RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 сентября 1860 в Константинополь прибыл новый настоятель русской посольской церкви – архимандрит Антонин (Капустин)

18 сентября 1869 архиепископ Синайский Каллистрат подписал акт подношения Синайского кодекса России

18 сентября 1873 в Яффе высадился профессор А.А. Олесницкий, совершавший первое путешествие для изучения древних памятников Святой Земли

Соцсети


О русских школах в Бейруте

Фрагмент из заметок М.П. Соловьева "По Святой Земле"

Во всей Сирии Бейрут едва ли не наиболее христианский город: на 100.000 жителей по официальной статистике (1889 года), мусульман, считается только до 33 тысяч, и число их постоянно уменьшается, а Евреев не более 1.500 душ, остальные принадлежат ко всем христианским вероисповеданиям: православных — 30.000 человек, маронитов (латинян) — [561] 28.000 человек, мелхитов (греко-униатов) — 9.000 человек, римских католиков — 1.500 человек, сиро-католиков — 600 человек, армяно-католиков — 400 человек, протестантов — 900 человек, друзов — 300 человек. Уже из одного перечисления униатов видно, как деятельно ведет пропаганду римская церковь. Мелхиты, марониты, сирийские католики, Армяне-католики лишь недавно вошли в послушание римскому папе, под условием сохранения древнего церковного чина, на что всегда, как это мы знаем и по истории унии в Западной Руси, римские папы дают сначала полное соизволение, но потом, мало-помалу, заменяют местные особенности единообразием римского обряда. В настоящее время цели римской церкви достигаются не столько совращением взрослых, сколько воспитанием подрастающего поколения в латинском духе. Для сего Бейрут, как центр Сирии, переполнен учебными заведениями французскими, немецкими, английскими, американскими. Там есть все, начиная с иезуитского университета Св. Иосифа (1.500 учеников), кончая множеством первоначальных училищ в городе и окрестностях, где обучаются по 15.000 детей обоего пола. Повсеместное и прискорбное равнодушие греческой иерархии к духовным нуждам арабской православной паствы в трех восточных патриархатах, его антагонизм арабским православным архиереям, которые успели проявиться только в одном Антиохийском патриархате, открывали удобный путь к отвлечению древле-православного сирийского христианства от восточного православия к римской церкви. Православное духовенство не давало местному населению ни школ, ни госпиталей, ни сиротских приютов: все это в изобилии предлагается иноверцами. Ни одна восточная патриархия не имеет учебного. заведения для образования приходского духовенства. Иноверцы не только дают достаточную богословскую подготовку, но и горой стоят за своих ставленников пред турецкими властями и полудикими мусульманами. В таком пункте, как Бейрут, с его инославными учреждениями, нужно же было кому-нибудь стать на защиту православия и некому было сделать это кроме России, единственной державы, не питающей никаких своекорыстных замыслов относительно Сирии. Так как из инославных школ выходят если не все неправославными, то во всяком случае все весьма равнодушными к вере своих православных отцов, более знакомые с богослужением и [562] молитвами латинян и протестантов, нежели с обрядами своей родной религии, от которой успевали отвыкнуть за время пребывания в инославном училище, то первою обязанностью православных деятелей было учредить школу и отвлечь в нее детей, без того неминуемо попадающих в ловкие руки латинских и протестантских совратителей. С небольшою субсидией Палестинского Общества и жертвуя своим имуществом, г-жа Черкасова смело выступила на помощь православному населению со своими двумя школами. Прежде всего ей нужно было подготовить учительниц.

В настоящее время у ней одиннадцать помощниц, преподающих в отделениях ее первоначальных школ. Разновременные посещения русских путешественников по святым местам удостоверяют, что в классах находилось от 50 до 80 учениц. Но эти числа относились всегда к началу осенних или окончанию весенних месяцев, в средине же учебного года, по официальным отчетам бейрутских школ, число учениц доходит до 600 душ без малого. Арабское чтение, письмо, счет, главные молитвы и начальный катехизис составляют программу училищного преподавания. Но и эти скромные задачи осуществляются с большими затруднениями вследствие отсутствия арабских учебных книг для православных и тенденциозности учебников, составленных латинянами и протестантами. Арабская школа не может для православных возникнуть иначе, как пройдя чрез русскую школу, точно так же, как и для инославных также не существует арабских учебных заведений, а есть французские, немецкие, английские. У одних мелхитов есть своя семинария, но в крайне неудовлетворительном состоянии. Обращаясь к арабским (по языку) детям, наставницы должны были предварительно усвоить себе предмет преподавания по-русски. Подготовку учительниц взяла на себя г-жа Черкасова. Мы имели удовольствие познакомиться с ними. Стройные молодые девицы, миловидные, как вообще сирийские уроженки этой местности, юные наставницы отчетливо и сознательно излагали основные понятия православной веры на русcком языке, переводя сказанное дословно на арабский язык. Молитвы пели русским напевом, столь выгодно отличающимся от греческого церковного пения, по крайней мере для русского уха. Конечно, возможен вопрос: следует ли навязывать местным христианам именно наши, в музыкальном отношении [563] более совершенные мелодии взамен тех гласов, к которым они издревле привыкли, которые в их представлении твердо срослись с их богослужением? Латиняне и протестанты вносят с собой религиозное новшество; неудивительно и естественно если они вводят и новое пение, но ведь мы являемся защитниками православной старины, существующего порядка и крайне сомнительно, чтобы наше, новое для туземцев, пение не показалось им покушением на перемену в церковном чине, несовместную с принятою нами на себя задачей. Известно, как упорно держатся старообрядцы за свои традиционные напевы, из которых развилась в XVIII веке и наша новая церковная музыка, а пение Греков и Арабов, без сомнения, имеет за собою более древнее предание. Оно неприятно для нас, спору нет, но они с ним сроднились и перемены в этом отношении требуют крайней осмотрительности. Для массы народа традиционный ритуал имеет громадное значение, по малой мере равное догматическому учению.

Не зная арабского языка, я, конечно, не могу судить о степени успешности преподавания в школах. Я застал преподавание русской азбуки по особой системе, недавно изобретенной почтенною начальницей школы. Система же заключается в том, что сначала изучаются «голоса», то есть гласные буквы, а потом к ним приставляются «подголоски» или «приголоски», то есть согласные буквы: нечто совсем противоположное арабской азбуке. В арабском классе мы нашли таких крошек, которых родители отправили в школу, как в детский сад, чтобы не мешали дома. В старшем классе девочки переводили коротенькие фразы с русского на арабский и обратно. После знакомства с наставницами, двумя старшими классами и первоначальным классом, невольно навертывается вопрос: на сколько необходимо для всех четырех категорий арабских девушек знание русского языка? Если он признается нужным для учительниц, если необходимую педагогическую подготовку они могут получить лишь при знании русского языка, так с другой стороны едва ли возможно допустить, что само по себе одно знание русского языка может быть достаточным для достижения школьной задачи; желательно более обширное научное образование. Нельзя же учительнице пересказывать только то немногое, что она сама знает, своим ученицам. Учительница должна иметь авторитет учености в глазах своих учениц. [564] Можно ли требовать его от невесты в 14-15 лет. В три или четыре года пребывания под руководством г-жи Черкасовой ее молодые сотрудницы, даже при неусыпных стараниях почтенной начальницы, могли усвоить себе некоторые познания в русском языке, но серьезной педагогической школы пройти не могли. Теперь они получают от 40 до 10 франков вознаграждения в месяц и работают, потому что это занятие привлекательно или выгодно для них и родителей их, но на востоке положение женщины далеко не так самостоятельно, как в Европе, и служение молодых девиц народному просвещению в школах г-жи Черкасовой не имеет гарантий прочности и продолжительности. Родители выдадут их при первом случае получить хороший калым. Лучшие женские учебные заведения на востоке принадлежат французским и итальянским монахиням и кейзервертским диакониссам. Преподавательницы там служат по торжественному обету, совершая подвиг послушания и самоотвержения. Их воля взята и связана. Вступая в школу, такая преподавательница вступает в нее на всю жизнь, для нее эта школа — место всегдашнего пребывания, она к ней привязана и устраивает в ней себе прочное гнездо. В школу она вкладывает безраздельно все свои силы и не помышляет о переменах в своей судьбе. В школе возникает и воспитывается крепкий общинный, корпоративный дух, безусловно господствующий над личностью. Ничего подобного не представляет группа юных наставниц, собранных г-жей Черкасовой. Они слишком молоды, чтобы не выйти замуж; вознаграждение не таково, чтоб они не могли найти большого; если даже предположить, что личное обаяние г-жи Черкасовой может крепко привязать их к ней и воодушевить их такою же преданностью делу, какою одушевлена она, то кто же поручится, что они самостоятельно будут продолжать с успехом начатое, когда ее с ними не будет? Учреждению г-жи Черкасовой не достает главного — организации, построенной на прочных началах. Опечаленная, как истая православная, отпадением от православия сирийских христиан, г-жа Черкасова задержала десятки и сотни детей в своих школах и не допустила их в католические и протестантские училища: в этом главная заслуга ее. Но это первый шаг, на котором остановиться нельзя. Должно подумать о более прочной организации учительского персонала и об упорядочении школы. Контингент [565] учениц для учительского института мы видим в ее преподавательницах, но чтоб они стали настоящими деятельницами, необходимо, чтоб они, кроме знания, получили воспитание в среде, проникнутой корпоративным духом. В Бейруте необходима такая же русская полумонашеская община, как у немецких диаконисс или латинские полумонашеские общины. Опираясь на одни мирские начала, да на личное усердие, нельзя нам бороться за православие в Сирии и Святой Земле, встречая притом глухое и явное противодействие греческого клира.

Обращаясь собственно к школе, я полагаю, что обучение русскому языку в них совершенно ненужное обременение детей. Если они и выучатся по-русски, наш язык для них долгое время будет неприменим и бесполезен в практической жизни; но они и не могут овладеть им настолько, чтобы говорить или читать свободно. Их память напрасно обременяется усвоением азбучных знаков, слишком непохожих на арабские буквы, и словами, которые будут тотчас забыты по выходе из школы. Не говорим уже об оригинальности метода, недавно изобретенного и ныне уже применяемого в арабской школе. Нужно, чтобы Сирийки были крепки в православии, а для этого русский язык не нужен.

Честь и слава г же Черкасовой за доброе намерение, за счастливое начало, но, вероятно, она сама лучше нас сознает, что если дело останется в настоящем виде, то здание, воздвигаемое ею, окажется основанным на песке. Подуют ветры и великим останется только его падение.

Подивившись энергии устроительницы первых православных школ (их существует три) в Бейруте, на возвратном пути к пароходу я с опасением взирал на их будущность. Если б я слышал и видел в массах преподавательниц старых, кривых, горбатых, уродливых, которым некуда деваться кроме школы, право, школьное дело, в нынешнем его положении, мне казалось бы более обеспеченным. При том порыве инициативы, вызвавшем г-жу Черкасову из Японии на другой конец света, в Сирию, — порыв, столь необыкновенный в русской женщине, — меня несколько пугал своею стремительностью: что же сталось с ее японскими ученицами? Что станется с Сяриянками, если та же стремительность вдруг перенесет г-жу Черкасову в Мерв или Торнео? Две школы г-жи Черкасовой помещаются на краю города в высоком и просторном доме, [566] законтрактованном на три года. Третья школа открывается осенью в центре города. Получено уже до 240 просьб о помещении детей. Нанятое помещение не может вместить и половины. На первоначальные расходы по этой школе отпущено до 750 руб., но эта сумма далеко недостаточна.

М. Соловьев. По Святой земле // Русское обозрение, № 12. 1891

Восточная литература

Тэги: школьное дело, школы ИППО, Черкасова М.А.

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню