RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

29 мая 1453 день взятия турками Константинополя - столицы Византии

30 мая 1912 полностью одобрен проект храма ИППО в Бари

31 мая 0339 состоялось освящение первого храма на месте Рождества Христова в Вифлееме, построенного в 330-х годах по указанию императора Константина Великого

Соцсети


стр. 1 из 4

К.Р. (великий князь Константин Романов)

Царь Иудейский

Драма в четырех действиях и пяти картинах


Благодарно посвящается
вечно  дорогой памяти незабвенного
Павла Егоровича Кеппена

                               Действующие лица

      Понтий Пилат, прокуратор Иудеи.
      Прокула, его жена.

      Иосиф Аримафейский |
      Никодим                       } члены синедриона.
           
      Иоанна, жена Иродова домоправителя.
      Префект когорты.
      1-й трибун легиона.
      2-й трибун легиона.
      Центурион.
      Саддукей.

      1-й |
      2-й |
      3-й } фарисеи.
      4-й |

      Симон Киринеянин, садовник Иосифа |    
      Александр, невольник Прокулы             } сыновья Симона.

      Руф, поселянин.
      Лия, иудеянка, невольница Прокулы.
      Вартимей, поселянин из окрестностей Иерихона.

      1-я |
      2-я } мироносицы.
      3-я |

      1-й |
      2-й |
      3-й } из народа.
      4-й |
      5-й |

      1-я |
      2-я  } женщины.
     
      1-я |
      2-я } девушки — продавщицы цветов.
     
      Слуга Иосифа.
      Голос глашатая.
      Голос левита.

      Сирийские рабы     |
      Сирийские рабыни } пляшущие, без речей.
     
      Воины, невольники, народ.

Действие  в  Иерусалиме;  оно обнимает неделю от торжественного входа в этот  город  Христа  Спасителя  до дня воскресения Христова. Между первым и вторым  действиями  проходит  четверо  суток;  между третьим и четвертым с небольшим сутки. 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

 У  городской  стены;  она  со своими башнями тянется слева, глубоко вдаль. В  стене  на  первом  плане  ворота;  видна  только верхняя их часть, нижняя же  скрывается под сценой. Дорога, ведущая от них, пролегая ниже уровня сцены, в  начале  не видна и, постепенно поднимаясь, сравнивается с полом сцены правее   ее середины. Здесь дорога загибает влево и, все повышаясь, доводит до узкого  прохода,  проделанного  в здании на заднем плане в глубине, правее середины.

 Отсюда  дорога  круто заворачивает влево и тянется на высоте в глубине сцены  параллельно  рампе,  до  городской стены, проходя мимо нескольких лавок, где  торгуют  различным  товаром. Эти лавки замыкают вид в глубину слева; плоская  крыша  их  навеса  при  поднятии  занавеса  густо  занята  народом.  Дорога,  изгибаясь,   образует   слева   площадку,  посреди  которой  растет  вековая  развесистая  маслина,  за  объемистым  стволом  которой  могут  скрыться два  человека;  между  могучих  корней  этого дерева врос в землю большой камень,  служащий  сиденьем.  С  этой площадки слева, приткнувшись к зданиям, которые  лепятся  вдоль  городской  стены,  ведет  вверх  узкая  лестница  с каменной  стенкой;  ступенями  этой лестницы площадка соединена с проходящей в глубине над   нею   дорогой.

Справа  площадка  замыкается  водоемом,  выходящим  на образуемый  дорогой уклон. Справа на первом плане, против водоема, помещение центуриона  и  составляющих  стражу воинов; с дороги к двери этого помещения ведут  несколько  ступеней, а самая дверь, расположенная наискось, не видна.

Это  помещение  воинов тянется в глубину и соединяется со зданием, в котором проделан  уже  упомянутый  узкий  проход.  На  площадке,  примыкающей к этим постройкам,  возвышаются  несколько  старых  запыленных кипарисов. Справа на авансцене, между дорогой и ступенями, ведущими к воинам, угол на уровне пола сцены; в  этом  углу  каменная  скамья,  прислоненная к стенке, ограждающей ступени. Вечереет. До поднятия занавеса слышны клики восторженной народной толпы.


Явление первое

Сцена  запружена  народом. У многих в руках пальмовые и масличные ветви и цветы. Уклон  дороги  до  узкого  прохода, проделанного в здании на заднем плане, забросан цветами и зеленью и устлан верхними одеждами. За проходом из глубины  города  слышны постепенно удаляющиеся клики. В проходе давка. Среди общего ликования и радостного шума раздаются отдельные голоса.

                                1-й из народа

                        Благословен Давидов сын!

                                     2-й

                                                 Осанна!

                                     1-й

                        Осанна! Царь Израилев, грядущий
                        Во имя Господа!

                                     2-й

                                        Осанна в вышних!

                                     1-й

                        Благословен наш Царь!

                                     2-й

                                              На небе мир,
                        И слава в вышних!

                                     1-й

                                          Будь благословенно
                        Грядущее во имя Бога царство
                        Царя Давида, нашего отца!

                                     3-й

                        Кто это?

                             4-й (презрительно).

                        Галилеянин!

                                5-й (с верою).

                                    Пророк!

                                     1-й

                        То Иисус, пророк из Назарета.

                                 1-я женщина

                        Смотри, вот след копыт Его ослицы.

                                     2-я

                        Я подостлала свой платок; по нем
                        Она ступала со своим осленком.

                                     1-я

                        Дай мне платок, отдай!

                                     2-я

                                               О, нет! Его я
                        На память о Пророке сохраню. (Шум тише.)

                                   Вартимей

                        [Нет, не протиснуться! Я опоздал.
                        Дождуся здесь. Когда закат померкнет,
                        И с неба первые заблещут звезды,
                        Он здесь пройдет в Вифанию обратно.
                        К ученикам Его пристану я,
                        И на Себя позволит наглядеться
                        Божественный, вернувший зренье мне.

         (Приходят девушки, продавщицы цветов, с пустыми корзинами.)

                                 1-я девушка

                        Вернусь домой с пустыми я руками:
                        Толпа забрала все мои цветы
                        И под ноги Пророку побросала.

                                     2-я

                        Сестра, не сетуй, что за целый день
                        Труда пропал наш заработок даром.
                        Я добровольно путь Его устлала
                        Цветами орошенными лугов.
                        Верь, розы все и лилии твои
                        Господь наш примет жертвой благовонной,
                        Что принесла Его пророку ты.
                        Он любит лилии полей; не даром
                        Он говорит о них, что даже сам
                        Царь Соломон в своей великой славе
                        Не одевался так роскошно в пурпур
                        И золото, как всякая из них.]*

{* Напечатанное в скобках при исполнении на сцене выпускается.}

                                   Саддукей

                        Обманщик Он! Охота же вам верить,
                        Что нищий свергнет Кесарево иго
                        И, воцарившись в городе святом,
                        Воссядет на Давидовом престоле.

                                   Вартимей

                        Но и Давид не знатного был рода:
                        Вчера пастух — на завтра стал царем.

                                 1-й фарисей

                        Презренный! Галилейского бродягу
                        С Царем Давидом сравниваешь ты!

                                2-й из народа

                        Он бесноватых укрощает словом…

                                     5-й

                        Он прокаженным здравие дает…

                                     1-й

                        Учитель даже мертвых воскрешает…

                                   Саддукей

                        То бабьи россказни. Одни глупцы лишь
                        В наш век способны верить в чудеса.

                                 1-я женщина

                        Но как не верить, если всенародно
                        Слепорожденному отверз Он очи…

                                     2-я

                        В Наине юношу вернул Он к жизни,
                        У матери единственного сына.

                                1-й из народа

                        А в Галилее, в городе одном, -
                        В каком, теперь названья не припомню, -
                        Есть Иаир, начальник синагоги;
                        Он дочь его от смертного одра
                        Воздвиг…

                                     2-й

                        Вчера в Вифании, я видел,
                        Восстал мертвец по слову Иисуса.

                                     1-я

                        [Зачем ходить далеко: Вартимей,
                        Скажи нам, как тебя в Иерихоне
                        Избавил Он от слепоты твоей.

                                   Вартимей

                        Тому уже лет восемь будет скоро,
                        На молотьбе глаза я засорил;
                        Они болели долго; я все хуже
                        Стал видеть ими — и вконец ослеп.
                        Протягивать за подаяньем руку
                        Пришлося мне и милостыней жить.
                        Раз, сидя у ворот Иерихона,
                        Из города я шум далекий слышу:
                        Как будто моря бурные валы,
                        Рокоча, бьются о скалистый берег.
                        Все ближе, ближе шум толпы народной,
                        И в возгласах и кликах различил
                        Я имя Иисуса Назарея,
                        Я понял, что проходит предо мною
                        Тот праведный Пророк из Галилеи,
                        Кого молва зовет у нас Мессией,
                        Целителем недужных и калек
                        И другом обездоленных и нищих.
                        И стал взывать к Нему я со слезами:
                        — „О, Иисус, Давидов Сын, помилуй!“ -
                        Меня молчать напрасно понуждали,
                        Я все кричал. Другие ж говорят:
                        — „Остановился Он; вставай, вставай же,
                        Иди, не бойся: Он тебя зовет“. -
                        Я живо скинул верхнюю одежду,
                        Бегу к Нему, колени преклоняю
                        И слышу голос ласковый и тихий:
                        — „Чего ты хочешь от Меня?“ — Ему
                        Я говорю: — „Учитель, чтоб прозреть мне!“ -
                        И тот же дивный голос раздался -
                        О, и теперь в ушах моих звучит он:
                        — „Иди! Тебя твоя спасает вера!“ -
                        И я прозрел.

                                 2-я женщина

                                     Ну, как Ему не верить!

                                   Саддукей

                        Вольно вам верить нищему, бродяге!
                        Меня не убедит сновидец этот,
                        Помешанный, что бредит наяву.]

                                 2-й фарисей

                        Учитель ваш обманщик, обольститель,
                        А не пророк и не Давидов сын.

            (Возбужденная толпа наступает на саддукея и фарисеев.)

                                   Вартимей

                        Он оскорбил Учителя!

                                 1-я женщина

                           Пророка
                        Бесчестит он!

                                 3-й фарисей

                                      Молчать! Кто дал вам право его
                                                        пророком звать?

                                 4-й фарисей

                           Он не от Бога,
                        А лжепророк.

                                1-й из народа

                           Как смеешь ты хулить
                        Посланца Божия!

                                 1-й фарисей

                           А ты как смеешь
                        Его посланцем Божьим признавать!

                                2-й из народа

                        Самарянин!

                                     3-й

                        Пес!

                                     5-й

                           Нечестивец!

                                 2-й фарисей

                                       Вон!

                                1-й из народа

                        Камнями их побить!

                   Саддукей (подбежав к помещению воинов).

                        Сюда!

           (Народ хватается за камни, угрожая саддукею и фарисеям.)

                    1-й фарисей (тоже у помещения воинов).

                        На помощь!


Явление второе
(На крики из двери выбегает римская стража с центурионом во главе).

                                 Центурион

                      Что здесь за шум?

                                  Саддукей

                         Мы, воин благородный,
                      Здесь справиться не можем с низкой чернью:
                      Она царем провозгласить готова
                      Бродягу, нищего из Назарета;
                      А мы — мы чтим единого царя!..

                                1-й фарисей

                      И вашего, и нашего владыку…

                                    2-й

                      Да здравствует Тиверий!

                                    3-й

                                             Много лет,
                      И слава кесарю.

                           Вартимей (в сторону).

                                      У, лицемеры!

                          1-й из народа (так же).

                      Приспешники!

                                    2-й

                                   Продать народ готовы
                      Они, дрожа за собственную шкуру.
                               (Ропот толпы.)

                                 Центурион

                      Не страшен кесарю и не опасен
                      Безвредный галилейский проповедник.
                      Здесь, что ни день, усобья и раздор. (Фарисеям.)
                      Не сами ли затеяли вы ссору,
                      Толпу хулой Пророка раздразнив?
                      Ступайте лучше по домам.

                (Саддукей и фарисеи спешно уходят в город.)


Явление третье

                            Центурион (народу).

                            Уймитесь! (Воинам.)
                      Всех, у кого в руках найдется камень,
                      Схватить и заковать. Ну, разойтись!

(Воины хватают некоторых и уводят. Центурион уходит за ними. Народ разбегается с криками.)


Явление четвертое

                               1-й из народа

                      Насильники!

                                    2-й

                                   Злодеи!

                                    3-й

                                           Палачи!

                                    4-й

                      Нам долго ль иго римское терпеть!

                                    5-й

                      Скорей бы от неверных нас избавил
                      Мессия!

                                1-я женщина

                              Воцарится Иисус -
                      И нас освободит…

                                    2-я

                                         Когда ж дождемся!

(Сцена пустеет. Вартимей уходит налево. Солнце начинаетсадиться. Местность залита красноватым светом. Выходят, беседуя, Иосиф и Никодим.)


Явление пятое

                                  Никодим

                      [Сбылись слова Захарии-пророка:
                      „Ликуй от радости, о, дщерь Сиона!
                      Ликуй и торжествуй, Ерусалим!
                      К тебе грядет твой Избавитель, Царь твой,
                      Спасающий, и праведный, и кроткий,
                      Грядет к тебе, сидящий на ослице
                      И на осленке, сыне подъяремной“.
                      Но душу мне сомнения терзают:
                      О, если б мог и я Его признать!]
                      Четвертый год идет уж, друг Иосиф,
                      Как Он впервые в Иерусалим
                      Пришел на праздник. Чистое ученье
                      И чудеса Его, каких никто
                      Творить не мог бы, если бы с ним не был
                      Господь, уже тогда внушили мне,
                      Что Он от Бога посланный Учитель.
                      [Уже тогда я тайно ночью темной
                      К Нему пошел, и дивные глаголы
                      Услышал от Него. Он говорил,
                      Что Царства Божия тот не увидит,
                      Кто не родится свыше от воды
                      И Духа.

                                   Иосиф

                              Да, необычайны эти
                      Слова! И все же, как пловец, который
                      И сквозь туман угадывает берег, -
                      В неясной мгле таинственных речей
                      Я истину божественную чую…
                      Но продолжай: что дальше, Никодим?

                                  Никодим

                      Дух дышит там, где хочет; голос Духа
                      Мы слышим и не ведаем, откуда
                      Приходит и куда уходит он.
                      Бывает так со всяким, кто от Духа
                      Рожден.

                                   Иосиф

                      Но как же может это быть?

                                  Никодим

                      Он говорил со мной о том, что знает,
                      Свидетельство давал о том, что видит.
                      Незлобивый, Он кротко укорял,
                      Что земнородные не принимают
                      Свидетельства Его. Он о земном
                      Вещал, но не смогли мы верить,— как же
                      Уверуем, когда заговорит
                      Нам о небесном Он? Свет в мир явился.
                      Но в мире тьма была милее людям,
                      Чем свет затем, что злы дела их были.
                      Творящий злое ненавидит свет
                      И не идет ко свету, полный страха,
                      Что свет деянья злые обличит,
                      А правое творящий сам ко свету
                      Идет, чтоб добрые его дела,
                      Содеянные в Боге, явны были.

                                   Иосиф

                      Как глубоко мне в душу западают
                      Его проникновенные слова!
                      Ты повторяешь их с благоговеньем,
                      Три долгих года в сердце носишь их,
                      Готовый верить чистому ученью,
                      Ты чудотворца видишь в Иисусе
                      И все ж Мессию в Нем не признаешь?

                                  Никодим

                      В том глубина страданья моего,
                      Что сердцем я давно Его признал,]
                      Но ум и знание не допускают
                      Уверовать в любимую мечту.
                      [Могу ли я, Израилев учитель,
                      Пророков отметая и закон,
                      Забыть все то, что им противоречит,
                      И с совестью сомненья примирить?]
                      Мы знаем: Иисус из Назарета -
                      Сын плотника, а Избавитель наш,
                      Израиля надежда, Моисеем
                      Издавна предреченный нам Мессия,
                      Восстанет из Давидова потомства
                      И в Вифлееме должен быть рожден.

                                   Иосиф

                      Не сведущ я в законе и пророках…
                      [И не по мне их глубина и мудрость;
                      Благоговейно святость их я чту
                      И верую отеческим преданьям.]
                      Священные Писания глаголы
                      Напоминают звезды в небесах;
                      В тиши ночей из темно-синей дали
                      Загадочно, таинственно оне
                      Льют нам свое сияние на землю;
                      Восхищены нетленною красою,
                      Мы трепетно подъемлем взоры к ним,
                      Но их теченье в вышине безбрежной,
                      Неисчислимость их нам непонятны,
                      Их светлый сонм непостижим и чужд.
                      Как звездочет, вникающий пытливо
                      В небес полночных огненную книгу,
                      Ты изучил пророков и закон;
                      Я ж отдаюсь души слепому чувству,
                      Порывам сердца повинуюсь я.

(Появляются Симон Киринеянин, ведя ослицу с осленком {Ослица с осленком на сцене не появляются.}, и Руф.)


Явление шестое

                              Симон (Иосифу).

                     Привет тебе, мой добрый господин!

                                   Иосиф

                     Откуда, Симон?

                                   Симон

                                    Был я на работе
                     В полях и виноградниках твоих.
                     Вдруг слышатся из города мне крики
                     И шум какой-то: сад твой, господин,
                     От городской стены совсем ведь близко -
                     Я в город поспешил на голоса
                     И увидал на площади близ храма
                     Несметную толпу; она в восторге
                     Учителя, ликуя, провожала.
                     Он ехал впереди, и я узнал
                     Под ним свою ослицу и осленка.

                                  Никодим

                     Но как они Учителю достались?

                                    Руф

                     Так, господин, случилось это: дома
                     Я был один. Отец ушел работать, -
                     Послышались шаги. Глянул в окно я -
                     Пылит дорога. Вот, к ограде нашей
                     Какие-то два мужа подошли
                     И от ствола смоковницы тенистой
                     Хотят ослицу нашу отвязать.
                     — „Что делаете вы?“ — им закричал я;
                     Они ж спокойно молвят мне в ответ:
                     — „Учителю нужна ослица ваша“. -
                     Я посмотрел: от Вифании шел
                     С толпой учеников Своих Учитель.
                     Усердно мы — отец, брат Александр
                     И я, чтим Иисуса. И охотно
                     Я уступил отцовскую ослицу.
                     Воссел Учитель, продолжая путь
                     Чрез гору Елеонскую в наш город.
                     Побрел и я за Ним. И вот с горы
                     Спускаться стали, и внизу открылся
                     Как на ладони весь Ерусалим,
                     В лучах горячих золотясь на солнце…
                     [Запели мы: „Осанна“, славя Бога.
                     Заслыша песнь, из города навстречу
                     Нам повалил народ; и все росла
                     Толпа. Пророку нашему бросали
                     Мы под ноги одежды и цветы.
                     Лишь в городские Он вступил ворота,
                     Пришел в движенье весь Ерусалим,
                     И радостно звучал народный клик:
                     — „Осанна, Царь Израилев, осанна!“ -
                     В толпе средь нас и знатные нашлись;
                     Недобрым оком глядя исподлобья
                     На Праведника нашего, они
                     Со злобой на ухо Ему шептали:
                     — „Учитель, удержи учеников“, -
                     И им Он отвечал: — „Вам говорю Я:
                     Когда б ученики мои замолкли,
                     То камни возопили бы за них!“]

                                   Симон

                     У входа в храм остановился Он.
                     Я бросился Учителю навстречу
                     И под уздцы держал свою ослицу,
                     Когда с нее слезал Он. И, меня
                     Узнав, Он с кроткою взглянул улыбкой
                     Мне пристально в глаза и молвил тихо:
                     — „Ты оказал одну услугу Мне:
                     Другой жду от тебя Я вскоре, Симон“. -
                     И с этим словом медленно всходить
                     Стал по широким мраморным ступеням
                     Он в Божий храм.
                                      [В притворе Соломона
                     Его подростки обступили.— Он
                     Детей так любит и так ласков с ними,
                     И дети льнут к Нему.— „Осанна Сыну
                     Давидову!“ — запела их толпа,
                     Отцам и взрослым братьям подражая.
                     Когда ж первосвященник, негодуя,
                     Ему заметил: — „Или Ты не слышишь,
                     Что отроки поют?“ — Пророк ответил
                     Словами нашего Царя Давида:
                     — „Из уст младенцев и грудных детей
                     Звучит хвала“…] -
                                         А я побрел домой,
                     Все думу думая, гадая тщетно,
                     Какую бы еще услугу вскоре
                     Мог оказать я Божью человеку.

                                    Руф

                     Его слова сбываются всегда.

                                   Симон

                     Пора домой мне с Руфом. Добрый вечер!
                     Храни вас, Боже!

                                   Иосиф

                     Мир тебе. Прощай!

     (Симон и Руф уходят. Иосиф и Никодим садятся под маслиной слева.)

                                  Никодим

                     [Я с завистью смотрю и умиленьем
                     На простодушье этих поселян.
                     Они по зову сердца слепо верят,
                     Не ведая сомнений. Словно птицы
                     Небесные иль полевые звери,
                     Они пытливой мыслью не стучатся
                     В чертога знанья запертую дверь.
                     Им жизнь ясна, страх смерти им неведом,
                     И нет для них загадки бытия.

                                   Иосиф

                     Народ признал Мессию в Иисусе,
                     Но наши фарисеи, саддукеи,
                     Законники и книжники навряд
                     Народную в Него разделят веру.
                     Не по душе им проповедь Его.
                     Учение любви и всепрощенья
                     Не привлечет того, кто сердцем черств,
                     А гордость их, корысть и лицемерье
                     Суровых не потерпят обличений.
                     В среде синедриона злоба зреет,
                     Борьба идет не на живот, а на смерть,
                     И должен в ней погибнуть Иисус!]


Явление седьмое
(Входят саддукей и несколько фарисеев. Они не замечают Иосифа и Никодима).

                                  Саддукей

                       Об Иисусе можно здесь свободно
                       Поговорить…

                                  Никодим

                                     Об Иисусе? Слышишь,
                       Иосиф?

                                   Иосиф

                              Слышу, слышу. Нам с тобою
                       Они знакомы. Не охота мне
                       Встречаться с ними: доброго не жду я
                       От них. (Пытается уйти.)

                        Никодим (задерживая Иосифа).

                                Молчи!

                                1-й фарисей

                                Я в храме не был. Что же
                       Случилось там, скажи?

                                  Саддукей

                                А вот что; слушай:
                       Тот, бесом одержимый, галилейский
                       Пророк, а попросту — бродяга, нищий.

                                    1-й

                       Ну, знаю. Дальше.

                                  Саддукей

                                В храм забрался…

                                2-й фарисей

                                               Где-то
                       Веревку поднял, свил ее жгутом
                       И, угрожая, стал распоряжаться:
                       Гнать покупающих и продающих.

                                    3-й

                       Скамьи торговцев голубями Он
                       Принялся опрокидывать…

                                    4-й

                                А также
                       Столы меновщиков…

                                  Саддукей

                                Не позволял
                       Чрез храм пронесть какую-либо вещь…

                                    2-й

                       Хоть там был и сам первосвященник, -
                       Стал разглагольствовать, напоминая
                       Толпе слова Исайи-пророка:
                       „Для всех народов будет дом Мой домом
                       Молитвы; вы же сотворили в нем
                       Вертеп разбойников“.

                                    1-й

                                Нет, это слишком!
                       Пора унять Его!

                                    2-й

                                Какая дерзость!

                                    1-й

                       Расправиться бы с Ним!

                                  Саддукей

                                На то и звал
                       Тебя я вон из города. На воле,
                       Здесь, вдалеке от проклятой толпы,
                       Что за своим Мессией самозваным
                       Бежит, как стадо глупое баранов,
                       Обсудим лучше мы, что делать нам.
                       Пусть с вами, фарисеями, нередко
                       Мы, саддукеи, ладить не хотим.
                       Но Иисус и вам, и нам опасен:
                       Объединиться мы должны теперь.
                       Вы видите, мы сладить с Ним не в силах:
                       Весь мир идет за Ним из-за чудес
                       Им яко бы творимых. Коль Его мы
                       Оставим на свободе, наш народ
                       Уверует в Него, а там, пожалуй,
                       Провозгласит царем над Иудеей.
                       И римляне тогда, бесповоротно
                       Страною нашей завладев, разрушат
                       Святой Сион и Соломонов храм.

                                    1-й

                       Не лучше ль для избранного народа,
                       Чтоб галилеянин один погиб,
                       Чем гибнуть всем из-за Него?

                                    2-й

                                Конечно.
                       Спасти бы нам хоть призрак той свободы,
                       Которую еще дарит нам Рим!

                                    3-й

                       Да здравствует вовеки Иудея!

                                    4-й

                       Да здравствует Израильский народ!

                                    1-й

                       Смерть Назарею!

                                    2-й

                                       Гибель лжепророку!

                                    3-й

                       Да гибнет Галилеянин!

                                    4-й

                                             На смерть!

                                  Саддукей

                       Вы ничего не смыслите! И тронуть
                       Теперь вам не дадут Его. Народ
                       Им только лишь и бредит. Не сейчас ли
                       Вы сами видели, с каким восторгом
                       За Ним текла бессмысленная чернь?
                       Она камнями мигом забросает
                       Того, кто б не почтил ее кумира.
                       Но дайте срок: остынет этот пыл,
                       И если без народа…

                             1-й (в полголоса).

                                Понимаю!
                       Тайком…

                               2-й (так же).

                       В глухом, безлюдном месте…

                               3-й (так же).

                                              Ночью…

                                    1-й

                       Впотьмах…

                                  Саддукей

                                   Внезапно схватим Иисуса…

                                    1-й

                       Сведем к первосвященнику на суд…

                                    2-й

                       Свидетелей найдем…

                                    3-й

                                Вину подыщем…

                                    4-й

                       И к смерти без труда приговорим.

                           Иосиф (тихо Никодиму).

                       Какая низость! Изверги, убийцы!
                       Их молча слушать — свыше сил моих.

                             Никодим (так же).

                       Молчи! Зачем нам связываться с ними!

                                  Саддукей

                       И эта же толпа, за Ним сегодня
                       Бежавшая как за своим Царем,
                       Боготворившая Его, поверит
                       Посмевшим осудить ее Мессию
                       И будет казни требовать Его.

                                    2-й

                       Да, да, ты прав: народ непостоянен
                       И переменчив, как весной погода.

                                    1-й

                       Но чтоб Его схватить в пустынном месте,
                       Не при народе, надо б разузнать,
                       Где пребывает Он, где ночь проводит…

                                  Саддукей

                       Об этом всем разведать я успел.
                       Среди Его учеников знаком мне
                       Один, по имени Иуда, родом
                       Искариот. Звон серебра ушам
                       Его милее, чем слова ученья
                       О бескорыстии. Я посулил
                       Иуде этот сладкий звон; еще мы
                       В цене не сговорились, но уже
                       В болтливости его сказалась алчность.

                                    2-й

                       Скорей расправиться пришло бы время
                       С безбожником!

                              3-й (саддукею).

                                С тобою я готов
                       Быть за одно.

                               1-й, 2-й и4-й

                                И я!

                             Никодим (Иосифу).

                                К себе пойду я.

                                  Саддукей

                       Благодарю всем сердцем за такое
                       Единодушье в правом деле. Но -
                       Ни слова никому.

                                    1-й

                                Что там за шум?

(Невольники несут из города на носилках Прокулу; на других носилках несут Иоанну. Никодим, скрываясь за маслиной, уходит в город).


Явление восьмое

                                2-й фарисей

                       Сюда несут Пилатову супругу.

                                    1-й

                       Кто с нею?

                                    2-й

                                  Иоанна; муж ее
                       Зовется Хуза: он домоправитель
                       У Ирода. Она за Иисусом
                       С Его учениками, с Магдалиной
                       В Ерусалим пришла из Галилеи…
                       И римлян не гнушается она
                       И входит в их дома.

                       Саддукей (с низким поклоном).

                       Привет матроне!

                                1-й фарисей

                       Поклон, о, Прокула!

                                    2-й

                       Живи и здравствуй!

                                    3-й

                       Будь счастлива!

                                    4-й

                       И мир, и благодать!

                                  Прокула

                       Благодарю! И мой привет примите.
                    (Саддукей и фарисеи уходят в город.)


Явление девятое

             Иосиф (идя навстречу Прокуле и знаком останавливая
                               носильщиков).

                     Я не посмел бы подойти с поклоном,
                     Когда бы важная меня причина
                     Не побуждала докучать тебе.

                           Прокула (носильщикам).

                     Поставьте здесь под этою маслиной
                     Мои носилки.— Мир тебе, Иосиф!
                     Привыкла я в приморской Кесарии
                     К простору синему пустынных волн.
                     Прибыв сюда на праздник, задыхаюсь
                     Я в пыльном городе; и за стеками
                     Мне чистым воздухом, полей широких
                     Хотелось полной грудью подышать;
                     Но я и здесь тебя готова слушать.

                                   Иосиф

                     Я знаю, госпожа, ты пылким сердцем
                     Всегда за правду смело постоишь,
                     И чуткою душою не попустишь,
                     Чтоб праведник невинно пострадал.

                                  Прокула

                     В любое время и везде, Иосиф,
                     Я рада встретиться с тобой, И если
                     Ты к доброму мне делу повод дашь,
                     Тебе я буду только благодарна.

                                   Иосиф

                     Ты, несомненно, Прокула, слыхала
                     Об Иисусе Галилейском.

                                   Иоанна

                                Ах!

                                  Прокула

                     Об Иисусе! Слышишь, Иоанна,
                     О нем и он мне будет говорить!
                     Который раз сегодня это имя
                     Звучит в ушах моих! Не за минуту ль
                     С тобой о Нем беседовали мы?
                     Я много слышала о нем, Иосиф,
                     И пламенно Его хотела видеть,
                     Но не сбывалася моя мечта.
                     И вот сегодня,— нет тому и часа, -
                     По узкой улице Он на ослице
                     Проехал мимо дома моего.
                     Мне не был виден лик Его сначала:
                     Понурена была Его глава.
                     Но с домом, где живу я, поравнявшись,
                     Возвел Он очи на меня и долго
                     Остановил на мне пытливый взор.
                     Ни у кого доныне не видала
                     Такого я прекрасного лица:
                     Оно сияло дивным выраженьем
                     Величья, кротости и тихой грусти.

                                   Иосиф

                     Ты только что, прибыв на это место,
                     Здесь повстречала знатных иудеев.
                     А перед тем за несколько мгновений
                     Я, ими не замеченный, услышал,
                     Как сговорились меж собой они
                     Его схватить, оклеветать коварно
                     И осудить на смерть.

                                   Иоанна

                                Не может быть.

                                  Прокула

                     Чем смерть он заслужил?

                                   Иосиф

                                Они Его
                     В преторию на суд должны представить,
                     Ты знаешь, госпожа, лишь прокуратор
                     Здесь утверждает смертный приговор…
                     В твоих руках, о, Прокула, отныне
                     Жизнь Иисуса. Мужу передашь
                     Ты, что из зависти, по злобе только
                     Невинного дерзнули осудить.
                     Супруг твой — римлянин и не потерпит,
                     Чтоб римского закона справедливость
                     Была поругана, чтоб клевета
                     Над правдою победу одержала.

                                  Прокула

                     Я мужу передам, что от тебя
                     Сейчас услышала.

                                   Иосиф

                                Уж солнце село.
                     Прости. Мне, Прокула, пора на отдых.
                     Пойду. Прими прощальный мой привет.

                                  Прокула

                     Прощай, Иосиф. Добрый вечер! Если
                     Что новое про Иисуса ты
                     Разведаешь, то заходи, прошу я,
                     Ко мне в преторию. Во всякий час
                     Тебе я буду рада.

                                   Иосиф

                                Мир тебе! (Уходит).


Явление десятое

                             Прокула (Иоанне).

                       Когда Пилат назначен был сюда,
                       Я ехала со страхом в Иудею;
                       Здесь думала лишь варваров найти я,
                       Непримиримых, мрачных изуверов.
                       Но вот Иосиф встретился мне здесь,
                       Сошлась я и с тобою, Иоанна…
                       Он, как и ты, я вижу, почитает
                       Того Учителя из Галилеи.
                       Скажи мне, чем пленил вас Иисус?

                                   Иоанна

                       Ах, Прокула, сама Его сегодня
                       Ты видела… Ужель не ощутила
                       Ты обаянья образа Его?

                                  Прокула

                       [Я от тебя не скрою, Иоанна:
                       Когда на мне остановил Он очи,
                       Как будто вечность мне в глаза глянула,
                       И в неземном я взоре том прочла
                       Такую глубину любви небесной
                       И полноту такую милосердья,
                       Что мне по гроб тех глаз не позабыть!]

                                   Иоанна

                       И спрашиваешь ты, чем Он пленяет?

                                  Прокула

                       Я не могу лишь чувству отдаваться;
                       Рассудком, разумом хочу сознать я,
                       Чем покоряет Он себе сердца,
                       Какою силою их привлекает.
                       Откуда Он? Кто мать Его, отец?
                       Что знаешь ты про них?

                                   Иоанна

                                Из Галилеи
                       Они. Их город — Назарет. Отец
                       Давно уж умер. Говорят, что был он
                       Из рода славного царя Давида;
                       Он в бедности и родился и жил,
                       Был плотником и научил и Сына
                       Тому же ремеслу. И после смерти
                       Отца один у Матери остался
                       И плотничьим поддерживал трудом
                       Марию отрок Иисус.

                                  Прокула

                                Потомок
                       Царей, но темный, незаметный плотник,
                       Как властвовать Он может над умами?

                                   Иоанна

                       В сердцах читает Он; все наши тайны
                       Открыты перед Ним. Он наделен
                       Великой чудодейственною силой.

                                  Прокула

                       Я от тебя слыхала, Иоанна,
                       О чудесах Его; но чудесами
                       Меня не убедишь. И в Риме также
                       Мы о чудесных слышим исцеленьях
                       При храмах Эскулапа иль Изиды.
                       Мне доводы нужны сильнее этих,
                       Чтобы уверовать могла я смело
                       В Его божественность. Но продолжай
                       Ты имя Матери Его сейчас
                       Упоминала предо мной. Знакома ль
                       Ты с Нею и давно ли, Иоанна?

                                   Иоанна

                       Да, Прокула, Ее давно я знаю
                       И счастлива, что жребий выпал мне
                       С ней сблизиться. Нет Женщины прекрасней.
                       Как в пору вешнюю, когда природа
                       Как бы торопится явить зараз
                       Всю полноту своих очарований,
                       Когда теплом повеет благовонным,
                       И запестреют первые цветы,
                       И соловьи по рощам зарокочут, -
                       Так в образе Марии слил Творец
                       Все добродетели и совершенства:
                       В Ней чистота безоблачного утра
                       И сумерек вечерних тишина,
                       И ясность нежная луны сиянья,
                       И непорочность лилий полевых,
                       И горлицы незлобивость и кротость.
                       Не даром с белой лилией в руке
                       К ней прилетал крылатый небожитель
                       Пред тем, как стала Матерью Она,
                       И возвестил рожденье Иисуса.
                       [С тех пор нередко жены Назарета
                       Видали,— да и мне самой не раз
                       Случалось замечать, встречаясь с Нею, -
                       К колодцу ли с кувшином на плече
                       Идет Она с горы походкой легкой,
                       Иль пряжей занята в своем саду,
                       Или в часы заката на крылечке
                       С соседками беседу заведет, -
                       Ее лицо вдруг озарится светом,
                       Забудет все кругом Она, к кому-то
                       Невидимому нами устремит
                       Прекрасный взор, и губы что-то шепчут:
                       То с ангелами говорит Она.

                                  Прокула

                       С сердечным трепетом и умиленьем
                       Я повесть слушаю твою; она
                       Загадкою таинственных явлений
                       И тихой прелестью в душе моей
                       Затронула неведомые струны:
                       Хоть чудеса холодный ум смущают,
                       Но смеем ли мы гордо отрицать
                       Общенье мира, видимого нами,
                       С невидимою областью небес?

                                   Иоанна

                       Незримое глазам порочным нашим
                       Доступно неземным очам Марии.]

                                  Прокула

                       Не знаешь, право, кто из них счастливей:
                       Мария ли, дав жизнь такому Сыну,
                       Иль Иисус, любя такую Мать.
                       [Поведай мне еще о Нем.

                                   Иоанна

                                Уж в детстве
                       Он, говорят, стал чудеса творить:
                       С ребятами, бывало, птичек лепит
                       Из глины; у других они, понятно,
                       И остаются глиной; у Него ж,
                       Оживши, встрепенутся в малых ручках,
                       Вспорхнут и с песнью к небу улетят.
                       Поздней,— уж статным юношей,— однажды
                       Над чем-то Он работал в мастерской,
                       Строгал, и стружки в кольца завивались
                       И падали, на солнце золотясь.
                       Проходит мимо нищая вдовица
                       И просит подаянья. Юный плотник
                       Стал шарить по углам, просил хоть сикля
                       У Матери, за пряжею сидевшей,
                       Но в доме ни лепты не оказалось.
                       Тогда с улыбкой стружку подал Он
                       Вдовице; и мгновенно превратилась
                       Та стружка в золото в руках у нищей.]

                                  Прокула

                       Но главное хочу я знать: чему же
                       Он учит?

                                   Иоанна

                                К покаянью Он зовет;
                       Любить врагов Он нам повелевает
                       И ближнего, как самого себя.
                       Платить добром, благотворить Он учит
                       Тем, кто клянут и ненавидят нас.
                       Блаженство обещает Он и Царство
                       Небесное всем, изгнанным за правду,
                       И алчущим, и жаждущим ее,
                       И чистым сердцем, кротким, миротворцам
                       И милостивым всем, и нищим духом.
                       Он утешенье плачущим сулит.
                       Он говорит всем тем, кого поносят
                       И всячески злословят на Него:
                       „Возрадуйтесь, возвеселитесь, ибо
                       Награда ваша в небе велика.
                       Да светит свет ваш пред людьми, да видны
                       Им будут ваши добрые дела,
                       Да вознесут они и да прославят
                       Предвечного Отца на небесах“.

                                  Прокула

                       Твоим речам я внемлю, Иоанна,
                       И замирает сладостно душа;
                       Они ласкают, трогают, волнуют,
                       Мне слышится родное что-то в них,
                       Как будто мне они уже звучали
                       Когда-то, где-то, как забытый сон,
                       Как песня матери над колыбелью…

(Вдали из города, сперва совсем тихо, но постепенно все громче раздается пение учеников Иисусовых {*}. Уже стемнело.)

                       {* Песнь учеников Иисусовых.
                       О, Господи! Боже спасенья,
                       К Тебе я взываю мольбой,
                       И жаркие сердца моленья
                       Всегда и везде пред Тобой;
                       И днем, и в ночное молчанье
                       Возносятся к небу они.
                       О, Боже, в ответ на стенанье
                       Ты ухо Твое преклони!
                       Во зле находил я усладу,
                       Душа истомилась моя,
                       Я жизнью приблизился к аду.
                       Страшит меня ярость Твоя.
                       Во рву, в преисподней лежу я,
                       И смертная сень надо мной,
                       И, мучась во тьме и тоскуя,
                       К Тебе я взываю мольбой.
                       Ты ведаешь, как я страдаю:
                       Готовы глаза изнемочь,
                       Я руки к Тебе воздеваю,
                       О, Боже, весь день и всю ночь.
                       Услышь этот вопль и моленья,
                       Я нищ, о, Господь, пред Тобой!
                       О, Боже мой, Боже спасенья,
                       К Тебе я взываю мольбой!}


Явление одиннадцатое

                                  Прокула

                     Но смерклось… Первая звезда зажглась
                     На небе синем… С трапезой вечерней
                     Ждет Понтий. Мне давно пора домой.
                     Какие звуки издали несутся,
                     В тиши касаясь слуха моего?
                     Ты слышишь, в городе поют как будто?
                     Да, там поют: я различаю ясно
                     Мужские голоса.

                                   Иоанна

                                То Иисус
                     Из города в Вифанию идет.
                     Там Лазарь, друг Его, с двумя сестрами
                     Живет. Под их гостеприимным кровом
                     Учителю всегда готов приют.
                     И Мать Его, пришедшая на праздник,
                     Теперь гостит у них и поджидает
                     В доме Лазаря возлюбленного Сына.
                     Да, это Он идет; я узнаю
                     Слова псалма царя Давида в пеньи
                     Двенадцати Его учеников.

                           Прокула (невольникам).

                     Спешите же, рабы! — О, если б только
                     Еще хоть раз мне на Него взглянуть!

          (Прокулу и Иоанну уносят. Сцена некоторое время пуста).


Явление двенадцатое
(Налево входит Вартимей. Пение из города громче.)

                                  Вартимей

                      О, наконец! Тебя я вновь увижу!
                      Пускай с небес на землю пала ночь,
                      И мрак ее мне взоры застилает,
                      Но Ты, Равви,— незаходящий свет!
                      Слепым я был, но не глазами только:
                      Была слепа издавна и душа.
                      [Она во тьме томилась и страдала,
                      Я позабыл и правду, и добро,
                      И только смутное воспоминанье
                      О непорочной детской чистоте,
                      Как о давно вдали померкшем свете,
                      Бессильно теплилось на дне души.]
                      И вот, свершил Ты надо мною чудо,
                      И за тобою следом я пошел.
                      Я услыхал Твое святое слово
                      И ужаснулся мрака своего.
                      Приди, приди ж, Мессия, Сын Давидов!
                      Ты, мне глаза телесные раскрывший,
                      Раскрой теперь духовные мне очи
                      И душу просвети, о, Раввуни!

(Преклоняет колени, простирая руки к еще невидимому  Иисусу.)
(Песнь слышится уже громко за самым узким проходом в  глубине и продолжается еще по падении занавеса.)

                        Занавес медленно опускается.

Кореиз
5 июня 1911

К. Р. Избранное. М., "Советская Россия", 1991

Lib.Классика

Тэги: поэт К.Р., Евангелие в литературе, христианство и русская литература

Первая Предыдущая 1 2 3 4 Последняя
Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню