RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 2. Августин (Никитин)

Таврический отдел Императорского Православного Палестинского Общества (1900-1917 гг.): по материалам «Таврических епархиальных ведомостей». Р.А. Близняков, М.А. Агатова

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

19 октября 1919 Совету было доложено о внесении РПО в Реестр Обществ и Союзов под №1784

20 октября 1864 родилась великая княгиня Елизавета Фёдоровна, Председатель ИППО с 1905 по 1917 гг.

20 октября 1889 освящено Сергиевское подворье ИППО в Иерусалиме

Соцсети


ХХV-летие русских школ в Бейруте и служение в них М. А. Черкасовой


Общий вид Бейрута.
"Палестинская" коллекция фотографий Императорского Православного Палестинского Общества в ГМИРе

Бейрут, благодаря своему исключительно счастливому географическому, положению, принадлежит к числу богатейших торговых и культурных городов Сирии. Неудивительно поэтому, что он служит и средоточием сирийской образованности и издавна привлекает к себе внимание всех насадителей культуры и христианства среди туземцев. Здесь с ХVII века ведут между собою соревнование на почве прозелитизма миссии католические и протестантские, а в деле создания школ всевозможных типов от начальных до университетов, с выдающимися научными силами в факультетах филологическом и медицинском, соперничают Франция, Австрия, Италия, Англия, Германия и отдаленная Америка. Позднее других народностей выступила здесь на поле культурно-просветительного соревнования православная Россия под видом Императорского Православного Палестинского Общества. Что же касается создания в Бейруте русских школ и их громадного влияния на местное православное население, то мы в этом отношении исключительно обязаны энергии и педагогическому прирожденному таланту их начальницы Марии Александровны Черкасовой, целых ХХV лет своей жизни безраздельно посвятившей этим школам.


Мария Александровна Черкасова, почетный член Императорского Православного Палестинского Общества.
Фото 1914 г. из архива ИППО на Сергиевском подворье в Иерусалиме

Уроженка Новгородской губернии, дочь дворянской семьи, один из предков коей имел счастье состоять воспитателем по строевой части Августейших Детей Государя Императора Николая Павловича, Мария Александровна весьма рано почувствовала страстное влечение и горячее желание посвятить себя всецело педагогическому поприщу. С этою целью она в 70 годах прошлого столетия открыла школу в родном именье Боровичского уезда для обучения грамоте детей местных крестьян и трудилась в ней безмездно несколько лет. Идеально настроенная М. А., воспитанная с детства в высоких христианских строго православных началах, увлеченная слухами о выдающихся миссионерских успехах апостола среди язычников-японцев архиепископа японского Николая и о той высокохристианской жизни, какая установилась среди тамошних прозелитов, пожелала и свои силы и знания испробовать на миссионерском поприще в Японии. Здесь, усердно изучая чуждый ей дотоле язык, Мария Александровна была в течение трех лет полезной помощницей апостолу Японии архиепископу Николаю в его катехизаторских школах и главным образом в школах для христианок –японских женщин. Но прирожденная, редкая в женщине, независимость ее характера, соединенная с настойчивостью и горячностью, привела ее в некоторое столкновение с почтенным начальником нашей японской миссии, и она добровольно решилась покинуть Японию.

Константин Дмитриевич Петкович (1824-1898)
Генеральный консул России в Бейруте Константин Дмитриевич Петкович (1824-1898), почетный член Императорского Православного Палестинского Общества.
Фото сделано 1 октября 1888 г. в Иерусалиме - в день награждения орденом св. Анны 1-й степ. во время паломничества на Святую Землю Председателя ИППО великого князя Сергея Александровича. Орден вручил великий князь на торжественном обеде после освящения церкви Марии Магдалины в Гефсимании.
Фото из архива праправнучки Татьяны Панкратьевой

Возвращаясь морем на родину, Мария Александровна Черкасова пожелала по пути посетить Св. Землю и помолиться у Живоносного Гроба Господня. Много наслышавшись в Иерусалиме о полезной, плодотворной и неусыпной для блага православной церкви и к славе нашего отечества деятельности приснопамятного начальника русской Духовной Миссии, о. архимандрита Антонина Капустина, она быстро сблизилась с ним и с полною готовностию предложила ему свои услуги и свой педагогический опыт для открытой им женской арабской школы в Бет-Джале. И только выше описанные нами черты ее независимого и упрямого характера помешали крайне осторожному о. Антонину принять к себе в школу Бет-Джалы столь опытную и всей душой любящую педагогическое дело учительницу и начальницу. Более решительным в этом вопросе оказался незабвенный секретарь Палестинского Общества, покойный В. Н. Хитрово, который, насаждая русские школы в Св.Земле, пожелал приютить у себя эту полезную труженицу и открыть для нее широкое и плодотворное поле для деятельности. В. Н. Хитрово отправил М. А. Черкасову в Бейрут для преподавания русского языка в местную православную школу, в которой с 1885 года русскому языку обучал сирийских детей бывший питомец Московской духовной Академии, ныне заслуженный почтенный начальник Назаретской, имени В. Н. Хитрово, учительской семинарии А. Г. Кезма, дамасский уроженец. Православная школа в Бейруте, находилась под покровительством русского генерального консула К. Д. Петковича, принимавшего горячее участие в деятельности Палестинского Общества на Ближнем Востоке, и пользовалась со стороны Общества субсидиею. Отправляя М. А. Черкасову в Бейрут к К. Д. Петковичу, В. Н. Хитрово снабдил ее весьма любопытным письмом, в котором сделал откровенную и беспристрастную характеристику будущей создательницы русских школ в Бейруте. 

«В последнем письме к Вам, писал 20 февраля В. Н. Хитрово К. Д. Петковичу, Михаил Петрович (Степанов) писал о нашем предположении: послать в ваше распоряжение, кроме русского учителя, и русскую учительницу. Мы для этого имеем очень подходящую особу, и рады были бы употребить ее с пользою. На первое время она могла бы только преподавать русский язык в женской школе в Бейруте, и в месяцев 6 такого преподавания осмотреться и ознакомиться настолько, чтобы сообразить главное, как устроить и свое женское училище, буде в нем явится потребность. Где? В Бейруте, Акре, Кайфе или Яфе - покажет время. Она еще для нас важна на случай, если бы по каким-нибудь обстоятельствам пришлось заместить наших учительниц в Назарете или Бет-Джале. Да и учительницы эти, зная, что есть для них готовая заместительница, не так бы привередничали. Эта женщина не молодая, опытная и энергичная, хотя и ей ставят в упрек упрямство и недостаток выдержки. Что делать - ангелов не найдешь».

М. А. Черкасова, явившись в Бейрут, не нашла для себя удовлетворения в местной православной школе, о которой опытный педагог В. П. Кулин, посетивший пред тем Бейрутские православные и инославные школы, дал такой неблагоприятный отзыв: «православные, коренные обитатели страны, предоставленные собственным своим силам, не создали для себя ничего, более или менее равно значительного иностранным заведениям, и по количеству и по качеству устроенных ими школ стоят на последнем месте».

Группа учеников и учительниц школы св. пророка Илии в Бейруте
Группа учеников и учительниц школы св. пророка Илии в Бейруте

Группа учеников и учительниц школы св. пророка Илии в Бейруте
Группа учеников и учительниц школы св. пророка Илии в Бейруте.
В черном платье М.А. Черкасова

В виду этого М. А. Черкасова стала домогаться к началу следующего учебного года открыть самостоятельную русскую школу, что и было сделано К. Д. Петковичем, весьма неблагосклонно встретившим ее на первых порах в Бейруте. «После долгих поисков и хлопот» 22 сентября 1887 года покойным бейрутским митрополитом Гавриилом, жившим долго в России и весьма недурно владевшим и русским языком, была освящена в нижней части города, в квартал Мусайтебе, среди беднейшего православного населения, в доме, который был нанят за 4,500 пиастров, первая русская школа в Бейруте, и с этих пор в течение ХХV лет Мария Александровна, «во славу Божию», не смотря на свой преклонный возраст и серьезные немощи, неустанно трудится для блага сирийской церкви и для славы своего отечества на поприще педагогическом.

М. А. Черкасова, совершенно не владевшая арабским языком, чтобы войти в сношения с местным туземным населением, пригласила в помощницы себе Афифе Дмитриевну Абдо, не знавшую совершенно русского языка вступившую в общение с своей начальницею на французском языке, который она несколько изучила в инославных школах. Об открытии русской школы в Бейруте с М. А. Черкасовой во главе г-жа Абдо рассказала недавно в специальной брошюре под заглавием: «Во славу Божию»1), в статье: «Об основании Бейрутских школ Императорского Православного Палестинского Общества». Хотя этот рассказ на русском языке ведется ею не вполне вразумительно и последовательно и переполнен по местам фантастическими вымыслами, но из него все же можно извлечь некоторые любопытные черты для характеристики главной и доселе почти единственной помощницы М. А. Черкасовой по управлению и надзору за всеми русскими школами в Бейруте.

А. Д. Абдо - дочь бедных православных родителей из туземцев Бейрута, обладавших малым достатком и большою семьею, состоящею из пяти дочерей. Афифе Дмитриевна (родилась в 1864 г.) была старшею дочерью в семье и начала обучаться грамоте с трех лет под руководством одной Седнайской монахини. Обучение это, однако же, шло медленно, и на 8 году она едва начала читать и писать. Учительницы в школе часто менялись, и «воде они были в одном духе протестантском», а посему сведений по Закону Божию православной церкви Афифе Абдо не могла здесь получить, хотя, по ее словам, она «жаждала понимания, искала, где находится человек, который понимает православную веру, чтоб к нему прилепиться, или хоть что-нибудь от него узнать». «Кое-что сообщила ей о вере одна очень религиозная, но необразованная» гречанка. Когда ей было 15 лет, родители отдали ее в католическую Школу Soeurde Сharité, в которой Афифе Абдо изучала французский язык в течении двух с половиною лет, с обязательством посещать ежедневно католическая мессу и проповедь и еженедельно слушать у ксендза объяснение катихизиса. Познакомившись случайно с очень набожной православной девицей, предостерегавшей ее словами: «ты будешь католичкой, если решишь продолжать ходить к католикам», А. Абдо задумала покинуть католическую школу и, «оставаясь в дружбе и до сих пор изредка посещая» своих учительниц (стр. 8), поступила учительницею маленьких детей в школу трех святителей к своей православной знакомой начальнице, открывшей женский пансион Заграт-и-лихсан, т. е. цветок милости, и устроившей потом и доселе существующий женский монастырь. Пробыв два года в школе трех святителей, в 1887 г., на 23 году своей жизни, во время обозрения Бейрутских школ В. П. Кулиным, посетившим вместе с М. А. Черкасовой и ее школу, она познакомилась с этой последнею, и произвела на нее весьма благоприятное впечатление настолько, что между ними скоро установилась симпатия. М. А. Черкасова пригласила А. Абдо к себе в помощницы в открытую ею первую русскую школу. Так как французский язык мало помогал их взаимному сближение, то обе они решились подвергнуть себя взаимному обучению: М. А. Черкасова начала под руководством А. Абдо учиться разговорному арабскому языку, а эта последняя брала у своей начальницы уроки русского языка. Результаты получились для обеих вполне благоприятные: М. А. Черкасова ныне прекрасно владеет арабским языком и разговорным, и книжным, а А. Д. Абдо свободно говорит по-русски.

Первая русская школа в Бейруте была встречена православным населением весьма сочувственно. В письме от 28 октября 1887 г. К. Д. Петкович сообщал В. Н. Хитрово, что «школа идет не дурно и имеется в ней больше 100 учениц, из которых многие учатся по-русски».

Успехи в школе по русскому языку оказались вполне удовлетворительные. «Я, - писал В. Н. Хитрово, посетивший школу всего через девять месяцев после открытия, М. П. Степанову, - ехал с известным предубеждением, но, милый друг, что я увидел, превзошло мои ожидания. Было 8 часов утра. Мария Александровна оказалась в церкви, дверь заперта, на дверь 2-3 девочки, ранние ученицы. Стали и мы на привалинку (Sic!), подходят девочки, у одной вижу знакомый переплет с крестом. Вот и прекрасно. Не будем терять драгоценного времени. Развертываю книгу - русское Евангелие. Умеешь читать? спрашиваю девочку. Умею, отвечает. И без запинки читает целую страницу. Я даже диву дался. Между тем приходит Мария Александровна. Пока пили кофе, мы бранились, т. е. она высказывала свои гриефы, я - свои. Но вот позвонили к молитве, значит все дети собрались. Мы отправились в классную. Я просил М. А. не делать экзаменов, и вести класс, как в обыкновенный будний день. Детей набралось до 120. Довольно сказать одно, что из 120 девочек - 20 читают по-русски, переводят с русского на арабский и с арабского на русский, конечно, с запинками, но с незначительными. Группы, разделенные на 4 класса, находятся во всех стадиях от приучения креститься и изучения арабских молитв до выше приведенного старшего класса. Единственное руководство - Евангелие русское и арабское. На нем учатся читать и писать. Кроме того, преподается только арифметика. И это все в девять месяцев!...

Дети к Марье Александровне относятся любовно, еще любовнее Марья Александровна к ним, такое же отношение между Марьею Александровною и учительницами».

Посетившие эту школу уже в 1888 г. в Бозе почивший великий князь Сергий Александрович и Августейший Председатель Общества Ея Императорское Высочество великая княгиня Елисавета Феодоровна остались весьма довольны успехами ее и выразили свое благоволение щедрыми подарками всему учащему персоналу и ее начальнице.


Группа учительниц и учеников школы св. св. Архистратига Михаила в Бейруте

Группа учительниц и учеников школы св. Николая в Бейруте
Группа учительниц и учеников школы св. Николая в Бейруте

Группа учительниц и учеников школы Пресвятой Богородицы в Бейруте
Группа учительниц и учеников школы Пресвятой Богородицы в Бейруте

Группа учительниц и учеников школы св. Георгия в Бейруте
Группа учительниц и учеников школы св. Георгия в Бейруте
В черном платье М.А. Черкасова

В 1890 году была открыта вторая школа Михаила Архангела в квартале Мазрая с 110 ученицами, причем в первой школе насчитывалось уже до 280 учениц. Деятельным помощником в устройстве этой школы явился местный священник о. Георгий. В 1891 г. появилась третья школа св. Николая в богатом и населенном православными квартале города Хай-Румели с 300 учениц. Число учащихся в этой школе доходило иногда до 400 человек при десяти учительницах. В 1893 г. основана была четвертая школа пр. Богородицы в загородном бедном квартале города Рас-Бейрут с 60 ученицами. В 1897 г.‚ по просьбе митрополита Гавриила, была открыта пятая школа великомученика Георгия в квартале Хай-Румели с 150 ученицами, в числе коих имелись около 20 учениц марониток.

Все эти школы, за исключением Рас-Бейрутской Богородичной, помещались всегда в наемных на средства Общества домах, а поэтому были мало приспособлены для своих целей и, кроме того, нередко приходилось их обитателям испытывать не мало огорчении со стороны их владельцев, старавшихся как можно больше извлечь выгод из домов, отданных под школу, и как можно меньше, в свою очередь, затрачивать на их ремонт и приличное содержание. В силу этого Мария Александровна в приходе церкви св. пророка Илии (мар-Ильяс), в местности загородной и уединенной, приобрела в собственность обширный участок земли, развела прекрасный сад, выстроила большой двухэтажный дом, внизу для классных занятий школы, а вверху для приема гостей и для жилых помещений себе и своим постоянным сожительницам - Афифе и Асме Абдо. Школа эта своим благоустройством производит на посетителей весьма благоприятное впечатление. Несколько позже на дворе своего дома Марии Александровна воздвигла небольшую, но весьма благолепную церковь для ежедневного в ней совершения богослужения, которого она, впрочем, добилась не без труда, после 8 месяцев, будучи в пререканиях из-за этой церкви с ныне правящим бейрутским митрополитом Герасимом.

Русская женская школа св. пр. Илии оказалась по близости к мужской школе местного благотворительного общества, которое решило или закрыть ее, в силу недостатка средств к ее содержанию, или передать английским миссионерам. Мария Александровна, по просьбе представителей местной православной общины, согласилась дать место в своей школе и детям-мальчикам, поделив свою школу на две половины – мужскую и женскую. Однако, совместное пребывание в школе девочек и мальчиков в течение года показало все его неудобства, и она решилась прикупить соседний к своей усадьбе участок земли и выстроить для мужской школы отдельный дом, который и был окончен постройкой и оборудован к 1 марта 1907 года2). учительницами этих школ назначены две лучшие и старшие учительницы женской школы Асма Абдо и Луиза Хамдуни и приглашены учитель арабского языка и учитель турецкого языка. Последний нередко заменяется учительницею французского языка.

Всего учащихся в школах Марии Александровны ныне насчитывается до 1.100 человек, при 32 учительницах в них и двух учителях за исключением двух учительниц, Афифе Абдо и Эмилии Абд-ел-нур‚ на службе Общества состоящей тоже с 1887 года и считающейся весьма недурною учительницею, все остальные учительницы Марии Александровны - ученицы ее школ, никакой иной систематической школы не проходили и особых учительских экзаменов не сдавали, а посему особыми правами службы, установленными для учениц Бет-Джальской семинарии, не пользуются. При постоянной жалобе Марии Александровны в Совет Общества на скудость окладов жалованья ее учительниц, в то же время настойчиво отказывающейся подвергать своих учительниц установленным экзаменам в семинариях или при инспекциях, даже и в недалеком будущем, когда совершится ожидаемая реорганизация сирийских школ, оклады эти не будут сравнены с учителями и учительницами сирийских школ, имеющими учительские свидетельства. Не удивительно поэтому, что все, ревизовавшие школы М. А. Черкасовой (В. Н. Хитрово, П. В. Васильчиков, Д. Д. Смышляев, П. П. Извольский, Д. В. Истомин, Н. М. Аничков, А. А. Дмитриевский и Н. В. Кохманский) отзываются о постановке учебной части бейрутских школ не вполне одобрительно и подмечают в них весьма существенные недостатки в приемах преподавания наличного учащего персонала, но вот они почти единогласно с восторгом отзываются о прекрасной постановке в них воспитательной стороны дела, удовлетворяющей вполне запросам местного православного населения. О силе влияния этих школ на местное подрастающее поколение и о причинах популярности их среди местных жителей Мария Александровна сообщает нам любопытные сведения в своей записке «Как пресвятая Богородица меня исцелила», обнародованной в цитованной выше брошюре г-жи Бобровниковой: «Во славу Божию».

«Благословение Божие, пишет М. А. Черкасова, видимо, почивает на смиренных трудах моих, которым я посвящаю все силы души моей, стремясь постоянно к усовершенствованию способов воспитания и преподавания и образования, к развитию в добром направлении природных сил детей, к жизненному достижению возможного для человека идеала, указанного нам на пути к совершенству: Будете совершенны, якоже совершен Отец ваш Небесный, лицо которого выну видят ангелы детей, конечно, и воспитываемых нами. Теперь в пяти школах, основанных мною в г. Бейруте (кроме двух, основанных на Ливане), около тысячи человек детей. Неплоды роди седмь, сказано. Их постоянное умножение численное является следствием усовершенствованы нравственного в духе св. Церкви православной, что весьма трудно при нынешнем безверии, распущенности и суетности общества, от влияния которого живущие в семействах своих дети, конечно, не застрахованы...

Православные жители бейрутские оценили деятельную любовь мою к их детям, которые все слышанное ими в школе, в меру своего разумения, усвоив своими чистыми, восприимчивыми детскими сердцами, горя ревностию духа, постоянно разносят по домам и по знакомым и по всему городу, где только могут, уча и словом и примером, так что ученицы «мамы Москобии» здесь известны своим развитием в православном духе, почтением к родителям и деятельною любовию к ближним: сами будучи бедны, они помогают беднейшим своими трудами.

В течение десятилетнего, почти безвыездного (один только раз в 10 лет я ездила в Россию) пребывания моего здесь, влияние мое на все его население возрастало с каждым годом, по мере распространения школ моих, увеличения числа учительниц, выходящих из них, и расширения круга людей, знакомящихся посредством детей своих и со способом, и с духом, и направлением моего воспитания и образования. Широкой рекой текла добрая слава сит (т. е. госпожи) «мамы Москобия», матерински любящей детей их, чрез что все выше и выше поднималось знамя русского имени и любовь ко всем, носящим имя «Москобие», углублялись и укреплялась в сердцах их» (стр.53-б6).

Эта самооценка вполне отвечает действительности, хотя успех русских школ в Бейруте, как свидетельствуют единогласно г.г. ревизоры, заключается не в способах образования детей и методах ею придуманных, которые людьми опытными в педагогии не считаются даже целесообразными и легкими для детей, а в том высокохристианском миссионерском направлении, какое дается детям в ее школах и которое весьма нравится православному туземному населению. «М. А. Черкасова, по словам Н. М. Аничкова, отлично умела подметить требования семьи местного православного сирийского населения. В этом бедном набожном и богобоязненном рабочем классе Бейрута очень развито религиозное чувство и крепкие нравственные начала, связывающие семью, основанные на уважении старших, на строгом ограждении: подрастающего поколения, особенно девушек, от всякого дурного влияния.

Поэтому начальная школа, основанная М. А. Черкасовой, зиждется на твердом усвоении Слова Божия, и молодые девушки воспитываются не только в сознании необходимости непоколебимой веры, но и в строгом соблюдении обрядовой стороны, причем начальница школы является для них примером самой искренней религиозности. В ней огромная сила незыблемой убежденности в правоте своего дела, крайняя простота в выражении своих требований от учениц и учительниц, весьма ласковое обращение как с теми, так и с другими, и материнская заботливость о них»3).

Действительно, преподавание Закона Божия, в котором принимает горячее участие и сама М. А. Черкасова, весьма начитанная в богословской литературе и по субботам, когда не бывает занятий в школах, иногда читающая даже целые богословские лекции своим учительницам, собирающимся из разных школ, поставлено в ее школах во главу образования. Дети обучаются даже русской и арабской грамоте не иначе, как по Евангелию, И знают Слово Божие настолько основательно, что этому могут позавидовать наши школы с настоящими законоучителями, коих в школах Бейрута совершенно не питается. Прочное соблюдение церковных уставов и исполнение всех обрядов православной церкви, в чем сама М. А. Черкасова подает своим учительницам и ученицам достоподражательный пример, в школах Бейрута доведено до ригоризма. В домовой церкви М. А. Черкасовой совершается ежедневное богослужение, И ее ученицы и ученики поочередно присутствуют за богослужением до начала классов, участвуя вместе с учительницами на клиросе в пении и чтении.


Адрес к 25-летию Императорского Православного Палестинского Общества "от черкасовских учительниц бейрутских школ". 21 мая 1907 г. Шелк, дерево, перламутр, стекло. ГМИР

Разнообразное рукоделие во вкусе местных требований, необходимое в будущей практической жизни ее учениц, составляет второе отличительное достоинство ее школ и рекомендует их пред туземным обществом, еще живущим традициями патриархального быта, с самой отличной стороны. Чтение и письмо арабское, арифметика, география, история и русский язык –все это лишь способы и средства для достижения главных целей, воспитания в духе православной церкви и обучены рукодельной опытной в домашнем хозяйстве девушки. Отсюда местное население, по преимуществу бедное, совершенно равнодушно к тому, насколько успешно ведется в русских школах преподавание как русского языка, напр.‚ или арифметики, и правоспособны ли наличные их учительницы или неправоспособны. Раз указанные выше цели достигаются успешно, население Бейрута вполне благодарно Марье Александровне и ее учительницам.

Русские популярные школы всегда полны желающими у нее учиться в них, и Мария Александровна пользуется всеобщим уважением и любовью в Бейруте. Учительницы ее принимаются охотно в школы Общества и в православные школы - патриаршии и митрополичьи, а ученицы школ считаются желанными невестами не только среди местных туземных жителей, но даже и у переселившихся на жительство в Америку.

Нам, таким образом, остается ныне лишь радоваться достигнутым результатам и горячо приветствовать высокочтимую юбиляршу и ее преданных сотрудниц - тоже юбилярш с днем их славного миссионерского служения в течении ХХV лет православной сирийской церкви и от души пожелать досточтимой Марии Александровне, много еще лет руководить любимыми ею Бейрутскими школами, постепенно, с помощью Божией, подготовляя достойную продолжательницу своего великого и хорошо налаженного дела из среды своих соотечественниц, под опасением похоронить с собою и то дело, ради которого ею было положено так много сил и старания. Да процветают и умножаются русские Бейрутские школы!

____________
Примечания

1) Брошюра эта составляет издание кружка сестер сотрудниц братства св. Гурия (Казань 1911 г. стр. 1-87 в 24 д.) во главе с С. Бобровниковой, рожденной Чечериной, посетившей Св. Землю и Бейрутские школы Палестинского Общества весною 1909 г. совместно с мужем своим, членом Совета Министерства Народного Просвещения Н. А. Бобровниковым, известным деятелем инородческого просвещения в России, под редакцией епископа мамадышского (ныне сухумского) Андрея.

2) Школа, помещаемая в доме Марьи Александровны, ныне, как известно, переданная в собственность Афифе Абдо, оплачивается из средств Общества владетельнице дома.

3) Учебные и врачебные заведения Импер. прав. Палест. Общества в Сирии и Палестине стр. 108-409, ч. 1, СПБ. 1901.

Дмитриевский А.А., профессор, секретарь Императорского Православного Палестинского Общества в 1906-1918 гг.

Опубликовано: Сообщения ИППО. 1912. Т. 23. Вып. 1. С. 76-88.

OCR Л.Н. Блинова, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества

Фото добавлены специально для электронной публикации из "палестинской" коллекции фотографий Императорского Православного Палестинского Общества, хранящейся в ГМИРе

Примечание Ros-Vos.net. Мария Александровна Черкасова скончалась в 1918 году, похоронена в Бейруте (сейчас это столица Ливана), где в квартале Мар Ильяс (святого Илии) одна из улиц названа Мама - в честь Марии Александровны. В здании школы ИППО св. Илии, приобретенном М.А.Черкасовой, в настоящее время располагается российское посольство в Ливане.

Тэги: школьное дело, школы ИППО, Черкасова М.А., Петкович К.Д., Хитрово В.Н., Аничков Н.М.

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню