RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

29 июня 1695 синайский архим. Кирилл получил в Москве охранную грамоту на дары для монастыря - 20 икон и Евангелие в серебре

29 июня 1881 в письме к Антонину (Капустину) В.Н. Хитрово жалуется, что газеты плохо освещали поездку вел.кн. Сергея Александровича с братьями в Иерусалим и спрашивает о впечатлении о паломниках

29 июня 1888 в Иерусалиме открылся съезд учителей школ ИППО

Соцсети


Научно-исследовательская деятельность Императорского  Православного Палестинского Общества (1881 – начало XX века): 
по материалам изданий ИППО

Научная,  научно-издательская и просветительская деятельность всегда относились к числу важнейших направлений работы Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО). Главной областью научных исследований Общества было комплексное изучение Палестины и сопредельных территорий, то есть то, что составляет предмет «палестиноведения» (история региона, археология, прежде всего, библейская и христианская, церковная история, история святых мест, топография, топонимика Палестины и других стран Библейского региона, сбор и публикация относящихся к теме источников и т.д.[1]. Вокруг Общества сложился круг исследователей, среди которых были как вполне состоявшиеся ученые, так и начинающие исследователи, научные интересы которых так или иначе были связаны с изучением, в первую очередь, истории и культуры Византии, Христианского Востока, славянских письменных памятников и истории православия в России и у южных славян. К Христианскому Востоку в науке принято относить христианские народы и общества Востока, одними из первых принявшие христианство и имеющие ряд общих черт восточно-христианской культурной традиции: сирийцы, копты, арабы-христиане, армяне, грузины, эфиопы.

Среди ученых, специализировавшихся в этой области, были как представители светской науки, связанные с крупнейшими российскими университетами и Академией наук, так и церковные ученые, преподаватели Санкт-Петербургской, Московской, Киевской, Казанской и Сибирской  духовных  академий.  Зарождение  этого  научного  направления  в России относится к периоду конца XIX – начала XX вв., и нужно сказать, что ИППО сыграло заметную роль в его становлении и развитии.

На  первом  этапе  (до 1917 г.)  в  научной  деятельности  Общества  в большей  степени  принимали  участие  ученые-слависты  (специалисты  в области изучения древней и средневековой русской истории, летописей, древнерусского  искусства),  византинисты  и  антиквоведы,  специалисты в области византийского искусства, греческих источников, а также церковные ученые. К их числу относятся специалисты по истории церкви, литургике (богословская  дисциплина,  имеющая  предметом  изучения христианское церковное богослужение, где главное место занимает литургия;  ее  основные  разделы – гимнографии  (богослужебные  песнопения) и эортологии (наука о праздниках, их истории и традициях), патристике, или патрологии (история христианской догмы, занимается изучением развития христианской богословской мысли)[2], агиографии (изучение житий святых как памятников религиозной и литературной истории –  т.н. «критическая»  агиография,  которая  в  научной  литературе  может осмысляться  как  часть  агиологии – теории  святости)[3],  а  также  по  христианской археологии и церковному искусству. 

К их числу относятся такие исследователи, как палестиновед, специалист  в  области  латинской  и  греческой  филологии,  классической  и христианской  археологии,  греческой  и  русской  агиологии,  истории  и нумизматики,  инициатор  издания  серии  «Палестинский  патерик»  И.В. Помяловский;  историк-византинист,  директор  Русского  археологического  института  в  Константинополе  и  редактор  «Византийского  временника», впоследствии председатель ИППО в 1921–1928 гг. Ф.И. Успенский; историк древнерусского и византийского искусства, профессор Новороссийского университета в Одессе, впоследствии старший хранитель  в  Эрмитаже  Н.П.  Кондаков;  историк  церкви,  особенно  Христианского Востока, редактор журнала «Христианское чтение», проф. Сибирской  Духовной  Академии  и  Санкт-Петербургского  университета И.Е.Троицкий; профессор литургики и церковной археологии Киевской Духовной  академии,  четвертый  секретарь  ИППО  А.А.  Дмитриевский; филолог,  историк,  эпиграфист  В.В.  Латышев  (также  возглавлявший Общество в 1918–1921 гг.); византинисты и археографы Г.С. Дестунис и А.И. Пападопуло-Керамевс, оба – греки по происхождению византинист,  историк  церковного права, в советское  время – автор  исследований  в  области  экономических  и  социальных  отношений  в  Византии проф. СПбДА И.И. Соколов, который 1904 г. стал редактором СИППО; богослов и экзегет, патролог, проф. СПбДА, зам. председателя ИППО в 1921 г. Н.Н. Глубоковский; проф. Киевской Духовной Академии археолог  А.А.Олесницкий;  проф.  Московской  Духовной  Академии  историк Н.Ф. Каптерев; археолог, специалист в области классической и восточной культуры М. И. Ростовцев, археолог и историк искусства, хранитель Эрмитажа Я.И. Смирнов; автор трудов по античной истории, эпиграфике,  археологии,  классической  филологии,  древней  истории  Северного Причерноморья профессор Санкт-Петербургского (затем Ленинградского)  университета  С.А.  Жебелев;  византинист,  канонист  (специалист  по истории римско-византийского, славяно-русского, грузинского и армянского  права),  и.д. (исполняющий  должность)  экстраординарного  профессора  Петроградского  (позже  профессор  Ленинградского)  университета  В.Н.  Бенешевич;  славист,  экстраординарный  профессор  Санкт-Петербургского университета П.А.Сырку. 

Другой обширной группой ученых, сотрудничавшей с Обществом, были  востоковеды,  профессора  Факультета  восточных  языков  Петербургского  университета:  египтолог  и  эфиопист,  основатель  христианской  ориенталистики  и  журнала  «Христианский  Восток»  Б.А. Тураев (который,  кстати,  прекрасно  зная  богослужебный  устав  Церкви,  был одним из составителей службы Всем Русским Святым и старостой университетской  церкви  святых  апостолов  Петра  и  Павла,  а  в  советское время – «малой» университетской церкви Всех Святых, в земле Российской просиявших, находившейся на квартире слависта акад. И. И. Срезневского  до 1924 г.[4];  семитолог  акад.  П.К.  Коковцов;  арабисты  барон В.Р. Розен  (академик,  декан  Факультета  восточных  языков  и  с 1885 г. председатель  Восточного  отделения  Русского  археологического  общества, основатель «Записок ВОРАО»), Н.А. Медников и тогда еще молодой  приват-доцент  И.Ю.  Крачковский;  арабист  и  историк  Византии А.А. Васильев,  впоследствии  в  эмиграции  ставший  родоначальником школы византинистов в Америке и почетным председателем Международной  ассоциации  византинистов;  кавказоведы – А.А.  Цагарели,  Н.Я. Марр,  кн.  И.А.  Джавахов  (Джавахишвили),  К.  Кекелидзе  (протоирей, историк  литургики,  ученик  А.А.Дмитриевского,  ставший  впоследствии академиком Грузинской АН). 

В изданиях ИППО принимали также участие и русские дипломаты на Ближнем Востоке (например, генеральный консул К.Д. Петкович), а также сотрудничавшие с Обществом православные арабы, как работавшие в России (М.А. Аттая, А.Муркос, П.К.Жузе), так и «местные», палестинские  (А.Г.Кезма,  К.Каназе).  Следует  сказать,  что  исследования этого  круга  ученых  могли  публиковаться  также  и  в  ряде  других,  не имевших отношения к ИППО научных изданиях. Таким образом, Палестинскому  Обществу  требовалось  найти  свою  «нишу»  среди  многих изданий, выходивших в этот период.

В отчетах ИППО научной деятельности Общества уделяется большое внимание. Так, уже на начальном этапе деятельности ИППО в 1885 г.  был  напечатан  информативный  научный  «Отчет  отдельных ученых исследований и изданий  ППО» по докладу Д.Ф.  Кобеко, читанному в заседании 28.10.1885.[5] И.В. Помяловскому принадлежит вышедший отдельным изданием аналитический обзор научной деятельности ИППО примерно за то же время (1881–1885 гг.), в который включен также ряд профессиональных  замечаний[6]. К 25-летию  ИППО был издан обширный  исторический  обзор  деятельности  ИППО  А.А. Дмитриевского – в том числе и в области научных исследований[7].

Публикации, связанные с  изучением Палестины и сопредельных областей, опубликованные в изданиях ИППО, можно конкретизировать более подробно по разным направлениям. Прежде всего, сюда относится группа ценнейших документальных источников (на русском, а также греческом, южнославянских, грузинском и западноевропейских языках).

Это донесения, грамоты, челобитные, договоры – восемь  ценнейших памятников. Далее – картографические материалы – шесть, публикации путешествий, хождений, сказаний – 42 памятника, включая русские путешествия и греческие проскинитарии (т.е. путеводители). Среди паломников были как духовные, так и светские лица – купцы, крестьяне.

ИППО предполагало осуществить полное научное издание записок русских  паломников в Святую Землю,  начиная  с  Крещения  Руси  и  до XVIII в.

Одной из главных своих задач издатели ППС считали публикацию греческих источников.  Так,  с 1890 по 1903 гг. было впервые издано тринадцать из двадцати четырех известных византийских памятников, связанных со Святой Землей: путешествий, проскинитариев, богословских сочинений. Для подготовки к печати этих и других произведений византийской письменности, а также фундаментального «Описания греческих рукописей Патриаршей библиотеки в Иерусалиме» В.Н. Хитрово специально пригласил на работу в «Православный Палестинский сборник» известного греческого византиниста-археографа А.И. Пападопуло-Керамевса. 

В 1889 г. в ППС был также издан знаменитый памятник на латинском  языке «Itinerarium Aetheriae», или  иначе «Peregrinatio ad Loca Sancta saecula IV exeuntis» («Паломничество  по  святым  местам  конца IV в.»)[8], приписываемый паломнице  Сильвии  Аквитанке  (по  латинскому названию области в Галлии – Аквитании), аббатисе из Галлии, сестре  константинопольского префекта Руфина  Аквитанского,  министра импратора Феодосия, которая признана зачинательницей литературного  жанра  христианских  паломничеств.  В  современной  научной  литературе  ее  называют  Этерия  или  Эгерия.  Это  издание,  прекрасно  откомментированное для своего времени, с латинским текстом, русским переводом  и  объяснениями  было  подготовлено  И.В.  Помяловским.  Кроме того,  в  качестве  приложения  к  образцово  выполненному  М.А.  Веневитиновым  изданию  «Хождения  Даниила»  было  напечатано  в  русском переводе  «Путешествие  в  Святую  Землю»  Зевульфа (Seawolf), англосакса,  посетившего Палестину  в 1102 г.  Как  поясняется  в  послесловии М.А. Веневитинова,  к  этому  были  две  побудительные  причины.  Вопервых,  путешествие  Зевульфа  произошло  в 1102–1103 гг.,  следовательно, почти одновременно с Даниилом, которого он в некоторых местах  дополняет  и  разъясняет.  Во-вторых,  описание  Зевульфа  дает  возможность провести сравнение паломнических текстов двух религиозно-культурных традиций – православной и западноевропейской. Здесь следует отметить, что хотя текстология как наука, занимающаяся изучением истории текста и критическим изданием письменных памятников, в этот период еще не оформилась, но публикации в ППС на рубеже XIX–XX  вв.  уже  имеют  характер  серьезных  научных  работ,  с  критическим изданием текста, переводом и текстологическим анализом и комментарием, хорошим справочным аппаратом.

В этой области, как правило, работали постоянные авторы. Так, в подготовке  публикаций  греческих  материалов  участвовали  упоминавшиеся  выше  Г.С. Дестунис и А.И. Пападопуло-Керамевс.  Некоторые письменные памятники, изданные ИППО, больше не переиздавались. В частности,  единственным критическим изданием «Хождения Трифона Коробейникова», на который до сих пор ссылаются исследователи, остается  издание  ППС,  подготовленное  Х.М.Лопаревым  по  инициативе секретаря ППС В.Н. Хитрово[9].

Ряд публикаций связан с собиранием  и  описанием  рукописей  в хранилищах Святой Земли  и  прилежащих  областях  (в монастырских собраниях Палестины, на Афоне в Греции, в монастыре Св. Екатерины на Синайском полуострове). Одним из первых серьезную работу в этой области проделал  епископ  Порфирий  (Успенский),  обследовавший и описавший собрание рукописей в монастыре Св. Екатерины на Синае в 1845 г.: «он один из первых в науке обратил внимание на исторические памятники  христианско-арабской  литературы  и  сохранил  от  забвения немалое количество имен, опубликовав в извлечениях на русском языке ряд открытых им хроник»[10]. ИППО планировало и сумело профинансировать ряд научных поездок и экспедиций по исследованию и описанию рукописей в Передней Азии и сопредельных областях: в 1882 г. – поездка на Синай проф. А.А. Цагарели для изучения грузинских древностей; в 1886 г. – поездка П.В. Безобразова на острова Архипелага и в Грецию для описания рукописей о византийских паломничествах в Святую Землю в 1900 г. – командировка проф. В.Н. Мышцына в Иерусалим для описания рукописей и музея архимандрита Антонина (Капустина); в 1902 г. – поездка Н.Я. Марра на Синай для изучения грузинских рукописей в библиотеке монастыря Св. Екатерины; в 1898 г. – поездка художника Н.К. Клуге в Мадебу в Заиорданье для воспроизведения только что открытой мозаичной карты Палестины, на которой были обозначены  пунктиры  паломничества в Святую Землю[11].  Н.К. Клуге,  который также занимался в Палестине такими важными для археологии работами,  как  съемка  планов,  графическая  и  фотографическая  фиксация,  выполнил  лучшее  на  то  время  акварельное  изображение  карты.  ИППО приобрело  акварельный  рисунок  карты  и  опубликовало  статью  Н.К. Клуге, правда, без подписи автора[12].

По результатам этих поездок в ППС был напечатан ряд каталогов с описанием рукописных собраний. В ряде случаев материалы о научных командировках  в  периодических  изданиях  ИППО  публиковались  в форме  отчетов,  докладов  или  обзоров  и  записок  о  путешествии,  а  детальное научное изложение исследуемых материалов издавалось в виде отдельных монографий под эгидой ИППО или в других печатных органах (например, РАИК). ИППО также издало в пяти выпусках каталог с описанием  рукописей  патриаршей  библиотеки  в  Иерусалиме,  который подготовил А.И. Пападопуло-Керамевс[13].

Среди востоковедов, сотрудничавших в обозначенный период с ИППО и упомянутых выше, далеко не все печатались в его изданиях.

Многие ограничивали свою работу в Обществе главным образом участием (и довольно активным) в работе заседаний Общества, обсуждением проблемных сторон научной деятельности и даже инициировали ряд проектов. Авторами публикаций в изданиях ИППО были Б.А. Тураев (статьи по истории Древнего Востока – Финикии, истории христианских (в частности, абиссинской) церквей на Востоке), Н.Я. Марр (подготовка к изданию и переводы рукописей на армянском и грузинском языках, в частности, предисловие и участие в подготовке к изданию рукописи IX в. Святейшего архиепископа Константинопольского Фотия о Гробе Господнем, содержавшей разделы, помимо греческого, и на армянском языке, издание, перевод и предисловие грузинского подлинника жития Петра Ивера, царевича-подвижника и епископа Майумского V в., а также предварительный отчет о работах на Синае, проведенных в сотрудничестве с И.А. Джаваховым, и во время поездки в апреле – ноябре 1902 г. в Иерусалим), А.А. Цагарели (о грузинских письменных памятниках в Святой Земле, в том числе публикация его речи «Памятники грузинской старины в Святой Земле и на Синае», читанной в заседании 30 декабря 1883 г.).

Событием  большой  научной  важности  была  публикация  в 1897 г. четырехтомного труда Н.А. Медникова «Палестина  от  завоевания  ее арабами  до  крестовых  походов  по  арабским  источникам»[14]. Труд Н.А. Медникова получил высочайшую оценку  в  научной  среде:  это  «свод, ценный не только безукоризненно документированными переводами, но и продуманными, строго  просеянными  выводами,  убедительной  силе которых подчинились крупнейшие представители западной науки, хотя им  нередко  приходилось отказываться от  выработанных  раньше  взглядов,  как  итальянцу  Каэтани,  составителю  капитального  свода «Annali del’ Islam», или голландцу де Гуе, автору монографии о завоевании Палестины»[15]

Уже с 1910 г. начинает сотрудничать с ИППО и с 1915 г. становится его пожизненным членом тогда еще молодой арабист И.Ю. Крачковский, будущий академик, глава отечественной школы арабистики. И.Ю.

Крачковский  печатает  рецензию  в  СИППО  на  зарубежную  (арабскую) публикацию  о  деятельности  ИППО,  там  же  публикуются  рецензии  на некоторые из его работ. В круг очень широких научных интересов И.Ю. Крачковского  входило  и  изучение  арабо-христианской  литературы[16] – одной  из  христианских  литератур  Востока  (наряду  с  эфиопской,  коптской,  сирийской,  грузинской  и  армянской).  К  числу  ее  важнейших  памятников относились ранние христианские тексты, переводы Библии на арабский  язык  и  богослужебные  книги,  арабские  версии  апокрифических (т.е. неканонических) Евангелий и агиографических (т.е. о святых) сочинений, например, апокрифические «Евангелие детства» и «История плотника  Иосифа», неопубликованные переводы которых хранятся  в архиве  И.Ю. Крачковского[17],  сохранившаяся  до  наших  дней  арабская версия  так  называемого  Диатессарона  (сводная  композиция  на  основе четырех канонических и некоторых апокрифических текстов Евангелий, составленная  сирийским  ученым II в.  Татианом  (ок. 180 г.  от  Р.Х.), арабская  версия  мученичества  Св.  Екатерины  Александрийской,  арабская же версия «Жития» Иоанна Дамаскина, арабские версии памятников мировой литературы («Повесть о Варлааме и Иоасафе»), географические сочинения арабов-христиан.

В 1915 г. в СИППО[18] печатается рецензия на одну из интереснейших статей И.Ю. Крачковского – «Благодатный огонь» по рассказу ал-Бируни и других мусульманских писателей X–XIII в.». Это любопытное и очень трогательное свидетельство автора-мусульманина о чуде «благодатного огня» в Храме Господнем, исполненное глубочайшего уважения, пиетета и доверия к чудесному явлению христианского мира. Вот как об этом писал И.Ю. Крачковский: «…его (ал-Бируни) сообщение о благодатном огне является наиболее важным в ряду арабских свидетельств не только по своей древности, но и по внутреннему достоинству. Отношение его к описываемому обряду дает ценную черту для характеристики автора: в нем мы находим пример вдумчивой терпимости к чужой религии, который едва ли легко встретить в христианском средневековье по отношению к мусульманству»[19].

Важное место в публикации источников по изучению Палестины и сопредельных областей занимают мемуарные источники (дневники, путевые заметки, письма), а также корреспонденции и сообщения о поездках  членов  ИППО – их  девяносто  шесть.  Регулярно  публикуются «Вести с Православного  Востока»  проф.  И.И. Соколова (иногда под псевдонимами  Световостоков, Византийский, Померанцев).  Например, корреспонденция  в разделе «Иерусалимские вести»  о первой  половине паломнического периода года, так называемого Рождественского». 

Среди публикаций исследовательского плана также большое место отводится  вспомогательным  историческим  дисциплинам:  эпиграфике (надписи  в  Палестине,  ассирийские,  греческие,  самаритянские  и  т.д.), нумизматике,  археологии.  Особенно  много  и  подробно  написано  по разным аспектам археологии. Одно из главных направлений археологических исследований в этом регионе принадлежит, безусловно, библейской и, шире, христианской археологии. Первые попытки идентификации библейских древностей делались еще в ранневизантийский период.

Так,  в  восточно-христианских  литературах  сохранились  варианты  предания на разных языках, согласно которому по инициативе Елены, матери Константина Великого, в 326 г. в Иерусалиме проводились раскопки с целью найти остатки Гроба Господня. На месте Голгофы были найдены три креста и табличка с именем Христа.

По  словам  крупнейшего  русского  египтолога  начала XX в. акад. Б.А.Тураева, «интерес  к  местностям  и  другим  свидетелям  библейских событий, столь естественный и у иудеев, и у древних христиан, засвидетельствован  еще  в  римское  время.  Не  только  в  Святой  Земле,  но  и  за пределами ее путешественникам показывали связанные с библейскими повествованиями примечательности, например, в Вавилоне и ров львиный[20],  и  речь  халдейскую,  и  башню  смешанных  языков…  Торжество христианства в Империи дало новый импульс к этому интересу… Появляются труды церковных писателей, справедливо считающиеся предшественниками  исследований  по  библейской  археологии  и  являющиеся теперь для нее источниками. Таковы книга Евсея Кесарийского об именах  местностях,  встречающихся  в  Священном  Писании,  труды  Епифания о библейской метрологии. В средние века отсутствует научное отношение  к  Святой  Земле,  но  существует  монашеская  и  паломническая традиция о положении святых мест… Лишь с началом филологического и  исторического  изучения  Библии  в  эпоху  Ренессанса  проявляется  научный интерес к библейским древностям»[21].

На первом этапе изучения библейских местностей (до XIX в.) осуществлялись осмотр и описание памятников Месопотамии, Сиро-Палестинского региона, иногда делалась идентификация  городов,  сбор и  систематизация  коллекций,  сюда  же  относятся  работы  французских ученых и художников во время экспедиции Наполеона в Египет в 1798–1801 гг. Второй этап охватывает работы XIX в. Дешифровка египетских иероглифов и клинописи Месопотамии и Ирана дали археологам инструмент  для  соотнесения  письменных  документов  с материальными  памятниками,  их  идентификации  и  датировки.  Целенаправленное  и регулярное исследование библейских древностей как наука началось в середине XIX в.  и  связано  с  обследованием  библейских  памятников  Палестины  в 1838 и 1852 гг.  американскими  учеными  Э.  Робинсоном  и  Э. Смитом  с  целью  проверки  монастырских  преданий  о  святых  местах[22].

Это придало систематический характер идентификации библейских городов и прочих памятников. Активизация библейской археологии в середине XIX в.  была  связана  с  необходимостью  «верифицировать  Священную историю и поставить описываемые в ней события на почву реальных фактов после того, как эти события стали объектом атак раннего дарвинизма. Но ее развитию помогало и стремление взять на себя заботу  о  святых  местах,  пропаганда  которых  усиленно  велась  в  Европе, Америке и России…»[23].
 
РДМ  в  Палестине  и  ИППО  с  самого  начала  своего  создания  проявили  огромный  интерес  к  археологическим  исследованиям  в  Святой Земле.  На  Русском  месте,  близ  Гроба  Господня,  на  улице  ад-Дабаггин (род. падеж мн.ч. от араб. даббā╒ – «дубильщик»), приобретенном консулом В.И. Дорогобужиновым в 1859 г., в результате пробных раскопок были  найдены  остатки  древних  стен  и  византийских  арок.  Однако  по-настоящему  значительным  вкладом  в  развитие  библейской  археологии стали работы, произведенные русскими учеными под руководством архимандрита  Антонина  (Капустина).  Его  раскопки,  проведенные  с  помощью главного архитектора Иерусалима и археолога К. Шика, привели  к  ряду  открытий  в  области  ветхозаветной  и  раннехристианской  археологии.  Была  обнаружена  вторая  обводная  иерусалимская  стена,  построенная, как предполагал архимандрит Антонин, в 445 г. до Р.Х. при Неемии (Неем.2). Открытый в стене порог Судных врат, шедших за город,  свидетельствовал  о  нахождении  здесь  укрепленных  ворот,  через которые могла проходить конечная часть Крестного пути. Таким образом, определение направления стены могло бы решить спор о местонахождении  Голгофы.  Однако  полемика  по  поводу  датировки  и  идентификации  стены  не  завершена.  Также  архимандритом  Антонином  были открыты остатки базилики Константина Великого с пристройками ранневизантийского  времени (VII– VIII вв.).  Некоторые  находки  о.  Антонина попали в музеи (бюст Ирода Великого, по его завещанию, хранится в Государственном Эрмитаже, а коллекция палестинской керамики и саркофаг эллинского времени находятся в Музее, который был основан РДМ в Иерусалиме и размещен в настоящее время в Елеонском Вознесенском монастыре, в юрисдикции Русской Церкви за рубежом)[24]

В  изданиях  ИППО  широко  представлен  ряд  публикаций,  посвященных  русским  археологическим  исследованиям,  в  особенности  трудам Антонина (Капустина). ИППО также планировало и финансировало некоторые  экспедиции  и  исследования  археологического  плана:  в 1883 г.  архимандритом  Антонином  и  архитектором  и  археологом К. Шиком  были  начаты  раскопки  в  Иерусалиме;  в 1886 г. – научные исследования А.А. Олесницким места храма Соломона; в 1891 г. – исследование памятников христианских древностей в Хауране, Аджлуне и в  Заиорданье  Н.П.  Кондаковым,  А.А.Олесницким,  Я.И.  Смирновым;  в 1898  г.  проводились  археологические  работы русских  ученых  в  Заиорданье,  Тивериаде  и  Синае;  также  в 1898 г.  была  получена  субсидия  от ИППО в размере пяти тыс. руб. на научную экспедицию РАИК во главе с его директором Ф.И. Успенским в Сирию, Пальмиру, Иерусалим, Баальбек (Ливан) и др. места, экспедиция состоялась в 1900 г., а ее результаты  были  опубликованы  в  издании  РАИК;  в 1891–1892 гг.  ИППО  и РДМ  организовывали  в  Палестине  экспедиции  Н.П.  Кондакова  по  исследованию раннехристианских древностей.

Эти поездки не предполагали полевых исследований и назывались «археологическими путешествиями». Во время этих поездок, в первую очередь,  выполнялись  осмотр  памятников,  фотофиксация,  зарисовки, сбор музейных экспонатов, что позволило впоследствии по их результатам  подготовить  солидные  печатные  труды25.  Как  отмечалось  выше,  в изданиях  ИППО  материалы  по  результатам  научных  поездок  светских ученых публиковались, как правило, в виде докладов и отчетов, что же касается более подробного и обстоятельного изложения научных материалов, то они чаще печатались в виде монографических исследований отдельно, иногда под эгидой ИППО, иногда – в других изданиях, в том числе – РАИК. 

Наиболее значимой была поездка И.П. Кондакова, по результатам которой была опубликована в 1892 г. статья в СИППО «О результатах первой русской научной экспедиции в Святую Землю»26, а в 1904 г. – его же  монография  «Археологические  путешествия  по  Сирии  и  Палестине (СПб, 1904).  В  СИППО  имеются  также  описания  разных  археологических  памятников: 

а)  культовые  памятники и  погребальные сооружения, т.е. хранилища урн с прахом после кремации, погребальные пещеры, а также мегалитические памятники, например,  гробницы, которых много в Палестине (мегалитическими памятниками называют доисторические сооружения в виде больших каменных глыб или плит каменной  (неолитической),  бронзовой и отчасти более поздних эпох, служивших либо гробницами,  либо  памятниками,  либо  святилищами); 

б) сооружения хозяйственно-бытового и культурного назначения (например, гидротехнические сооружения, цистерны, водопроводы и т.д.);

в) прочие памятники и предметы материальной и духовной культуры. 

В 1895 г. в ППС было опубликовано монографическое исследование  А.А.  Олесницкого  «Мегалитические  памятники  Святой  Земли» (вып. 41). Двадцать восемь статей посвящено археологическим раскопкам.  Имеются  обзоры  западноевропейских  работ.  В  качестве  примера таких  публикаций  можно  привести  заметки  об  Английском  фонде  по исследованию Палестины. Все эти публикации, как правило, напечатаны в «Сообщениях ИППО». 

Следует  отметить,  что  финансирование  русских  археологических работ значительно уступало по своим объемам и возможностям финансированию  западных  палестинских  обществ.  К  началу XX в.  в  России был накоплен опыт серьезных научных исследований в области археологии  на  Востоке,  особенно  христианской  археологии  на  территории бывшей Византии, Сирии и Палестины Археологическим институтом в Константинополе (1894 – 1914), созданным специально для этих целей по предложению русского посла в Константинополе А.И. Нелидова при активном  участии  Ф.И.  Успенского  и  находившимся официально  в  ведении  Министерства  народного  образования.  В  апреле 1900 г.  по  инициативе и под руководством П.К. Коковцова при ИППО состоялось совещание по археологии Палестины и сопредельных стран с целью расширения исследований. В нем приняли участие В.Н.Хитрово, египтолог и эфиопист Б.А. Тураев, археолог М.И. Ростовцев, арабисты Н.А. Медников  и  барон  В.Р.  Розен,  антиквовед  и  классицист,  историк,  эпиграфист и археолог С.А. Жебелев. Ставился вопрос о создании аналогичного  института в Иерусалиме, к этому вопросу возвращались  и позже (1915), однако  происшедшие  затем  исторические события помешали реализации этих  планов.  Вновь  о  планах  создания  археологического института в Иерусалиме вспомнили лишь в наше время.

В советский  период  в 1926 г.  было  выпущено  последнее  издание «Сообщений ППО», которое включало семь работ сугубо научного характера. Далее, по данным архивов, Общество продолжает довольно активную научную работу примерно до середины 30-х гг. в форме заседаний, чтения и обсуждения докладов[27], однако в издательской деятельности Общества наступает перерыв до 1954 г.
_____________
Примечания

[1]. Главным научным изданием ИППО  является  «Православный  Палестинский  сборник».  Основанный  В.Н.Хитрово  в 1881 г.,  за  год  до  официального открытия Общества, Сборник выходил до 1917 г. (вып. 1–63); был возобновлен  в 1954 г.  под  названием  «Палестинский  сборник»,  с 1992 г. выходит  под  восстановленным  историческим  названием.  Ученые  труды  и разнообразные материалы научно-популярного характера регулярно публиковались  также  в  журнале  «Сообщения  Православного  Палестинского  Общества» (основан в 1886 г., регулярно выходил, с разной периодичностью, с 1891  по 1916 г.,  по  одному  выпуску  вышло  в 1917 и  затем  в 1926 г.)  и  в «Отчетах  Православного  Палестинского  Общества» (с 1883 по 1911 г.).
Среди  других  продолжающихся  изданий  Общества  следует  назвать  серии «Палестинский  Патерик» (вып. 1–22) и  «Чтения  о  Святой  Земле» (вып. 1–52).  Помимо  публикаций  научного  характера  в  изданиях  ИППО  имеются материалы  о  благотворительной,  просветительской  и  миссионерской  деятельности,  хроникальные  заметки  и  отчеты,  содержащие  важные  сведения для изучения русской культуры и истории Передней Азии.

[2]. Архимандрит Иона (Карпухин). Литургика (учебное пособие). http://azbyka.ru/dictionary/11/liturgika-all.shtml.

[3]. www.krugosvet.ru/articles/104/1010498/1010498a1.htm.

[4]. hram.iphil.ru/parishioners/turaev.
 
[5]. Кобеко  Д.Ф.  Отчет  Отделения  ученых  исследований  и  изданий  ППО / чит. Д.Ф. Кобеко. СПб., 1885. 7 с. – На заседании 28.11.1885.

[6]. Помяловский  И. В.  Ученая  деятельность  ИППО  в 1884–1885 г.  СПб.: Тип. В.С. Балашова, [1886]. 18 с. 

[7]. Дмитриевский А.А.  Императорское  Православное  Палестинское  Общество за первую четверть века своего существования. СПб., 1907.  

[8]. ППС. 1889. Т. 7, вып. 2(20). С. I–XV, 1–313, 1 карт.

[9]. Федорова И.В. Из истории издания «Хождения Трифона Коробейникова» ИППО // ППС. 2005. Вып.102. С. 143.

[10]. Крачковский  И.Ю.  Очерки  по  истории  русской  арабистики.  М.–Л.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 154.

[11]. Карта  была  обнаружена  в  небольшой  иорданской  деревне  Мадебе, когда-то  библейском  городе,  при  строительстве  греческой  церкви  в 1884–1887 гг. Она была изображена на мозаичном полу второй половины VI в.

[12]. Мозаичная  географическая  карта,  найденная  в  г. Мадебе // СИППО. 1897. Т. 8, апр. С. 224–232. 

[13]. Papadopulos-Kerameus A.I. Ierosolymitike Bibliotheke etoi Katalogos ton en te Bibliotheke tou agiotatou... patriarchikou thronou ton ierosolymon kai pases Palaistines apokeimenon ellenikon kodikon. I–V. Petropolis, 1891–1910; Analekta ierosolymitikes stachyologias. I–V. Petropolis. 1891–1898.

[14]. Медников Н.А. Палестина от завоевания ее арабами до крестовых походов по арабским источникам // ППС. 1897. Т.17, вып.2, 1(50) – 4 (50).

[15]. Крачковский И.Ю. Очерки по истории русской арабистики. С. 145.

[16]. В ближайшее время в издательской фирме «Восточная  литература» в серии  «Классики  отечественного  востоковедения»  планируется  выход  в свет издания: Труды И.Ю. Крачковского по Христианскому Востоку / сост. А.А.Долинина, С. А.Французов, Л.И.Николаева; вводн. статьи к разд. I, III, IV А.А.Долининой, к разд. II С. А.Французова. 

[17]. Пайкова А.В. Христианско-арабская литература в творческом наследии академика И.Ю. Крачковского // Игнатий Юлианович Крачковский (1883–1951): биобиблиографический указатель. СПб.: БАН, изд-во Альфарет, 2007. С. 197–200.

[18]. СИППО. 1915. Т.26, вып.1–2. С. 220–221.

[19]. Крачковскй И.Ю. «Благодатный огонь» по рассказу ал-Бируни и других мусульманских  писателей X–XIII в.» // Христианский  Восток. 1915. Т.3, вып.3. С. 225–242.  

[20]. Имеется в виду библейское сказание о Пророке Данииле, который был брошен в ров львиный царем Дарием по наущению и из-за интриг завистливых  чиновников  (князей  и  сатрапов),  но  остался  невредимым  благодаря своей чистоте перед Богом и царем и вере в Бога, пославшего Ангела своего, который заградил пасть львам (Книга пророка Даниила: гл.6, 1–28). 

[21]. Тураев Б. Библейская археология // Христианство. Т.1. 1993. С. 211.

[22]. Райт Дж. Э. Библейская археология / пер. А.А.Чеха, ред., [коммент. и послесловие] А.Б. Никитина. СПб: Изд-во Олега Абышко, 2003. 456 С.

[23]. Беляев Л.А. Палестинская археология в конце XIX – начале XX в.: православная, католическая и реформаторская версии [доклад на Международной  церковно-научной  конференции  «Православная  Византия  и  латинский Запад»: к 950-летию разделения церквей и 800-летию захвата Константинополя крестоносцами». М., 26–27 мая 2004 г.]. http://palomnic.org/history/bh/8.

[24]. Никитин А.Б. Послесловие // Райт Дж.Э. Библейская археология / пер. А.А.Чеха, ред., [коммент. и послесловие] А.Б. Никитина. С. 206–425.

[25]. Беляев  Л.А.  Традиция  русских  археологических  исследований  в  Святой Земле // ППС. 2007. Вып. 105. С. 49–50.

[26]. СИППО. 1892. Вып.3. С. 144–160.

[27]. Грушевой А.Г. Императорское Палестинское общество (по петербургским архивам) // Архивы русских византинистов в Санкт-Петербурге / под ред. И.П.Медведева. СПб: Изд-во «Дмитрий Буланин», 1995. С. 134–156.

Пумпян Г.З., кандидат филологических наук

Пумпян Г.З. Научно-исследовательская деятельность Императорского Православного Палестинского Общества (1881 – начало XX века): по материалам изданий ИППО // Материалы Международной конференции "Россия и арабский мир: К 200-летию профессора Санкт-Петербургского университета шейха Ат-Тантави (1810-1861)". 2–3 ноября 2010, Санкт-Петербургский государственный университет. Восточный факультет. Санкт-Петербург, 2010 С.98-111

Тэги: востоковедение, издания ИППО

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню