохранились вещи, которые Елизавета Федоровна отвезла домой после смерти мужа, например свой поясной портрет, висевший в кабинете Сергея Александровича. В ходе посещения музея было высказано предложение издать каталог этих экспонатов, неизвестных в России.

Дармштадт, этот тихий городок, был взбудоражен наплывом такого количества почитателей великой княгини. Люди из разных городов и стран искренне приглашали немецких представителей городского муниципалитета, музейшиков приезжать к ним в гости, рассказывали о своей благотворительной работе по примеру Елизаветы Федоровны. Немцы были потрясены, что столько людей воспринимают жизнь Елизаветы Федоровны всем сердцем.

Особым чувством было пронизано богослужение, какого в Дармштадте тоже никогда не видели, когда сразу несколько архиереев совершали Божественную литургию. Служба прошла на одном дыхании. После нее гости раздавали подарки. Прихожан очень удивили печатные пряники, которые привезли с собой россияне и на которых было написано "150 лет Елизавете Федоровне". 

Незабываемым был концерт "Путь ко Христу" в исполнении Синодального хора. Зал, а это 800 человек, замер, когда начали петь многоголосие. Под сводами старинного собора словно раздался хрустальный звон в морозном воздухе.

На прощальном ужине представитель городского совета сказала, что воспринимает эти юбилейные мероприятия как возвращение Елизаветы Федоровны на свою историческую родину.

В заключение Анна Витальевна отметила, что хотя поездка в Дармштадт стало огромным событием, оно никак не затмевает патриаршего богослужения в Марфо-Мариинской обители, совершенного в день рождения преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны 1 ноября. На трапезе Святейший Патриарх Кирилл сказал очень важные слова о том, что жизнь Елизаветы Федоровны - это достижение нашего народа, и нам необходимо показать, что она герой нашего времени.

А.В. Громова пожелала всем, чтобы Елизавета Федоровна была путеводной звездой для каждого верующего человека.


25 ноября 2014 г.

Тэги: вел.кн. Сергей Александрович, вел.кнг. Елизавета Федоровна, памяти Председателей ИППО, Дармштадт, Лисовой Н.Н.

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню