RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Новое на портале

Книги и сборники

Материалы конференции «От Зауралья до Иерусалима: личность, труды и эпоха архимандрита Антонина (Капустина)». Далматово, 12-13 мая 2016

«Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна… Великая княгиня Елисавета Феодоровна в Казанском крае». А.М. Елдашев

Статьи и доклады

Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 3. Августин (Никитин)

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 3-4.

Служение святителя Феофана Затворника (Вышенского) в Палестине в первом составе Русской Духовной Миссии (1847-1853 гг.). Климент (Капалин), митр. Части 1-2.

История создания и деятельности Нижегородского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. Тихон (Затекин), архим.

Интервью

России верный сын. Глава Шадринского района о подготовке к 200-летию со дня рождения архим. Антонина (Капустина)

Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

Россия на карте Востока

Летопись

20 ноября 1839 в Бейрут прибыл первый консул России в Сирии и Палестине К.М. Базили

21 ноября 1472 в Москву из Рима прибыла византийская принцесса София Палеолог

21 ноября 1884 В.Н. Хитрово писал М.П. Степанову о небрежной работе почты под началом РОПиТа

Соцсети


Православная община русских эмигрантов в Тунисе
(1921—1941 гг.)

В ноябре 1920 г. прибывшие из Крыма в Константинополь корабли русского военного Черноморского флота, транспорты и суда русских пароходных компаний генерал П.Н. Врангель свел в Русскую эскадру под командованием адмирала М.А. Кедрова. На том основании, что Врангель все суда передал Франции в «залог оплаты расходов», понесенных ею на эвакуацию и содержание беженцев, французы сочли их своей собственностью. И увели в Бизерту, порт в Тунисе, находившемся под протекторатом Франции. Так в декабре 1920—январе 1921 гг. вместе с почти восемью десятками судов Русской эскадры, офицерами, кадетами, матросами, женщинами и детьми на землю Туниса пришло и русское православие.

Среди почти 6,5 тыс. беженцев находились 13 священников. Из них выделялся прот. Георгий Спасский — главный священник Русской эскадры. Его отличали высокая образованность, ораторские и литературные способности. Он сразу обратился к французским властям за разрешением создать русский православный приход [1].

Поначалу службы проходили в корабельных церквях: на линкорах «Георгий Победоносец» и «Генерал Алексеев», на крейсерах «Генерал Корнилов» и «Алмаз». На «Георгии Победоносце» служили прот. Георгий, прот. Иоанникий Полетаев и священник Николай Богомолов [2].

Когда Морской корпус был переведен с линкора «Генерал Алексеев» в бывший французский форт Джебель-Кебир, неподалеку от Бизерты, туда перенесли и корабельную церковь. И при участии прот. Георгия в форте была восстановлена церковь св. Павла Исповедника, основанная в Морском корпусе в С.-Петербурге еще в 1797 г. и разрушенная большевиками. Она стала первой русской православной церковью на тунисской земле.

Обустраивали ее сообща: иконостас взяли с линкора; плащаницу, венцы, хоругви и иконы сделали местные художники; ризы и церковные облачения пошили дамы. По праздникам приносили полевые цветы. В. Берг описал ее в своих воспоминаниях: «Вы входите в полутемный каземат… С низкого, сводчатого потолка спускаются зеленые гирлянды пушистого воска и туи, в них вплетены живые цветы. Гирлянды темной рамой окружают белый иконостас с Царскими вратами. На иконостасе образа Христа Спасителя и Св. Павла Исповедника. Справа и слева — две белых хоругви и знаменитый флаг. Белые покрывала на аналоях сшиты из бязи и золотых позументов, паникадило из жести. Через узкую бойницу падает луч солнца на Тайную Вечерю над Царскими вратами» [3]. Несколько лет в церкви св. Павла Исповедника служил прот. Георгий, прислуживал ему дьякон Иоанн Байздренко [4].          

Русские перебирались с кораблей на берег, в лагеря, организованные французами. Там основывались и церкви. В церкви свт. Николая в лагере Айн-Драхм служил прот. Николай Винницкий с крейсера «Алмаз» [5]. В сентябре 1921 г., перемещаясь по Тунису «с корабля на корабль, из лагеря в лагерь» [6], прот. Георгий проводил собрания беженцев — обсуждал с ними создание русского православного прихода.

За 1922 гг. большая часть русских перебралась из лагерей в город Тунис, где начались поиски помещения для православной церкви. Завершились они тем, что М. Баккуш, представитель одной из самых аристократических и влиятельных семей Туниса, бесплатно предоставил помещение в своем небольшом дворце Медины. В нескольких комнатах, с окнами во внутренний дворик, была устроена домовая церковь Воскресения Христова. Туда привезли иконостас с крейсера «Генерал Корнилов», церковную утварь с других кораблей. Алтарь находился в самой большой из комнат. Когда не хватало места — молились в дворике.

Служил в храме прот. Константин Михайловский. После отъезда прот. Георгия в Париж он стал настоятелем русского православного прихода в Тунисе. Он пользовался большим уважением и русских эмигрантов, и арабского населения, и греческой диаспоры, в чьем храме служил в отсутствие греческого настоятеля. Домовая церковь в Тунисе действовала до его смерти в 1942 г.

В 1922 г. французы начали продавать русские суда на металлолом. В октябре 1924 г. по их требованию Русская эскадра была расформирована. Андреевский флаг на кораблях спустили. Все суда передали местной морской префектуре.

Корабельная церковь с «Георгия Победоносца» была перенесена в снятую в Бизерте квартиру. Домовая церковь объединяла и взрослых, и детей: по субботам все приходили на всенощную, а по воскресеньям — на литургию. Женщины пекли просфоры и вышивали церковные одежды, а дети по очереди прислуживали [7].

Православный приход, образованный в Тунисе, находился под управлением Русской православной церкви за границей (РПЦЗ)  [8].

Так несмотря на потерю Отечества, перемену мест и крайне ограниченные материальные средства, в Тунисе русская православная жизнь продолжалась на кораблях, в лагерях беженцев, в частных квартирах. Православная вера стала главным фактором сохранения национально-культурной принадлежности русских эмигрантов.

Между тем эмигранты уезжали во Францию, в середине 1920-х гг. в Тунисе осталось около тысячи человек. Среди офицеров эскадры возникла идея увековечить память о кораблях. Французское военно-морское командование дало согласие, и в 1930 г. был образован Комитет по сооружению в Бизерте памятника-часовни Русской эскадре. Его председателем стал адмирал А.М. Герасимов, после его смерти в марте 1931 г. — адмирал С.Н. Ворожейкин. Членами комитета состояли капитаны 1-го ранга Г.Ф. Гильдебрандт и М.Ю. Гаршин, капитан 2-го ранга И.С. Рыков, старший лейтенант А.С. Манштейн и капитан артиллерии Г.М. Янушевский. Почетными членами — адмиралы М.А. Кедров и М.А. Беренс, прот. Константин [9]. Через «Морской журнал» комитет объявил о сборе средств на строительство храма [10].

В начале 1930-х гг. французы продали большую часть военных кораблей эскадры на металлолом. «Разберут эти остатки «Генерала Алексеева» и от Русской эскадры в Бизерте не останется ничего... — писал «Морской журнал» в 1936 г. — Не останется ничего… кроме благодарной памяти тысяч русских беженцев, на этих кораблях и благодаря этим кораблям, сохранившим свои жизни в ужасные дни ноября 1920 г.» [11]

Пожертвования стекались со всех уголков Российского зарубежья [12]. К весне 1936 г. комитет уже располагал средствами, позволяющими купить участок и построить храм без отделки [13]. Материальная помощь была оказана и правительством Туниса [14]: так власти пытались завоевать расположение русских, обеспечить их лояльность.

10 сентября 1936 г. русские Бизерты предоставили в местную администрацию устав, внутренний регламент и список членов-организаторов «Культовой ассоциации православных Бизерты». Ибо тунисские власти не могли позволить иностранцам покупать землю, распоряжаться ею, вести на ней строительство как частным лицам — только их общественным ассоциациям. Специально оговаривалось, что ассоциация не будет преследовать никаких политических целей [15]. 30 декабря 1936 г. премьер-министр Туниса разрешил создать ассоциацию. Ее устав был утвержден 28 февраля 1938 г. [16] В первой статье говорилось, что ассоциация «открывается в Бизерте представителями различных национальностей греко-православного вероисповедания» и ее единственной целью «является обеспечение отправления православного культа в специально отведенном для этого месте» [17]. Во главе ассоциации встал выборный Совет в составе пяти человек: президент — адмирал Ворожейкин, вице-президент — капитан 1-го ранга Гильдебрандт, секретарь — Гаршин, казначей — Янушевский, помощник секретаря — А. Петров [18].

На имя ассоциации был куплен участок в Бизерте, рядом с железнодорожной станцией  [19]. 25 января 1937 г. декрет бея Туниса подтвердил покупку земельного участка и разрешил строительство православного храма [20]. На основании решения муниципалитета за № 230 от 11 сентября 1937 г. началось его строительство [21]. 10 октября состоялась его торжественная закладка [22].

Храм строился по проекту русского военного инженера полковника Н.С. Сухаржевского,  входившего в Комитет в качестве почетного члена [23]. Он взял за образец традиции средневековых зодчих суздальских и вологодских земель. 

10 сентября 1938 г. в Бизерте состоялось «малое освящение» Храма-памятника кораблям Русской эскадры. Его совершил прот. Константин. Одновременно была освящена икона св. Александра Невского. Из-за тревожной предвоенной ситуации в стране и мире, торжество прошло в скромной домашней обстановке, но на нем присутствовала вся русская колония Бизерты, а также много эмигрантов, приехавших из Туниса. Первым настоятелем храма Александра Невского стал прот. Иоанникий.

У комитета не хватило средств на сооружение иконостаса, поэтому сбор пожертвований продолжился. Внутреннее убранство храма создавалось постепенно. Его основу составили иконы и церковная утварь, перенесенные в октябре 1924 г. с кораблей в домовую церковь в Бизерте. На царских вратах храма — выцветший Андреевский флаг с «Георгия Победоносца». С этого же линкора в храм попали самые ценные иконы. Участие в оформлении храма приняли и сами прихожане: в разные годы ими были выполнены фрески на стенах храма, а также отдельные иконы и почти все храмовые украшения. Так, иконы иконостаса и двух евангелистов были написаны Г. Чепегой, малые иконы иконостаса — В.Н. Зверевым, «Тайная вечеря» — Янушевским. Икону св. Александра Невского написал В.А. Герасимов, сын директора Морского корпуса адмирала Герасимова. Крест над киотом сделал старший лейтенант Манштейн.

На правой стене была повешена мемориальная мраморная доска с перечнем 33 русских военных кораблей, пришедших в Бизерту, а также мемориальные доски с именами офицеров эскадры.

Церковь Воскресения Христова в Тунисе все менее удовлетворяла потребности эмигрантов, и скоро родилась идея строительства храма. Однако ее воплощение затянулось на долгие годы, ибо для этого необходимо было создать новую ассоциацию. Зарегистрировать ее попытались в октябре 1940 гг. [24]

Некоторые тунисские исследователи склонны увязывать активизацию действий русских по регистрации новой православной ассоциации с ожидаемыми внутриполитическими изменениями в Тунисе после оккупации в июне 1940 г. Франции немецкими войсками [25]. Однако и внутри русской диаспоры отношения осложнились: после 22 июня 1941 г. среди эмигрантов распространились симпатии к СССР и Красной армии, что создало почву для разногласий и споров. Несмотря на сложность ситуации, французские и тунисские власти, получив от русских гарантии политической лояльности, не стали чинить препятствий для регистрации ассоциации. В списке членов ассоциации, приложенном к учредительным документам, особо указывалось, что они не преследуют никаких личных целей, имеют хорошую репутацию, их социальное положение стабильно. Среди них были и русские, натурализовавшиеся во французов  [26]. Эти разъяснения были оправданны: французские власти в условиях нарастания в Тунисе национально-освободительного движения предпринимали меры предосторожности, а наличие французского гражданства и отсутствие материальных проблем у членов создаваемой ассоциации давало им гарантии ее политического нейтралитета.

В итоге в 1941 г. получила право на существование вторая ассоциация — «Православное общество церкви Воскресения Христова Туниса». Недолгое время ее возглавлял прот. Константин. Своими главными задачами она определила управление церковью, «содержание священника и необходимого персонала для отправления религиозных служб» [27]. «Православное общество» объединило представителей русской колонии, разбросанных по всей стране, исключая членов «Культовой ассоциации православных Бизерты». По утверждению основателей, в него вошли около 300 человек [28].

Однако начало строительства храма откладывалось: в 1942 г. военные действия распространились на территорию Туниса, который вскоре оккупировали итало-немецкие войска. В том же году умер прот. Константин.

Таким образом, создание православных ассоциаций и строительство православных храмов и стало важными вехами в истории русской православной общины Туниса. Вокруг храмов долгие годы концентрировалась русская духовная и социально-культурная жизнь. Как и светские общественные организации, православные ассоциации и приходы Туниса и Бизерты играли важную роль в сплочении русских эмигрантов на основе сохранения национальных традиций, духовных и культурных ценностей, родного языка.

Примечания


[1].  La Dépêche Tunisienne. 1921. 9 Avril.

[2]. Архив храма Воскресения Христова в г. Тунис (не описан). Корабельная книга крейсера "Алмаз" за 1921 год; Метрическая книга о родившихся, бракосочетавшихся и умерших 2-го отряда Русской Эскадры с 1921-го года; Метрическая книга, выданная Управляющим церковными делами и Морским Духовенством в церковь  б-л-к «Георгий Победоносец» для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших на 1921-й год; Метрическая книга из Управления Военным и Морским Духовенством в церковь крейсера «Генерал Корнилов» для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших на 1920-й год. Означенная книга получена для церкви Св. Георгия Победоносца на быв. лин. «Георгий Победоносец» на 1922 год, на 1923 год в г. Бизерта. 1924-й, 1925-й г.

[3]Берг В. Последние гардемарины // Узники Бизерты. С.92—93.

[4]. Архив храма Воскресения Христова в г. Тунис. Метрическая книга Церкви Св. Павла Исповедника, что при Морском корпусе, за 1920—1921 гг.; Метрическая книга Церкви Св. Павла Исповедника, что при Морском корпусе, на 1922 г.; Метрическая книга Церкви Св. Павла Исповедника, что при Морском корпусе в Бизерте (Джебель Кебир, Сфаят, Северная Африка, Тунис), на 1923, 1924, 1925 гг.

[5]. Архив храма Воскресения Христова в г. Тунис. Метрическая тетрадь церкви лагеря «Сен-Жан» и «Ремель», 1920—1923 гг.

[6]Manstein-Chirinsky  A. La dernière escale. Le siècle d'une exilée russe à Bizerte. Tunis, 2000. P. 174.

[7]Кнорринг Н. Сфаят // Узники Бизерты. СПб., 1998. С. 166.

[8]. Архив храма Воскресения Христова в г. Тунис. Русская православная община в Тунисе: историческая справка. Л. 2.

[9]. Архив храма Воскресения Христова в г. Тунис. Русская православная община в Тунисе... Л. 2; Ширинская А.А. Бизерта: Последняя стоянка. М., 1999. С. 195.

[10]. Памятник кораблям в Бизерте // Морской журнал (Прага). 1936. № 3. С. 20.

[11]. О памятнике Бизертинским кораблям // Морской журнал. 1936. № 11. С. 8.

[12]. Комитет по сооружению храма в Бизерте // Морской журнал. 1939. № 1. С. 16; Манштейн-Ширинская А.А. Андреевский стяг // Русский вестник. 1995. № 28—29. С. 6.; Закладка морского храма в Бизерте // Морской журнал. 1937. №10-11. С. 35; Памятник кораблям в Бизерте. С.20; Узники Бизерты. С. 13.

[13].  Памятник кораблям в Бизерте. С.20.

[14]. Archives Nationales de Tunisie à l’Institut du Mouvement National de Tunisie à Manouba. Université Tunis 1. Archives de Nantes (ANT). Série E. C. 503. D. 8. Lettre du 3.03.1938 de l'Association Culturelle des Orthodoxes de Bizerte au Directeur de l'Administration Générale et Communale.

[15]. Горячкин Г.В., Гриценко Т.Г., Фомин О.И. Русская эмиграция в Египте и Тунисе (1920—1939 гг.). М., 2000. С.59.

[16]. Архив храма Воскресения Христова в г. Тунис. Русская православная община в Тунисе… Л. 2.

[17]. ANT. Série Tunisie. Bobine R 582. Dossier “Colonie Russe et Eglise Ortodoxe”.

[18]. ANT. Série E. C. 503. D. 8. Le Statut de l'Association Culturelle des Orthodoxes de Bizerte.

[19]. ANT. Série E. C. 503. D. 4. Lettre du 20.10.1936 du groupe fondateur de l'Association Culturelle des Orthodoxes de Bizerte au Premier Ministre Tunisien.

[20]. ANT. Série E. C. 503. D. 8. Décret beylical du 25.01.1937.

[21]. Архив храма Воскресения Христова в г. Тунис. Русская православная община в Тунисе…  Л. 2.

[22]. Закладка морского храма в Бизерте. С. 35.

[23]. Комитет по сооружению храма в Бизерте. С. 16.

[24]. ANT. Série E. C. 503. D. 9. Note du 12.10.1940 du Chef de la Sûrete au Commissaire Central à Tunis.

[25]. Kazdaghli H . La communauté russe de Tunisie (1920—1956) // Rawafid, revue universitaire de Tunis. 1997. № 36.

[26]. ANT. Série E. C. 503. D. 9. La Notice de renseignement concernant les membres de la Communauté Orthodoxe de l'Eglise de la Résurrection de Tunis qui accompagne la Note du 12.10.1940 du Chef de la Sûrete au Commissaire Central à Tunis.

[27]. ANT. Série E. C. 503. D. 9. Note du 12.10.1940 du Chef de la Sûrete au Commissaire Central à Tunis.

[28]. ANT. Série E. C. 503. D. 9. La Notice de renseignement concernant les membres de la Communauté Orthodoxe de l'Eglise de la Résurrection de Tunis qui accompagne la Note du 12.10.1940 du Chef de la Sûrete au Commissaire Central à Tunis.

М.А. Панова
Новый исторический вестник № 17. 2008. Журнал РГГУ.

Тэги: Тунис, русская эмиграция

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню